"Федор Сологуб и мировая культура". ФЕДОР СОЛОГУБ И ОГЮСТ ВИЛЬЕ ДЕ ЛИЛЬ-АДАН
19 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: В 1912 году в журнале "Аполлон" появилась статья Максимилиана Волошина, озаглавленная "Апофеоз мечты и смерти" и посвященная французскому писателю Огюсту Вилье де Лиль-Адану. 1 В статье Волошин, в частности, пересказывает известный эпизод из жизни Вилье де Лиль-Адана, когда тот выставил свою кандидатуру на вакантный королевский престол Греции. Дело в том, что Вилье был прямым потомком последнего великого магистра Ордена Иоаннитов, геройски защищавшего остров Родос от войск султана Сулеймана Великолепного, и теоретически мог претендовать на престол. Однако друзья Вилье не могли не осознавать фантастичности затеянного предприятия: с одной стороны, они знали за Вилье склонность к химерическим прожектам, на осуществление которых он тратил свою немалую энергию, с другой - понимали, что для Вилье, как для поэта, устремленность к мечте была гораздо важнее ее реализации. Реальные властные полномочия не интересовали его, ему достаточно было ощущать себя королем, правителем той области духа, куда могут проникать лишь те, кто наделен поэтическим воображением. Вот как Вилье ответил, в изложении Волошина, на вопрос Малларме о том, что бы он сделал, если бы его действительно избрали эллинским королем: "О, я бы устроил торжественный въезд: цветы... фанфары... В великолепном царском облачении я вхожу во дворец... и затем выхожу к народу на балкон - один, совсем нагой. Я показался бы так на мгновение и затем скрылся в своем дворце. Больше они бы не видели меня никогда. Я бы правил невидимый". 2

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


"Федор Сологуб и мировая культура". С "ПОДСКАЗКИ" ПУШКИНА
19 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Тьмы низких истин мне дороже
Нас возвышающий обман...
А. С. Пушкин. "Герой"

Многоцветная ложь бытия,
Я отравлен дыханьем твоим.
Ф. Сологуб

Название и основной смысл романа "Мелкий бес" чаще всего связывают со строками незавершенной поэмы М. Ю. Лермонтова "Сказка для детей" (1839- 1840): "То был ли сам великий Сатана, // Иль мелкий бес из самых нечиновных". Поводом для установления данной коннотации, по-видимому, послужило эссе Сологуба "Демоны поэтов", первая часть которого, "1. Круг первый", была напечатана в майской книжке журнала "Перевал" за 1907 год; в эссе писатель процитировал строки из "Сказки для детей" Лермонтова. 1

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ИСПАНИЯ РУССКИХ ПИСАТЕЛЕЙ XX ВЕКА
19 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Хосе Фернандес Санчес, автор справочника "Русские путешественники в Испании XIX века", справедливо писал: "Для русских, у которых в избытке были воображение или деньги, поездки по Европе носили почти ритуальный характер. Те, кого волновало здоровье, а заодно будоражила рулетка, отправлялись в Баден-Баден; любители прекрасного устремлялись в Рим; в поисках развлечений наведывались в Париж. Для получения образования ехали в Берлин, а оппозиционеры облюбовали Женеву. Тем самым все находили веские причины, чтобы отправляться в дорогу. У путешествий в Испанию не было никаких посторонних побудительных мотивов, и ничем иным, кроме как желанием узнать Испанию, они не объяснялись". 1 Любопытно, что для XX века подобное обобщение в целом оказывается неточным, но в отношении Испании оно, пожалуй, вполне применимо. Во всяком случае, творческую интеллигенцию, вне зависимости от идейных пристрастий и политической ангажированности, чаще всего именно Испания в Испании и интересовала. Даже советские писатели, такие, как И. Эренбург и М. Кольцов, которые побывали здесь в период Гражданской войны не по зову сердца, а по долгу службы, вневременной, вечной Испании уделяли в своих очерках не меньшее внимание, чем темам злободневным и политическим. Более того, даже в тех случаях, когда по разным причинам такие разные русские писатели, как П. Перцов или В. Маяковский, следуя принципу: "Если тебе дают тетрадь в линейку, пиши поперек" (сформулированному, кстати говоря, великим испанским поэтом Хуаном Районом Хименесом, но известному всем нам по эпиграфу к роману Хемингуэя "По ком звонит колокол"), пытались сломать стереотип, они очевиднейшим образом опирались на него и ему наследовали.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


"ИСКРЕННЕ ВАШ ЮЛ. ОКСМАН" (ПИСЬМА 1914-1970-го годов)
19 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: (Продолжение)

60

П. Н. Беркову

4/I (1955 года)

Дорогой Павел Наумович,

от всей души благодарим вас и Софью Михайловну за новогодние пожелания. Не сомневаемся, что 1955 год будет не хуже предшествовавшего ему года, а потому смело вступаем в новую фазу жизни. Желаем вам прежде всего здоровья, все остальное само приложится - и успехи, и радости всех форм, и достижения новых высот.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ПЕРЕПИСКА К. Н. ЛЕОНТЬЕВА И С. Ф. ШАРАПОВА (1888-1890)
19 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Обширное эпистолярное наследие К. Н. Леонтьева до сих пор полностью не собрано. Среди писем, неизвестных прежде, встречаются и короткие записки, важные лишь для уточнения какой-либо даты или факта биографии писателя, и ценнейшие с историко-культурной точки зрения тексты. Многие почитатели Леонтьева считали, что в переписке он раскрылся ярче всего. Да и сам "оптинский отшельник" в последние годы жизни неоднократно признавался, что большие письма друзьям ему писать гораздо приятнее, чем статьи "для публики" (т. е. для денег). Такие письма он мог писать несколько дней, иногда и недель, некоторые из них превращались в целые трактаты и после смерти автора были напечатаны в виде статей. Ряд публицистических произведений последних лет также представлял собой "письма" ("Национальная политика как орудие всемирной революции", "Не кстати и кстати", "Культурный идеал и племенная политика", "Кто правее?"); эти статьи вырастали из реально ведшейся переписки или разговоров.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ЧУВСТВЕННОСТЬ И ПРЕСТУПЛЕНИЕ В "ЛЕДИ МАКБЕТ МЦЕНСКОГО УЕЗДА" Н. С. ЛЕСКОВА
19 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: (Франция)

В повести "Леди Макбет Мценского уезда" 1 Лесков затрагивает бурно обсуждавшийся в России в шестидесятые годы XIX века женский вопрос. То или иное представление о женщине в литературе этого времени носит на себе, как правило, отпечаток полемической пристрастности. Лесков принимал активное участие в происходивших тогда спорах: в 1861 году он посвятил проблеме женской эмансипации целый ряд статей. 2

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


СКУЛЬПТУРА И ТЕКСТ: "ЦАРСКОСЕЛЬСКАЯ СТАТУЯ" А. С. ПУШКИНА
19 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Стихотворение "Царскосельская статуя" создается А. С. Пушкиным в начале октября 1830 года в Болдино. Его текст возникает в процессе работы над стихотворением "Румяный критик мой..." (ПД 131, л. 1 об.). Опубликовано оно будет в альманахе "Северные цветы на 1832 год" (СПб., 1831, с. 41) вместе со стихотворениями "Отрок", "Рифма", "Труд" под общим заглавием "Анфологические эпиграммы", являя собою жанровый цикл. Как представляется, стихотворения объединены не только единством жанра, но и некой единой внутренней темой, выявить которую помогает анализ первого, открывающего цикл произведения - "Царскосельская статуя".

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


"АЛФАВИТ ФЛОРЫ" В АЛЛЕГОРИЧЕСКОМ ЯЗЫКЕ ГРАФИКИ И ПОЭЗИИ РУКОПИСНЫХ АЛЬБОМОВ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА
19 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: А ты, наш цвет, питомец скромный луга,
Символ любви и жизни молодой,
От севера, от запада, от юга
Летай к друзьям желанною молвой;
Будь голосом, приветствующим друга;
Посол души, внимаемый душой,
О верный цвет, без слов беседуй с нами
О том, чего не выразить словами.
В. А. Жуковский. Цвет завета (1819) 2

Для строя культуры начала XIX века, по утверждению Ю. М. Лотмана, ярким атрибутирующим качеством была театральность. Став в дворянской культуре этого периода главенствующим кодом, она определяла модели жизненного поведения, привязывая их к определенным "сценическим площадкам", и активно вовлекалась в них в виде иносказательных приемов поведения, которые складывались из сопряженных с какими-либо дополнительными значениями "жестов и поз". 3

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ЗАМЕТКИ К ДИСКУССИИ О ДРЕВНЕРУССКИХ ПЕРЕВОДАХ С ГРЕЧЕСКОГО
19 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Во втором томе журнала "Русский язык в научном освещении" за 2001 год вышла моя статья о языковых русизмах в "Пандектах" Никона Черногорца (далее ПНЧ), в которой новое издание этого памятника, сделанное коллегами из Софии Р. Павловой и С. Богдановой, 1 было подвергнуто нелицеприятному разбору. Опубликованный в т. 6 того же журнала (2003) ответ Т. Д. Славовой пришелся как нельзя кстати. 2 В своей статье я писал: "Все сказанное нами о русизмах можно считать приглашением к серьезной лингвистической дискуссии по этой проблеме". 3 Теперь стало ясно, что мое приглашение принято, но при этом почему-то превратно истолковано как вызов и "клеймение" болгарской медиевистики "в целом". Признаюсь, я был немало удивлен известием, что Р. Павлова олицетворяет собой всю болгарскую медиевистику. Надеюсь, однако, что это не так и что средневековый институт круговой поруки чужд болгарскому научному сообществу. Во всяком случае, моя статья никоим образом не была направлена против Р. Павловой лично, но только против научно-справочного аппарата ее книги. Остается искренне сожалеть, что уважаемая мною Т. Славова восприняла мое выступление по вполне частному, хотя и важному научному вопросу как оскорбление всей болгарской славистики.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ДРАМАТУРГИЯ БУЛГАКОВА 20-30-х годов КАК НЕНАПИСАННАЯ ПРОЗА
19 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: 1

К пьесам Булгакова вполне возможен подход как к "текстам", в которых реализуется метатекст булгаковского творчества, т. е. как к логическому продолжению его прозы. В свое время А. Смелянский отметил, что пьеса "Дни Турбиных", выросшая из "Белой гвардии", несет на себе "черты своего прозаического происхождения". 1 Но такие же черты несет на себе и "Бег", автором которого владела тоска по роману.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


В ПОИСКАХ ИКОНИЧНОСТИ: Л. ТОЛСТОЙ И К. МАЛЕВИЧ
19 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Первым супрематистом в России был Лев Толстой, изобразивший "арзамасский ужас" в виде красного квадрата на белом фоне. В письме к жене он сообщал: "Третьего дня в ночь я ночевал в Арзамасе, и со мной было что-то необыкновенное. Было два часа ночи, я устал страшно, хотелось спать и ничего не болело. Но вдруг на меня нашла тоска, страх, ужас такие, каких я никогда не испытывал". 2 Этот эпизод лег в основу рассказа Толстого "Записки сумасшедшего" (1884 - 1887). Напомню в двух словах его сюжет. Герой рассказа Федор отправляется в Пензенскую губернию с тем, чтобы купить новое имение. В дороге он начинает дремать, но вдруг просыпается от внезапно охватившего его беспокойства. На подъезде к Арзамасу он решает сделать остановку, в надежде, что "станция, самовар и отдых" развеют тоску. Наконец, видит домик, где можно остановиться. В арзамасской комнате Федор испытывает смертельную тоску: "Чисто выбеленная квадратная комнатка. Как, я помню, мучительно мне было, что комнатка эта была именно квадратная. Окно было одно, с гардинкой - красной" (т. 26, с. 469). Он пытается уснуть, но тоска не только не исчезает, а постепенно перерастает в ужас: "Как-то жизнь и смерть сливались в одно. Что-то раздирало мою душу на части и не могло разодрать. Еще раз пошел посмотреть на спящих, еще раз попытался заснуть, все тот же ужас красный, белый, квадратный" (т. 26, с. 470). Таким образом, "арзамасский ужас" имеет в рассказе конкретный визуальный образ, при этом образ беспредметный - на героя подавляюще действует не вид красной гардинки на белой стене, а красный квадрат на белом фоне. Федор начинает читать молитвы: "Господи помилуй", "Отче наш", "Богородицу", сочиняет собственные. Крестится, кланяется в землю, оглядываясь и боясь, что его увидят. В молитве он не обращается к иконе. Похоже, что ее вообще в комнате нет. Взор героя поглощен "псевдоиконой" - красным квадратом на белом фоне.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


МУЗЫКА В ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ И. А. ГОНЧАРОВА
19 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: В литературе о русских писателях насчитывается немало работ, в которых рассматривается значение музыки для их творчества. 1 Далеко не все из тех, кому посвящены эти исследования, обладали профессиональными музыкальными навыками, но общая культура, острота художественного восприятия и высокий интеллектуальный уровень нередко приводили русских литераторов к глубокому проникновению в природу музыки. Иван Александрович Гончаров не был исключением в этом ряду, однако отдельных работ, посвященных анализу музыкальной составляющей в его жизни и творчестве, до сих пор нет. Постараемся, по мере возможности, восполнить этот пробел.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ПОЛОЦКИЙ РИТОРИЧЕСКИЙ ТРАКТАТ XVIII ВЕКА
14 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Рецензируемая книга, изданная благодаря финансовой помощи настоятеля Индурского католического монастыря отца Ежи Карпинского в Беларуси, вышла таким крошечным тиражом, что шансов ее появления на прилавках российских книжных магазинов практически нет.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ЖАННА Д'АРК И ДУХОВНЫЕ ИСКАНИЯ РУССКОГО ЗАРУБЕЖЬЯ
14 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Образ Орлеанской девы всегда был чрезвычайно притягателен для разного рода интерпретаций. По словам немецкого историка Г. Крумайха, "подлинный культ Жанны в сущности исповедовали то республиканцы, то консерваторы, то роялисты, и по ходу истории его "аннексировали", "заимствовали", "извращали"

стр. 188


--------------------------------------------------------------------------------

(...) враждующие стороны".1 Каждый автор рассматривал ее как наиболее "удобную" героиню для выражения собственных убеждений.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


НЕИЗВЕСТНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ "ТИХОГО ДОНА"
14 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Цель моей статьи - поделиться с читателем своим взглядом на исторические источники трех мест в "Тихом Доне". В 13-й и 14-й главах 4-й части романа автор рисует портрет генерала Л. Г. Корнилова, назначенного Верховным главнокомандующим неделю тому назад, 19 июля (1 августа) 1917 года: "смуглое лицо (...) непроницаемо, азиатски бесстрастно", "монгольские с ярким блеском глаза", "маленький в защитном мундире с Георгиями", "стройный, подтянутый, маленький, с лицом монгола, генерал", "щуплый, с лицом монгола", "маленький генерал". Думается, что преобладающие в "Тихом Доне" внешние черты Корнилова Шолохов взял из двух характеристик его Донским атаманом генералом А. П. Богаевским. Первая основывается на их совместном обучении в Академии Генерального штаба в конце 1890-х годов: "Скромный и застенчивый армейский артиллерийский офицер, худощавый, небольшого роста, с монгольским лицом".1 Даже скромность и застенчивость не упустил случая отметить Шолохов. При торжественной встрече приехавшего в Москву Корнилова осыпают цветами, и он "чуть смущенным, нерешительным движением" стряхивает зацепившийся за аксельбанты цветок. Вторая характеристика отражает встречу Богаевского с Корниловым в Новочеркасске зимой 1918 года: "Главнокомандующий Добровольческой армией был одет в штатском... Маленький, тощий, с лицом монгола, плохо одетый, он не представлял собой ничего величественного и воинственного".2 Для нас тут важны внешние приметы Корнилова, которые регулярно повторяет Шолохов. Он мог бы использовать и, видимо, использовал фотографии Корнилова в книгах, но А. П. Богаевский был свидетелем-очевидцем. В 1918 году под началом Корнилова он командовал войсками Ростовского района, а в Ледяном походе - Партизанским полком.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ОБ ИСТОЧНИКАХ ДЕНДИЗМА КАК СОЦИОКУЛЬТУРНОГО МОТИВА У РУССКИХ ПИСАТЕЛЕЙ
14 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Проблема дендизма в русской культуре до сих пор остается недостаточно исследованной, в то время как анализ феномена дендизма должен способствовать воссозданию адекватной картины мира писателей, прояснению спорных моментов, связанных с литературными произведениями и их героями.

В историческом понимании слова "денди" мы встречаем парадоксальное упрощение: в современном сознании закрепилось преимущественное отношение к ден-

стр. 173


--------------------------------------------------------------------------------

дизму как к моде в одежде. Трактовки дендизма всегда были достаточно противоречивы. С середины XIX века противопоставление денди и фашионеблей, франтов, щеголей исчезает и из пародии денди становится образцом. Мы наблюдаем синонимизацию определений и образование единой лексико-семантической группы "денди" (при естественной разнице в коннотациях). Этимология слова "денди" (dandy, dendy) в английском языке неясна, а точки зрения на время проникновения слова в русский язык различны. Встречаемое у Пушкина "dandy" трактуется как следствие неизвестности слова современникам поэта.1 Существует и противоположное мнение.2

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ЗАГАДКА КРЫЛОВА
14 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: В 3-м Лотмановском сборнике вновь поставлен вопрос, над разрешением которого трудится уже несколько поколений исследователей Крылова: "...как только речь заходит о бытовых чудачествах Крылова, ставших притчей во языцех и основой множества исторических анекдотов, его образ начинает как бы двоиться. В контексте расхожих представлений о невоздержанности Крылова в еде неожиданным выглядит замечание Булгарина о том, что он был "разборчивым гастрономом"; известно также, что он любил лакомиться устрицами, хотя прилюдно демонстрировал страсть к обильной и тяжелой русской кухне. (...) Из безобидных чудачеств и житейской мудрости и сложилась маска добродушного творца дидактических миниатюр. До сих пор не только в массовом сознании, но и в восприятии специалистов баснописец остается практически тем же "дедушкой" Крыловым, каким он виделся современникам. Непроницаемая литературность этого образа постепенно превратилась в подобие раковины, надежно защищающей своего хозяина и в то же время изолирующей его от внешнего мира".1 Удивительна теперь почти двухвековая устойчивость этого образа, над разгадкой которого трудились, хотя и без положительных результатов, поколения литераторов, начиная с его современников.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ХЕРАСКОВ В "МОСКОВСКОМ ЖУРНАЛЕ" КАРАМЗИНА
14 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: В. Э. Вацуро обратил внимание на интереснейшие письма Е. В. Херасковой к И. П. Тургеневу 1795 года, в которых содержится следующий отзыв о Карамзине: "Н. М. часто бывал у нас, мы с ним гораздо больше прежнего спознакомились и более узнали цену его. Без лести сказать, что он редко хороший человек во всех отношениях; мы любим его много и очень, очень много(...)".1 Как справедливо отметил В. Э. Вацуро, в отношениях с Херасковыми вполне проявилась этическая позиция Карамзина: "Разорвав идейные связи с масонскими кружками Москвы, став предметом их резкой критики, он счел необходимым почти демонстративно подчеркнуть неизменность своих личных отношений с жертвами политических преследований".2 До сих пор, однако, недостаточно изучены и личные, и творческие связи Карамзина и Хераскова.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ТАК БЫЛ ЛИ БОЛЕН Л. АНДРЕЕВ?
14 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: До сих пор помню то огромное, не лишенное страха, чувство изумления, какое испытал я при моем странном и неожиданном открытии: говоря правду, я привожу людей к ошибке и тем обманываю их; утверждая ложь, привожу их, наоборот, к истине и познанию. Тогда я еще не понимал, что неожиданно, подобно Ньютону с его знаменитым яблоком, я открыл великий закон, на котором зиждется вся история человеческой мысли, ищущей не правды, которой ей не дано знать, а правдоподобности, т. е. гармонии между видимым и мыслимым, на основании строгих законов логического мышления. И вместо того, чтобы радоваться, я в наивном, юношеском отчаянии восклицал: "Где же правда? Где же правда в этом мире призраков и лжи?"

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ОСИП МАНДЕЛЬШТАМ. О ПРИРОДЕ СЛОВА
14 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Задача критического издания прозы Мандельштама остается, несмотря на существование нескольких собраний его сочинений, реализованной в очень небольшой степени. Но и на таком фоне текст статьи "О природе слова" в посмертных изданиях представлен наименее удовлетворительно. Настоящая работа - попытка приблизиться к решению насущной задачи.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ИЗ ПРЕДЫСТОРИИ ПЕРЕЕЗДА В. В. РОЗАНОВА В ПЕТЕРБУРГ: ПИСЬМО РОЗАНОВА К Т. И. ФИЛИППОВУ
14 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Известно, как не любил Розанов свои первые петербургские годы. Уже через пять лет жизни в столице, осенью 1898 года, он написал С. Ф. Шарапову: "...я... весь свой петербургский период считаю не неверным, но литературно-бестактным.

стр. 131


--------------------------------------------------------------------------------

Кстати, в одном давнем письме (весной) как Вы угадали мотив моей петербургской испорченности: "Вы были нравственно задушены людьми, в угоду которых сюда попали".1 Да, этот контроль, этот "дом Ефимова, угол Павловской и Большого", с его "25 N"; этот Аксаков,2 который чувствует себя "oblige"3 принадлежать к славянофилам в силу печальной своей фамильи; этот безмозглый и безмолвный, яко "дядя Аким" (из "Власти тьмы"), Аф(анасий) Вас(ильев),4 с претензиями играть роль и с мучительною завистью ко всему умнее и даровитее его - да, это задушило меня на 5 лет. (...) Даже наилучшие мои петербургские статьи, пламенные, по мысли верные - просто взволнованно-раздраженным тоном своим мне противны. Много отнял у меня Петербург".5

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


КОНТУРЫ ЖАКЕРИИ
14 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: В архиве Розанова пачку писем "семейства" Мережковских предваряет "заметка" - своеобразный ключ к осмыслению личностей бывших корреспондентов: ""Античные люди" - так хочется назвать всех их, - целую колонийку, зябнувших в России. Зина, Митя и потом около них Дима, с Бакстом и проч., - все это были какие-то "заморыши" в европейской цивилизации, в христианской цивилизации, - и они расцветали и были "собою" лишь около Таормина и Сиракуз, своей древней и вечной, своей ноуменальной родины. Не Мережковский был холоден, а Мережковскому было холодно. Никто столько не проповедовал Христа: но ни от кого, я думаю, в тайне вещей Христос так не страдал, как от Мережковского, если только..."1 Когда писалась эта "заметка", к ноябрю 1914 года, отношения между Розановым и "кольцом Мережковских" были разорваны.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


В. В. РОЗАНОВ И ЕГО АПОКАЛИПСИС ЛИТЕРАТУРЫ
14 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Василий Васильевич Розанов любил высказываться пифически и редко утруждал себя аргументацией. Поэтому в рамках русской культуры он обладает своеобразной безместностью: писатель - не писатель, философ - не философ, литературовед - не литературовед. "Вывороченные шпалы. Шашки. Песок. Камень. Рытвины. - Что это? - ремонт мостовой? - Нет, это "Сочинения Розанова". И по железным рельсам несется уверенный трамвай".1 Точнее и не скажешь.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ИЗ НЕИЗДАННОЙ КНИГИ Ф. Д. БАТЮШКОВА "ОКОЛО ТАЛАНТОВ": АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ ВЕСЕЛОВСКИЙ
14 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Публикуемый очерк Федора Дмитриевича Батюшкова (1857 - 1920), видного филолога, педагога, литературно-театрального критика и общественного деятеля, - единственный фрагмент его оставшейся неизданной книги "Около талантов",1 который был отдан им самим в печать и на появление которого он надеялся, хотя, как оказалось, тщетно. Давно задуманный и, скорее всего, уже отчасти написанный, очерк этот был завершен и приведен в пригодный для издания вид в связи с подготовкой сборника, посвященного памяти академика А. Н. Веселовского "по случаю десятилетия со дня его смерти", исполнявшегося 10 октября ст. ст. 1916 года. Однако сборник этот вышел лишь в 1921 году, и притом без раздела воспоминаний, для которого очерк предназначался; напечатать же его где-либо полностью или в сокращении попыток, кажется, не делалось ни в последующие годы, ни в наши дни, хотя он и был упомянут К. Д. Муратовой в ее обзоре архива Ф. Д. Батюшкова, хранящегося в Пушкинском Доме.2

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ПУТЬ ИНДРЫ. ВОПЛОЩЕНИЕ МИФА В РОМАНЕ НАБОКОВА "ПОДВИГ"
14 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Мифологическая основа романа "Подвиг" не раз являлась предметом исследования в набоковедении. Автор книги "Эшафот в хрустальном дворце: о русских романах В. Набокова" Н. Букс находит, что скрытый смысл романа раскрывается "на перекрестке" биографической и мифологической литературных форм, что соотносимо с многозначностью слова "подвиг", послужившего названием произведения. Тема героического развивается в сюжете биографического повествования, тема путешествия воплощается в "мифологической поэме". Н. Букс обозначает особенности мифологического героя, мифологического пространства, мифологического сюжета и убедительно развивает гипотезу о том, что текст Набокова моделируется по образцам "Одиссеи" и "Энеиды" - двух канонических произведений о странствующем герое.1

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


Предыдущие 10 публикаций | 1 2 3 4 | Следующие 10 публикаций


Ваши комментарии