"СТАРЦИ" И "СТАРЕЙШИНЫ" ДРЕВНЕРУССКОЙ ЛЕТОПИСИ: СВИДЕТЕЛЬСТВА ПОВЕСТИ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ И ДРЕВНЕСЛАВЯНСКОГО ВОСЬМИКНИЖИЯ

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 11 августа 2022
ИСТОЧНИК: Славяноведение, № 2, 30 апреля 2014 Страницы 3-14 (c)


© Т. Л. ВИЛКУЛ

найти другие работы автора

В статье рассматриваются социальные термины "старци" и "старъишины" Повести временных лет и древнеславянского Восьмикнижия. Традиционно считают, что упоминания старейшин указывают на определенные догосударственные, "племенные" реалии. Однако ПВЛ содержит лишь одно повествование с упоминанием "старцев" и "старейшин" формативного периода Руси (о дани полян хазарам), остальные же известия идут уже из княжеского "киевского периода". В том числе, эти термины интенсивно используются в описании княжения Владимира Святославича. Сообщения летописи отмечены сильным влиянием библейских книг и некоторых иных книжных источников.

The article considers social concepts of "startsi" ("старци") and "stareishiny" ("старъишины") in the "Primary Chronicle" and the Old-Slavic "Octateuch". It is traditionally argued, that references to the stareishiny describe certain pre-state, "tribal" realities. Nevertheless, the "Primary Chronicle" contains only one entry, where "startsi" and "stareishiny" are mentioned in regard to the period of emerging of Rus (the episode of the Polans' tribute to the Chazars). On the contrary, other mentionings are related to the princely, or "Kievan" period. Among others, these concepts are widely used in the description of the rule of Vladimir Svyatoslavich. Information adduced in the chronicle is marked by strong influence of the biblical books and some other literary sources.

Ключевые слова: Киевская Русь, текстология, Восьмикнижие, старцы и старейшины.

В Повести временных лет (ПВЛ) встречаются обозначения "старьци" и "старейшины", смысл употребления которых на первый взгляд очевиден, но при ближайшем рассмотрении очевидность становится призрачной.



Вилкул Татьяна Леонидовна - канд. ист. наук, старший научный сотрудник Института истории Украины НАН Украины.

1 Последнее слово пропущено в Лаврентьевском списке (Л), где ошибочно лишь "стариишинымъ", но имеется в других списках ПВЛ, где "старъишинамъ своимъ". См. [1. Стб. 17. Строки 4 - 5] (далее ссылки на 1-й том ПСРЛ, где представлена Лаврентьевская группа списков ПВЛ, по схеме: 17.4 - 5Л). Издание ранних списков ПВЛ см. также [2].

стр. 3
младенца, а в будущем великого пророка2. Затем "старейшина конюхомъ" появляется в летописной статье 912 г. в легендарном рассказе о смерти князя Олега от собственного коня3. Слово продолжает использоваться вплоть до 1078 г., после чего следует перерыв, и вновь единичный пример видим уже в Ипатьевской редакции ПВЛ под 1111 г.

В свою очередь, "старьци" зафиксированы в том же рассказе о полянской дани хазарам: "и ръша старци козарьстии. не добра дань.. ."4. Однако следующий случай употребления следует с разрывом в несколько сотен лет5 уже в статье 980 г.6 Далее обозначение интенсивно используется в повествовании о княжении крестителя Руси Володимира Святославича (под 980 - 997 гг.), встречается несколько раз в рассказах о Киево-Печерском монастыре (1051 г., 1074 г.) и в одном сообщении начала XII в. о смерти "старца доброго" Яня под 1106 г. Последний раз его видим снова-таки в Ипатьевской редакции под 1111 г.

В обиходные представления историков вошло понятие о старейшинах-руководителях социума на переходном этапе развития от примитивного общества к государству. Принято говорить о племенной демократии, где представителями властной иерархии считаются вожди и старейшины7. Применительно к Древней Руси с некоторыми оговорками и упрощением можно сказать о такой традиционной схеме, выработанной историками XIX - первой половины XX в.8 Вначале имеем некое древнейшее состояние обществ(а), где "старци"/"старъишины" являются неформальными авторитетными руководителями, - затем появляются племенные образования (союзы племен), где фиксируются "старци" и/или мест-



3 38.28Л; текст отсутствует в самом Л, но имеется в РАИХ.

4 17.9 10 Л.

5 Столь неопределенная цифра приводится оттого, что сюжет о полянской дани хазарам помещен в недатированной части ПВЛ, а хронологические реперы предыстории Древней Руси - предмет серьезных научных разногласий.

6 См. 81.16 - 17Л, в библейской цитате из Притч.31.23 (греч. Pr.29.23). Многие библейские цитаты ПВЛ определены в [7], эту цитату см. [8. С. 676].

7 См. обсуждение вопроса политической системы славянских племен V-VII вв., проведенное на материале греческих и латинских источников [9] (автор отмечает, что он использует источники, уже неоднократно привлекавшиеся учеными, и предлагает лишь несколько обновленную систематизацию). Племенной знати, "старейшинам" и старцам, посвящаются разделы в общих трудах, см., например, [10. С. 14 - 19] или специальные работы [11] (на материале IX-XIII вв.). Проблемы формирования сложного общества и государства крайне сложны, не так давно в отечественную науку из англоязычных исследований вошло такое понятие, как "чифдом" (первые работы в этой области: [12; 13]; полезный обзор разных теорий чифдома, см., например, в [14]). Что касается славян, исследователи сталкиваются с неразрешимой проблемой - мы не имеем славяноязычных источников до конца IX?-X в. От этого времени дошли первые переводы (в основном с греческого), что в целом все же мало помогает решению исторических проблем. Таких текстов, где затрагивалась бы собственная, хотя бы и легендарная, история славян, нет фактически до XI-XII вв. С этой точки зрения о племенной знати-"старейшинах", которая "не улавливается" источниками, см. в работе [10]. О том, что даже корреляция летописных "племен" с археологическими материалами Восточной Европы возможна лишь на материалах "уже сформированной Руси", а не формативного периода см., например, [15. С. 32 - 33].

8 О том, что унаследованные от иных эпох научные систематизации влекут за собой идеологии своего времени, см., например, [15. С. 14, 32 - 33], - однако это обстоятельство далеко не всегда учитывается.

стр. 4
ные князья (иногда пишут: "княжье"), - и, наконец, верховная киевская власть с отчетливой иерархией (князь, бояре, слуги...). Учитывая то, что в "догосудар-ственный" период в ПВЛ слова "старци" и "старъишины" зафиксированы в одном сюжете о полянской дани мечами, а далее следуют рассказы о киевских князьях, корректная систематизация изложения летописного нарратива, надо думать, привела бы к иным результатам. Разумеется, источники по раннему периоду истории Руси не исчерпываются начальной летописью, однако данные этого важнейшего свидетеля древнерусской истории входят в противоречие с традиционной схемой.

С другой стороны, знакомство с древнеславянскими книжными текстами, где также представлена властная терминология: "старьць", "старейшина", "владыка", подталкивает к исследованию в ином направлении - а именно к изучению заимствований и моделирования летописного повествования по известным летописцам литературным моделям. Ср., например, работы СВ. Завадской, обращавшейся к теме "старцев" и "бояр", детально исследовавшей выражения "старци градьскые", "старъишины людьскые" и указавшей на библейские образцы [16 - 19]. На развитие мысли в этом направлении существенно повлияли работы И. Н. Данилевского, например [20 - 21]. Собственно говоря, благодаря российскому ученому русисты вернулись к позабытой в советское время теме библейского моделирования летописи9. Я здесь остановлюсь на таком важном источнике, как древнеславянский перевод Восьмикнижия. Для освещения "догосударственного" периода истории Руси это, можно сказать, серия повествований о синхростади-альных событиях10. Начиная с Книги Бытия и заканчивая Книгой Судей (Руфь представляет собой отдельный и, скорее, частный сюжет), речь идет о расселении и утверждении народа на земле, т.е. о том же, с чего начинается ПВЛ.

Попытаюсь выяснить, какие выражения стоят за словами "старьць" и "старъишина" славянского Восьмикнижия в соответствующей части греческой Септуагинты, вариативна ли терминология и имеется ли динамика в словоупотреблении. Разумеется, в исследованиях подобной тематики внимание историков привлекают прежде всего обозначения "социально-политических терминов", а не просто выражение определенного возрастного порога, 'старый человек' (насколько такую градацию можно провести в источниках). И затем попытаюсь определить, каково значение появления этих условных терминов и можно ли очертить границы и авторскую принадлежность летописного нарратива в таком сложном, много раз редактированном летописном своде, каким является ПВЛ. В частности попытаюсь ответить на вопрос, какая связь имеется между сюжетом о дани мечами и повествованием о времени княжения Володимира Святославича.

Обозначениями "старьць" и, особенно, "старъишина" много занимались исследователи переводной древнеславянской литературы в связи с ранними библейскими переводами. Дело в том, что перевод сложных греческих слов, начинающихся на "архи-" двусоставными образованиями в славянском характерен для влиятельной преславской (восточноболгарской) школы книжников [24], хотя подобные конструкции стали традиционными и никогда полностью не вытеснялись. Например: - "старъишина жьрьчьскъ" (в слав. возможна также

9 Сейчас после работ И. Н. Данилевского, А. П. Толочко, В. Я. Петрухина и многих других моделирование летописного нарратива по библейским книгам общепризнано. Кроме уже указанных, см., например, [22; 23] и др.

10 Собственно, сюжетная канва и большинство деталей совпадает в древнееврейском оригинале, греческом переводе (Септуагинте) и славянском переводе с греческого. Но для сопоставления с начальной летописью релевантны последние два текста, так как древнеболгарский переводчик не был знаком с древнееврейским, хотя в некоторых случаях история сложения древнееврейского текста также имеет значение.

стр. 5
обычная калька "архиеръи"); (главный виночерпий) - в слав, "вино" иногда переводилось как "медъ", соответственно, "старъишина медарьскъ"; - "старейшина стражемъ темница", и т.п.11 Проблемы властной терминологии затрагивались разными учеными как при анализе отдельных памятников, так и групп текстов, подчас довольно широких. Славянское Восьмикнижие с данной точки зрения, однако, исчерпывающе не изучено, хотя отдельные примеры из этих библейских книг привлекались. По-видимому, простейшей причиной такого состояния дел является то, что до сих пор изданы не все соответствующие библейские книги, а в имеющихся изданиях отсутствуют словоуказатели, что затрудняет поиск.

Что мы видим в Восьмикнижии при употреблении слов "старьць" - "старъишина"? (Необходимо добавить, что в библейских книгах обозначением того же уровня властной иерархии, в отличие от летописи, будет и "князь" - упоминаются даже "князи людьскые"!12, поэтому для сравнения полезно обращаться также и к этому обозначению.)13 Прежде всего, следует отметить, что лексического материала достаточно, поскольку в каждой книге имеется по нескольку случаев употребления: "старьць" - от 4 упоминаний в Левите до 15 во Второзаконии; "старъишина" - от 1 в Левите до 60 в Бытии14. Разумеется, следует учитывать тематическую специфику: например, Левит - сборник установлений о сакральных процедурах: жертвах, очищении, а также некоторых правовых предписаниях. Соответственно, властной терминологии в нем немного. Но следует принимать во внимание и происхождение текста. Здесь необходимо сделать небольшое отступление об исходном древнееврейском тексте. Как известно, первые книги Библии особенно "многослойны", составление и редактирование шло в несколько этапов. Один из поздних редакторов, создатель так называемого Priestly Narrative, сильно изменил как раз социально-политическую терминологию. Именно для него характерна формула, где на первом месте стоит жрец (Аарон, затем его сын Елеазар и далее внук Финеес), на втором указываются "князи отечеств", а далее "все сыны Израилевы" или "весь народ" [30. S. 136]15. Его задачей, как предполагается, было уменьшить роль лидеров несвященнического сана, прежде всего Иисуса Навина. Таким образом он включил множество упоминаний "начальствующих" (в Сепплеменах Израилевых" и создал образ должной, упорядоченной племенной демократии. Определяя время работы этого автора/редактора, ученые довольно значительно расходятся во мнениях (см., например [32; 33]), но, в любом случае, это уже период после "Вавилонского пленения", т.е. вполне развитого отнюдь не архаического общества. Следствием компилирования и редакторской работы было то, что уже в древнееврейском оригинале греческой Септуагинты мы имеем очень сложный текст, где сочетаются обозначения и формулы разного времени, а также "сломанные формулы". Имеются в виду редактированные выражения, где на исходный текст наслоились правки. Следует также добавить, что Септуагинта в части Восьмикнижия довольно точно отражает свой оригинал, причем букваль-

11 Примеры - из Лев.4.3, Быт. 39.22, 39.23, 40.1. Издания древнеславянских библейских четьих текстов Восьмикнижия см.: Книги Бытия [25]; Книги Левит [26]; Книги Иисуса Навина [27]; Книги Судей [28]; Книги Руфь [29]. Для неизданных книг и для сверки разночтений мною использованы рукописи Восьмикнижия или Пятикнижия, см. примечание 17. В повествовании ПВЛ ср. уже упоминавшееся выше "старъишина конюхомъ" из статьи 912г.



13 Некоторые ссылки даны ниже. Обозначением более высокого уровня иерархии будет "цъсарь"/ царь, и оно также встречается в большинстве книг Восьмикнижия. Но этот уровень властной иерархии для нас нерелевантен, поскольку является как бы "внешним", ассоциирующимся с Византией, а не с собственно Русью.

14 "Князь" - от 5 упоминаний в Исходе до 59 в Числах.

15 О наслоениях и редактировании в Книге Судей, например, [31].

стр. 6


16 См., например [34. Р. 58; 35]. Разумеется, существуют разногласия также и в степени оценки этой буквальности или, в некоторых случаях, свободы перевода [36; 37. Р. 12; 38. Р. 477].

17 Книга Бытия цитируется по изданию А. В. Михайлова [25] (основной список - Ундольского N 1, ныне РГБ); Книга Исход - по подготовленному мною тексту [39]; тексты оставшихся книг Восьмикнижия отцифрованы и доступны на сайте Троице-Сергиевой Лавры (http://www.stsl.ru/ manuscripts/index.php. - основной фонд рукописей). Мною использованы списки Троицкий N 1, N 2, N 44, N 45, N 728, Московской Духовной Академии N 12. Книги Левит и Иисуса Навина цитируются по Архивскому списку; Числа и Второзаконие - по Троицкому N 44; Судей - по Виленскому и Троицкого хронографа (N 728). Данные рукописей: Виленский, Библиотека АН Литвы, F 19 - 109, 1-я треть XVI в.; Архивский (Арх) - РГАДА, ф.181, оп. N 1, собр. МГАМИД, N 279, 3-я четверть XV в.; Троицкий-1 (77) - РГБ, ф.304.1, собр. Троице-Сергиевой Лавры, N 1, 2-я половина XIV в.; Троицкий-2 (Т2) - РГБ, собр. Троице-Сергиевой Лавры, N 2, конец XIV в.; Троицкий-44 (Т44) - РГБ, собр. Троице-Сергиевой Лавры, N 44, XV в.; Троицкий-45 (Т45) - РГБ, собр. Троице-Сергиевой Лавры, N 45, конец XVI в.; Троицкий-728 (Тр) - РГБ, собр. Троице-Сергиевой Лавры, N 728, начало XV в.; МДА-12 (Д) - РГБ, ф.173.1, собр. Московской Духовной Академии, N 12, начало XVI в.

18 Текст Книги Судей в Септуагинте сильно разнится в двух фамилиях списков, древнейшими представителями которых являются унциалы А и В. Славянский перевод имеет характеристики, сближающие исходный текст и с той, и с другой группой, т.е., возможно, был сделан с позднего списка (но этот вопрос еще не изучен). По изданию [40. Р. 806], в Суд.5.2 вариант А читается в таких рукописях и древних переводах: AMNa-dghlnptv-yb2-ArmEth.Lat.Sir.Or-lat.

стр. 7




стр. 8


стр. 9
о княжении Володимира Святославича (под 980, 983, 986, 987 три раза, 996 два раза и 997 гг.)31. Единичное высказывание из пророка Исайи в ряде цитат, подкрепляющих утверждение летописца о негодном князе Святополке32, видим под 1015 г. После чего следуют "старци" из монастырских повествований о Киево-Печерском монастыре, 105133 и 107434 гг., известие о смерти "доброго старца" Яня 1106 г.35 и пересказ сюжета из Книги Товит в Хронике Амартола под 1111 г.36 Если изъять упоминания киево-печерских старцев-монахов, прямые библейские цитаты (980, 1015 гг.) и известия 1106 и 1111 гг., где слово употребляется для обозначения возраста, то тогда оказывается, что "социально-политическое" значение отмечено только для описания правления Володимира Святославича и сюжета о дани мечами. Разумеется, подобное разграничение может быть проведено лишь с некоторой степенью условности, и тем не менее: лишь в сюжете о дани мечами из недатированной части ПВЛ и под 983 - 997 гг. речь идет о советах со "старцами", совместных решениях и статусных мероприятиях.

Слово "старейшины" распределено в ПВЛ несколько иначе. Дважды встречается в рассказе о полянской дани хазарам; затем в рассказе о смерти Олега от своего коня (912 г.)37; о 4-й мести княгини Ольги и наказании, наложенном на град Искоростень (946 г.)38; в повествовании о княжении Володимира Святославича пять раз: трижды в "Речи Философа" (986 г.)39 а также под 996 г.40 и 997 г.41; в монастырском рассказе 1074 г.42; обращении Изяслава Ярославича к брату Всеволоду под 1078 г.43; цитате 1111 г. из Хроники Амартола44. Здесь "политическое" значение не так интенсивно проявилось в периоде княжения Володимира, но зато оно выходит за эти рамки.: можно назвать сообщение 946 г. о мести Ольги и слова Изяслава Ярославича, обращенные к брату, под 1078 г. Как видим, сферы употребления слов "старьць" и "старъишина" разнятся, хотя и незначительно. Это, в целом, не должно удивлять, учитывая то, что для "старьць" и "старъишина" найдены несовпадающие ряды греческих соответствий, и подобная закономерность



стр. 10
наблюдается не только в Восьмикнижии, то же можно отметить и для иных переводных текстов45. Тем не менее, отмеченные расхождения все же незначительны. И "старьци" и "старъишины" появляются в ПВЛ, начиная с повествования о дани хазарам, пик словоупотребления приходится на время Володимира Святославича, последний раз их видим в статье под 1111 г.

Даже более важно то, что обнаруживается связь сюжета о хозарской дани и повествования о Володимире Святославиче: повторюсь, только на этих двух участках слово "старьци" имеет "социально-политическое" значение. Это подкрепляется наблюдением иного рода - в обоих случаях использованы одни и те же источники. Известно, что идеологически важные моменты в ПВЛ (в том числе Введение, период княжения крестителя Руси и окончание свода) маркированы сильным влиянием переводной литературы - как библейской, так и хронографической. В нашем случае в рассказе о дани хазарам и в статье 986 г. в "Речи Философа" находим мотив младенца Моисее, провещавшем гибель Египта46. Этот мотив восходит к Книге Юбилеев, в славянской версии известной под названием "Дробное Бытие" [46], или какой-то из ее переработок. При этом исследования параллельных сюжетов об "угрожающей дани", к каковым относится сюжет о полянской дани мечами, как показал А. В. Коптев, обладают определенной цельностью. Подобные истории содержат загадку (само предложение чужим правителям меча, стрел...) и разгадку -интерпретацию необычной дани [4]. Эпизод с ребенком Моисеем содержится как раз во второй части. Таким образом, по всей видимости, летописец использовал бродячий сюжет, но текстуально оформил он его уже вместе с заимствованием из "Дробного Бытия". Немаловажно также общее соотношение различных участков текста начальной летописи. В "Речи Философа" и в начальной части ПВЛ использованы библейские и хронографические источники (Хроники Георгия Амартола и Иоанна Малалы) а также Книга Юбилеев47. Иногда "Речь Философа" считают отдельным произведением, но исследование ее источников не подтверждает такое предположение; судя по всему, это сочинение летописца, созданное после 1100 г. [46]. В свою очередь, по моим наблюдениям, тесно связаны одно с другим также Введение, статья 1065 г. и завершение ПВЛ. Таким образом, как представляется, на всех названных участках текста проявились признаки работы составителя ПВЛ и они принадлежат одному текстуальному слою.

Что касается того, почему слова "старьць" и "старъишина" столь редко используются во Введении ПВЛ и практически не встречаются после 1078 г., как и всегда, подобные свойства текста невозможно заранее предугадать, приступая к теме исследования, но можно попытаться объяснить. Относительно недатированной части - судя по всему, она отражает не глубины народной памяти48, а тщательно составленный на основе устных (?) и письменных источников конструкт летописца. И, видимо, таким образом проявились предпочтения составите-



стр. 11
ля ПВЛ в выборе книжной топики. Например, он несколько раз ввел выражение "мудри/добри и смыслени", которое также имеет библейско-хронографическое происхождение. Одно из мест Восьмикнижия, где это выражение встречается, процитировано выше (см. Втор. 1.15), многие из примеров исследователи уже отмечали49. Введение чрезвычайно насыщено книжной топикой, вероятно, употребление одних излюбленных выражений вытесняло другие. Что касается того, почему "старцев" нет после 1078 г., - может быть, в основе лежит простейшая рациональная причина. ПВЛ редактировалась во время киевского княжения Володимира Мономаха (в 1113 - 1116 гг.), а в годы утверждения на киевском княжеском столе Всеволода Ярославича (1078 - 1093) и Мономаха (1113 - 1125), младших представителей семейства Ярослава, намеки на старейшинство были нежелательны (зато в это время интенсивно начинает эксплуатироваться идея "отьчины").

Все сказанное имеет многообразные последствия как исторического плана, так и касающиеся текстологии ПВЛ. Прежде всего, не оправдываются ожидания, связанные с традиционной схемой развития Древней Руси. Упоминаниями старцев и старейшин должна была бы изобиловать легендарная история славянских племен и Руси, но все они, за исключением одного, помещены уже в истории киевских князей50. Более того, этот единственный сюжет "догосударственного периода" о полянской дани мечами, где фиксируются "старьци" и "старъишины", испытал отчетливое влияние библейских и хронографических переводных текстов. Соответственно, он отражает отнюдь не некую дошедшую до нас древнюю легенду, а сконструированный составителем ПВЛ рассказ. Он плотно связан с повествованием о времени Володимира Святославича, где прослеживается наибольшая концентрация известий о старцах и старейшинах, а что касается "социально-политического" значения слова "старци", то оно отмечено исключительно для сюжета о дани мечами и княжения крестителя Руси. Если еще точнее - для событий, так или иначе связанных с крещением. Выражения встречаются в летописных статьях 983 - 997 гг., т.е. от одного из эпизодов "языческой реакции", истории варягов-мучеников, и до построения и освящения Десятинной церкви. Киевский летописец, видимо, недаром поместил эти слова преимущественно в киевский период, акцентировав на времени Володимира Святославича. Для этого книжника, исходя из закономерностей использования заимствованной лексики и топики, то был признак "парадного", надлежащего описания древних (учитывая его точку отсчета - начало XII в.) князей. Исследование терминологии Восьмикнижия показывает, что саму идею развития общества от правления "старъишинъ" и "старцевъ" до князей-верховных правителей древнему книжнику взять было неоткуда - а наличие или, как в данном случае, отсутствие авторитетного образца для средневековых книжников имело огромное значение51. Уже в Книге Бытия фиксируются и "цесари", и "князи", и "старьци", и "стар-вишины"; общая картина словоупотребления



стр. 12
довольно сложна, но при этом статична. Что касается текстологии, судя по всему, неоправданны попытки "расслаивать" сюжет о полянской дани мечами. Введение же ПВЛ в целом, по-видимому, следует относить не к работе авторов предшествовавших сводов, а считать его произведением самого составителя начальной летописи.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Полное собрание русских летописей. М., 1997. Т. 1: Лаврентьевская летопись.

2. The Povest' vremennykh let: An Interlinear Collation and Paradosis / Ed. D. Ostrowski. Cambridge (Mass.), 2003 (Harvard Library of Early Ukrainian Literature. Texts: Vol. X. P. 1 - 3).

3. Данилевский И. Н. Повесть временных лет: герменевтические основы летописных текстов. М., 2004.

4. Koptev A. The Story of "Chazar Tribute": A Scandinavian Ritual Trick in the Russian Primary Chronicle // Scando-Slavica. 2010. Vol. 56. N 2.

5. Гиппиус А. А. "Рекоша дружина Игореви...". К лингвотекстологической стратификации начальной летописи // Russian Linguistics. 2001. Vol. 25.

6. Петрухин В. Я. "Русь и вси языци". Аспекты исторических взаимосвязей: историко-археологические очерки. М., 2001.

7. Шахматов А. А. Повесть временных лет. Пп, 1916. Т. 1. Вводная часть. Текст. Примечания.

8. Шахматов А. А. История русского летописания. СПб., 2003. Т. 1. Кн. 2.

9. Izdebski A. The Slavs' Political Institutions and the Byzantine policies (ca.530 - 650) // Bysantinoslavica. 2011. Issue 1 - 2.

10. Горский А. А. Русь от славянского расселения до Московского царства. М., 2004.

11. Лукин П. В. "Старцы" или "старшие"? О терминологии славянской "племенной знати" // Славяноведение. 2010. N 2.

12. Fried M.H. On the evolution of social stratificiation and the state. Indianapolis, 1960.

13. Fried M.H. The notion of tribe. Menlo Park (Calif), 1975.

14. Beliaev D.D., Bondarenko D.M., Korotayev A.V. Origins and Evolution of Chiefdoms // Reviws in Anthropology. 2001. Vol. 30.

15. Толочко О. П., Толочко П. П. Київська Русь. Київ, 1998.

16. Завадская С. В. "Болярин" "боярин" в древнерусских письменных источниках // Древнейшие государства на территории СССР. 1985. М., 1985.

17. Завадская С. В. Возможность источниковедческого изучения "праздников" - "пиров" князя Владимира в летописных записях 996 г. // Восточная Европа в древности и Средневековье. Проблемы источниковедения. М., 1990.

18. Завадская С. В. К вопросу о "старейшинах" в древнерусских источниках XI-XIII вв. // Древнейшие государства на территории СССР. 1987. М., 1989.

19. Завадская С. В. О "старцах градских" и "старцах людских" в Древней Руси // Восточная Европа в древности и Средневековье. М., 1978.

20. Данилевский И. Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX-XII вв.). Курс лекций. М., 1999; (XII-XIV вв.) Курс лекций. М., 2000.

21. Данилевский И. Н. Повесть временных лет. Герменевтические основы изучения летописных текстов. М., 2004.

22. Tolochko O.P. The Primary Chronicle's "Ethnography" revisited: Slavs and Varangians in the Middle Dnieper Region and the Origin of the Rus' State // Franks, Northmen, and Slavs: Identities and State Formation in Early Medieval Europe. Turnhout, 2007.

23. Петрухин В. Я. "Русь и вси языци". Аспекты исторических взаимосвязей: Историко-археологические очерки. М., 2011.

24. Славова Т. Преславска редакция на Кирило-Методиевия старобългарски евангелски превод // Кирило-Методиевски студии. 1989. Кн. 6.

25. Михайлов А. В. Книга Бытия пророка Моисея в древнеславянском переводе. Варшава, 1900 - 1908. Вып. 1 - 4.

26. Dadiverin I. Das Buch Leviticus. Die Methodbibel, Kritische Ausgaben altbulgarischer Texte. Salzburg, 1995. T. 4 (Die Slawischen Sprachen 40).

27. Atanasova D. Das Buch Joshua. Die Methodbibel, Kritische Ausgaben altbulgarischer Texte. Salzburg, 1996. T. 9 (Die Slawischen Sprachen 49).

28. Atanasova D. Das Buch Richter. Die Methodbibel, Kritische Ausgaben altbulgarischer Texte. Salzburg, 1994. T. 2 (Die Slawischen Sprachen 38).

29. Dunkov D. Das Buch Rut. Die Methodbibel, Kritische Ausgaben altbulgarischer Texte. Salzburg, 1993. T. 1 (Die Slawischen Sprachen 34).

30. Van der Meer M.N. Formation and Reformulation. The Redaction of the Book of Joshua in the Light of the Oldest Textual Witnesses. Brill; Leiden; Boston, 2004 (Supplements to Vetus Textamentum. Vol. CII).

стр. 13
31. Lawson G.S. From Tribal Confederation to Monarchic State: The Editorial Perspective of the Book of Judges. A Dissertation Presented to the Faculty of the Graduate School of Yale University in candidacy for the Degree of Doctor of Philosophy. Yale, 1988.

32. Slacken J. Rewriting the Torah: Literary Revision in Deuteronomy and the Holiness Legislation. Tubingen, 2007 (Forschungen zum Alten Testament. 52).

33. Romer Th. The Exodus in the Book of Genesis // Svensk Exegetisk Arsbok. Uppsala, 2010. T. 75.

34. Wevers J. W. The LXX Translator of Deyteronomy // IX Congress of the International Organization for Septuagint and Cognate Studies. Cambridge, 1995 (1997).

35. Honigman S. LXX and Homeric Scholarship. London; New York, 2003.

36. Hendel R.S. The Text of Genesis 1 11: Textual Studies and Critical Edition. New York, 1998.

37. Joosten J. Rhetorical ornamentation in the Septuagint: The case of grammatical variation // Et sapienter et eloquenter. Studies on Rhetorical and Stylistic Features of the Septuagint. Gottingen, 2011.

38. Van der Meer Michael N. The Septuagint and its Literary-critical Value according to Emanuel Tov // Bibliotheca Orientalis. T. LXI N 5 - 6. Sept. Dec. 2004.

39. Книга Исход. Древнеславянский полный (четий) текст по спискам XIV-XVI вв. / Сост. Т. Л. Вилкул. (В печати).

40. Brooke A.E., McLean N. (eds.) The Old Testament in Greek. According to the Text of Codex Vaticanus Supplemented from Other Uncial Manuscripts, with a Critical Apparatus Containing the Variants of the Chief Ancient Authorities for the Test of the Septuagint. Cambridge, 1917.

41. Апракос Мстислава Великого. М., 1983.

42. Вилкул Т. Л. Люди и князь в древнерусских летописях середины XI - XIII вв. Київ, 2007; М. 2009.

43. ПСРЛ. М., 1998. Т. 2. Ипатьевская летопись.

44. Истрин В. М. Книгы временьныя и образныя Георгия Мниха. Хроника Георгия Амартола в древнем славяно-русском переводе. Пг., 1920. Т. 1: Текст.

45. Пичхадзе А. А. Переводческая деятельность в домонгольской Руси: лингвистический аспект. М., 2011.

46. Вилкул Т. Л. О происхождении "Речи Философа" // Palaeoslavica. Cambridge (Mass.), 2012. Т. XX. N 1.

47. Вилкул Т. Л. Повесть временных лет и Хронограф // Palaeoslavica. Cambridge (Mass.), 2007. Т. XV. N 2.

48. The Book of Jubilees / Tr. by J.C. Vanderkam. Lovanii, 1989 (Corpus Scriptorum Christianorum Orientalium. Vol. 511. Scriptores Aethiopici. T. 88).

49. Frahm E. Conter-texts, commentaries and Adaptations: Politically Motivated Responses to the Babylonian Epic of Creation in Mesopotamia, the Biblical World, and Elsewhere // Orient. 2010. Vol. XLV

50. Гиппиус А. А. Рекоша дроужина Игореви... 3. Ответ О. Б. Страховой (Еще раз о лингвистической стратификации Начальной летописи) // Palaeoslavica. Cambridge (Mass.), 2009. Т. XVII. N 2.

51. Вшкул Т. Л. Цитати з Восьмикнижжя в ранніх давньоруських літописах або як змінюється смисл історичних повідомлень // Український історичний журнал. 2013. N 1.

52. Алимов Д. Е. Полития Борны: Gentes и Herrschaft в Далмации в первой четверти IX века // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. СПб., 2011. N 1 (9).

52. Толочко А. П. Как была разрушена Десятинная церковь в Киеве? // Казус 2007 2009. М., 2012.


Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

Т. Л. ВИЛКУЛ, "СТАРЦИ" И "СТАРЕЙШИНЫ" ДРЕВНЕРУССКОЙ ЛЕТОПИСИ: СВИДЕТЕЛЬСТВА ПОВЕСТИ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ И ДРЕВНЕСЛАВЯНСКОГО ВОСЬМИКНИЖИЯ // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 11 августа 2022. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1660211897&archive= (дата обращения: 05.10.2022).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии