П. И. БИРЮКОВ - ПЕРВЫЙ БИОГРАФ Л. Н. ТОЛСТОГО

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 22 марта 2021
ИСТОЧНИК: http://literary.ru (c)


© А. М. БИРЮКОВ

найти другие работы автора

Имя Павла Ивановича Бирюкова было хорошо известно в России до октябрьских событий 1917 года.

Павел Иванович, морской офицер, уйдя с военной службы, остаток своей жизни посвятил литературной и общественной деятельности. Он был одним из первых последователей, друзей и биографов Льва Николаевича Толстого. Его дружба с семьей Толстых продолжалась более 25-и лет.

Павел Иванович родился 4 ноября 1860 г. в родовой усадьбе с. Ивановское Костромской губернии. Происходил он из древнего русского дворянского рода. Генеалогическое древо рода Бирюковых своими корнями уходит к XV в., а по женской линии и к более раннему времени 1 .

Его дед - потомственный военный Сергей Иванович Бирюков - генерал-майор, участвовал в войнах с Наполеоном 1805 - 1807 и 1812 годов. В сражении под Бородино совершил подвиг, был тяжело ранен и награжден орденом Св.Анны 2-й степени 2 .

Его отец - генерал-майор Иван Сергеевич Бирюков - окончил Павловский кадецкий корпус. Будучи молодым офицером, участвовал в сражениях против горцев в 1844 - 1845 годах. За отличие в делах был произведен в подпоручики со старшинством 1844 года. Участвовал в войне с венграми в 1849 г. и в войне против турок, французов, англичан в 1854 - 1855 годах.

Мать Павла Ивановича Варвара Васильевна Христиане, дочь тайного советника, была довольно образована, знала языки, увлекалась музыкой 4 .

Следуя семейной традиции Павел Иванович поступает в привилегированное военное заведение - Пажеский корпус.

Вот как эти и другие события отражены в автобиографии 5 , записанной его дочерью Ольгой Павловной Бирюковой со слов Павла Ивановича на "Вилле рюс" в Онэ близ Женевы 2 июня 1930 г.: "Весной 72 г. (1872г. - А. Б. ) меня повезли на экзамен. Поступление в Пажеский Корпус считалось большим почетом и счастьем. Это было придворное заведение и все содержание там и учителя были лучшие. Туда принимались только сыновья генералов или внучата отличившихся по службе людей.

...Самый экзамен был обставлен торжественно, в белом Георгиевском зале были расставлены столы с экзаменаторами. Нас подводили по очереди к каждому столу и немного спрашивали. Я не помню как отвечал, но не блестяще наверное. Удовлетворительно. Когда мне объявили, что я выдержал, я счел себя необыкновенно счастливым...

Итак мы оба брата были в Пажеском Корпусе. Жизнь была сложна и интересна. У меня были обязанности приносить на уроки учебные пособия и др. Кроме того я должен был рапортовать начальству, я говорил: "Ваше превосходительство в 4-м классе

Бирюков Алексей Митрофанович - историк-краевед, внучатый племянник П. И. Бирюкова.

стр. 137

Пажеского Его Императорского Величества Корпуса все обстоит благополучно, больных столько, на лекции столько, предмет преподавания такой, преподаватель такой". Приезжали цари русские, иностранные и мне надо было рапортовать.

Так я помню рапортовал Александру II и Персидскому Шаху. С рапортом Александру II вышел скандал: Александр II знал моего отца как Семеновского офицера, где он бывал наследником. В корпус он заходил сначала в старший класс и ему рапортовал мой брат, он спросил какого Бирюкова и узнав, что Ивана Сергеевича выразил удовлетворение, мой брат был выше ростом, красив и напоминал отца, когда он пришел к нам в класс я вышел рапортовать. Государь спросил как моя фамилия, я сказал Бирюков, я был мал ростом и совсем не имел военной выправки, руки держал самоваром, так что Государь мне их одернул и сказал, что я совсем не Бирюковской породы и выходя из класса сказал директору, что я плохо встретил, это был большой позор для всего класса и я боялся, что меня казнят: а между тем приезд Государя был для корпуса большое торжество.

Когда Государь выходил, он всегда приезжал в одноконых санях, его обступали пажи, становились на полозья, кричали "ура" и проявляли всякого рода восторг. Государь отпускал пажей на три дня домой в отпуска".

Переход П. Бирюкова из Пажеского корпуса в морской описывает русский историк А. А. Григоров: "Павел Иванович не захотел служить в сухопутных войсках и окончив шесть классов корпуса, перешел в Морское училище - так тогда назывался Морской корпус" 6 .

"Наступило время вступления в морское училище. Это был для меня сплошной триумф. Последний экзамен был "Закон Божий", я был в пажеском мундире, экзаменовал меня отец Белявский и он спросил меня - а что же вы из попов да в дьяконы!? Это была милая шутка намекавшая на переход в более низшее по рангу учебное заведение. Я поступил первым. Жизнь в Морском Училище была вольна и сложна" 7 .

В 1880 г. П. И. Бирюков выпускается из Морского корпуса мичманом и получает назначение на только что спущенный на воду современный по тому времени фрегат "Герцог Эдинбургский" для отправления в двухлетнее плавание. Прослужив более года в заграничном плавании Павел Иванович возвращается в Россию (в то время по военным правилам это допускалось. - А. Б. ) и поступает в Морскую академию, по окончании которой работает гидрографом в физической обсерватории Морского ведомства.

В этот период друг Павла Ивановича Василий Павлович Голицын приглашает его посетить "Общество христианской помощи". В своей автобиографии Бирюков пишет: "Это было общество молодых людей высшей петербургской аристократии. Среди них были люди искренне православные, были религиозно индифферентные и были зараженные Пашковством. Так как это о-во сыграло большую роль в моей жизни, то я хочу перечислить тот состав его, который удержался у меня в памяти. Председателем его был Дмитрий Федорович Трепов, сын того в которого стреляла Засулич. Мы большей частью собирались у него на квартире, он был офицером лейб-гвардии конного полка. Затем из офицеров были Якунчиков, князь Голицын - брат Василия Павловича, граф Гейден, два брата, затем из гражданского ведомства мой друг Василий Павлович Голицын, Башмаков, Щербинин и др. Вскоре на одном из этих заседаний появился Владимир Григорьевич Чертков 8 , он был товарищ и друг Трепова по полку, но когда я его увидел он уже был в отставке, жил большею часть у себя в имении в Воронежской губернии и только приезжал в Петербург на время чтобы повидаться со своими родителями, жившими там. Отец его знаменитый генерал Чертков, был друг Александра II-го. Мать его была вполне увлечена учением Пашкова 9 .

На эти заседания приглашались иногда ученые, священники которые давали нам объяснения непонятных мест Евангелья. Помню, что таких заседаний у нас было несколько. И вот раз Василий Павлович сообщил мне, что заседание нашего О-ва чтения Евангелья было назначено в квартире Черткова. Он жил на Сергеевском, в огромном барском особняке. Я пришел туда вечером и был поражен строгим комфортом его кабинета и всеми приспособлениями для удобного чтения. В большом кабинете, устланном коврами, с горящим камином было расставлено несколько кожаных, мягких стульев, и у каждого стула был подсвешник с абажуром для того чтобы удобно было читать. Не помню какой был предмет нашей беседы: говорили несколько лиц, кажется и я в том числе и говорил Чертков, не помню смысла его беседы. Когда мы стали расходиться я почему-то задержался и остался один с Чертковым, мы сидели рядом у горящего камина. Чертков был в бархатной курточке, рядом с ним на маленьком столике стоял херес который он прихлебывал и курил. Чертков обратился ко мне: "скажите пожалуйста как вы думаете, военная служба противоречит учению

стр. 138

Христа или нет?" Я сказал, "да противоречит". Чертков сказал: "пожалуйста, скажите мне ваше имя, отчество, и фамилию и где вы живете". Я сказал, Чертков записал и потом обратился ко мне: "вы первый человек, который сказал мне так просто и ясно, я так-же думаю. У меня есть еще один друг, который так думает, это Лев Николаевич Толстой, знаете ли вы его?" Я знал, что есть писатель Толстой и знал, что он занимается какими-то религиозными вопросами. Лев Павлович Голицын приносил нам даже рукописный экземпляр его исповеди, но она не произвела на меня большого впечатления, а сочинений его художественных я почти не читал, помню, что в плавании я прочел Анну Каренину, мне понравилось, но особого впечитления не произвело, поэтому я ответил Черткову, что слыхал о Толстом, но очень мало знаю о нем. Чертков сказал, вам надо познакомиться с ним, это замечательный человек. Чертков особенно в молодости был обоятельно красив и привлекателен. Так началось наше знакомство и я подпал под его влияние. Но мой внутренний мир испытывал тогда сильное смущение. Не знаю как это случилось, но старые религиозные основы поколебались во мне и .., как-то растворились в ничтожестве. Помню что я сам с удивлением заметил это на себе".

После окончания Морской академии в 1884 г. Павел Иванович получил письмо от Черткова с приглашением посетить его имение в Лизановке. "По дороге из Лизановки в Петербург мы заехали с Чертковым в Москву и тогда 21-го ноября 1884 г., совершился самый знаменательный акт в моей жизни, я познакомился со Львом Николаевичем Толстым" 10 .

Под воздействием личности Толстого Бирюков меняет свои убеждения и приобщается к религиозно - философским взглядам Льва Николаевича, увлекается его учением.

Не снимая мундира, Бирюков начинает работать вместе с Чертковым в издательстве "Посредник", основанном по инициативе Л. Н. Толстого.

Весной 1885 г. в возрасте 25 лет Павел Иванович оставляет морскую службу, выходит в отставку и всецело отдается работе в "Посреднике", а в 1886 - 1888 гг. становится его фактическим руководителем. В издательстве работают такие известные писатели, как Н. С. Лесков, В. М. Гаршин, В. Г. Короленко, А. М. Горький. Здесь печатаются новые рассказы Л. Н. Толстого, его сочинение "Так что же нам делать?" и другие.

Работа в издательстве еще больше сближает Бирюкова со Львом Николаевичем. По свидетельству В. Ф. Булгакова (последний секретарь Толстого. - А. Б. ). Толстой "вполне оценивает его симпатичную личность, нежно-дружески переписывается с ним и зовет его уменьшительным именем "Поша", но все же на "Вы", так как и всех вообще своих друзей" 11 . (Поша - так звали П. И. в семье Бирюковых. - А. Б. ).

По приглашению Льва Николаевича Бирюков неоднократно навещает его в Ясной Поляне, становится своим человеком в доме писателя. Дочь Льва Николаевича Татьяна Львовна Сухотина-Толстая в своих воспоминаниях пишет: "Среди тех которые наиболее вошли в нашу жизнь, назову Бирюкова, Горбунова и Черткова" 12 . В семье Толстых к Павлу Ивановичу пришла любовь. Общие взгляды сблизили вторую дочь Льва Николаевича Марию Львовну и Павла Ивановича. В начале 1890 г. Павел Иванович сделал Маше предложение. Она согласилась, но этому воспротивилась Софья Андреевна Толстая, и брак расстроился.

О пережитом Павлом Ивановичем писал в своих воспоминаниях В. Ф. Булгаков: "Через много-много лет Павел Иванович издал за границей, в Швейцарии, на немецком языке книжку "Отец и дочь. Письма Л. Н. Толстого к М. Л. Толстой". Предисловие и примечание в этой книжке овеяны духом такой глубокой, бесконечной и нежной любви к Толстому и его дочери, что мы уже по одному этому документу можем составить себе ясное представление о том чувстве, какое питал Бирюков к Марье Львовне в молодости" 13 .

В 1892 - 1893 гг. Бирюков вместе с Толстым участвовал в организации помощи голодающим крестьянам Рязанской и Самарской губерний, трудился в столовых, составлял отчеты для газеты "Русские Ведомости", которые редактировал Толстой.

В феврале 1897 г. единомышленники Толстого приняли активное участие в судьбе духоборов, которых преследовали правительство и церковь. Бирюков, Чертков и Трегубов выступили в защиту духоборов с воззванием "Помогите". Бирюков и Трегубов были высланы в Курляндскую губернию, Чертков за границу. О ссылке Павел Иванович вспоминает: "Уже 18 февраля, через неделю после моего отъезда в ответ на мое первое письмо Л. Н-ч писал мне следующее: "Сейчас получил от вас письмо, дорогой друг. С вами случилось то самое, чего я боялся за вас, - сознание одиночества тотчас по приезде на место и хотелось письмом облегчить вам это чувство. Получили ли вы 1-й N ? Знаю и вы знаете, что одиночества нет для истинного нашего я. Но оно так иногда неразрывно слипается с животным слабым и страдающим, что трудно отде-

стр. 139

лить его. Думаю о вас с большой любовью, чем когда-нибудь, но не могу жалеть и не жалею, знаю, что в вас даже эти страдания и одиночество только разработают в вас все лучшее...

Мы не говорим вам, но ведь это само собой разумеется, что поручения, если вам что нужно, никому не давайте, кроме нас. Мои девочки обе вас любят, хотя несколько иначе, но не меньше меня. Я все у Олсуфьевых с Таней. Маша хочет приехать. Я не в ссылке, а мне все это время уныло наверное более вас. Прощайте, голубчик, целую вас" 14 .

Л. Н. Толстой ездил в Петербург к своему другу Анатолию Федоровичу Кони - выдающемуся юристу похлопотать за судьбу своих друзей 15 .

В начале 1898 г. П. И. Бирюков был выслан за границу, жил в Австрии, Англии и Швейцарии. В Онэ в доме Павла Ивановича была большая библиотека. Ею пользовались В. И. Ленин, В. Д. Бонч-Бруевич, Г. В. Плеханов. После манифеста от 11 августа 1904 г. Павел Иванович получил разрешение вернуться в Россию. Вскоре по возвращении Павел Иванович посетил Льва Николаевича в Ясной Поляне, о чем свидетельствует дневниковая запись Софьи Андреевны от 14 января 1905 г.: "Л. Н. с новым годом всегда как будто подводит итоги жизни: а на этот раз перед самым новым годом Павел Иванович Бирюков, которого вернули только что из ссылки - из Швейцарии, все читал дневники Л. Н. и его письма ко мне, и Л. Н. часто заглядывал и прочитывал кое-что. Перед ним промелькнула вся его жизнь, и вот он говорил Павлу Ивановичу, составляющему его биографию, что лучшего счастья семейного он не мог мечтать, что я во всем дополняла его, что он никого не мог так любить... И я радовалась, когда Павел Иванович мне это рассказывал" 16 .

Основной целью жизни Павла Ивановича Бирюкова стало написание подробной биографии Льва Николаевича Толстого, над которой он начал работать в 1901 году. Это была первая работа о жизненном и творческом пути великого писателя и ценность ее заключалась в том, что в написании этого труда Павлу Ивановичу помогал сам Лев Николаевич. С 24 декабря 1904 г. по 3 января 1905 г. Павел Иванович жил в Ясной Поляне и вел беседы со Львом Николаевичем. Личный врач Толстого Д. П. Маковицкий писал: "Вечером П. И. Бирюков опять расспрашивал Л. Н. о некоторых фактах из его жизни... Затем П. И. Бирюков спросил Л. Н. о его отношении к Белинскому, Л. Н. ответил: Какая это удивительная вещь! Белинский был человек, лишенный религиозного чувства. И мне такие люди чужды..." 17 .

В основном Бирюков живет в Швейцарии, занимается исследовательской деятельностью, продолжает работу над биографией Л. Н. Толстого и часто приезжает в Россию по издательским делам, навещает Льва Николаевича в Ясной Поляне. Одну из встреч 30 июля 1910 г. описал В. Булгаков: "Бирюковы приехали к вам. Да, да... Я очень им рад. Павла Ивановича я давно не видел, и мне очень приятно с ним."

Между Львом Николаевичем и Павлом Ивановичем сложились не только дружеские, но и близкие доверительные отношения, о чем свидетельствует запись от 1 августа 1910 г., сделанная в дневнике Булгаковым: "Под вечер Лев Николаевич долго разговаривал в своем кабинете с П. И. Бирюковым. Это был разговор большой важности, касавшийся, как я узнал после, недавно совершившегося в Ясной Поляне исключительного дела, а именно составления Львом Николаевичем, тайно от семьи, формального духовного завещания, в силу которого все произведения Льва Николаевича, художественные и философские, должны были после его смерти стать всеобщей собственостью.

Будучи поставлен (если не ошибаюсь, самим Львом Николаевичем) в известность относительно составления завещания, П. И. Бирюков в разговоре с Толстым, как оказалось, указал Льву Николаевичу на нежелательный тон, какой принимало завещательное дело вследствие своей конспиративности. Собрать всех семейных и объявить им волю - может быть, более соответствовало бы общему духу и убеждениям Льва Николаевича. После разговора с Бирюковым Толстой записал: "Очень, очень понял свою ошибку. Надо было собрать всех наследников и объявить свое намерение, а не тайно" 18 .

В середине 1906 г. на европейских языках появляется I том биографии Л. Н. Толстого, самым лучшим Павел Иванович находит английское издание и посылает его жене писателя (книга хранится в Яснополянской библиотеке).

В 1907 г. на некоторое время Бирюков переезжает в Кострому, заведует отделом народного образования губернского земства и занимается попечительством в земской школе в родном с. Ивановское 19 .

II том биографии выходит в издательстве "Посредник" в сентябре 1908 года.

На русском языке дважды издавались первые два тома, тиражом по 5 тыс. экземпляров и были переведены на французский, немецкий, английский, шведский,

стр. 140

чешский, итальянский и финский языки. Над III томом биографии Павел Иванович начал работать в 1903 г. и окончил написание в 1909 году 20 . В Берлине в трех томах вышло третье издание (5 тыс. экземпляров) и одна краткая биография на болгарском языке. IV том биографии он начал писать после кончины Толстого 7 ноября 1910 г. и окончил в декабре 1922 года 21 .

За свои взгляды по устройству общества Павел Иванович вынужден был уйти из земства.

В 1911 г. Бирюков переехал в Москву и поступил на работу к И. Д. Сытину. Под его редакцией в 1911 г. вышли: полное собрание сочинений Л. Н. Толстого в 20 томах и полное собрание сочинений в 24 томах как приложение к "Русскому слову", "Вокруг света" и ряд иллюстраций к художественным изданиям романов Толстого.

Помимо издательской деятельности Павел Иванович занимался организацией и открытием выставок, посвященных творчеству Л. Н. Толстого.

В юбилейный 1908 г. - год 80-летия Л. Н. Толстого, в Петербурге была устроена выставка, в которой участвовали Толстовский литературный отдел Петроградской публичной библиотеки и частные коллекции. После закрытия выставки часть экспонатов была пожертвована владельцами в распоряжение Организационного комитета. Это способствовало открытию в Петербурге музея Л. Н. Толстого по инициативе Бирюкова.

В 1911 г. в годовщину смерти Л. Н. Толстого по образцу Петербургской выставки в Москве в Историческом музее была устроена выставка, которая имела еще больший успех. Ее посетило 50 тыс. человек. Была выручена значительная сумма денег. На эти деньги был открыт Московский музей. Здесь находились автографы, портреты предков Льва Николаевича, иллюстрации художника Башилова к "Войне и миру", коллекция Ясно- Полянских эскизов Пастернака, витрины с вещами, принадлежавшими Льву Николаевичу, его портрет работы Крамского, в копии художника Орлова, коллекции рисунков Репина, Т. Л. Сухотиной, коллекция Ясно-Полянских пейзажей художников Салтанова и Батурина, была также выставлена посмертная маска и слепок руки Льва Николаевича, сделанные скульпторами Агаеиным и Меркуловым в гипсе и бронзе. Бирюков заведовал музеем до своего отъезда за границу в 1915 году 22 .

Живя в Швейцарии, он получает приглашение от зам. наркома просвещения РСФСР М. Н. Покровского вернуться на родину, так как его деятельность на ниве просвещения весьма желательна 23 .

В 1920 г. вместе с семьей он возвращается, работает в Толстовском музее вместе с дочерью, заведует архивом рукописей.

Главная цель жизни достигнута, издается "Биография Льва Николаевича Толстого" в четырех томах (М. - Пг. 1922 - 1923), над которой автор работал 20 лет.

1-ый том охватывает период жизни Льва Николаевича с 1828 по 1862 год. В нем рассказано о происхождении рода Толстых, о юных годах, военной службе, первой пробе пера, о написании "Рубки леса" и "Севастопольских рассказов", общественной деятельности и женитьбе Толстого на Софье Андреевне Берс.

Во II-ом томе Бирюков описывает годы жизни Льва Николаевича с 1863 по 1884: историю написания романов "Война и мир" и "Анна Каренина", его примерение с Тургеневым, разрыв с церковью, семейную жизнь, написание Толстым "В чем моя вера".

III-й том относится к 1885 - 1910 гг. и повествует о деятельности и последнях днях жизни Л. Н. Толстого. IV-ый том - это общий обзор всех 4-х томов и рассказ о последнем десятилетии жизни Л. Н. Толстого с 1900 по 1910 год. Сюда вошли материалы о Трансвальской войне, духоборах, письма к П. И. Бирюкову о своих работах, о близости смерти, о духовной любви, о последних работах Льва Николаевича: "Патриотизм и правительство", "Рабство нашего времени", "Не убий", отлучение, указ синода от 22 февраля 1901 г., вопрос о присуждении Нобелевской премии, работа над "Хаджи Муратом" и ряд других материалов.

В 4-х томах "Биографии Льва Николаевича Толстого" были использованы материалы самого Льва Николаевича: автобиографические записки, выписки из дневников, письма к различным лицам, а также биографические очерки друзей, знакомых, родственников, архивные материалы, послужные списки, метрические свидетельства, материалы частных владельцев русских библиотек за границей, документы из русского отдела Британского музея.

На новой работе Павел Николаевич не находит применения своему опыту, знаниям, дает о себе знать его дворянское происхождение, заболевает дочь. Эти обстоятельства в 1924 г. побуждают Бирюкова возвратиться обратно в Швейцарию, где 10 октября 1931 г. он умер.

В своих воспоминаниях В. Ф. Булгаков пишет: "Мой чешский друг Пшемысл Питтер посетил П. И. Бирюкова незадолго до его смерти. Он рассказывал, что боль-

стр. 141

ной старец встретил его исключительно мило и любезно, с умилением вспоминал о Л. Н. Толстом и поразил его своим прекрасным, светлым настроением, своей любовностью, как бы невольно изливавшейся из его существа на людей и на все окружающее. Из этого я вижу, что и на смертном одре Павел Иванович остался верен самому себе: своей удивительной доброте и ровности характера. В самом деле, он никогда никого не обидел, никому не причинил зла, напротив, помогал и помог, чем мог.

Светлое добродушие явилось как бы венцом той неустанной, продолжительной работы над собой и над улучшением своего характера, которая производилась Павлом Ивановичем как верным последователем учения Толстого" 24 .

Примечания

1. БРОКГАУЗ Ф. А., ЕФРОН М. А. Энциклопедический словарь. Биографии. Т. 2. М. 1992.

2. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА), ф. 395, 1 отд., оп. 36, арх. N624, св. 41, 1845.

3. Там же, ф. 400, оп. 9, арх. N 5838.

4. Российский государственный архив литературы и искусства (РГАЛИ), ф. 41, оп. 2, д. 7.

5. Помимо автобиографии, записанной дочерью Ольгой Павловной, существуют Лозаннские автобиографические заметки самого Павла Ивановича, написанные им в 1922 г., некоторые факты заметок использованы автором в настоящем очерке.

6. ГРИГОРОВ А. А. Из истории костромского дворянства. Кострома. 1993, с. 311.

7. РГАЛИ, ф. 41, оп. 2, д. 7.

8. Чертков Владимир Григорьевич (1854 - 1936), общественный деятель, издатель, друг Л. Н. Толстого.

9. Пашковцы - название секты евагельских христиан в России в конце XIX в., по имени В. А. Пашкова, ее руководителя.

10. РГАЛИ, ф. 41, оп. 2, д. 7.

11. БУЛГАКОВ В. Ф. Лев Толстой, его друзья и близкие. Воспоминания и рассказы. Тула. 1970, с. 191.

12. СУХОТИНА-ТОЛСТАЯ Т. Л. Воспоминания. М. 1981, с. 387.

13. БУЛГАКОВ В. Ф. О Толстом. Воспоминания и рассказы. Тула. 1978.

14. БИРЮКОВ А. М. Биография Л. Н. Толстого. Т. III. М. - Пг. 1922, с. 285.

15. САШОНКО В. Н. А. Ф. Кони в Петербурге-Петрограде-Ленинграде. Л. 1991, с. 195.

16. ТОЛСТАЯ С. А. Дневники в двух томах. Т.2. 1901 - 1910. Ежедневники. М. 1978, с. 108.

17. МАКОВИЦКИЙ Д. П. У Толстого. Яснополянские записки. Кн. 1. 1904 - 1905. М. 1979, с. 119.

18. БУЛГАКОВ В. Л. Н. Толстой в последний год его жизни. Дневник секретаря Л. Н. Толстого. М. 1989, с. 297, 301, 413.

19. ГРИГОРОВ А. А. УК. соч., с. 313.

20. БИРЮКОВ П. И. Биография Льва Николаевича Толстого. Т. Ш. М. -Пг. Введение.

21. БИРЮКОВ П. И. Биография Льва Николаевича Толстого. Т. IV. М. -Пг. 1923, с. 1.

22. Толстовский ежегодник 1912. Издание Общества Толстовского Музея в Петербурге и Толстовского общества в Москве, с. 264, 265, 266.

23. Российская государственная библиотека, ф. 358, ш. 875, д. 11.

24. БУЛГАКОВ В. Ф. О Толстом.

Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

А. М. БИРЮКОВ, П. И. БИРЮКОВ - ПЕРВЫЙ БИОГРАФ Л. Н. ТОЛСТОГО // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 22 марта 2021. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1616406655&archive= (дата обращения: 26.07.2021).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии