MALBROUGH S'EN VA-T-EN GUERRE... (Тема воскресения в "Преступлении и наказании")

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 24 августа 2022
ИСТОЧНИК: Dostoevskii: Materialy I issledovaniia 2005-12-31 (c)


© А. В. ТОИЧКИНА

найти другие работы автора

Предметом исследования в данной статье является роль французской народной песенки "Мальбрук в поход собрался" в "Преступлении и наказании". В V главе пятой части романа Катерина Ивановна отправляется в свой последний поход по улицам города и пытается разучивать с детьми две французские песенки: "Мальбрука" и "Пять су" (оба текста цитируются в романе на французском языке и соответственно отсылают читателя именно к французскому оригиналу как "Мальбрука", так и пьесы А.-Ф. Деннери и Г. Лемуана "Божья милость"). Мне бы хотелось более подробно рассмотреть именно текст "Мальбрука", так как он оказывается непосредственно связанным с одной из главных тем романа - темой воскресения.

Необходимо отметить необыкновенную насыщенность главы интертекстуальными явлениями: несколько раз упоминается "Хуторок", в момент выбора текста песни - песня на стихи Батюшкова "Разлука" ("Гусар, на саблю опираясь"), "Мальбрук", "Пять су". Далее, в предсмертном бреду, Катерина Ивановна вспоминает строчки из стихотворения Гейне "Ты вся в жемчугах и алмазах" на немецком языке и последний текст - романс на стихи М. Ю. Лермонтова "Сон" ("В полдневный жар, в долине Дагестана..."). Такое необычное скопление цитат очень значимо и для образа героини - не случайно сосредоточены они именно в последней в ее романной судьбе сцене, трагической сцене смерти, - и для всего романа в целом: каждая из этих цитат, как и сам образ Катерины Ивановны, связана с основными идеями романа. Кроме того, цитаты, как указывал М. М. Бахтин,1 заставляют звучать задействованные тексты в напряженном диалоге культуры прошлого и настоящего, выводят

1 Бахтин М. М. Слово в романе // Бахтин М. М. Вопросы литературы и эстетики: Исследования разных лет. М., 1975. С. 72 - 234.

стр. 240

текст на новый уровень, позволяют нам по-новому осознавать как скрытые смыслы романа Достоевского, так и открываемые в нем смыслы цитируемых текстов.

Представляется важным обозначить одну общую черту упомянутых интекстов - все они являются песнями. И. В. Арнольд справедливо указывает на существенность введения в текст романа произведений другого жанра.2 Для "Преступления и наказания" появление песни - достаточно значимый момент.3 Так, трактирная песня пьяницы предшествует первой встрече Раскольникова с Мармеладовым в I главе первой части; в следующей главе монолог Мармеладова, в котором он рассказывает историю своей семьи, Катерины Ивановны, Сони, прерывается пением "Хуторка" под шарманку. Под песню в эпизоде сна Раскольникова забивают несчастную клячу (сцена смерти Катерины Ивановны, как уже отмечалось, оказывается связана со сном о забитой лошаденке, в частности, ее последняя фраза отсылает непосредственно к этому сну: "Довольно!.. Пора!.. Прощай, горемыка!.. Уездили клячу!.. Надорвала-а-сь! - крикнула она отчаянно и ненавистно и грохнулась головой на подушку" (6,334). Первая встреча героя с Соней тоже предваряется уличной песней. Раскольников, оказавшись на улице впервые после последовавшей за преступлением болезнью, останавливается перед уличной певицей, девушкой "лет пятнадцати, одетой как барышня, в кринолине, в мантильке, в перчатках и в соломенной шляпке с огненного цвета пером" (6,121); (здесь и далее в цитатах курсив мой. - А. Т. ). В этой сцене Раскольников неожиданно обращается к прохожему со словами: "Любите вы уличное пение? (...) Я люблю, - продолжал Раскольников, но с таким видом, как будто вовсе не об уличном пении говорил, - я люблю, как поют под шарманку в холодный, темный и сырой осенний вечер, непременно в сырой, когда у всех прохожих бледно-зеленые и больные лица; или, еще лучше, когда снег мокрый падает, совсем прямо, без ветру, знаете? А сквозь него фонари с газом блистают..." (там же). Затем песню он слышит у публичного дома, а вечером того же дня в доме раздавленного лошадьми Мармеладова впервые встречает Соню, одетую так же, как и уличная певица, в "необъятном кринолине" и "смешной соломенной круглой шляпке с ярким огненного цвета пером"

2 Арнольд И. В. Проблема диалогизма, интертекстуальности и герменевтики: (В интерпретации художественного текста.) СПб., 1995. С. 54 - 55.

3 О песне в "Преступлении и наказании" уже писалось в связи с фольклором у Достоевского. См.: Мюснюкевич В. А. Русский фольклор в художественной системе Ф. М. Достоевского. Челябинск, 1994. С. 102 - 114; Борисова В. В. Об одном фольклорном источнике в романах Достоевского // Достоевский. Материалы и исследования. СПб., 1996. Т. 13. С. 65 - 73. Однако разнообразие вводимых в текст романа песенных жанров и устойчивость мотива песни позволяют ставить эту проблему в более широком аспекте.

стр. 241

(6,143). Это огненное перо Раскольников вспомнит, когда будет рассказывать Разумихину о возродивших его к жизни впечатлениях вечера: "одним словом, я там видел еще другое существо... с огненным пером... "(6,150).

Опосредованно, через словосочетание с переносным смыслом "петь Лазаря", т. е. жаловаться на свою судьбу (в комментарии к роману В. Е. Ветловской указывается, что духовный стих о Лазаре "обычно пели слепые, прося милостыню", - 7, 380), песня оказывается связана с темой воскресения Лазаря. По дороге к Порфирию Раскольников думает: "Этому тоже надо Лазаря петь (...) и натуральнее петь. Натуральнее всего ничего бы не петь. Усиленно ничего не петь! Нет, усиленно (курсив Достоевского. - А. Т. ) было бы опять ненатурально..." (6,189 - 190). А о воскресении Лазаря в последующей сцене спросит Порфирий после изложенной Раскольниковым теории: "- И-и в воскресение Лазаря веруете? - Ве-верую. Зачем вам всё это? - Буквально веруете? - Буквально" (6,201). Собственно евангельский текст о воскресении Лазаря появится в IV главе четвертой части в сцене первого свидания у Сони, но предваряет его появление именно разговор с Порфирием. В этом же разговоре и в этом же контексте отправной точкой к вопросам Порфирия о вере (напомним, что вопрос о воскресении Лазаря-третий вопрос; ему предшествует вопрос о вере в Новый Иерусалим и вере в Бога) непосредственно окажется высказывание самого Раскольникова, сформулированное им понимание жизни общества (принципа сосуществования двух разрядов): "Одним словом, у меня все равносильное право имеют, и - vive la guerre eternelle (да здравствует вековечная война. - Ред. ), - до Нового Иерусалима, разумеется!" (6,201). Это французское выражение отсылает нас к "Мальбруку" и посредством языка цитаты, и собственно повторяющегося слова "guerre" (война). Строчки, произносимые Катериной Ивановной, дословно переводятся как "Мальбрук собрался на войну, // Неизвестно, когда вернется".

Приведем текст "Мальбрука" по изданию, возможно, известному Достоевскому,4 и его перевод:

Malbrough s'en va-t-en guerre,

Мальбрук в поход собрался,

Mironton, mironton, mirontaine;

Миронтон, миронтон, миронтен;

Malbrough s'en va-t-en guerre,

Мальбрук в поход собрался,

Ne sait quand reviendra.

Бог весть, когда вернется.

ter.



11 reviendra z'a Paques,

Он вернется к Пасхе,

Mironton (...);

Миронтон (...);

___

4 Текст приводится по изд.: Chansons nationales et populaires de France / Precedees d'une histoire de la chanson francaise, et accompagnees de notices histori-ques et litteraires par Du Mersan. Paris, 1845. P. 30 - 34. Перевод мой. - A. T.

стр. 242

Il reviendra z'a Paques,

Он вернется к Пасхе

Ou a la Trinite.

Или к Троице.





La Trinite se passe,

Троица проходит,

Mironton (...;;

Миронтон (...);

La Trinite se passe,

Троица проходит,

Malbrough ne revient pas.

Мальбрук не возвращается.





Madame a sa tour monte,

Госпожа поднимается на башню

Mironton (...);

Миронтон (...);

Madame a sa tour monte,

Госпожа поднимается на башню

Si haut qu'elP peut monter.

Так высоко, как она только может подняться.





Elle apercoit son page,

Она замечает своего пажа,

Mironton {...);

Миронтон (...);

Elle apercoit son page,

Она замечает своего пажа,

Tout de noir habille.

Одетого во все черное.





Beau page, ah ! mon beau page,

Прекрасный паж, о! мой прекрасный паж,

Mironton (...);

Миронтон (...);

Beau page, ah ! mon beau page,

Прекрасный паж, о! мой прекрасный паж,

Quell' nouvelle apportez?

Какую новость вы мне принесли?





Aux nouvell's que j'apporte,

От новостей, которые я принес,

Mironton (...);

Миронтон (...) ;

Aux nouvell's que j'apporte,

От новостей, которые я принес.

Vos beaux yeux vont pleurer.

Ваши прекрасные глаза заплачут.





Quittez vos habits roses,

Оставьте ваши наряды из розовой парчи,

Mironton (...);

Миронтон (...);

Quittez vos habits roses

Оставьте ваши наряды из розовой парчи

Et vos satins broches.

И ваш расшитый атлас.





Monsieur d'Malbrough est mort,

Господин Мальбрук умер.

Mironton (...);

Миронтон (...);

Monsieur d'Malbrough est mort,

Господин Мальбрук умер,

Est mort et enterre !..

Умер и погребен!..





J'l'ai vu porter en terre,

Я видел, как его опускали в землю,

Mironton (...);

Миронтон (...);

J'l'ai vu porter en terre,

Я видел, как его опускали в землю

Par quatre z'officiers.

Четыре офицера.





L'un portait sa cuirasse,

Один нес его латы,

Mironton (...);

Миронтон (...) ;

L'un portait sa cuirasse,

Один нес его латы,

L'autre son bouclier.

Другой его щит.

#243

L'un portait son grand sabre,

Один нес его большую саблю,

Mironton (...);

Миронтон (...) ;

L'un portait son grand sabre,

Один нес его большую саблю,

L'autre ne portait rien.

Другой не нес ничего.





A l'entour de sa tombe,

Вокруг его могилы,

Mironton (..,);

Миронтон (...);

A l'entour de sa tombe,

Вокруг его могилы

Rosmarins l'on planta.

Посажен розмарин.





Sur la plus haute branche,

На самой высокой ветке,

Mironton (...);

Миронтон (...) ;

Sur la plus haute branche,

На самой высокой ветке,

Le rossignol chanta.

Запел вдруг соловей.





On vit voler son ame,

И видели полет его души,

Mironton (...);

Миронтон (...);

On vit voler son ame,

И видели полет его души

Au travers des lauriers.

Сквозь ветви лавра.





Chacun mit ventre a terre,

Каждый распластался по земле

Mironton (...);

Миронтон (...);

Chacun mit ventre a terre,

Каждый распластался по земле

Et puis se releva.

И потом поднялся.





Pour chanter les victoires,

Чтобы воспеть победы,

Mironton (...);

Миронтон (...);

Pour chanter les victoires,

Чтобы воспеть победы,

Que Malbrough remporta.

Которые одержал Мальбрук.





La ceremoni' faite,

Церемония окончена,

Mironton (...);

Миронтон (...);

La ceremoni' faite,

Церемония окончена,

Chacun s'en fut coucher.

Все отошли ко сну.





Les uns avec leurs femmes,

Одни со своими женами,

Mironton (...);

Миронтон (...);

Les uns avec leurs femmes,

Одни со своими женами,

Et les autres tous seuls.

Другие в полном одиночестве.





Ce n'est pas qu'il en manque,

Не потому, что таковых не было,

Mironton (...);

Миронтон (...);

Ce n'est pas qu'il en manque,

Не потому, что таковых не было,

Car j 'en connais beaucoup.

Ибо я таких знаю много.





Des blondes et des brunes,

Блондинок и брюнеток,

Mironton (...);

Миронтон (...);

стр. 243

Des blondes et des brunes,

Блондинок и брюнеток,

Et des chataign's aussi.

И шатенок тоже.





J'n'en dis pas davantage,

Я не скажу большего,

Mironton (...);

Миронтон (...);

J'n'en dis pas davantage,

Я не скажу большего,

Car en voila z'assez.

Так как и этого довольно.5

По исторической легенде песня о Мальбруке возникла после неудачного похода англичан 1706 - 1709 годов против французов. Предполагаемая гибель герцога Мальборо, который возглавлял антифранцузскую коалицию, и стала поводом к созданию шуточной песни о неудачном походе Мальбрука.6 Однако известность песня получила лишь в 1781 году. По легенде, кормилица напевала ее дофину, сыну Людовика XVI. Песня стала популярна в Версале, потом в Париже, а вскоре ее пела вся Франция. Шуточный характер песни, мажорный мотив создали определенный стереотип восприятия этой "детской песенки".

Между тем исследователи литературного генезиса песни отмечают противоречивое сочетание в ней мажорного мотива, шутливого, на грани ернического, стиля с серьезным содержанием и лирической темой памятника. Критики сходятся в мнении, что песня о Мальбруке является пародией на более древний и серьезный памятник.7 Вместе с тем, несмотря на ряд гипотез, средневековый текст пародируемой песни точно не определен.

Б. Н. Тихомиров, обращаясь к истории бытования песни о Мальбруке в России, отмечает, что "на русской почве еще в эпоху Отечественной войны 1812г. песня о Мальбруке зажила новой жизнью; иронический сюжет о неудачном походе ее героя стал восприниматься как аллюзия на поражение Наполеона".8 Через слово "поход" Тихомиров выходит к анализу сцены первого разговора Раскольникова с Порфирием. Порфирий говорит: "Ну как иной какой-нибудь муж, али юноша, вообразит, что он Ликург али Магомет... - будущий, разумеется, - да и давай устранять к тому все препятствия... Предстоит, дескать, далекий поход, а в поход деньги

5 За уточнения в переводе благодарю П. Р. Заборова и Ю. М. Красовского. Особую благодарность хочу выразить Т. А. Касаткиной, обратившей мое внимание на неточный перевод одного из куплетов песни.

6 Историки связывают момент возникновения песни с битвой под Мальплаке (1709), когда прошел слух о гибели герцога. На самом деле герцог Мальборо скончался в 1722 году от паралича.

7 См. об этом: Grand Dictionnaire universel du XIXе siecle par Pierre Larousse. Paris, 1864 - 1890. Tome dixieme. P. 1001 - 1002.

8 Тихомиров Б. Н. Издание, открывающее новые возможности в изучении романа Ф. М. Достоевского "Преступление и наказание" // Достоевский и мировая культура. М., 1997. N 8. С. 242.

стр. 245

нужны... ну и начнет добывать себе для похода... знаете?" (6; 203).9 Мотив "похода" оказывается непосредственно связан с наполеоновской темой романа и с идеей войны, которая вполне воплотится в последнем сне Раскольникова в Эпилоге, войны, в которой нет и не может быть победителей и побежденных.

С Наполеоном связывают песню о Мальбруке и авторы исторического комментария. Известно, что Наполеон напевал "Мальбрука", когда собирался в очередную кампанию. Дю Мерсан указывает и на то, что Наполеон вспоминал "Мальбрука" незадолго перед смертью на острове Св. Елены: "На острове Св. Елены, у своего смертного одра, говоря о герцоге Мальборо с господином де Лас Кассом и расхвалив его, он подумал о песне, не смог удержаться от улыбки и сказал: "Вот что, однако, смешно: он обесславил все вплоть до победы". Затем он спел первый куплет!".10

Но в "Преступлении и наказании" французский текст песни оказывается связан не только с наполеоновской темой романа, но и с темой воскресения.11 Поражение Мальбрука, его гибель в контексте песни становятся его победой над смертью (полет его души виден сквозь ветви лавра и сопровождается пением соловья), ибо там, на небесах, истинная победа Мальбрука, победа, которая в этом мире кажется поражением. В "Преступлении и наказании" именно эта мысль воплощается в пути Раскольникова, который должен будет "умереть" (совершить грех), для того чтобы "воскреснуть". И если мотив песни возникает в момент, когда Раскольников после убийства вслушивается в тишину лестницы, то песня предварит и момент его "воскресения" к жизни в эпилоге романа: "Раскольников вышел из сарая на самый берег, сел на складенные у сарая бревна и стал глядеть на широкую и пустынную реку. С высокого берега открывалась широкая окрестность. С дальнего другого берега чуть слышно доносилась песня. Там, в облитой солнцем необозримой степи, чуть приметными точками чернелись кочевые юрты. Там была свобода и жили другие люди, совсем не похожие на здешних, там как бы самое время остановилось, точно не прошли еще века Авраама и стад его. Раскольников сидел, смотрел неподвижно, не отрываясь; мысль его переходила в грезы, в созерцание; он ни о чем не думал, но какая-то тоска волновала его и мучила" (6, 421). Этот последний в романе

9 Там же. С. 242 - 244.

10 Chansons nationales et popularies de France. P. 29.

11 Тема воскресения в "Преступлении и наказании" (что характерно для русской литературы второй половины XIX в.) трактуется как тема духовного преображения, "восстановления падшего человека". В контексте сюжета духовного преображения героя прочитывается песня о Мальбруке и в "Войне и мире" Л. Н. Толстого: старый князь Болконский иронически напевает "Мальбрука", провожая в первый неудачный поход против Наполеона князя Андрея. (Хочу поблагодарить П. Е. Бухаркина за подсказанное наблюдение).

стр. 246

контекст, в котором возникает мотив песни, возвращает нас к той новой реальности, которая прославляется в песне о неудачном походе Мальбрука. Именно в этом завершенном контексте проступает истинный смысл отсылки к тексту Малъбрука и в целом наполненности романа разного рода песенными жанрами. В. А. Михнюкевич, анализируя появление песни в этом последнем контексте, рассматривает ее как "знак золотого века".12 С нашей точки зрения, роль песни в романе иная. Она является неким знаком связи человека с "мирами иными". Не случайно появляется она в тексте в столь значимые для героя моменты (встреча с Мармеладовым, с Соней, момент убийства).

Напомним, что в сцене уличного пения Катерина Ивановна откажется от идеи петь "Мальбрука" и остановится на песне "Пять су". Отсылка к пьесе Деннери и Лемуана "Божья милость" заставляет особенно остро звучать мотив чести и бедности, один из главных как для Катерины Ивановны, так и для Сони Марме л адовой. Известно, что в русской переделке Некрасова: "Материнское благословение, или Бедность и честь" была совсем упразднена линия Шоншон, крестьянки, которая в отличие от главной героини легко променяла честь на благополучие. Водевильное решение судеб героинь, хорошо известное современникам, должно было еще более обострить звучание трагедии Катерины Ивановны и Сони, разворачивающейся на страницах романа. Так, сцена помешательства Катерины Ивановны, конечно, соотносилась современниками со сценой помешательства главной героини "Божьей милости", так счастливо разрешающейся в финале пьесы. Мотив песен, завершающий романную судьбу Катерины Ивановны, с одной стороны, воплощает тот идеальный мир, который реализовался в ее безумных фантазиях в условиях нечеловеческой нищеты и позволял сохранять себя, с другой - открывает новый мир, ожидающий героиню; романс на стихи Лермонтова "В полдневный жар, в долине Дагестана" вводит мотив смерти-сна.13 Вопрос о роли "Мальбрука" в "Преступлении и наказании" заставляет нас задуматься и о роли песенных интекстов, и о роли иноязычных, в частности французских, цитат в тексте произведения. В рамках данной статьи невозможно рассмотреть эти вопросы с исчерпывающей полнотой. Представляется, однако, интересным обозначить некоторые наблюдения над текстом романа. Так, французские цитаты встречаются в речи Раскольникова, Порфирия, Свидригайлова (он, кстати, дает свое определение войны как принципа

12 Мтнюкевич В. А. Русский фольклор в художественной системе Ф. М. Достоевского. С. 113.

13 Об этом пишет в своей статье В. Е. Ветловская: Ветловская В. Е. "Хождение души по мытарствам" в "Преступлении и наказании" Достоевского // Достоевский. Материалы и исследования. СПб., 2001. Т. 16. С. 101.

стр. 247

отношений между людьми, и тоже по-французски: "bonne guerre" - честная война - 6, 215) и Катерины Ивановны. Для каждого из них французские выражения значимы по-своему: Раскольников употребляет их редко и целенаправленно, Порфирию они нужны для словесной войны с Раскольниковым, для Свидригайлова французские словечки становятся выражением особенностей его личности, они достаточно органично входят в его речь. Для Катерины Ивановны французские слова - знаки блестящего прошлого, того дворянского круга, к которому принадлежала ее семья, а вместе с этим и идеала жизни, противостоящего ужасу ее реального существования.

Песенный жанр, вводимый в текст романа, дает возможность по-новому осмыслить судьбы героев в разных жанровых категориях. Так, судьба Катерины Ивановны получает дополнительные смыслы в контексте городского романса. Судьба Свидригайлова также увязывается с песней: в день накануне самоубийства он дважды слушает уличную певицу Катю, которая поет ему "лакейскую песню" (6, 383).

Таким образом, сопряжение жанров и языков обогащает наше прочтение художественного произведения, позволяет осмыслить основные идеи романа через внутренний диалог с явлениями других культур.


Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

А. В. ТОИЧКИНА, MALBROUGH S'EN VA-T-EN GUERRE... (Тема воскресения в "Преступлении и наказании") // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 24 августа 2022. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1661292504&archive= (дата обращения: 05.10.2022).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии