"ПЕЧКИ-ЛАВОЧКИ" С ВАН МЭНОМ

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 29 апреля 2024
ИСТОЧНИК: Азия и Африка сегодня 2005 № 9 (c)


© С. ТОРОПЦЕВ

С. ТОРОПЦЕВ

Доктор исторических наук

В октябре 2004 г. знаменитый китайский писатель Ван Мэн отпраздновал свое семидесятилетие, а через месяц по приглашению российско-китайского "Комитета XXI века" приехал в нашу страну - "грезу своей юности", как сказал он сам. "Словно побывал у старых друзей", - подытожил он свой десятидневный визит.

В общем, пошли у нас с Ван Мэном "печки-лавочки" - "близкое, короткое знакомство", как трактует это старинное выражение фразеологический словарь, а Даль дает пример - "у них и печки, и лавочки, все вместе, дружны". Я комментировал это Ван Мэну в Москве на "Аппетитной поляне" в трактире "Печки-лавочки" под обильные национальные закуски к неопасно подхмеленной медовухе. Впереди была серьезная беседа в журнале "Иностранная литература", Ван Мэн был не прочь опрокинуть добрую рюмку русской водки.

Интерьер старой деревенской избы умилил писателя, и он решительно сбросил с себя внутренний мундир номенклатурного чиновника, который порой, соответственно ситуации, натягивал на себя, памятуя, что в конце 1980-х три года был министром культуры КНР и до сих пор пребывает в официальном ранге "государственного министра".

А вообще-то, Ван Мэн - приятный, легкий человек в общении, склонный к шутке, смеху, песне, особенно когда запевает столь полюбившиеся ему советские песни 50-х гг. (ностальгия по юности?). Именно таким слитным дуэтом с одним из читателей завершил он презентацию только что вышедшего в Москве нового сборника его рассказов и повестей "Следы на склоне, ведущие вверх". Советские песни напевают и ванмэновы персонажи, которым хорошо известна также и наша классика - музыка, литература, живопись. "Анданте кантабиле" Чайковского перевернуло душу Цао Цяньли, главного героя повести "Чалый", сделало его музыкантом и поддерживало силу духа в трудные времена "культурной революции".

"Можно сказать, - с улыбкой подчеркивает Ван Мэн, - что в Китае однажды было приостановлено влияние Хрущева или Брежнева, но только не Толстого, не Чайковского, не Репина". А в беседе с нашим министром культуры А. С. Соколовым Ван Мэн повторил: "Трудно найти другую страну такого культурного влияния на Китай, как Россия". И, учитывая основную профессию министра, конкретизировал: "Русская музыка - часть китайской души".

Ван Мэн - человек и писатель весьма сложной судьбы (а у кого в Китае нескольких последних десятилетий судьба была легкой?!). Родившись в октябре 1934 г. в семье столичного интеллигента, он следующие пять лет прожил в деревне в провинции Хэбэй. Высшего образования не получил, уйдя, как он сам комментирует, "по примеру Максима и других героев советских фильмов", в революцию. А сам именует себя "вечным студентом", подразумевая неиссякаемый интерес ко всему новому, неизведанному в мире и в человеке.

С 12 лет (1946 г.) Ван Мэн включился в подпольную работу в Пекине, в 1948 г., несколько дней недотерпев до положенных 14 лет, вступил в КПК; после провозглашения КНР (1949 г.) работал в низовых руководящих органах всекитайской молодежной организации, учился в Центральной школе Новодемократического союза молодежи (аналог нашего комсомола).

Так что начал свою службу Ван Мэн с продвижения по карьерному пути партийного бюрократа, да все спутали гены: среди его дальних предков был литератор, современник Цао Сюэциня (XVIII в.), автора известного и в России романа "Сон в красном тереме". Предок к тому же оказался человеком вольнолюбивым, за что и поплатился ссылкой в отдаленные земли Синьцзяна. На его потомке это сказалось вдвойне.

Писать Ван Мэн начал еще в детстве, первое эссе "Сердце весны" опубликовал в 1948 г. в школьном альманахе. В 1953 г. приступил к роману "Да здравствует юность", в 1955 г. опубликовал свой первый рассказ "Фасолинка" в журнале всекитай-

стр. 73

ского масштаба "Жэньминь вэньсюэ" (главным редактором которого стал в 80-е гг.).

Уже первые произведения показали незаурядность писательского таланта Ван Мэна, проникновение в психологию человека, субъективизированное изображение внешнего мира через индивидуальное восприятие его персонажами, что было непривычно для китайской литературы тех лет, преимущественно поверхностно-лозунговой.

Рассказ Ван Мэна "Новичок в орготделе", опубликованный в 1956 г., вызвал широкий резонанс в стране. В рассказе были показаны бюрократические тенденции в руководящих эшелонах партии. Но в 1957 г. развернулась кампания "борьбы с ревизионизмом", когда сверху вниз по инстанциям рассылались руководящие "разверстки" на выявление и критику "врагов партии и социализма". В результате сам автор был квалифицирован как "правый элемент", исключен из партии и отправлен на "трудовое перевоспитание". С небольшими перерывами оно продолжалось до 1978 г. - сначала в окрестностях Пекина, затем в отдаленных местах Синьцзяна, где Ван Мэну в первое время "доверили" пост заместителя бригадира, а с началом "культурной революции" в 1966 г. и ужесточением политики по отношению к "врагам партии и социализма" лишили и этого "доверия". Здоровье писателя стало сдавать. С недугом Ван Мэн сумел справиться лишь через три десятилетия собственным волевым усилием, подкрепленным помощью медицины и гимнастики ("мое хобби - плавание", - поясняет он).

В конце 70-х гг., когда Китаю удалось выбраться из терроризировавшей народ "культурной революции", Ван Мэн вернулся в Пекин и одно за другим опубликовал первые свои новые произведения - рассказы и повести "Воздушный змей и лента", "Грезы о море", "Весенние голоса", "Взгляд в ночь" (при публикации в нашей стране в 1981 г. в журнале "Иностранная литература" название рассказа было изменено на произвольное "Ночью в большом городе"), "Мотылек", "Компривет".

Они потрясли страну, кого-то восхитив, а кого-то и шокировав. Разразились бурные дебаты: кто такой Ван Мэн - новатор, чье творчество, пронизанное непривычным психологизмом и элементами "потока сознания", открывает новые горизонты отечественной литературы, или, как с еще не утраченной привычкой повсюду искать врагов говаривали тогда некоторые, зловредный "агент заокеанского влияния".

Времена изменились. Сегодня в Китае существует даже Институт изучения творчества Ван Мэна!

Если в социально-экономической сфере в классическом конфуцианском стиле выдвинута задача строить "общество малого благосостояния", то в идеологии упор сделан на создание "общества гармонии". Это означает, как уточнил писатель в одной из бесед, отказ от "слишком многих" сотрясавших страну последние два века социальных конфликтов, политических кампаний, потрясений и нестабильности, напряжения и недоверия друг к другу.

На осторожный, даже еще с оговоркой "не для стенограммы", вопрос: "Не чувствуют ли китайские литераторы давления со стороны властей?" - Ван Мэн, не отворачиваясь от микрофона, откровенно ответил: "В целом ситуация благоприятная... Нынешнее противостояние властей и творческих людей можно назвать мягким... Даже если какому-то руководителю не нравится произведение, он не станет его публично критиковать, потому что это принесет ему только лишние хлопоты - весь мир заговорит о гонениях".

Если бы ответ на этом завершился, его можно было бы и не цитировать. Но, улыбнувшись, Ван Мэн продолжал откровенничать: "...Однако руководитель выскажет свое мнение издателю, чтобы в будущем подобных произведений не было". Надо учесть, что в Китае частных издательств нет (при том, что есть частные университеты), так что итог такого использования "телефонного права" очевиден. Хотя...

Хотя существуют "пиратские издания", игнорирующие цензуру, как "внешнюю", так и "внутреннюю". Их спонсируют из-за рубежа и там же издают. На политической судьбе авторов на родине это не сказывается, как бывало в совсем недавние времена ("политика реформ и открытости", - подчеркнул Ван Мэн). Но, сетует он, это лишь засоряет литературу, потому что западные СМИ слишком рьяно поднимают на щит таких пиратов, не глядя на художественное качество произведения, - лишь из-за одного факта "оппозиции режиму". А это, подчеркивает Ван Мэн, чаще всего не самые лучшие образцы современной китайской литературы.

Книжный рынок в Китае весьма развит. Страна выпускает в год несколько тысяч наименований книг. К сожалению, преимущественно они остаются в кругу секса, наркотиков, низкопробных детективов, околонаучной фантастики, которая пока еще слабо развита, и поэтому в этом секторе абсолютно лидирует переводной "Гарри Поттер".

Но рынок все же принес оживление и возможность выбора. Ван Мэн перечисляет серьезных авторов, импонирующих ему и имеющих возможность издаваться: "молодые и красивые сорокалетние" Те Нин и Ван Аньи, Чжан Юй из провинции Хэнань, чья проза напоминает итальянскую неореалистическую серию "полицейские и воры". Появились совсем юные, двадцатилетние писатели, чье творчество отражает современный "кризис компьютерного мышления".

Сам Ван Мэн не оглядывается на рынок. "Говорят, что я устарел. Если бы действительно устарел, и не вспоминали бы", - замечает он с усмешкой. Сейчас работает над книгой микрорассказов и совсем "по-рыночному"

стр. 74

добавляет: "Этот жанр любят китайские журналы". Кое-что уже опубликовано во Франции, а по возвращении домой пообещал сделать подборку и для Москвы.

Ван Мэн трудолюбив. Его верный помощник - компьютер, на котором писатель работает уже 13 лет. На встрече с читателями в книжном магазине он заметил: "Если перевести все, что я написал, полки вашего магазина переполнятся моими книгами". Его любят за рубежом. За последние годы вышло 155 зарубежных изданий, только во Франции к Году Китая в 2004 г. выпустили четырехтомник, половину которого составила "синьцзянская проза" - художественные произведения, построенные на материале Синьцзяна, жизнь которого Ван Мэн в годы ссылки полюбил и хорошо изучил, даже уйгурским языком овладел.

Пионером переводов романов Ван Мэна стала Италия (1986 г.), а вторыми были "Сборные фигурки" (в опубликованном переводе - "Метаморфозы, или игра в складные картинки") в советском "Избранном" 1988 г. (Начав с малых форм, Ван Мэн в 90-е гг. больше сосредоточился на крупноформатной эпике, хотя мне кажется, что как художник он ярче в жанре рассказа.)

В нашей стране было немало публикаций прозы Ван Мэна в периодике, а в 2004 г. к семидесятилетию писателя вышел новый сборник его рассказов и повестей "Следы на склоне, ведущие вверх", вобравший лучшие произведения последних лет. Автор оценил его так: "Хорошо составлен, отражает те изменения, что за последние годы произошли в судьбах и душах китайцев".

Книги Ван Мэна прочно завоевали мир, и он сам немало путешествует, познавая и свою страну ("не осталось ни одной провинции Китая, которую я бы не посетил"), и Земной шар. Он побывал уже в 50 странах и районах, только в прошлом году приезд в Россию - уже третий его выезд за рубеж. От нас он улетел в Казахстан прочитать лекцию в Центре китайской культуры в Алма-Ате (увы, о создании подобного Центра в Москве и, соответственно, российского в Пекине идут разговоры уже не первый год! Пока только разговоры). В США бывал десять раз (и, добавлю, одно из лучших его произведений, повесть "Чалый", крик его свободолюбивой и человеколюбивой души, написана именно в США - во время проходившего там двухмесячного литературного семинара).

В нашей стране, о которой Ван Мэн, как он сам говорил, "грезил с юношеских лет", он второй раз. Впервые (с кратким заездом в Москву) приехал в 1984 г. во главе китайской делегации на Ташкентский кинофестиваль, где в конкурсе участвовал фильм "Да здравствует юность" по его раннему роману. (Всего экранизировано 4 произведения писателя, но без особого успеха: кинематографистам не удается уловить напряженный внутренний пульс сюжетов, глубокую психологию художественной ткани, и они ограничиваются калькой внешнего действия - некоей "историей", утратившей душу.) Итогом первого визита была книга путевых заметок "В Советский Союз с душевным волнением".

Авторитет Ван Мэна, неоспоримо признанный и в Китае, и в мире, наконец, признан и в России. На беседе в журнале "Иностранная литература" ему было предложено войти в Международный совет журнала, присоединившись к Г. Грассу (услышав в русской речи знакомое имя, Ван Мэн оживленно повторил его, как и другие известные миру писательские имена). Об этом предложении он с гордостью - как о высокой чести - сообщил министру культуры РФ А. С. Соколову, с которым они обсуждали развитие взаимных контактов, учитывая ко многому обязывающие Год Китая в России и Год России в Китае - они намечены на 2006 - 2007 гг.

В предложении "Иностранной литературы" не было никакой "дипломатической" лести в адрес высокого посетителя. Кто более, чем Ван Мэн, авторитетен в Китае - как первопроходец, как мудрец, как чистая, доброжелательная душа, чуждая мелочных конфликтов, частенько раздирающих творческую среду. Что Китай, что Россия - атмосфера достаточно схожа, хотя там писательский Союз, в котором Ван Мэн является заместителем председателя, един и, по крайней мере, внешне, не раздроблен "домашними" склоками.

Ван Мэн приезжал в Россию, как уже упоминалось, по приглашению от имени китайско-российского "Комитета XXI века". Ему был вручен диплом Почетного доктора Института Дальнего Востока РАН.

Свою докторскую лекцию профессор (Ван Мэн преподает в нескольких университетах и возглавляет Институт литературы Океанского университета в городе Циндао) посвятил иероглифике, считая ее специфическим достоянием национальной культуры, способствовавшим вызреванию концептуальности как метода китайского мышления, уникальным сокровищем, которое позволит Китаю сохранить собственное лицо в русле возможного нивелирования национальных культур - одной из опасностей глобализации, неотвратимого, по убеждению Ван Мэна, но далеко не однозначного процесса.

Именно в культуре видит писатель судьбоносную миссию - спасение самобытности каждой нации. В глобализующемся мире культурный взаимообмен важен не менее, чем обмен новейшими технологиями. "Китайское правительство, - улыбаясь, заметил Ван Мэн в беседе с министром культуры России, - не собирается превращать Китай в военную сверхдержаву, но в плане культуры мы, конечно, сверхдержава. Россия - тоже культурная сверхдержава, и я верю, что наше сотрудничество оздоровит и расцветит культуру всего мира".

Похожие публикации:



Цитирование документа:

С. ТОРОПЦЕВ, "ПЕЧКИ-ЛАВОЧКИ" С ВАН МЭНОМ // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 29 апреля 2024. URL: https://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1714412550&archive= (дата обращения: 23.07.2024).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):

Ваши комментарии