Русские писатели и карточные игры: в романах и в жизни

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 31 августа 2020
ИСТОЧНИК: http://literary.ru (c)


© Андрей Путянин

найти другие работы автора





Русские писатели часто упоминали в своих произведениях азартные игры, а иногда делали их основой сюжета. Впервые эта тема появилась в поучительных историях и баснях 18-го века. В те времена карты стали модным досугом аристократии и прочих богатеев. Знаменитый баснописец И.А. Крылов любил перекинуться в картишки. В одном из первых своих произведений он рассказал о юным дворянине, который предпочитал изучению разных наук «игру картёжну», и о том, чем закончилось для героя это разорительное увлечение.



Роман «Игрок» Ф.М. Достоевского



Достоевский первым из классиков поднял тему карточной игромании — зависимости от своего увлечения. Сейчас о лудомании рассуждают на каждом шагу, учёные официально признали её болезнью, одним из видов расстройства психики. Тогда, более полутора веков назад, отношение общества к заядлым картёжникам было иным. Это увлечение считалось постыдным пороком.



Классик как никто другой понимал людей, которые ведут непрестанную борьбу с тягой к игре, грезя крупным выигрышем и понимая, что риск огромен. Фёдор Михайлович и сам играл в карты по-чёрному. Пристрастие он приобрёл за рубежом, куда поехал поправить здоровье. Перед этим Достоевский изучил немало литературы о способах победить рулетку и мечтал проверить их в деле.



Удивительный факт: если бы писатель не был одержим пагубной страстью, человечество могло никогда не узнать гениального «Игрока». Достоевский, просадив в казино много денег, пошёл на сделку, по условиям которой принял на себя обязательство написать книгу за месяц. Писатель справился с задачей раньше: за 26 дней. Чтобы дело продвигалось быстрее, Фёдор Михайлович пригласил стенографистку Сниткину Анну. Позже она вышла замуж за писателя и познала всю тяжесть, которую может испытать близкий человек заядлого игрока.





Сначала Достоевский планировал назвать роман «Рулетенбург». Главный герой книги — Алексей Иванович, молодой учитель. По стечению обстоятельств он попадает в немецкий городишко Рулетенбург — населённый пункт, выдуманный писателем. Герой питает романтические чувства к Полине — падчерице генерала в отставке. Чтобы добиться её внимания, Алексей играет в рулетку и становится обладателем солидной денежной суммы. Но девица отказывает пылкому ухажёру, который из-за этого пускается во все тяжкие и с головой уходит в игру. Жизнь молодого человека загублена напрасно: позже выяснилось, что он был вполне симпатичен своей возлюбленной.



«Игрок» имеет некоторые пересечения с «Пиковой дамой» А.С. Пушкина. В обеих произведениях есть романтическая линия, а главные герои опускаются на дно жизни из-за тяги к азартной игре. В «Игроке» представлен яркий и живой образ полусумасшедшей бабули, спускающей за зелёным сукном огромные суммы. Пожилая дама становится для главного героя, Алексея Ивановича, оправданием его болезненной страсти.



Литературоведы, изучающие творчество Достоевского, считают, что герой во многом высказывает мысли автора. Через персонажа писатель пытается донести до читателей собственные переживания, касающиеся страсти к игре. Колесо рулетки трансформируется для героя из малореального способа раздобыть деньги в настоящую зависимость, чёрную страсть. С развитием интернет-технологий это произведение становится еще более актуальным. В наши дни зависимых от азартных развлечений в тысячи раз больше, так как многих людей заманивают бездепозитными бонусами в онлайн казино по типу таких, тем самым, пробуждая в них жажду азарта.



Рассказ «На представку» Варлама Шаламова



Пик известности В. Шаламова пришёлся на 60-70-е годы 20-го века. Это было время, когда в СССР понемногу и с оговорками разрешили печатать произведения о сталинских репрессиях, жизни и быте заключённых. Прогрессивная часть общества зачитывалась сборниками стихов и рассказов Шаламова — человека, прошедшего ГУЛАГ. Рассказы о лагерной жизни — первое, что мы вспоминаем, когда слышим это имя.



Писательский путь Шаламова открылся со сборника «Колымские рассказы», завершённого в 1962 г. Одно из произведений сборника — «На представку» — повествует о популярной среди заключённых карточной игре в долг, которая так и называлась на сленге сидельцев.



У заключённых было не так много способов отвлечься от суровой действительности и лагерного быта. Одним из них стали картишки. Вечером в бараках коротали время за партиями в терц, штос и буру. Денег у игроков за колючей проволокой не водилось. На кон ставили личные вещи. Ценность каждой ставки обитателями барака определяли вместе, увлечённо споря. Играющие старались всеми способами завысить стоимость старой одежды — именно на неё чаще всего и играли.



На зонах строго запрещали иметь карты. Самодельная колода была огромной ценностью в глазах зеков. Писатель повествует о том, как непросто было сделать карты. Зеки придумали особую технологию. Чтобы карточки были плотными, толстыми, их склеивали крахмалом из нескольких слоёв бумаги. Буквы и цифры наносили химическим карандашом. Этим ремеслом владели только зеки, обычным людям, живущим за пределами лагеря, оно было неведомо. В рассказе Шаламова материалом для карт послужила книга В. Гюго. Гениальный роман не представлял ценности для жителей лагеря, карты — другое дело!



Зеки не отличались благородством в игре. Обмануть, подменить карту или применить другой нечестный приём было нормой. Смухлевать так, чтобы присутствующие ничего не заподозрили, считалось высшим мастерством. Подобные навыки вызывали восхищение, а не негодование. Важна была победа, а способы её достижения — дело десятое. Правила игры существовали лишь для видимости. Но если кто-то попадался на махинациях, которые лагерники называли словечком «исполнять», в бараке поднимался шум. Брань часто перетекала в драки. В таких случаях в камере появлялись охранники, которые изымали карты и карандаши, а виновных в беспорядках наказывали.



Рассказ «На представку» строится вокруг двух персонажей: коногона Наумова, блатаря и интеллигентного Гаркунова, обычного инженера. Наумов проигрывается и пытается разжиться какой-нибудь хорошей вещицей. Жертву зек находит среди той части обитателей барака, которая мало интересуются картами. Выбор падает на Гаркунова, получившего недавно с передачей добротный свитер от жены. Инженер не намерен отдавать тёплую одежду, которая к тому же напоминает ему о доме. Тогда приспешники по указке блатаря нападают на Гаркунова и убивают его. С умирающего стягивают свитер. Вещь убитого покрывает карточный долг Наумова.



Что общего у шаламовской зековской трагедии и «Пиковой дамы»? В рассказе, помимо страсти коногона Наумова к игре, есть и другая отсылка к классику, где присутствует персонаж — конногвардеец Нарумов, у которого Германн делает ставки.



Толстой, Лермонтов, Шмелёв тоже упоминали в своих произведениях карты, делая штрихи к портрету высшего общества. У А.П. Чехова есть рассказ «Вист», где описывается весьма необычная партия: короли тузы в ней — реальные люди, занимающие чиновничьи посты. Если Пушкин и Достоевский в своих произведениях пишут о картах и их влиянии на людей, то у Чехова мы видим иные акценты, здесь игра — только внешний слой, за которым скрывается едкая сатира на нравы общества.









Отправить на принтер



КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): карточные игры


Готовая ссылка для списка литературы

Андрей Путянин, Русские писатели и карточные игры: в романах и в жизни // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 31 августа 2020. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1598872684&archive= (дата обращения: 21.09.2020).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии