И. Я. БИСК. ВВЕДЕНИЕ В ПИСАТЕЛЬСКОЕ МАСТЕРСТВО ИСТОРИКА. ЛИТЕРАТУРНАЯ ФОРМА ИСТОРИЧЕСКОГО ТРУДА

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 29 мая 2021
ИСТОЧНИК: http://literary.ru (c)


© В. В. ФАРСОБИН

найти другие работы автора

Иваново. Ивановский государственный университет. 1996. 143 с.

Доктор исторических наук И. Я. Биск (Ивановский государственный университет), автор (преимущественно) источниковедческих работ о веймарской Германии 1 , на многочисленных примерах из сочинений, принадлежащих видным историкам и известным стилистам XIX - XX вв. попытался изложить требования, которым должно отвечать современное историописание.

Автор предупреждает читателя, что его труд следует рассматривать как нуждающийся в усовершенствовании и развитии (с. 19). Обоснованию темы посвящено введение и обширная библиография, состоящая главным образом из перечня литературных и литературоведческих работ. "Специфика литературного мастерства собственно историков, подчеркивает автор, освещена в нашей литературе более чем скудно" (с. 11). Автор использовал главным образом русско-язычную литературу по теме, хотя и знаком с опытом изданий исследований о языке и литературной форме исторических трудов в других странах, преимущественно в Германии Он не пропустил доклады по этой тематике на мировых конгрессах исторических наук. Как свидетельство внимания к литературной форме исторических трудов во Франции автор рассматривает "Словарь исторических наук", содержащий ста-

стр. 153

тьи на темы: "Язык", "Лингвистика и история", "Филология и история", "Роман и история" (с. 18). Однако опыт зарубежных стран упомянут в этой книге лишь с целью привлечь внимание российских историков к теме.

Последняя сформулирована Виском нечетко: с одной стороны, его интересует литературная форма, способствующая возбуждению интереса читателей к историческим изысканиям, с другой - применяемые историками способы, направленные на достижение той же цели. Здесь затрагивается не писательское мастерство историка, а скорее его профессионализм. Так, в пособии говорится, что "раскрытие исследователями своей лаборатории способствует читабельности их трудов" (с. 58). Если тема расширяется до проблемы исследовательской лаборатории, то есть выходит за рамки собственно литературной формы, было бы естественным, чтобы это нашло отголосок в формулировке темы и ее обосновании. Здесь явно необходим перечень и других приемов историка-профессионала, используемых им для повышения спроса на свой труд.

Тезисная форма изложения не позволяет достаточно полно раскрыть составные части исследовательской лаборатории историка. Вероятно, автор имел при этом в виду не столько совокупность исследовательских способов, а практическое их использование тем или иным историком. В пособии, адресованном студентам необходимо, однако, не только называть те или другие исследовательские способы, но хотя бы кратко их характеризовать.

Говоря об использовании историографии, автор не завершает свое рассуждение выводом о значимости историографического обоснования постановки темы исследования. Нередко используемые статьи и книги лишь называются или цитируются, но не подвергаются критике. К числу удачных примеров рассмотрения источниковедческих понятий отнесена моя книга "Источниковедение и его метод" (М. 1983) (с. 68). Однако, стоило бы отметить и то что в ней .отсутствует наименование того способа исследования (системного), который и привел к нужным выводам. В пособии упоминается статья Ю. А. Полякова "О литературном мастерстве историка" ("Новая и новейшая история", 1986, N 1), заметившего, что часто "простое изложение фактов - сухое, спокойное без прикрас - волнует, запоминается. Иногда целая россыпь красивых фраз о явлениях крупных, узловых, важных проходит по касательной, а упомянутая вскользь маленькая деталь задевает сокровенную струну" (с. 12). Это важное заявление, подчеркивающее место его автора в исторической науке, следует всесторонне обсудить, но данная статья лишь упомянута в библиографической сноске. Для студента, пожалуй, полезно было бы узнать, что "маленькая деталь", способная вызвать душевный отклик читателя, как раз и представляет собой недостающее звено в системном раскрытии темы. Взволнованная реакция массового читателя, как и столь необходимый исследователю отклик специалиста, могли бы стать предметом содержательного разговора со студентами.

Биск удачно цитирует высказывание Н. М. Карамзина: "Читатель заметит, что описываю деяния не врознь, по годам и дням, но совокупляю их для удобнейшего впечатления в памяти. Историк не летописец: последний смотрит единственно на время, а первый на свойство и связь деяний" (с. 60). Такой способ изложения собранных материалов позднее стали именовать системным. И на это стоило бы обратить внимание читателей.

Поскольку системный способ среди других приемов историка один из главнейших, рассказ о нем в учебном пособии был бы непосредственно связан с обсуждением проблемы литературного мастерства историка. Полезно было бы рассмотреть системный подход в контексте всего комплекса исторических дисциплин. Это тем более необходимо было сделать в связи с тем, что сам Биск задает читателя вопрос. "Как вы понимаете парадоксальное высказывание К. Маркса и Ф. Энгельса: "Мы знаем только одну единственную науку, науку истории" (с. 60). Но парадоксально ли это высказывание? Не терминологическая ли неразработанность обусловила его? Все науки покоятся на трудах ушедших поколений, следовательно они - исторические в широком смысле. Всех их объединяет история, многие понятия которой еще не имеют своих терминов. Читатель должен знать ответ автора на поставленный вопрос, но его в книге нет, как и на некоторые другие вопросы.

Учитывая то обстоятельство, что существующий разброс высказываний о системном способе исследования и почти полное отсутствие теоретических обобщений о нем в собственно исторических трудах затрудняет поиск нужных материалов, можно было бы рекомендовать студентам философские работы на эту тему, изыскания о системном методе экономистов, труды научных институтов, занимающихся системным анализом, опыт использования его во многих смежных отраслях науки.

Рассказ о системном способе был бы уместен в связи с анализом упомянутой статьи Полякова, его высказыванием о "маленькой детали", задевающей "сокровенную струну", в душе читателя. Здесь явно необходимо указать на признаки этой "детали", иначе трудно отличить "маленькое" от "большого".

Практика историописания многократно подтвердила, насколько продуктивным является умелое и корректное сочетание системного изложения и повествования об отдельных событиях и фактах,

стр. 154

позволяющего ярче высветить роль отдельных личностей, значение обстоятельств описываемых событий. Разговор со студентами о системном способе изложения был бы весьма полезен в учебном пособии. Книга Биска поднимает вопросы, заслуживающие дальнейшей разработки.

Примечания

1. БИСК И. Я. Немецкая мемуарная литература как источник по истории Веймарской республики. Автореф. канд. дисс. Л. 1960; его же. Курс лекций по источниковедению новой и новейшей истории. Тамбов. 1971; его же. История исторической мысли в новое время (Западная Европа: XVIII в. - 90-е годы XIX-в). Иваново. 1983; его же. Пресса Веймарской Германии. Иваново. 1995.

Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

В. В. ФАРСОБИН, И. Я. БИСК. ВВЕДЕНИЕ В ПИСАТЕЛЬСКОЕ МАСТЕРСТВО ИСТОРИКА. ЛИТЕРАТУРНАЯ ФОРМА ИСТОРИЧЕСКОГО ТРУДА // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 29 мая 2021. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1622284019&archive= (дата обращения: 26.09.2021).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии