НОВЫЕ ПСЕВДОНИМЫ А. П. ЧЕХОВА? (ЧЕХОВ И МОСКОВСКИЙ ЖУРНАЛ "ЗРИТЕЛЬ")

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 19 февраля 2008
ИСТОЧНИК: http://portalus.ru (c)


© Л. Я. ДВОРНИКОВА

найти другие работы автора

Значение Петербурга в жизни и творчестве А. П. Чехова трудно переоценить. До настоящего времени первым журналом, в котором выявлен псевдоним Чехонте и его производные, остается петербургский журнал "Стрекоза" (март-декабрь 1880 года). Еще одному петербургскому журналу - "Осколкам" принадлежит значительное место в биографии Чехова. Этот журнал Чехов называл своей литературной "купелью", а его редактора - писателя Н. А. Лейкина - "крестным батькой".1

Сотрудничество А. П. Чехова в "Осколках" и "Новом времени" хорошо изучено и прокомментировано. Переписка с Н. А. Лейкиным и А. С. Сувориным стала источником многочисленных биографических и литературных сведений. А вот московским журналам не повезло. Встречи, беседы, личные отношения с московскими редакторами и литераторами почти не оставили следов. И это несмотря на то, что начало литературной деятельности Чехова связано с Москвой. В журнале "Будильник" затерялись первые анекдоты и остроты Чехова-гимназиста, присылавшего свои литературные опыты из Таганрога в Москву брату Александру - студенту Московского университета. Сам Чехов негативно высказывался о своей журналистской работе, старался не вспоминать и не упоминать эти журналы, в том числе даже тот, который должен быть удостоен чести как напечатавший самый ранний рассказ будущего классика. Первый биограф писателя - А. А. Измайлов так объяснял причину этого: "...мы не знаем... дебюта Чехова-юноши. Правдоподобно, что это была действительно мелочь в 10 - 15 строк, как он сам ясно пояснил, напечатанная вернее всего в рождественском номере, вышедшем в сочельник,


--------------------------------------------------------------------------------

1 Дворникова Л. Я. "Осколки - моя купель..." ( Из истории журнала и сотрудничества в нем А. П. Чехова) // Встречи с прошлым. Вып. 5. М.: Сов. Россия, 1984. С. 70 - 82.

стр. 131


--------------------------------------------------------------------------------

и, очень возможно, даже неподписанная, как это часто бывает с начинающими в мелких журналах. Может быть, это было даже и не в "Стрекозе", а в таком издании, какое Чехову даже просто не хотелось назвать".2 Естественно, что начинающий писатель с большим основанием стремился попасть на страницы новых журналов, где еще не сформировался свой круг участников и редакционный портфель был пуст. Однако, чтобы сразу стать ведущим сотрудником даже такого небольшого журнала, как "Зритель", издававшегося с перерывами всего восемь месяцев, нужны были и особые обстоятельства, и выдающийся талант. Хронологически после "Стрекозы", в которой Чехов с марта по декабрь 1880 года напечатал десять рассказов, "Минуты" (1880, N 7, декабрь) и "Будильника" (1881, N 26, июнь) (по одному рассказу) "Зритель" оказался первым московским журналом, в котором Чехов стал постоянным сотрудником, помещая свои рассказы и юморески из номера в номер.

Иллюстрированный литературно-художественный журнал "Зритель", издававшийся с перерывами (1881 - N 1 - 26, 1882 - N 1, 1883 - N 1 - 24, 1884 - N 1 - 4, 1885 - N 5 - 6), занял особое место в жизни и творчестве Чехова и его братьев. Александр, не найдя применения своим научным интересам, сделал попытку, по собственному выражению, "стать на литературную почву в "Зрителе"" - он работал секретарем редакции и публиковался в нем под псевдонимом Агафопод Единицын. Николай стал ведущим художником журнала. Он был также автором виньетки для его обложки. С пятого номера началось активное сотрудничество в журнале А. П. Чехова. Можно считать, что именно на страницах "Зрителя" проявилось и стало заметным его дарование. В 1882 году целый ряд журналов пригласил его сотрудничать: "Москва", "Мирской толк", "Свет и тени" и, наконец, осенью того же года "Осколки".

Редактор и "почтеннейший" издатель, "милейший" (определения А. П. Чехова) Всеволод Васильевич Давыдов был также владельцем небольшой цинкографии. Разрешение на издание иллюстрированного литературного, художественного и юмористического журнала "Зритель" было выдано "отставному прапорщику Давыдову Всеволоду Васильевичу, проживающему в Москве, в Тверской части, на Петровке, в доме Самарина"3 1 февраля 1881 года. По архивным данным, редактор-издатель "Зрителя" родился 23 мая 1843 года в сельце Грязновка Епифанского уезда Тульской губернии. Отец - Давыдов Василий Петрович - полковник, епифанский предводитель дворянства. Мать - Надежда Дмитриевна NN. Давыдовы владели землями в Рязанской, Тульской, Калужской, Костромской, Владимирской губерниях. Имел братьев: Владимира и Александра, и сестер: Лидию, Веру, Софью, Надежду. Воспитание получил в Александрийском сиротском корпусе. 12 мая 1862 года вступил в службу прапорщиком в Малороссийский драгунский принца Альберта Прусского полк. 4 декабря 1862 года Высочайшим приказом уволен от службы "по расстроенным денежным домашним обстоятельствам". На военную службу Давыдов больше не возвращался. Из архивных документов известно, что "31 августа 1880 года он вступил в первый брак с Розалией-Каролиной Михайловной Розенбаум, ревельской гражданкой лютеранского вероисповедания. Венчание состоялось в московской (на Дмитровке) церкви во имя святителя Григория Богослова".4 Женитьба, по-видимому, поправила материальные дела Давыдова, и он предпринимает попытку завести собственный журнал.

Характеризуя журналистику восьмидесятых годов, существовавшую в условиях усиления цензуры в связи с убийством Александра II, В. А. Гиляровский (также сотрудник "Зрителя") писал: "...только в подпольной печати были "рыцари без


--------------------------------------------------------------------------------

2 Измайлов А. А. Чехов. М., 1916. С. 84.

3 Моск. объединение архивов. Ф. 31. Оп. 3. Ед. хр. 145.

4 ЦГИА СПб. Ф. 1437. Оп. 2. Д. 193; ГАТО. Ф. 39. Оп. 2. Д. 632.

стр. 132


--------------------------------------------------------------------------------

страха и упрека". В легальной печати было два лагеря: в одном - "рыцари со страхом и намеком", а в другом - "рыцари без страха и намека". Во главе первых в Москве были "Московский телеграф", "Зритель" Давыдова, "Свет и тени" Пушка-рева, ежемесячная "Русская мысль", "Русские ведомости", которые со страхом печатали Щедрина, "Русский курьер", когда он был под редакцией В. А. Гольцева".5 Казалось бы, с большим основанием к демократическому направлению могли быть отнесены журналы "Будильник" и "Развлечение", созданные и ставшие популярными еще в шестидесятые годы. Но подобного предшественника имел и "Зритель". Журнал с таким же названием издавался в Москве в 1861 - 1863 годах Сергеем Павловичем Колошиным (1825 - 1868) - сыном декабриста П. И. Колошина (1799 - 1854) и племянником известного поэта-декабриста Петра Ивановича Колошина (1794 - 1848).

Журнал, издававшийся Колошиным, интересен тем, что одним из первых предоставил свои страницы литераторам демократического направления. В нем начинали свой путь рассказами и очерками из народной жизни писатели-разночинцы (среди них и в будущем знаменитые): К. И. Вабиков, М. А. Воронов, Е. Э. Дриянский, А. И. Левитов, Г. И. Успенский и др.

О том, что "Зритель" 1881 года сознательно ориентировался на "Зрителя" шестидесятых годов, свидетельствовала обложка журнала.

3 сентября 1881 года вышел первый номер журнала, с виньеткой и рисунком на обложке работы Николая Чехова. На обложке колошинского "Зрителя" на фоне московской панорамы сидел за столом наблюдавший в телескоп литератор. Затем рисунок несколько видоизменился: в руках у литератора-редактора появилась подзорная труба. На рисунке Н. П. Чехова изображена панорама Москвы у Триумфальных ворот. Молодой человек, у ног которого лежат книги и палитра, наблюдает сначала в телескоп, а затем также в подзорную трубу за жизнью Москвы. Первый номер журнала открывался программным стихотворением - напутствием поэта-искровца Д. М. Минаева (Литературное Домино) - "Зрители", направленным против обывателя - равнодушного зрителя жизни.

Мы зрители и наш девиз
Единый: Наша хата с краю!
Кричим мы смело: fora! Bis!
Но из любви к родному краю
Не станет шикать ни один
Благонамеренный мыслитель
И настоящий гражданин,
Тот, кто ведет себя, как зритель...
Тем самым журнал заявлял о своем намерении следовать демократическим традициям шестидесятых годов с их кумирами: Некрасовым, Салтыковым-Щедриным, Чернышевским.

Редакция журнала размещалась в самом центре Москвы. В 1881 году - на Страстном бульваре в доме Мусина-Пушкина (ныне ул. Чехова, д. 1), в 1883 году - на углу Тверского бульвара и Тверской улицы, д. 2 (дом Фальковской). Редакционным днем был четверг. Перед сотрудниками представал редактор: "весь замазанный, закоптелый, высокий и стройный, в синей нанковой выгоревшей от кислоты блузе, с черными от работы руками, - похожий на коммунара с парижских баррикад 1871 года. По духу он и действительно был таким",6 - вспоминал В. А. Гиляровский. Демократизм Давыдова, скромность обстановки редакции способствовали тому, что сотрудники сходились туда, как в клуб. Атмосфера собраний была домашней: пили чай, курили, обсуждали очередной материал. Звучали экспромты,


--------------------------------------------------------------------------------

5 Гиляровский В. А. Соч.: В 4 т. М.: Правда, 1967. Т. 3. С. 145.

6 Там же. С. 152.

стр. 133


--------------------------------------------------------------------------------

шутки, которые тут нее записывались и шли в номер. В составлении некоторых разделов: "Литературное попурри", "В телескоп "Зрителя"" - принимали участие все присутствовавшие на редакционных собраниях. Это напоминало традиции "артельного авторства" юмористических журналов шестидесятых годов.

Из числа постоянных сотрудников журнала назовем И. И. Барышева (Мясницкого) (1854 - 1911), сына издателя и мецената К. Т. Солдатенкова, - беллетриста, писавшего сценки из купеческой жизни; актера и автора рассказов, основанных на собственных сценических импровизациях, В. Н. Андреева-Бурлака (1843 - 1888); В. А. Гиляровского (Гиляй) (1853, по др. св. 1855 - 1935), только что сменившего актерскую профессию на репортерство и сочинительство. Из поэтов постоянными сотрудниками журнала были Л. И. Пальмин (1841 - 1891), начинавший свой путь в "Искре", А. В. Круглов (Веселый Устюжанин, Скучающий Вологжанин, Ширебери) (1852 - 1915), писавший стихотворные фельетоны на литературные темы, впоследствии детский и религиозный писатель. Несколько актеров: Н. С. Стружкин (наст. фамилия Куколевский) (1842 - 1889), Н. П. Киреев (1843 - 1882), Л. И. Гуляев-Леонидов (Гулевич), режиссер М. В. Лентовский (Ванька Стикс) (1843 - 1906) - сотрудничали в "Зрителе". Поэтому вопросы театра были в центре внимания журнала. Существовали специальные разделы театральной и музыкальной жизни: "Сцены и актеры", который вел театральный критик А. М. Дмитриев (Аде), и "Опера и концертный зал", который вел композитор и музыкальный критик, профессор Московской консерватории А. С. Размадзе (А. Сеер) (1845 - 1896). Для этих разделов Н. П. Чехов нарисовал портреты актеров М. Т. Иванова-Козельского и Сары Бернар, певицы Н. А. Енгалычевой, скрипача Пабло Сарасате.

Талантливый рисовальщик, он активно подрабатывал в иллюстрированных журналах. Многочисленные рисунки его, разбросанные на страницах мелких журналов, полностью не выявлены. Из предшествовавших "Зрителю" стоит упомянуть его рисунки в "Иллюстрированном бесе, инкогнито странствующем по всем закоулкам России" (вып. 1. М., 1880), которыми он и его товарищ по Училищу живописи, ваяния и зодчества А. С. Янов украсили это довольно скучное издание.

В "Зрителе" в первый год его существования Николай помещал рисунки почти в каждом номере. Иллюстрировал он не только беллетристику, но и, как упоминалось выше, обзоры театральной и музыкальной жизни.

Из художников в "Зрителе" работали также Н. А. Богданов, Я. П. Турлыгин и М. М. Чемоданов - автор самых политически злободневных рисунков и карикатур, послуживших поводом для приостановки "Зрителя".

С пятого номера начинает сотрудничать в журнале Антон, а с девятнадцатого номера - Александр Чеховы. Сотрудничество в "Зрителе" Александра было недолгим. Со "Зрителем" оказалась связана драматическая страница его жизни. В письме его к брату, содержащем размышления о прошедшей молодости, есть туманные фразы о времени сотрудничества в "Зрителе": "Далее - таможенная служба. Но перед ней еще попытка стать на литературную почву в "Зрителе". Здесь - голодающий орден Анны на шею. Обманутые надежды Палогорычей, беззаконно-живущие, Мося, мои радости, и смерть, сумасшедшая поездка на Кавказ, и слепота".7

Речь идет о гражданском браке Ал. Чехова с Анной Ивановной Хрущовой-Сокольниковой (1847 - 1888), служившей в конторе "Зрителя". Бывшая жена писателя, издателя и редактора журнала "Московское обозрение", владельца фотоателье Гавриила Александровича Хрущова-Сокольникова (1845 - 1900) после развода, по причине супружеской неверности, не имела права вступать в новый брак. Презрев условности, Ал. Чехов, несмотря на противодействие родителей, решил связать свою жизнь с А. И. Хрущовой-Сокольниковой. В поисках службы он вынуж-


--------------------------------------------------------------------------------

7 Письма А. П. Чехову его брата Александра Чехова. М.: Соцэкгиз, 1939. С. 214.

стр. 134


--------------------------------------------------------------------------------

ден был возвратиться в Таганрог, где продолжилась его семейная драма. Родственники не только отказались принимать его жену, но и отказались крестить его первенца - дочь Марию, которая вскоре умерла. От переживаний Александр на некоторое время потерял зрение. Брак этот так и не стал счастливым. Анна Ивановна рано умерла, оставив двоих не вполне здоровых детей: Николая и Антона.8

Здесь будет уместным сказать, что подобное же увлечение Николая Чехова Анной Александровной Ипатьевой (ур. Гольден), которая была сестрой Настасьи (Анастасии) Александровны Гольден - гражданской жены драматурга и издателя журналов "Мирской толк" и "Свет и тени" Н. Л. Пушкарева (1842 - 1906), окончится также трагично. Поменяв богемную студенческую жизнь на семейную, Николай не изменил своих привычек, что и привело его к ранней смерти. Умирал он среди родных в Луке. Прощаться с Николаем (ск. 17 июня 1889 года) вместе с Александром приехала в качестве бонны его детей Наталья Александровна Гольден (1855 - 1919) - сестра А. А. Ипатьевой. 12 июня 1889 года в Лучанской церкви был совершен обряд венчания Ал. П. Чехова с Н. А. Гольден. Этот брак дал миру великого актера, режиссера и педагога М. А. Чехова (1891 - 1955).

Несмотря на родственные связи с семьей Чеховых, три сестры Гольден остаются самыми неясными фигурами в биографии Чехова. По существу, братья Чеховы как свои сотрудничали в журналах Н. Л. Пушкарева, своими были они и в "Зрителе", где служила А. И. Хрущова-Сокольникова. Она и ее бывший муж Г. А. Хрущов-Сокольников, как и В. В. Давыдов, были уроженцами Тульской губернии. С Н. Л. Пушкаревым Г. А. Хрущова-Сокольникова связывала совместная деятельность. Именно Пушкареву он передал сначала свое фотоателье, а затем (2 августа 1877 года) - право на владение издававшимся им журналом "Московское обозрение", который Пушкарев переименовал дважды: 17 февраля 1878 года в "Свет и тени" и 2 ноября 1878 года - в "Мирской толк".9 Сотрудничество в "Зрителе" и других мелких журналах ввело братьев Чеховых в среду новой русской интеллигенции, активно пополнявшейся представителями разоряющегося дворянства и купечества, становившимися преимущественно переводчиками, журналистами и писателями, художниками и актерами. Эмансипация женщин, гражданские браки, внебрачные дети, широкое распространение богемного образа жизни - вот, в частности, те характерные приметы демократизации и европеизации русской жизни восьмидесятых годов, которые нашли отражение как в жизни самого Чехова и его окружения, так и в его творчестве.

Введение в чеховедение имен Давыдова, Пушкарева, Хрущовых-Сокольниковых, Гольден и Розенбаум расширяет круг знакомых Чехова. Следует добавить, что в конце восьмидесятых годов все названные лица переехали в Петербург. Подорванное здоровье закрывало Чехову путь на север, в столицу. Болезнь будет заставлять его все более и более отдаляться от Петербурга. Но, удивительным образом, в краткие наезды и встречи завяжутся многолетние литературные и театральные связи. Дружеские отношения со многими петербургскими писателями, издателями, журналистами, актерами Чехов сохранит до конца жизни. Но отношения с бывшими московскими друзьями не возобновятся. В дневнике Ал. П. Чехова есть


--------------------------------------------------------------------------------

8 Дети А. И. Хрущовой-Сокольниковой и Ал. П. Чехова являлись незаконнорожденными, поэтому имели по документам разные фамилии и отчества. Дочь Мария Гавриловна Хрущова-Сокольникова (1883 - 1884) похоронена на церковном кладбище в селе Радуговицы Олонец. у. Тул. губ. Сыновья: Николай Николаевич Чехов (1884 - 1918?) и Антон Антонович Чехов (1886 - 1921?). Сообщено О. М. Бражниковой, принадлежащей к потомству сына А. И. Хрущовой-Сокольниковой и Г. А. Хрущова-Сокольникова - Александра Гавриловича (1883 - 1894). См. также ее статью "Хрущовы и их потомки по женским линиям в военной службе на море и на суше" (Известия Русского генеалогического о-ва. Вып. 6. СПб., 1996. С. 37 - 45). Родственниками и потомками А. И. Хрущовой-Сокольниковой (ур. Александровой) брак ее с Ал. П. Чеховым также, в силу социальных условностей, не признавался.

9 Моск. объединение архивов. Ф. 31. Оп. З. Ед. хр. 2131. Л. 131; Оп. 3. Ед. хр. 2118. Л. 16.

стр. 135


--------------------------------------------------------------------------------

запись от 7 августа 1898 года о случайной встрече с В. В. Давыдовым: "...возвращаясь домой, встретил я Всеволода Васильевича Давыдова, бывшего редактора-издателя "Зрителя"... Зашел ко мне. Вскипятил я чайник и предложил ему чаю, который выпил он охотно, потому что после водки чувствовал жажду. Толковали о разных разностях: и о старине, и о Сокольниковых с их могилами, и о фотографии... Теперь он цинкографию бросил, перекочевал в Петербург и служит по акцизному ведомству, вернее при казенной продаже вина. Жалованья: 200 рублей. Говорит, что доволен. Теперь он уже стар, но выглядит бодрым, и по-прежнему подвижной и юркий. По-прежнему интересуется бегами и скачками и пишет о них отчеты в спортивную газету Гиляровского, который хотя и платит ему по десяти рублей за каждый отчет, но подолгу затягивает платежи".10 По архивным данным, В. В. Давыдов служил старшим контролером винокуренных заводов Санкт-Петербургского акцизного управления. В ночь с 15 на 16 апреля 1919 года помощник инспектора косвенных налогов Финансового отдела Петроградского Губисполкома Всеволод Васильевич Давыдов умер.11

В 1881 году Чехов печатался в "Зрителе" только под псевдонимами Антоша Ч. и Антоша Чехонте:

N 5 - Темпераменты. По последним выводам наук. N 9 - Извлечения из путевого журнала. N 11 - Салон де Варьетте. N 14 - Суд. N 16 - Поэзия и проза. N 18 - Свадебный сезон. N 19 - Объявления конторы Антоши Ч. N 21 - Сара Бернар. N 23 - Опять о Саре Бернар. N 25 - 26 - Грешник из Толедо.

В 1882 году Чехов получил приглашение от целого ряда журналов: "Будильник", "Мирской толк", "Осколки", "Москва", "Свет и тени", "Спутник", тем не менее он (в отличие от братьев) продолжил сотрудничество в возобновленном с января 1883 года "Зрителе".

Начиная с первого номера, где он опубликовал сразу четыре юморески, появляются новые, нигде более не встречающиеся псевдонимы Чехова: Человек без селезенки и его производные: Ч без с, С Б Ч и М. Ковров. При этом предпочтение отдается новым псевдонимам: 15 публикаций под новыми псевдонимами против девяти под псевдонимом Антоша Чехонте было помещено им в "Зрителе" в 1883 году. Необходимость в новых псевдонимах возникла в связи с тем, что состав сотрудников "Зрителя" по сравнению с 1881 годом сократился, поэтому писать приходилось много и в самых разных жанрах, вплоть до подписей к рисункам. Ни один из рассказов под новыми псевдонимами Чехов в свое первое собрание сочинений не включил, хотя работу по выявлению ранних рассказов проводил очень тщательно, получая отсутствующие в его библиотеке журналы через своего издателя А. Ф. Маркса из Публичной библиотеки в Петербурге. В письме от 16 марта 1899 года А. Ф. Маркс писал: "Многоуважаемый Антон Павлович. Посылаю Вам ценной посылкой журналы "Зритель" за 1882 и "Сверчок" за 1887 годы. Они взяты из Императорской Публичной библиотеки, и мне нужно возвратить их в самом скором времени. В Ялте, как Вы писали, у Вас нет переписчика, то не найдете ли Вы более удобным только отметить Ваши статьи и - одновременно с возвращением журналов - прислать мне точные указания, а я уж здесь позабочусь о том, чтобы статьи были верно и точно списаны... Книги необходимо возвратить через две недели, и я очень Вас прошу не задерживать их дольше 3 - 4-х дней".12

В письме речь идет о "Зрителе" за 1882 год, следовательно, журналы за 1881 и 1883 годы у Чехова имелись. В Российской государственной библиотеке хранятся два комплекта журнала "Зритель": за 1881 и 1883 годы, содержащие пометы, имеющие отношение к А. П. Чехову.


--------------------------------------------------------------------------------

10 РГАЛИ. Ф. 2316. Оп. 2. Ед. хр. 35. Л. 13.

11 ЦГИА СПб. Ф. 1437. Оп. 2. Д. 193.

12 РГАЛИ. Ф. 549. Оп. 1. Ед. хр. 307. Л. 1 - 2.

стр. 136


--------------------------------------------------------------------------------

Комплект журнала "Зритель" за 1881 год (шифр II 23/9) имеет кожаный владельческий переплет. На форзаце подшивки имеются надписи (красным карандашом):

Чеховская комната N 31

Ив. Чехов

АПЧ (монограмма).

На обложке первого номера журнала зелеными чернилами сделана владельческая надпись: Ив. Чехов.

"Чеховская комната" была образована в Московском Публичном и Румянцевском музеях - предшественниках ГБЛ = РГБ в марте 1912 года. Первые экспонаты поступили от инициаторов создания и создателей музея Чехова в Москве: брата и сестры писателя - И. П. и М. П. Чеховых, жены - О. Л. Книппер-Чеховой, литературоведа В. В. Каллаша.

Интерес вызывает монограмма АПЧ, нигде, кажется, не упоминаемая среди автографов Чехова. Подобного рода монограмму удалось обнаружить на рисунках Н. П. Чехова в "Иллюстрированном бесе" (М., 1880). Монограммы НПЧ и АПЧ видны на рисунках, изображающих беса, веревками или ремнями обвязывающего чемодан.

Комплект журнала "Зритель" за 1883 год (шифр XVIII 8 /23) имеет современный библиотечный переплет. Первоначально комплект был неполным, что выявляется по инвентарному номеру 251-XLVI и штампу библиотеки, имеющимися только на N 1 - 15, 17, 19, 20, 22. Именно в этих номерах выявлены надписи и пометы, имеющие отношение к А. П. Чехову:

1883. N 2. С. 7. Помета у заглавия ""Скоморох" - театр М. В. Л." М. Коврова.

(Об этом театральном фельетоне и псевдониме М. Ковров см.: Лит. наследство. 1965. Т. 68. С. 153 - 154; Чехов А. П. Полн. собр. соч. и писем: В 30 т. Соч.: В 18 т. М.: Наука, 1979. Т. 16. С. 21.)

1883. N 2. С. 8. Надпись: Стр. Н. - под юмореской "Анекдоты". (Автор юморески - Стружкин Н. С.)

1883. N 4. На обложке вверху справа надпись: Забава.

(С. 6 - 7. Забава. История разорванных туфель. (Рассказ на манер французского.))

1883. N 5. На обложке вверху справа надпись: Яневру.

(С. 6 - 7. Яневру. Восклицания и мысли знаменитых современников.)

1883. N 5. С. 4. Карикатура "Яичко за бычка". Под левой фигурой надпись: Бисмарк.

Там же. Карикатура "Поговорки: Сколько кобыле не прыгать, а быть в хомуте. Волк не пастух, свинья не огородник". Под рисунком надпись: И. Г. Рыков.

1883. N 7. С. 7. Помета у заглавия юморески "Изобретения будущего". Без подписи.

1883. N 8. С. 7. Карикатура "Алешино дело". Под рисунком надпись: А. С. Суворин.

1883. N 10. На обложке вверху справа надписи: М. Ковров. Аявру.

(С. 6 - 8. Ковров М. Женевьева Брабантская: Буффонада в 4-х действиях и 9 картинах.)

стр. 137


--------------------------------------------------------------------------------

(О псевдониме М. Ковров и об этом фельетоне см.: Чехов А. П. Полн. собр. соч. и писем: В 30 т. Соч.: В 18 т. Т. 16. С. 29 - 32, 410 - 411.)

С. 3. Аявру. Пейзаж.

1883. N 11. С. 8. Подчеркнуто заглавие юморески "Сентенции земского врача Вернатринова".

На полях слева надпись: П.

1883. N 12. С. 8. Подчеркнуто заглавие юморески "Майонез". Без подписи.

Под юмореской надпись: А. Чехов.

На полях надпись: П.

На обложке в правом верхнем углу надпись: Х.

1883. N 13. На обложке под рисунком "Куда конь с копытом, туда и рак с клешней. Тоже в опричники записался" надпись: кн. Мещерский.

1883. N 14. На обложке вверху справа надпись: Аявру.

С. 8. Подчеркнуто заглавие юморески: Аявру. Масленица по определению.

Под юмореской надпись: А. П. Чехов. Надпись зачеркнута.

На полях слева надпись: Печ.

1883. N 15. На обложке вверху справа надпись: Аявру. (С. 8. Аявру. Размышления праздного философа.) На полях слева надпись: Печ.

1883. N 19. На обложке вверху справа надпись: Моя семья. С. 1. В оглавлении отмечена юмореска: С. Б. Ч. Моя семья. Подчеркнуто заглавие юморески "Моя семья".

(Об этой юмореске А. П. Чехова и псевдониме С. Б. Ч. см. Чехов А. П. Полн. собр. соч. и писем: В 30 т. Соч.: В 18 т. Т. 18. С. 264 - 266.)

1883. N 20. На обложке вверху справа надпись: Дуэль женщин.

С. 7. Подчеркнуто заглавие юморески "Дуэль женщин" и надпись: нет.

Таким образом, отмеченными оказались:

1) три известные юморески А. П. Чехова, напечатанные под псевдонимами, принадлежность которых Чехову является до настоящего времени предположительной, а именно:

М. Ковров. ""Скоморох" - театр М. В. Л." - 1883. N 2.

М. Ковров. Женевьева Брабантская: Буффонада в 4-х актах - 1883. N 10.

С. Б. Ч. Моя семья - 1883. N 19.

2) четыре рисунка;

3) десять рассказов и юморесок, напечатанных под псевдонимами: Аявру, Забава, Яневру и без подписи, а именно:

1. Без подписи. Изобретения будущего - 1883. N 7.

2. Без подписи. Сентенции земского врача Вернатринова - 1883. N 11.

3. Без подписи. Майонез - 1883. N 12.

4. Без подписи. Дуэль женщин - 1883. N 20.

5. Аявру. Пейзаж - 1883. N 10.

6. Аявру. Масленица по определению - 1883. N 14.

7. Аявру. Размышления праздного философа - 1883. N 15.

8. Забава. История разорванных туфель: Рассказ на манер французского - 1883. N 4.

стр. 138


--------------------------------------------------------------------------------

9. Яневру. Восклицания и мысли знаменитых современников - 1883. N 5.

10. В N 16, отсутствующем в указанном комплекте, выявлен рассказ Аявру "Каторжный день".

Самым убедительным доказательством принадлежности этих помет руке Чехова могло бы быть, во-первых, подтверждение о поступлении этих номеров журнала в "Чеховскую комнату" от наследников писателя, а во-вторых, почерковедческая экспертиза. Проведенное нами сличение почерка писателя по письмам Чехова А. Ф. Марксу 1899 года, т. е. в год выявления ранних рассказов для собрания сочинений, показывает, что характер написания основных букв: а, б, в, р, у - и особенно своеобразное написание буквы я в виде петельки, а также величина букв совпадают.

Главным же доказательством является наличие в одном ряду ранее предполагавшихся принадлежащими Чехову псевдонимов: М. Ковров и С. Б. Ч. - и вновь выявленных, что, с одной стороны, подтверждает и окончательно доказывает принадлежность ему первых и, с другой стороны, дает прочное основание для утверждения о принадлежности ему новых псевдонимов.

Дать текстологический анализ каждого из атрибутируемых нами Чехову рассказов и юморесок в пределах одной статьи не представляется возможным, поэтому ограничимся выявлением общих и характерных черт названных рассказов в сравнении с репертуаром в "Зрителе" Антоши Чехонте. В жанровом отношении выявленные публикации представляют собой обычные для раннего творчества Чехова жанры: рассказ, сценка, подборка изречений на заданную тему. По содержанию прежде всего стоит выделить так называемые "сезонные" рассказы: рождественские, святочные, масленичные, которые применительно к юмористической журналистике правильнее было бы называть с приставкой анти-, т. е. антирождественские и антисвяточные. Подобных пародий у раннего Чехова довольно много. В предлагаемом корпусе материалов это рассказ "История разорванных туфель" и юмореска "Масленица по определению". Классический святочный рассказ всегда содержит элемент чудесного и имеет счастливый для героя конец. В пародии Забавы также присутствует элемент неправдоподобности и высмеивается счастье героев. Псевдоним, выбранный для данного рассказа, и подзаголовок ("на манер французского") настраивают читателя на легкомысленное, развлекательное чтение. Любовное приключение на маскараде, построенное по традиционной схеме: неверная жена, обманутый муж и счастливый любовник - заканчивается, на первый взгляд, удачно для героев. Но в результате графиня предстает перед читателем в нижнем белье, а юный герой, мечтающий стать наконец мужчиной, появляется перед ее мужем в женском платье. Отталкивался ли автор от реального скандального события или разрабатывал ходячий сюжет, нельзя не заметить одну из присущих раннему творчеству Чехова особенностей: вектор его сатиры чаще всего направлен на женщину. Именно поэтому майор, который "пользовался почетом и уважением", говоря языком армейского анекдота, оказывается "бабой" и продолжает хранить в ящике стола дамские туфли. "Историю разорванных туфель" можно поставить в один ряд с рассказами, имеющими аналогичные подзаголовки: "перевод с испанского", "перевод с португальского" - и написанными в означенном стиле. Известно, что в молодости Чехов был пародист блестящий и подражал с таким совершенством, что копия могла сойти за оригинал. "Однажды, - вспоминал писатель и журналист А. В. Амфитеатров, - в моем присутствии он держал пари с редактором "Будильника" А. Д. Курепиным, что напишет повесть, которую все читатели примут за повесть Мавра Иокая, - и выиграл это пари, хотя о Венгрии не имел ни малейшего представления и никогда в ней не бывал. Его молодой талант играл, как шампанское, тысячами искр. Вот по-бульварному он писать не умел. Начнет, бывало, "роман" с приключениями для того же "Будильника", а силища таланта сразу скажется, и вкрадывается в вещь серьез не по читателю, и Антон

стр. 139


--------------------------------------------------------------------------------

Павлович бросает начатые главы: скучно, ибо слишком художественно и умно..."13 Последние слова как нельзя более подходят к публикуемому рассказу, художественная отделка которого поразительна. Ранние рассказы Чехова преимущественно диалогичны, построены по существу как небольшие сценки. Таков и рассказ "Каторжный день" из будущей серии рассказов о чиновниках. Особенностью речи героев рассказов Чехова является ее экспрессивность, что выражается в большом количестве восклицаний, междометий, в незаконченности фраз, поэтому тексты ранних рассказов содержат множество восклицательных и вопросительных знаков и многоточий. Пародирование манеры речи, произношения - еще один из приемов юмористов, который Чехов активно использует в своих рассказах. Вызывающая смех неправильная речь с большим количеством междометий, а заодно и смешная фамилия часто становятся у Чехова основными выразительными характеристиками героя. Пуляркин и Корытова из "Каторжного дня" как нельзя лучше подходят к коллекции чеховских "говорящих" фамилий. Небольшая зарисовка "Пейзаж" и юмореска в виде текстов к рисункам "Дуэль женщин" представляют собой переход от юмора мягкого, к бурлеску и буффонаде, которые нередко используют сексуальные темы. Любовные парочки являются героями многих рассказов Чехова: "И то и се", "В гостиной", "Неудачный визит", "Марья Ивановна" и др. Финальная фраза рассказа "Неудачный визит" - "Картина", юмореска "Пейзаж" также заканчивается словом: "Tableau" (франц. - картина). Еще одна часто повторяющаяся особенность ранних рассказов Чехова - использование почти в каждом рассказе выражений и изречений на иностранных языках: немецком, французском, латинском. Прием этот вполне может быть использован для определения авторства раннего Чехова.

Еще одна группа выявленных юморесок - это подборки изречений и анекдотов, опубликованных преимущественно без подписи. Такого рода юморески обычно или представляли собой отклики на скандальные события, или являли собой еще один вид юмористики - интеллектуальный юмор. Чехов любил этот вид юмора: остроумие, ирония, поддразнивание были присущи ему всегда. Юмореска "Восклицания и мысли знаменитых современников" наиболее насыщена реалиями того времени. Они связаны со знаменитыми судебными процессами начала восьмидесятых годов. Эти процессы и их главные лица: кассир петербургского Общества взаимного кредита К. Н. Юханцев, директор скопинского банка И. Г. Рыков, казначей московского Воспитательного дома Ф. И. Мельницкий, московский миллионер С. Малкиель, нажившийся на поставке сапог для войск во время русско-турецкой войны, являются темой и персонажами многих юморесок, рассказов и фельетонов Чехова.

В заключение стоит сказать, что жесткий отбор произведений для первого собрания сочинений, проведенный самим писателем, коснулся всех его публикаций в "Зрителе", а не только утративших со временем свою злободневность или остроумных анекдотов. И это несмотря на то что раннее творчество являло собой обилие тем, образов, жанров, стилистических средств, убедительно свидетельствующих о широком использовании традиционных классических приемов комического и оригинальном таланте начинающего писателя.

История разорванных туфель

(Рассказ на манер французского)

...Майор пользовался в нашем полку огромным почетом и уважением. И не мудрено: это был честный, умный и добрый малый, образцовый служака и примерный товарищ. Уходя от нас, он устроил нам пирушку, начавшуюся в полдень, кон-


--------------------------------------------------------------------------------

13 РГАЛИ. Ф. 2540. Оп. 1. Ед. хр. 31. Л. 109.

стр. 140


--------------------------------------------------------------------------------

чившуюся на рассвете. Перед обедом мы помогали майору укладывать вещи в чемоданы, ящики и баулы. Множество безделок, украшавших стены, камин и письменный стол, он раздарил нам, на память.

- Только это никому не подарю! - заявил майор, доставая из ящика письменного стола пару крошечных, разорванных на самом подъеме туфель: трофей победы, господа, очень лестной и, притом, забавной...

- Хотите - расскажу?

- Еще бы! Разумеется...

- За обедом. Суп подан. Милости прошу.

Мы перешли в столовую.

- Это было очень давно, - начал майор, после первого залпа мадеры.

Так давно, что я, как видите, считаю себя вправе рассказать "историю", в которой замешана женщина... Я был юн и, смею вас уверить, недурен собою, а между тем женщины решительно не обращали на меня ни малейшего внимания. Как ни гремел я саблею, как ни звенел шпорами, как ни старался придать своему взгляду нечто молниеносное, - а покаяться, так и пушок на верхней губе пробкой подрисовывал, - в восемнадцать лет я не мог еще похвастать ни одною победой...

"Хорошенький мальчик", - говорили красивые женщины и оглядывали меня с головы до ног как нарядную статуэтку. А между тем сердцу этого "мальчика" давно уже хотелось побеждать и "тиранить"!

Вы поймете мой восторг, господа, когда в одном из театральных маскарадов на мою ухарски изогнутую руку упала крошечная женская ручка... Она дрожала, сверкая крупным бриллиантом, кокетливо спрятавшись под широким черным кружевом.

- Я видела вас в ложе... Ведите меня в вашу ложу, - раздался у моего плеча взволнованный голос...

Я осмотрел говорившую. Это была, без всякого сомнения, женщина очень порядочного общества. Одно уже отсутствие длинного хвоста, которым кокотки так страшно надоедают нам, мужчинам, в маскарадах, подсказало мне что ее ручка упала на мою неспроста... "Уж не победа ли"? - мелькнуло в голове, и я заломался как опытный сердцеед (как мне тогда казалось), на самом же деле - как мальчишка:

- С одним условием... Когда мы войдем в ложу, ты снимешь маску: не в моих правилах...

- Ах, оставьте ваши правила в покое! - оборвала меня она, сверкнув глазами: я прошу вас спасти меня, а вы... мужчина вы, наконец, или...

Она не кончила: я не дал ей кончить, бросившись вперед, чтобы не услышать еще раз досадное: "мальчишка"?..

Мы быстро прошли коридор и остановились у двери ложи.

- Там никого нет? - прошептала маска: если ваши товарищи там - прогоните их.

С какою важною миной выполнил я это приказание - не стану вам описывать... Достаточно сказать, что я готов был плясать от восторга, когда один из уходивших товарищей бросил мне завистливое: "счастливчик"!

Незнакомка вошла в аванложу, села на диванчик и тотчас же сняла маску. Я в ужасе отскочил: передо мною была графиня С., чести побывать в салоне которой я долго и тщетно добивался... Я назвал бы сумасшедшим каждого, кто за минуту до этого сказал бы мне, что она здесь, в театральном маскараде...

Клянусь вам, господа, я уверен: распахни она мне свои объятия - я убежал бы как заяц, налетевший на борзую. Я и она - гордая львица большого света! В памяти моей быстро пронеслись рассказы о грудах золота, безумно брошенного за то только, чтобы вызвать улыбку на этих губах, о целых потоках крови, которою многие с наслаждением смывали дерзкую тень, покушавшуюся не раз затмить звонкое имя... Благоразумие подсказало мальчику, что такая победа ему не по силам.

стр. 141


--------------------------------------------------------------------------------

- Вы - честный человек, - заговорила она, протягивая мне руку: спасите же меня... Я не должна быть в маскараде. Меня нет здесь, понимаете ли? А между тем меня видел мой муж... Он следовал за нами все время, как мы сюда бежали... Боже, что делать?!

Я растерялся. Что было делать на самом деле? С минуту длилась невыносимая пауза. Оркестр гремел какой-то бешеный танец; гул голосов сливался с шарканьем ног танцующих, - а у меня в ушах сильнее и громче всего раздавались шаги за дверью ложи: шаги мужа графини, конечно, поджидавшего ее выхода...

И вдруг бешеная по своей оригинальности мысль пришла мне в голову... Если бы у меня было время поразмыслить, я и не решился бы высказать ее; тут приходилось хвататься как утопающему, за соломинку.

- Переоденемтесь? На момент, на один лишь момент глаза графини сверкнули гневом, - но тотчас же и погасли. Она, конечно, вспомнила, что перед нею был... увы! - не мужчина, а мальчик!

- Как же мы это сделаем? - прошептала она улыбаясь.

- Очень просто: вы мое платье, я ваше...

- И потом: я - через барьер ложи, в залу, а вы - в коридор! Отлично! Но...

Я молчал, кусая губы с досады.

- Ведь мы должны раздеваться? - засмеялась графиня...

- Что ж за беда! Мы станем друг к другу спиною...

- И вы дадите мне клятву, что не обернетесь?

Хоть бы потупилась! Она очевидно третировала меня - не как мальчика даже, а как девочку... - Клянусь! - бухнул я и тотчас же вспомнил, что на мне мундир, - честное слово!

- Ну, если так, маскарад в маскараде начинается.

И с этими словами она встала и быстро принялась отстегивать пуговицы своего домино. Мы заняли позицию. В аванложе было очень душно. Аромат изящных духов невыносимо будоражил нервы. Разоблачаясь, графиня время от времени задевала меня с тихим, отрывистым "pardon"! Руки отказывались мне повиноваться, - в висках стучало... Я задыхался, прислушиваясь к шелесту ткани, и чувствовал, как и что снимала с себя графиня... Шнурок хлестнул меня по ноге, - я вскрикнул, не от боли конечно, - графиня обернулась: "что с вами"?

Господа! Бывают мгновения когда человек не властен над собою, - не только над данными им словами...

Я тоже обернулся.

Как сейчас вижу ее, смущенную и хорошенькую! Темные кудри красивою волною падали на золотое шитье моего мундира: мундир - и дамское белье, кокетливо убранное кружевами и прошивками! Графиня одевалась не по порядку, - не до него было... Я уверен, что в данный момент передо мною был живописнейший костюм из всех, который можно было встретить в маскараде!

Мы переоделись. Препятствия были уничтожаемы - как гордиевы узлы. Косу графиня не без усилий спрятала в мой кивер. Туфельки, не влезавшие мне на ноги, как видите, были бесцеремонно разорваны. Она превратилась в красавца юнкера, я - в стройную и статную "маску"... Последний поцелуй - и она перепрыгнула барьер ложи. Счастье было за нас: у самой ложи графиня встретила подругу, с которой она уехала сегодня "навестить семью бедняков" и очутилась в маскараде... Парочка быстро направилась к выходу. У самых дверей графиня остановилась, отыскала меня глазами, кивнула своею хорошенькой головкой, украшенной кокардою и панашем, и исчезла. Честное слово, господа, исчезла для меня навсегда.

С графом я разделался молча: стоило приподнять маску, чтобы он, вежливо коснувшись пальцами своей шляпы, удалился. В этот вечер, на счастье графини и свое, я не подкрашивал усиков...

стр. 142


--------------------------------------------------------------------------------

- А награда? - задорно выкрикнул один из слушателей, юный корнет, щеки которого вспыхивали ярким румянцем каждый раз, когда речь заходила о подрисованных усиках.

- Вот, недогадливый! - засмеялся майор: ведь я же сказал, что прежде чем прыгнуть через барьер ложи, графиня подарила мне последний поцелуй...

- Считай назад! - гаркнул сосед корнета.

- В честь разорванных туфель, - предложил другой и, чокаясь, бокалы зазвенели...

Забава

Зритель. 1883. N 4. С. 6 - 7.

Восклицания и мысли знаменитых современников

1) Было дело - да собака съела! - бормочет сквозь зубы Скопицин, проходя мимо своего банка.

2) Мы сами с усами! - пищат чебоксарские банковские деятели, расхитившие сто шестьдесят тысяч чужих денег.

3) И моя денежка не щербата! - хорохорится проворовавшийся Сапожок.

4) Да здравствует наука! - кричит с жаром Рязань, поднимая плату в классической гимназии с 30 рублей до 50.

5) Не родись хорош-пригож: родись кассиром! - пишет Юханцев в альбомы сибирским барышням.

6) Пришлось любить детей по приговору судебной палаты! - говорит со вздохом чадолюбивый папаша, выходя из здания суда.

7) Он приехал на меня; и у меня и у него оторвались все отношения! - говорит на днях польская примадонна, стоящая во главе русской труппы.

8) Две чистые песни неслись во вселенной! - поют, обнявшись, Приоров и Макшеев, подъезжая к одному северному городу.

9) О милые дети! Вы еще не знаете, до чего я сильно люблю вас! - пишет в своем дневнике крупный вор, вспоминая, вероятно, тех сирот, чьи деньги украл.

10) Моя совесть ни в чем меня не упрекает! - говорит сам себе один защитник. - Я был убежден, что он виновен, но, взяв с него хорошие деньги, я говорю во всеуслышание: Господа, он прав!

11) Долой искусство и да здравствует канкан! - восклицают хором образцовые русские театры.

Яневру.

Зритель. 1883. N 5. С. 7.

Изобретения будущего

Манометр для касс, указывающий в каждую минуту количество денег и ценных бумаг, находящихся в ней.

Термометр для определения температуры речей наших думских ораторов.

Ареометр, прибор, служащий для определения "водянистости" различных изданий и статей.

Нагнетательные насосы, посредством которых можно будет наполнять торричелиеву пустоту голов некоторых представителей "золотой" молодежи.

Запасные члены для путешествия по железным дорогам. Особенно рекомендуется едущим по Курской костоломке.

Говорильные машинки, вполне заменяющие адвокатов. Удобно и дешево.

стр. 143


--------------------------------------------------------------------------------

Электрические ножницы для стрижки доверчивого люда.

Телефоны, не только передающие разговоры, но даже и поцелуи.

Барометр для определения общественного настроения.

Очки, при посредстве которых можно читать в сердцах людей.

Гуттаперчевая совесть; особенно рекомендуется адвокатам, интендантам, кассирам и т. д.

Зритель. 1883. N 7. С. 7.

Пейзаж

Невыразимо чудная весенняя ночь. В голубом прозрачном небе светит полный ясный месяц. Кое-где виднеются легкие облачка, точно кисеей прикрывающие кокетливо-яркие звезды.

По темной поверхности озера, окруженного роскошной зеленью деревьев, скользит лодка. В воде отражается и диск луны, и мерцание звезд, и две фигуры, сидящие в лодке.

У руля молодая, прекрасная, как ночь, барышня в белом, воздушном платье, украшенном только несколькими пышными розами. Кружевная косынка, которая прикрывала ее золотистые волосы и белую шейку, упала на плечи и дает возможность любоваться ее античной головкой, так и просящейся на полотно для картины гениального художника.

У весел сидит молодой представительный армейский офицер в кителе и с шашкою через плечо. Серебряный Георгиевский крестик и довольно заметный шрам на лбу делают его еще интереснее. Он медленно, правильно взмахивает веслами, и лодка несется по зеркальному пространству вод.

- Иван Артемьевич, - томно шепчет барышня, склоняя свою головку почти на грудь офицера: Вы... любили когда-нибудь?

Офицер, придерживая весла левой рукой, правой молодецки закручивает усы и с воодушевлением отвечает:

- Не только любил, сударыня, но даже двух детей имею от моей Матрешки.

Tableau.

Аявру.

Зритель. 1883. N 10. С. 3.

Сентенции земского врача Вернатринова

Вино для женщин служит в большинстве случаев первою причиною виновности, а для мужчин - водянки.

Чахотка в кармане есть нередко зародыш, из которого развивается легочная чахотка.

Добрая жена облегчает самую тяжкую болезнь мужа, злая жена тяжелее всякой болезни. Рецепты протопопа Сильвестра против этой напасти устарели, новых не найдено.

Беладонна (Bella-dona) - в буквальном переводе значит "красавица", в аптеке - сонная одурь. Не лишено некоторого ехидства.

Врачи, физиологи и философы давно изощряются найти центр, в котором пребывает душа. Общего центра нет; у многих она в кармане.

Корсет не броня, а оружие.

Зубные эликсиры изобретены дантистами для поддержания и укрепления... их практики.

стр. 144


--------------------------------------------------------------------------------

Желудок - барин, мозг - кучер, совесть - лошадь.

Апоплексия - прекращение без предостережения.

Эпидемия - опровержение пословицы, что "на людях и смерть красна".

Разница между астрономом и гастрономом? У первого видит око, да зуб неймет, второй кушает не смотря.

Язык - самое скорострельное и дальнобойное орудие в мире.

Наркотическое - средство для усыпления, отпускается на дом из аптек и библиотек, принимается на месте в театрах и на публичных лекциях.

Зритель. 1883. N 11. С. 9.

Майонез

(из дичи)

"Ко всякой лжи свое приложи"

!

В американском молитвенном доме пастор произносит горячую речь по случаю какого-то общественного несчастья и просит всех помочь пострадавшим, по мере сил и возможности. В заключение передает присутствующим свою шляпу, приглашая тут же сделать посильные пожертвования.

Шляпа обходит всех присутствующих и возвращается к пастору пустая. Тогда пастор возводит глаза к небу и патетически восклицает:

- Благодарю тебя, Боже, что ты сохранил мне новую шляпу в подобном нечестивом собрании!

Каламбур действует убедительнее проповеди и находчивый пастор собирает несколько десятков долларов в пользу пострадавших.

?

Муж, торговец скотом, телеграфирует жене, ожидающей его приезда: "Сегодня крупный рогатый скот не принимают на поезд, приеду завтра!"

!

Очень рассеянный господин встречает супругов, недавно вступивших в брак.

- Ба-ба! Наши голубки! Как поживаете?

- Отлично, Ив. Ив., отлично.

- Ну что Бог деток не дал еще?

- Что Вы, Ив. Ив., краснея говорит супруга:

- Мы только три месяца женаты...

- Что ж такое? И в три месяца можно сделать что-нибудь... маленькое...

?

Во времена империи, во Франции, какому-то коммерсанту дали придворную должность и он напечатал на своих визитных карточках: gentilhomme de la Cour. Жена, гордая званием мужа, и на своих карточках прибавила: Gentille femme de la Cour.

!

- Подайте, Христа ради, убогому!

- У самого, милейший, ни гроша нет в кармане!

- Зачем же вы гуляете? Отчего вы не работаете, не зарабатываете денег?

стр. 145


--------------------------------------------------------------------------------

?

- Голубчик, ты стоял около этих репортеров, когда они так долго рассматривали мою картину: скажи, пожалуйста, что они говорили? Это для меня существенно важно!

- Изволь, если это тебя интересует: тот, высокий, сказал, что у него сегодня сильно расстроен желудок и просил низенького угостить его английской горькой, на что низенький, за неимением денег, не согласился. Вот и все.

!

Пожилой селадон на коленях перед молодой и хорошенькой барыней.

- Божество мое! Если бы вы знали, какое чудное шампанское и какие трюфли я выписал для вас, вы не отказались бы сегодня поужинать со мною!

Барыня на минуту задумывается. "Хорошо! Обещаю вам, что как только умру, я ваша!"

Что это? - Торжество добродетели?

Вовсе нет. Барыня - актриса и в третьем действии умрет на сцене, после чего поедет ужинать...

?

- Верите ли, доктор, - жаловалась капризная дамочка на своего мужа: когда он кашляет, то в комнатах, от сотрясения, падает мебель; а когда он чихает, то от ветра открываются вентиляторы в печах...!

!

Старый толстяк жалуется доктору на свои недуги.

- Мало движения! - говорит доктор. - Ходите больше, а главное, делайте гимнастику, она безусловно необходима для организма!

- Э, батенька! Мой дед понятия не имел о гимнастике, пешком ходил реже моего, а в семьдесят лет мог гнуть подковы и выпивал по две бутылки водки в день!

- Это ничего не доказывает! Единственно от того он и умер, что не имел понятия о гимнастике!

?

Голову можно вскружить:
Парами - вина.
Фимиамом - лести.
Успехом - предприятия.
Быстротою - падения.
Волнением - радости.
Дымом - сигары.
Красотою женщины.
Голосом певца.
Талантом актрисы.
Ногами танцовщицы.
И т. д. и т. д.
Бедная голова!
Зритель. 1883. N 12. С. 8.

стр. 146


--------------------------------------------------------------------------------

Масленица

по определению

Моей кухарки. - Масленица, ну абнакновенно: разведу опару из грешневой али пшаничной муки, дам взойти, апосля сковородки вычищу, салом смажу, испеку блинов, кушайте на здоровье, - вот вам и масленица! Только икорки купить не забудьте, да семги, а то и снеточков захватите...

"Дельца" новейшей формации. - Масленица вовсе не есть какое-нибудь особенное, календарями указанное время года: масленица может начаться когда угодно и продолжаться год, два, даже несколько лет. Необходимые аксессуары масленой суть: деньги (много денег), рысаки (тысячные), кокотки (тоже), вина (отборные), "Стрельна" и "Яр". Это хорошая сторона масленицы. Дурная заключается в том, что через некоторое время обыкновенно говорят: не все коту масленица! И тогда начинается великий пост, продолжающийся гораздо дольше масленицы.

Хлыща, не собирающегося жениться. - Самое прелестное время! На масленой сделаешь предложение, всю неделю кутишь на счет будущего тестя, должаешь и у папеньки, и у маменьки, и у братцев и дядюшек нареченной невесты, а в последней неделе поста начинаешь отлынивать и к Фоминой преблагополучно расстраиваешь свою свадьбу. Пятый раз эту историю буду проделывать и ручаюсь, что превосходно с рук сойдет.

Аптекаря. - Машлена називайт аттофо, что ошень много кашторовы мащло нюжно бывайт; тоже прописывайт александрийшки лишт, nux vomica и andere purgaliva.

Врача. - Совершенно с вами согласен! Без сомнения, это языческий обряд и притом устаревший, но посмотрите, какую пользу он приносит, например, нам: боли, рези живота, катарры кишок, несварение желудка - с одной стороны, и alcogolismus acutus, delirium tremens, retinitis alcogolico - с другой, а мы меньше 3-х рублей за визит в это время не берем.

Актера. - Масленица начинается с первой недели поста и продолжается, смотря по успешности сборов, от двух недель до месяца, после чего опять пост, если не получишь выгодного ангажемента. В течение нашей масленицы у всех актеров, посещающих трактир Вельде, можно видеть перстни, цепочки, часы, все пьют вино, коньяк, абсент, даже "холодненькое". Потом всё идет crescendo скромнее и до следующей масленицы. Хороший бенефис - масленица для наших кредиторов.

Купца. - Не тронь! Расшибу! Душа гуляет. Так ты никшни! Потому, как понедельник прощеный день, то на масленой что хошь твори, всё в посту отмолится. На то она и масленая, чтоб никто ндраву не препятствовал! - Эй, ты береза, ты моя береза! Все - эмы пьяны, ты ль - одна твереза! Ешшо полдюжины!

Сотрудника. - Масленицу, как особое время года, я вообще не признаю, а называю масленицей такое время, когда в каждом N эдак, знаете, строк по 300 валяешь, так что ежедневно можно строк по 200 прокучивать, да еще на извощиков, перчатки и конфекты для Анюты остается. Вот это масленица. Маленькие посты - это затишье и неимение новостей; великий пост - это если издание, эдак, на основ, ст. 50 прилож. к ст. 4... понимаете?

Аявру.

Зритель. 1883. N 14. С. 8.

стр. 147


--------------------------------------------------------------------------------

Размышления праздного философа

У человека только одна голова, и этого совершенно достаточно, ибо ухитряются же люди терять свою единственную голову и продолжать, несмотря на это, преблагополучно существовать.

Человеку дан только один язык, потому что если бы их было два, то адвокаты ухитрялись бы защищать двух клиентов сразу, и никто бы не женился, из опасения слышать болтовню жены в два языка.

Но тем не менее есть очень много людей двуязычных.

Человеку определено иметь только одно брюхо. Это потому, что для бедняги трудно набить и одно брюхо, а богатые ухитряются "есть в два брюха", следовательно, - все должны быть довольны.

У человека, далее, только один нос, служащий достаточным развлечением для нюхания табаку и для ковыряния.

Но зато у человека два глаза, чтобы если один будет подбит, другой продолжал видеть, кому нужно отплатить подбитием за подбитие.

У человека две руки, благодаря этому можно так обделывать свои делишки, что даже шуйца (левая) не узнает, что творит десница (правая).

У человека две ноги; если одна сломается, то приходится покупать только один костыль, что несомненно удобно.

У человека также два уха, чтобы глупости и вздор, которые приходится выслушивать человеку ежедневно, могли, влетая в одно ухо, вылетать в другое.

Аявру.

Зритель. 1883. N 15. С. 8.

Каторжный день

Старый, растолстевший, давно сданный в архив, но числящийся председателем разных обществ и комитетов Константин Иванович Пуляркин спит на своей мягкой кровати.

- 12 часов! Вставать пора, ваше-ство! - в сотый раз кричит над его ухом камердинер.

- Мм, помпончик! - мямлит сквозь сон Константин Иванович и снова начинает выводить трель своим утиным носиком.

- Ваше ст-во, просители идут! Петр Петрович идет, ваше-ство.

- Устал я, душоночек, оставь!

- Елена Дмитриевна сердятся, проснитесь, ваше-ство! - изо всех сил вскрикивает камердинер. Константин Иванович испуганно открывает сонные глазки. Камердинер пользуется этим моментом, чтобы окончательно разбудить и одеть его-ство, которое тяжело сопит и вздыхает.

Через 10 минут к Константину Ивановичу входит его секретарь, весьма болванистый молодой человек, с объемистым портфелем под мышкой. Константин Иванович предлагает ему чаю и кисло глядит на принесенные бумаги.

- После, добрейший Петр Петрович, после! Теперь нужно выйти к просителям. Как бишь мы условились в прошлый раз?

стр. 148


--------------------------------------------------------------------------------

- Если я стою с правой стороны ваше-ства, то просителю отказано, если с левой - просьба удовлетворена, - почтительно говорит секретарь.

- Да, да помню: с правой - удовлетворено?

- Отказано, ваше-ство!

- С правой отказано, с правой отказано, с правой отказано, - твердит Константин Иванович, надевая сюртук и повязывая галстук.

В приемной человек двадцать народу. Константин Иванович, беспрестанно оглядываясь на Петра Петровича, бойко обходит посетителей.

- Ваша фамилия?

- Вдова Корытова, ваше-ство! Подавала прошение.

- Да, помню. К сожалению, мы ничего не могли сделать для вас, вам отказано. Извините...

- Ваша фамилия - Да, знаю. Отказано.

- Вы о чем. Ах, помню. Просьба удовлетворена.

- Вам тоже отказано!

- Но, ваше-ство...

Петр Петрович перебегает налево, хочет что-то сказать.

- Ах, ошибся, Вы будете удовлетворены, прошение принято.

- Но я, ваше-ство, прислан из мебельного магазина.

- Так ведь это не ко мне, это к Елене Дмитриевне, - с неудовольствием говорит Константин Иванович и благополучно оканчивает свой торжественный обход.

Подкрепив свои силы довольно основательным завтраком, Константин Иванович снова отправляется в кабинет.

- Ну-с, приступим к текущим делам, - говорит он, выбирая перо.

- К подписи сегодня восемнадцать бумаг, ваше-ство.

- О, Господи! И это чуть не каждый день! - вздыхает Константин Иванович, восемнадцать раз подписывая свою фамилию в указанном месте.

- Все? - нерешительно спрашивает он, кладя перо.

- Нет-с, еще один доклад...

- Только поскорее, добрейший мой!

Константин Иванович откидывается на спинку кресла. Петр Петрович начинает быстро читать и, окончив, вопросительно взглядывает на ваше-ство.

- Отказать! - решает Константин Иванович, с трудом отгоняя навязчиво предлагающего свои услуги Морфея.

- Это не прошение, ваше-ство, это доклад. Угодно ли подписать?

- Н-нет!

- Почему же ваше-ство??

- Потому, потому..., потому что всё это незаконно, неверно.

- Этот доклад...

- Да-с, незаконно! Потрудитесь переработать и представьте мне этот доклад в воскресенье.

- Но этот доклад должен быть сегодня же отслан ваше-ство!

- Вы бы так и говорили! Благодаря вашему формализму, приходится терять столько времени! И Константин Иванович размашисто подписывается на докладе.

- Все?

- Все ваше-ство. Через час я буду иметь честь сопровождать ваше-ство на заседание К-ского комитета.

- Это зачем?

- Как же, ваше-ство сегодня желали прочесть отчет...

- А что же я буду читать?

- Готова-с, - вот эту бумагу.

стр. 149


--------------------------------------------------------------------------------

- Ох, как много! Но что делать, noblesse oblige, давайте сюда! 4 листа!! И еще говорят, что у нас мало дела!

- Кто же смеет это сказать, ваше-ство?

- Вы не поверите, дорогая Елизавета Аристарховна, сколько у меня работы по пятницам: я едва успел попасть к вам на вечер. Утром - дела, потом прием массы просителей, - я их удовлетворяю сам, потом доклад моего секретаря, 18 спешных дел, потом составление доклада, потом чтение отчета в заседании моего комитета, потом...

- Кто же не знает, многоуважаемый Константин Иванович, что для вас пятница - трудовой день?

- И не говорите! Не то что трудовой, а просто каторжный день! - говорит Константин Иванович, с трудом пережевывая сочный кусок куропатки.

Аявру.

Зритель. 1883. N 16. С. 2 - 3.

Дуэль женщин

В наш век, век далеко не романтический, мало найдется мужчин охотников подвергать свою жизнь опасности из-за женщин, а потому скоро настанет время, когда они должны будут сами с оружием в руках выходить на защиту своей чести, которой всюду представляется такая масса соблазнов и опасностей "полететь кувырком". Эти соображения послужили канвою для эксцентричной шутки, представляющей остроумный проект некоторых обязательных к исполнению правил и приемов женской дуэли.

(Рис.)

Костюмы:

1) Высший шик. Костюм из замши gris perle, чулки черные с вышитыми на них цветами золотом. Подвязки золотые. В этаком костюме победа обеспечена.

2) Самый простой костюм без всякой задней мысли скрывать что-либо от друзей. Отличается полнейшей откровенностью, как это и видно на рисунке.

3) Костюм, рассчитанный для величественной особы.

4) Широкий костюм, скрывающий слишком выдающиеся формы, которые в нем могут по произволу напрягаться, не боясь нескромного трещания материи. Костюм очень совершенный, милостивые государыни.

5) Скромный костюм со вкусом, рекомендуется по преимуществу для особ хорошо сложенных.

(Рис.)

Наконец, для серьезной дуэли знатоки предписывают английский костюмчик, соединяющий с шиком все преимущества: удобство, изящество и свойство нравиться секундантам, выбираемым неминуемо не из прекрасного пола, так как четыре женщины, разумеется, не могли бы никогда прийти к какому-нибудь соглашению на условиях.

(Рис.)

Если костюм у одной из сражающихся лопнет, то дальнейшая возможность продолжать дуэль становится сомнительною, так как секунданты отвлеклись бы от

стр. 150


--------------------------------------------------------------------------------

своего дела совершенно посторонними дуэли предметами. А потому повреждение костюма после надлежащего осмотра и удостоверения должно быть признано за рану, влекущую за собой прекращение дуэли. Оно и логично, впрочем, так как в этом случае уже костюм будет более нуждаться в восстановлении своей чести, чем каждая из сражающихся.

(Рис.)

В том случае, если эти дамы сцепились бы друг с другом своим природным оружием, секунданты отнюдь не должны вмешиваться, - трепка шиньонов может во всяком случае почитаться одним из видов устранения всяких спорных вопросов, а потому посредничество секундантов было бы неуместным.

(Рис.)

Если бы дуэль обошлась без серьезных последствий, сражающиеся могут быть приглашены к приготовлению завтрака для секундантов и должны с удовольствием содействовать удовлетворению их законного аппетита.

(Рис.)

Сюжет для бронзовой группы столовых часов. По окончании сражения каждая из сражающихся обязана будет расцеловать своих секундантов, избегая пуще всего выказывать предпочтение кому-нибудь из них: молодому брюнету перед безволосым старцем.

(Рис.)

Во всяком случае честь сражавшейся останется в долгу у ее секундантов, а потому она обязана будет ужинать со старейшим из них и провести все утро и завтракать с младшим.

(Рис.)

Зритель. 1883. N 19. С. 7.

стр. 151


Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

Л. Я. ДВОРНИКОВА, НОВЫЕ ПСЕВДОНИМЫ А. П. ЧЕХОВА? (ЧЕХОВ И МОСКОВСКИЙ ЖУРНАЛ "ЗРИТЕЛЬ") // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 19 февраля 2008. URL: http://www.literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1203428788&archive=1203491298 (дата обращения: 23.09.2017).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии