Ирина Поволоцкая: новое поколение в женской прозе

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 09 сентября 2023
ИСТОЧНИК: NG. Ex libris. Date, 12-24-98(EXL-No.050) (c)


© Анна Вербиева

Ирина Поволоцкая. Разновразие.: Рассказы, повесть. - СПб.: Лимбус Пресс, 1998, 208 с.

РАЗ КРИТИКАМ любо делить прозу по половому признаку - пусть. Женская проза - так женская. Если отложить в сторону произведения документально-публицистические (Светлана Алексиевич) и любовно-массовые (имена условны), то она действительно кажется почти монолитом. Или рекой, если угодно сравнение поженственней.

Они пришли в литературу единым фронтом, хоть и шли каждая своим путем, на смену Людмиле Петрушевской, Виктории Токаревой и Татьяне Толстой - таким разным, как три кита нашей женской прозы, или, если опять же угодно, три касатки. Пришли, и каждая поучилась у всех трех: маленький человек, частная жизнь, речевой поток.

Действительно, у Людмилы Улицкой, Марины Палей, Галины Щербаковой, Ирины Поволоцкой больше общего, чем отличий. Прежде всего интонация - в узком диапазоне от сказа до... сказа; темы-сюжеты вьются где-то вокруг семейно-соседской хроники; главный же пафос и, на мой взгляд, главная прелесть в том, что именно эта проза окончательно позабыла вопросы "кто виноват?" и "что делать?".

Сходство - это вовсе неплохо, а оригинальность - не цель искусства. В конце концов, то, что практически вся русская проза прошлого века решала пресловутые вопросы, не умаляет ее величия. Новое время - новые песни. Смутные, подспудные. И женской прозе они удаются "новее", потому что женщина биологически причастна к таинству жизни. Рассказывая нам истории чьих-то жизней, женская проза и производит впечатление самой жизни как она есть, а в ней-то есть все что угодно, но нет виноватых, и делается все чудесным образом само собой.

"Это просто семейное несчастье; вот у меня была тетя, я еще говорила, что расскажу о ней, тетя Тасо мы ее звали, хотя она Анастасия, так вот, когда она была девочкой, из-за нее повесился один мальчик. А потом ее еще любил другой мальчик...". Чем не Петрушевская? Но это Ирина Поволоцкая, рассказ "Сочельник. Скрипичный квартет". Короче, из-за этой тети спустя много лет застрелился еще и старый человек. "Я узнала об этом и заплакала, и я сказала тете: - О тетя, какая ты жестокая! А она говорит: - Что ты понимаешь в любви, идиотка!"

Героиня повести Поволоцкой "Разновразие" хромая стряпуха Наталочка (как и Медея Улицкой, и... так далее) не раздумывает - страдать иль наслаждаться: "Ведь - апрель! Самое дело рафинад запасать". Повествование ведется от ее лица, а она - ровесница уходящего века - много может порассказать. "Собранье пестрых глав" - подзаголовок повести, и то уютный, то хлесткий говорок стряпухи напоминает то сказку Петрушевской, то притчу Улицкой, то натуральную бабью болтовню вечером на лавочке. Мужья и любовники (мужчин не для брака, а для удовольствия она называет "аляфрансе"); разлучница, которую она чуть не убила, а потом сама закрутила с чужим мужем; семья благочинного с ее добро-строгими вековыми установлениями и в ней - поп-проказник, соблазнивший сиротку; лилипутский театр, играющий "Макбета" в провинциальном городке, и знаменитый столичный писатель, стряхивающий пепел на ковер, - а подметать-то хромой Наталочке. Пожила она в разных семьях, стряпая обеды и сторожа чужие хоромы, и повидала много разных людей: и артистов, и писателей, и партийных начальников, но - Что ты видала при дворе? - Видала мышку на ковре. В мире Наталочки нет и быть не может титанов - все равноценные, все равновеликие. "Хрущ" или "при Сталине" звучит на той же ноте, что и "у соседки". Упомянуты, конечно, большие события, но они ничто, обстоятельства времени при чуде частной, единичной жизни во всем ее разновразии: "А до Первой Империалистической, когда еще Гитлер не наступал, в сдобное тесто две рюмки шафрановой настойки вливали". Далее следует старинный рецепт пасхального кулича на сорока яйцах, и замечательно, что именно он становится финалом повести: войны проходят, все суета, а рецепт такого кулича останется. Жизнь коротка, кулинария вечна. А готовят у нас исключительно женщины - такая вот национальная особенность кулинарии.

Похожие публикации:



Цитирование документа:

Анна Вербиева, Ирина Поволоцкая: новое поколение в женской прозе // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 09 сентября 2023. URL: https://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1694211497&archive= (дата обращения: 02.03.2024).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):

Ваши комментарии