Творческие поиски Цань Сюэ

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 23 января 2021
ИСТОЧНИК: http://literary.ru (c)


© Г. Юсупова

найти другие работы автора

В этом году китайской писательнице Цань Сюэ исполнилось 50 лет. Это имя сегодня широко известно, ее творчество не только взбудоражило литературные круги Китая и всей Азии, но и заинтересовало Европу и Америку. Нельзя сказать, что ее произведения стали бестселлерами: они рассчитаны далеко не на каждого. Скорее это элитарное чтение для подготовленного читателя. В России, к сожалению, с творчеством писательницы знакомы лишь знатоки китайской литературы, так как на русском языке были напечатаны только некоторые короткие рассказы.

Цань Сюэ начала печататься в 1985 г., сейчас общий объем уже опубликованных ее произведений составил более 1 млн. иероглифов. Ее проза переведена на 10 языков мира и изучается в таких известных университетах, как Токийский, Гарвардский, Калифорнийский.

В 1988 г. в КНР вышел первый сборник ее произведений "Диалоги в раю", а еще раньше, в 1987 г. на Тайване, - сборник "Глиняная улица", в 1990 г. в Гонконге напечатана книга"Перформане, прорвавшийся сквозь окружение".

После того, как в западной периодике появились переводы ее произведений, множество литераторов стали переписываться с ней, издатели обращались за разрешением на публикацию, появились исследования ее творчества.

Американский ученый-литературовед, преподаватель университета Рональд Джонсон совместно с китайским студентом перевел ряд произведений Цань Сюэ на английский язык и написал о них несколько статей. В 1989 г. в издательстве Северо-западного университета были напечатаны " Диалоги в раю ", а в 1991 г. вышел сборник "Клочья облака". В предисловии к нему известный американский литературный критик Шарлотта Иннес дала такую оценку ее творчеству: "Цань Сюэ - это революция. А с точки зрения западного читателя - самый интересный и оригинальный китайский писатель" 1 .

В 1989 г. журнал "Нью-Йорк таймс" поместил рецензию на сборник "Клочья облака" под названием "Книга, бросившая вызов всему человечеству". В 1991 г. в том же журнале появилась статья другого известного критика Джона Домини, посвященная творчеству Цань Сюэ.

В 1987 г. сотрудница Токийского университета, специалист по китайскому языку и литературе Кондо Науко встретилась с писательницей, в 1989 г

Юсупова Гузель Аделевна, преподаватель китайского языка и литературы Института востоковедения при Казанском государственном университете, аспирантка ИДВ РАН.

(c) 2003

стр. 148

опубликовала переведенный ею сборник "Клочья облака", а в 1991 г. выпустила полное собрание сочинений Цань Сюэ на японском языке под общим названием "Миг, когда кричит кукушка". Рецензии о творчестве писательницы были напечатаны в различных литературных изданиях Японии.

В 1991 г. французский и итальянский переводчики приезжали в Китай для знакомства с писательницей, и в 1992 г. французское издательство Галимар издало сборник "Диалоги в раю", вызвавший положительные отзывы.

В 1996 г. издательство провинции Сычуань выпустило собрание сочинений Цань Сюэ в трех томах.

В России о Цань Сюэ писал лишь один исследователь и переводчик - С. А. Торопцев. Им было опубликовано несколько ее рассказов и статей о ее творчестве в журналах "Иностранная литература", "Проблемы Дальнего Востока", "Азия и Африка сегодня".

Цань Сюэ и Хунань.

Мне удалось общаться с Цань Сюэ в 1994 - 95 гг. во время годичной стажировки в КНР в ее родном городе Чанша провинции Хунань. Ее произведения поразили меня своей оригинальностью и особым китайским, а если точнее южно-китайским колоритом. Я перевела некоторые из них. Особенно ценными были для меня пояснения и замечания самого автора. Ведь семантические оттенки отдельных выражений или даже одного слова могут полностью изменить звучание целого произведения. Каждое слово Цань Сюэ - код, за которым скрываются ассоциации.

На мой взгляд, ключом к пониманию загадки Цань Сюэ могут стать ее собственные слова из рассказа "Летнее солнце прекрасного юга": "...Поддерживающая и питающая мой дух сила - это лето прекрасного юга, жаркое южное солнце, "горящее" светлое настроение. Девчонкой я бессчетное число раз долгими часами босиком ходила с непокрытой головой под палящим солнцем, полная ликующего восторга, погруженная в мир безграничных фантастических иллюзий" 2 .

Цань Сюэ говорит о себе: "Я смею сказать, что все мои произведения полны ясного света. И он проступает повсюду между строк. Я еще раз подчеркиваю - источник моего творчества - палящее солнце прекрасного юга. Именно потому, что в душе есть свет, мрак оказывается мраком, и только потому, что есть рай, может существовать смертельный, жуткий опыт ада, именно из-за переполненности человеколюбием можно оторваться и подняться над самим человеком " 3 .

Природа южного Китая необыкновенна, на взгляд жителя средней полосы России, необузданно пышна и ярка. И эта необузданность органически входит в творчество Цань Сюэ, а, возможно, и само творчество питается ею. Молочный, теплый туман, липкий сумрак южной ночи, низкое серое небо зимы, "жгущее языками пламени" солнце - все эти явления неотделимы от ее произведений. Особая роль в них отводится солнцу, оно как знак состояния человеческой души всегда разное: от еле просвечивающего лика до огромного огненного шара.

Произведения Цань Сюэ будто пропитаны запахами южно-китайского города. Читая их, словно вдыхаешь аромат цветущих на горе Юэлушань магнолий, персиков, хризантем, лотосов, а совсем рядом под горой - город из стекла и бетона с парадной улицей имени Первого мая и с зловонными лужами на задворках. В произведениях писательницы существуют два мира: один - мир грез, наполненный сиянием солнца, цветущими полями, тенистыми лесами с пахучими деревьями и другой, в котором собственно пребывают персонажи - темный, неприветливый и даже кошмарный...

стр. 149

Очень необычно входят в произведения Цань Сюэ живые существа. Насекомые, крысы, кошки, змеи стоят у нее на том же уровне, что и человеческие персонажи. Они ползают уверенно и свободно, словно нет между человеком и зеленой гусеницей никакой разницы. И в реальной жизни китайского юга люди и эти существа-близкие соседи. Я помню свой первоначальной шок от висящей за москитной сеткой летучей мыши и от ползающих по потолку ящериц, которые время от времени падали прямо на кровать.

Цань Сюэ выросла у горы Шэншань в окружении деревьев, и Дерево она ощущает мистически - как некое таинство. Часто в ее произведениях шелковицы, камфорные, тангутовые и другие деревья становятся объединяющими центрами повествования.

Многие понятия в произведениях Цань Сюэ, как, кстати, и других восточных авторов, трудно переводимы для европейца. Как, например, передать "цвет соленых огурцов", если в Китае они совсем другие, чем у нас, цвет имбиря или южно-китайской красной почвы (у писательницы есть целая повесть под названием "Глиняная улица")?

Иные, чем мы, и сами обитатели этой чудесной земли. Например, типажи "маленького мужчины" или упрямо идущей к своей цели женщины очень характерны для Хунани. Цань Сюэ отмечает: "Хунань - странное место, место, где много странных людей. Говоря грубо: хунаньцы - люди взбалмошные, но есть и хорошая сторона - они стремятся к чему- то, больше того начнут - не остановишь." 4

За самой Цань Сюэ в родном городе закрепилась репутация "странной". Можно сказать, что встретиться с Цань Сюэ мне просто посчастливилось, так как многие иностранные журналисты и критики, приезжавшие в Чанша специально для встречи с ней, покидали город, не добившись своей цели. Я думаю, что главной причиной ее радушного ко мне отношения стала ее любовь к русской культуре. Цань Сюэ преклоняется перед гением Толстого, Достоевского, Тарковского.

Писательница предпочитает вести очень замкнутый образ жизни. Непрошенным гостям она не открывает дверь, а телефон в квартире почти всегда отключен. Лишь недавно писательница переселилась из родного города в Пекин.

В Чанша она с мужем и сыном жила в небольшой квартире на окраине города. Ее любимыми друзьями были кошки, живущие в доме. Ту же нежную привязанность к бессловесным созданиям испытывала ее японская переводчица и страстная почитательница ее таланта Кондо Науко - одна из редких ее друзей и единомышленниц. Благодаря именно ей, о Цань Сюэ узнала Япония. Ее переводы были сразу опубликованы в лучших литературных изданиях. Тогда меня восхитило то, как скрупулезно работает японская переводчица. Она уточняла у автора тончайшие оттенки смысловых значений диалектных оборотов, упомянутых цветов, совпадение или различие звукоподражаний в китайском и японском языках. Кондо Науко рассказывала мне о методе своей работы, о том, как она десятки раз переписывает каждый отрывок, добиваясь предельной точности и передачи состояния героев произведения.

Сама Цань Сюэ, на мой взгляд, тоже представляет особый тип "художника- трудоголика". Она не ждет, пока на нее снизойдет вдохновение, а пишет каждый день, выполняя свою обязательную "трудовую норму". Ее день начинается рано утром и заканчивается поздно вечером. Сидя за письменным столом, она не замечает ни разговоров окружающих, ни шума телевизора. "Когда пишу, могу совершенно не думать о других вещах, с головой ныряя в мир своих творений. Я никогда не чувствовала "вдохновения", о котором так много говорят. Возможно, я всегда в нем пребываю, могу управлять им". 5

стр. 150

Цань Сюэ и годы "культурной революции".

Настоящее имя писательницы - Дэн Сяохуа. Она родилась 30 июня 1953 г. в городе Чанша. Родители ее были убежденными партийцами старой закалки. Отец был крупным партийным работником, директором центральной газеты провинции Хунань. Там же работала мать. В 1957 г. в период "охоты на ведьм" на отца навесили ярлык "главы антипартийной группировки газеты "Новая Хунань" и сослали на "трудовое перевоспитание". Мать выслали на исправительные работы, семью в несколько человек заставили ютиться в двух десятиметровых комнатушках, бабушка погибла от голода...

Так обрушился мир вокруг маленькой девочки. Возможно, именно эти события сыграли решающую роль в формировании ее личности.

Изучая творчество Цань Сюэ (таким стал ее псевдоним), мы, конечно, не можем не рассматривать его вне политической и культурной среды и не сравнивать ее с другими представителями китайского модернизма. Как и у многих современных писателей КНР, ее творческий путь неразрывно связан со страданиями, вызванными гонениями и репрессиями в период "культурной революции". Сама она говорит, что в детстве испытала те же лишения, что и все дети ее поколения. Это были трудности как материальные, так и моральные. Она искренне переживала, что ее, дочь врага народа, не приняли в хун-сяобины. Произведения Цань Сюэ, безусловно, несут на себе отпечаток этого сложного исторического периода. И ее творчество можно рассматривать как своеобразную реакцию на политические и культурные события тех лет. Причем оно гораздо глубже и сложнее нежели "прямые" описания действительности. Она смогла выразить собственные убеждения на своем метафорическом языке.

Когда писательницу спрашивают, связано ли ее творчество с политической обстановкой в КНР, она отвечает: "Возможно, но это лишь одна сторона. Другая, может быть, более важная, это - наследственность. Мое "доискивание" до сути вещей, наверно наследственный фактор, переданный мне отцом. Да и мать была таким же человеком, как он. Разница между мной и отцом лишь в том, что его искания были направлены во внешний мир, а мои во внутренний мир самой себя". 6

Особенной чертой личности Цань Сюэ является необычайная целеустремленность и цельность характера. Этими же качествами отличались характеры ее родители. Они соединили свои судьбы в переломные для Китая годы, и основой их союза стали именно общие устремления, их непоколебимая вера в коммунистические идеи.

Во время "культурной революции" Цань Сюэ закончила шесть классов начальной школы, больше ей учиться не пришлось. В 1970 г. она начала трудиться в маленькой кустарной мастерской. В течение 10 лет будущая писательница была и разнорабочей, и станочницей, и даже кузнецом. В 1978 г. вышла замуж за одного из тех редких молодых людей, которые получили возможность вернуться в город. После рождения сына ушла с завода и стала зарабатывать на жизнь шитьем, тогда же начала писать.

Десятилетие "культурной революции" не могло не сказаться на ее жизни и творчестве, горечью пережитого пропитаны все ее произведения. Думается, уходя от реальности, замыкаясь в своем внутреннем мире, Дэн Сяохуа начала свой путь к Цань Сюэ.

"Моя мать превратилась в деревянное корыто с мыльной водой" - это первая строка рассказа "Мыльные пузыри на грязной воде" -первого опубликованного Цань Сюэ произведения. "Человек ставший мыльной пеной" - образ, очень точно отразивший скрывающуюся под личиной высоких идей грязь "культурной революции". Конечно, в этом маленьком рассказе напрямую не

стр. 151

описываются политические события тех лет, речь идет о совсем незначительных семейных делах. Кроме фантастических превращений в начале и конце рассказа, остальное его содержание вполне реально.

В нем уже четко просматривается общее ведущее направление ее творчества - передача сложнейших переживаний, исканий, размышлений о сущности человеческой жизни через описание обыденнейших событий.

Материалом для написания повести "Глиняная улица" также стали реалии жизни в годы "культурной революции". В ней едко высмеиваются люди, в которых отсутствует собственное "я", а есть только "мы". Жизнь героев повести замкнута на зловонной Глиняной улице. Единственная ценность для них - работа на каком-то секретном заводе. Безликие люди, безликая улица, завод, производящий неизвестно что и для кого, - очень похоже на действительность тех лет!

Не ясно, когда происходят описываемые в повести события - в настоящем или в прошлом времени, во сне или наяву, но они узнаваемы. Безымянен город S, его нет на карте, но в нем, как в кривом зеркале, отразились все города Китая. В произведении нет ничего конкретного, оно перешагнуло через барьеры реального. Творчество Цань Сюэ выплеснулось за рамки реализма и смогло воплотить целостный образ "культурной революции" в принципиально иной художественной форме.

Реализм или модернизм?

В современной литературной критике КНР идут ожесточенные споры о том, каким путем должна идти китайская литература: "реализм или модернизм?" Цань Сюэ нельзя однозначно причислять к какому-либо направлению. Она, безусловно, воспитана на классических произведениях, много читала классиков русской и западной литературы. Но в ее собственном творчестве отчетливо видно отрицание принципов, на которых зиждется реалистическая литература. Цань Сюэ не описывает действительность и не объясняет ее. "Я чувствую, что об этом и последующем десятилетии я могу сказать что-то неизвестное обычным людям, нечто еще не высказанное. Я хочу посредством литературы, в новой нарождающейся форме высказать это. Внутри меня постепенно зарождаются и копятся абстрактные и очень ясные образы. Я начинаю писать каждый день понемногу, совсем не зная, почему так или иначе, лишь намертво уцепившись за свой рай, вновь и вновь находя радость игры и испытывая удовольствие". 7 Несмотря на это высказывание, Цань Сюэ нельзя безоговорочно отнести и к модернистам, хотя по множеству формальных признаков можно было бы это сделать. Литературные критики ее родной страны причисляли Цань Сюэ ко всем модернистским течениям. Одни - к фрейдизму, толкуя рассказы писательницы как "сны". Другие нашли ключи к пониманию ее творчества в китайских напевах "юэфу". Да, ее искусство допускает самые разные толкования, и все они имеют право на существование.

Иными словами, творчество Цань Сюэ невозможно рассматривать ни в рамках реализма, ни в рамках модернизма. Оба направления во главу угла ставят отношения между объективным миром и личностью, разделяют их, воздвигая между ними стены. Цань Сюэ порывает все нити, которые связывали бы ее с категориями времени и действительности. В ее творчестве метафоричны и общество, и личность, в нем существующая. Они неразрывно переплетены между собой.

Ее лирический герой, а вернее героиня, стремится к безбрежному идеалу своего "я". Через это "я" Цань Сюэ передает свое представление о таких понятиях, как "правда", "чувства", "реальность". Так же, как и у китайских поэтов-классиков, ее лирический мир - это целый космос, а не эгоистическое

стр. 152

"я". Творчество Цань Сюэ - своеобразная эманация древней китайской лирики в современной модернистской оболочке.

Многие критики пытаются разъяснить ее творчество в общественно- политическом контексте, но нам представляется более важным ее личный опыт. Если читать ее произведения лишь как описание современного общества, они потеряют многое из своей эстетической ценности и превратятся просто в жанр абсурда. Хотя, безусловно, "абсурд" близок Цань Сюэ. Ее произведения не так поверхностны, как может показаться на первый взгляд, в них заложен глубинный смысл. Она передает своим языком свою правду своего мира. Цань Сюэ выработала собственную творческую концепцию и особый стиль выражения. По словам С. А. Торопцева, "ее проза как бы выпала из потока современной литературы КНР и проносится мимо, не задевая ее, они не пересекаются, существуют в разных измерениях - пространственных и временных". 8

Цань Сюэ и "женская" литература.

Мы можем смело говорить о Цань Сюэ как об одном из интереснейших и необычных явлений в "женской" литературе современности. Искусство, созданное женщиной, неизбежно несет на себе печать ее тонкой чувствительной души. "Женские" произведения бывают более эмоциональны, нервны. Стиль писательниц порой неуловимо, а порой и очень резко отличается от стиля их собратьев по перу.

Однако нельзя сказать, что Цань Сюэ является продолжательницей традиционной женской линии. В ее произведениях нет свойственных дамским романам воспеваний сентиментальной любви и гармонии семьи или описаний тонких женских переживаний. Напротив, мы сталкиваемся с "семьей наоборот", не созидающей, а разрушающей саму себя, и с "женщиной наоборот", естество которой методично вытравливается как ею самой, так и окружающей ее жестокой действительностью.

Критики считают, что это произведения с самой большой ударной силой в мировой литературе. Да, они крушат традиционные стереотипы идеальной женщины и матери, деформируют привычные семейные отношения, переориентируют социальные роли в обществе. Жизнь героев Цань Сюэ до жути обыденна, противна и бессмысленна. Кажется, что они живут в странном сне, на грани реального и ирреального. Удивительно, как эта болезненная искореженность порождает неожиданные комбинации образов и символов, странную "извращенную" эстетику нового времени. Джон Домини сказал о писательнице: "И в этом, казалось бы, безнадежно больном мире она создала новый символический язык, а ее произведения - чудо, рожденное в труднейших условиях". 9 Действительно, ее прозу нельзя причислить к потоку натуралистически эпатирующей литературы, хлынувшему на страницы китайской печати в последние годы. Часто молодые литераторы за шокирующей формой повествования прячут полное отсутствие идей или несостоятельность скудных мыслей, тогда как произведения Цань Сюэ глубоко выстраданы, проникнуты человеколюбием, в них находят отражение нежелание и невозможность людей понять друг друга, найти общий язык.

Творчество писательницы - это еще одна попытка человека найти свое место в мире. Оно созвучно таким авторам, как Гарсия Маркес, Франц Кафка, Уильям Фолкнер, что позволяет включить ее сочинения в контекст мировой литературы и культуры в целом.

О Цань Сюэ написано много. Она, несомненно, признана одной из интереснейших писательниц современности. Несмотря на это, нет ни одного исследования ее творчества с точки зрения различий в философии и стиле "мужской" и "женской" литературы.

стр. 153

Вплоть до наших дней феминистская литература продолжает основываться на мировоззренческом базисе патриархального общества. В течение столетий роль женщины замыкалась в цепочке "дочь - жена - мать", а ее жизненное пространство ограничивалось "кухней - гостиной - спальней". Конечно, нельзя отрицать, что в литературе время от времени появляются "обратные" типы, например, Нора Ибсена. Но и она, покинув семью, не отвергает институт семьи в принципе, но ищет идеальный брак. Другая смелая героиня - Джейн Эйр Шарлотты Бронте, ставшая символом феминисток, тоже протестует, но не стремится ли она в конечном счете к тому же привычному патриархальному укладу семьи?

Мудрый Лев Толстой осуждает холодную бесчувственную семейную жизнь Карениных, и он же порицает не соответствующую законам общества любовь Анны и Вронского. Толстой не оставляет Карениной иного выхода, как самоубийство под колесами поезда.

Если сентиментальная полная любви и согласия семья, нежные чувства женщины являются неизменными спутниками женской литературы то, в таком контексте произведения Цань Сюэ - nonsense! В них, как уже было сказано, - "семья наоборот", "женщина наоборот" и "эстетика наоборот". Таким образом, Цань Сюэ стоит особняком от общей линии в женской литературе.

Главная тема первого рассказа Цань Сюэ "Мыльные пузыри на грязной воде" - убийство матери. Для начинающей писательницы - весьма неординарная!

В нем описывается так называемая неполная семья матери-одиночки. Так же, как во всех подобных семьях, героиня выполняет роль и отца, и матери одновременно. В данной ситуации она совмещает в себе угнетателя-деспота и объект угнетения. Перед лицом мужчины она - послушный раб, а перед сыном - властный тиран. Эта женщина почитает лишь саму себя. Под тяжестью ее произвола личностное "я" ребенка сжимается и запирается внутри самого себя. Сын - беспомощное инфантильное создание. Все решения, включая женитьбу, берет на себя мать. Его протест, не находя выхода, уходит глубоко внутрь. И однажды мать превращается в корыто с мыльной водой. Нет, эта "плачущая, сидя на маленькой табуретке" женщина "с тонкой грязной шеей" и "вечно гноящимися пальцами ног" не умерла, ее убийство произошло в воображении сына. Он не обладает ни смелостью, ни силой действия, ни способностью осознать реальную обстановку. Как и большинство мужских персонажей Цань Сюэ, он лишен стремлений и надежд.

Очень нелегко найти в ее творчестве образ дружной хорошей семьи. В рассказе "Туман" мать не проявляет к своей семье никакого интереса. Она сообщает всем о своем уходе и постоянно ищет яйцо, утверждая, будто его снесли выращенные ею две несушки. Однако вся семья знает - уже двадцать лет у них нет никаких несушек. Отец полагает, что она сошла с ума, и больна уже много лет. Яйцо в данном случае можно трактовать как символ рождения новой жизни, как смысл, плод, результат всей ее жизни. Она пытается отыскать за пределами реальности то, чего не смогла приобрести в настоящем. Что обрела эта женщина за двадцать лет замужества? - никчемного мужа, двух больных, неспособных передвигаться сыновей, дочь, которая не узнает отца с матерью. Муж постоянно бормочет о своем решении разок попутешествовать, начать новую жизнь или совершить великое дело, но ... не может найти рюкзак. Отец семейства по инерции считает себя "главным", угнетает и бесчинствует, но его крах лишь вопрос времени. Мать сообщает дочери: "Твой отец - это просто пальто, .., а внутри - ничего". В образе двух неспособных передвигаться сыновей ясно прочитывается часто повторяющаяся у Цань Сюэ аллегория вырождения патриархального мира. Женщины, потерявшие в патри-

стр. 154

архальном обществе возможность получить образование, хотя и полны негодования, не могут что-либо изменить. В произведениях Цань Сюэ они "проглатываются" машиной подчинения патриархального общества, теряют свое "я", сходят с ума...

Да, жизнь героев Цань Сюэ часто кажется кошмарным сном. Но для человека, проникшего в их особый мир, он незабываем.

В творчестве Цань Сюэ удивительно переплетены литературная утонченность и просторечье крестьянина, одухотворенность одних образов и грубость других. В нем новизна соединена с древней традицией, западные веяния звучат с восточным колоритом.

Возможно, оно более понятно, ментально близко восточному человеку. Казанские читатели с большим интересом восприняли переводы произведений Цань Сюэ на татарский язык.

Но и европейцам ее творчество не чуждо, они видят в нем традиционно китайский характер. Сама Цань Сюэ считает, что "ее произведения имеют общечеловеческий характер именно потому, что они описывают сущность китайского общества". 10

1. Can Xue. Old floating Cloud. Evanston. Illinois: North western University Pres. 1989.

2. Цань Сюэ. Мэйли наньфан чжи сяжи (Жаркое лето прекрасного юга) // Чжунго. 1986. N 11.

3. ibid

4. Чуанцзо чжун дэ сюши. ( О сущности творчества)// Шэн дянь дэ цинпи. Гуйчжоу, 1993.

5. ibid.

6. ibid.

7. Цань Сюэ. Цань Сюэ цзыво инсян. (Цань Сюэ. Впечатления о самой себе)// Шэнь-дянь дэ цинпи. Гуйчжоу, 1993.

8. Иностранная литература. 1993. N 8

9. New York Tims. 1991.N 12. 29.

10. Чуанцзо чжун дэ сюши. ( О сущности творчества)// Шэн дянь дэ цинпи. Гуйчжоу, 1993.

Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

Г. Юсупова, Творческие поиски Цань Сюэ // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 23 января 2021. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1611391239&archive= (дата обращения: 02.03.2021).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии