"ВЕЛИКАЯ ИДЕЯ" В ГРЕЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ И ИСКУССТВЕ XIX - начала XX века

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 14 января 2020
ИСТОЧНИК: Новая и новейшая история, № 6, 2012, C. 187-196 (c)


© О. Е. ПЕТРУНИНА

найти другие работы автора

Крушение Византийской империи в 1453 г. на несколько столетий лишило греков собственной государственности и поставило в положение угнетенного народа. Однако за это время они не утратили своей национальной самобытности, сумев сохранить ее во многом благодаря сложившейся в Османской империи системе этноконфессиональных общин - миллетов. Первостепенным дифференцирующим признаком для подданных султана был религиозный, поэтому греки долгое время осознавали себя как члены Рум миллет - ромейской общины, включавшей в себя все православные народы империи.

В XVIII в. у греков постепенно складывается новый, этноцентрический дискурс. Конфессиональная общность приобретает второстепенное значение, и на первый план выходит национальная составляющая. Этноцентризм послужил необходимой предпосылкой и основой греческой национальной идеологии, впоследствии получившей наименование "Великая идея". Национальная идеология у греков развивалась постепенно. Она сыграла важную роль в борьбе за независимость, в особенности в период национально-освободительной революции 1821 г., и в государственном строительстве. После создания греческого национального государства в 1830 г. "Великая идея" стала его официальной идеологией. К середине XIX столетия на ее основе была выработана внешнеполитическая доктрина Греческого королевства, которая определяла внешнюю политику страны вплоть до 1920-х годов1.

"Великая идея" опиралась на представление о непрерывности развития греческой нации с древнейших времен до современности, которое начиная с эпохи Просвещения активно развивалось греческой общественно-политической мыслью. Определив пространственно-временной континуитет греческой нации, "Великая идея" обосновывала необходимость государственного единства греков и включения в их государство территорий, считавшихся исторически греческими. В культурном подъеме и воссоздании собственной государственности заключался смысл национального возрождения. Согласно "Великой идее", это была важнейшая задача нации. Таким образом, сфера культуры изначально оказывалась частью греческой национальной идеологии.

Попытаемся проследить взаимодействие различных областей греческой культуры с национальной идеологией в период становления "Великой идеи" и ее существования в качестве государственной идеологии.

Последовавшие за революцией 1821 г. полвека в новогреческой литературе - это эпоха романтизма2. Основными центрами литературного творчества были греческая столица и Ионические острова. Важнейшее отличие между ними заключалось в языке,

Петрунина Ольга Евгениевна - кандидат исторических наук, доцент кафедры новой и новейшей истории стран Европы и Америки исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова.

1 Подробнее см. Петрунина О. Е. Греческая нация и государство в XVIII-XX в. Очерки политического развития. М., 2010.

2 О романтизме в Греции см.: Δημαρας Κ.; Θ. Νεοελληνικος. Ρομαντισμσς. Αθνα 1982; Πολιτης Α. Ρομαντικα χρονια. Ιδεολογιες και Νοοτροπιες στην Ελλαδα του1830 - 1880. Αθηνα, 1993.

стр. 187
на котором создавались литературные произведения. На Ионических островах писали преимущественно на разговорном языке (димотике), а в Афинах - на искусственно архаизированном литературно-книжном (кафаревусе). Приверженность определенному языку не являлась случайной. Для ионических греков пользование разговорным греческим было связано с желанием идентифицировать себя как греков в противовес итальянской культуре3. Авторы, использовавшие афинскую кафаревусу, напротив, стремились отмежеваться от разговорного языка, считая его испорченным заимствованиями и упрощенным, и брали за образец аттический диалект древнегреческого. Таким образом литература укрепляла историческую преемственность между древними греческими классиками и современностью.

Ионических поэтов-романтиков вдохновляли прежде всего патриотические сюжеты. Две первые строфы из "Гимна Свободе" Д. Соломоса (1823 г.) впоследствии стали государственным гимном Греции.

В Афинах литература развивалась в самой тесной связи с "Великой идеей" и была одним из главных ее носителей. Язык крупнейших представителей так называемой первой афинской школы, поэтов-фанариотов П. Суцоса, А. Суцоса и А. Р. Рангависа со временем становился все более архаичным, а слог - консервативным. В 1850 - 1860-е годы Афинский университет проводил ежегодные поэтические конкурсы, которые были одним из важнейших событий в общественной жизни. К участию в них допускались только произведения, написанные на кафаревусе. В течение периода становления и расцвета этой школы главным источником вдохновения для ее представителей являлась революция 1821 г. Отход от нее совпал по времени с упадком этой школы.

Афины были также важнейшим центром развития прозы. До 1880-х годов прозаики писали тоже почти исключительно на кафаревусе. Тематику романов - основного прозаического жанра - отличало разнообразие, и все же преобладали сочинения на темы революции 1821 г. и периода османского владычества. Это романы А. Р. Рангависа "Хозяин Морей", И. Пиципиоса "Хиосская сирота", С. Ксеноса "Героиня греческой революции", К. Рамфоса "Последние дни Али-паши" и др.

В 1880-е на смену тесно связанному с "Великой идеей" романтизму в поэзии пришла так называемая новая афинская школа, представители которой принадлежали к разным направлениям (символизм, реализм). Их объединяла вытеснившая кафаревусу димотика как основной язык поэзии. Аналогичная тенденция наблюдалась и в прозе. Здесь также укоренилась димотика, а тема борьбы за независимость и исторический роман как жанр стали отходить на второй план. Переход литературы на народный язык значительно увеличил круг читателей, облегчил проникновение идей, выражавшихся в художественной форме, в более широкие слои населения.

В начале XX в. греческая литература переживала новый патриотический подъем, тесно связанный с общественно-политической жизнью страны и отражавший настроения, которые сопровождали позорно проигранную греко-турецкую войну 1897 г. и последовавший за ней в 1904 - 1908 гг. накал страстей в борьбе между греками, болгарами и сербами за еще принадлежавшую султану Македонию.

Одним из первых художественную прозу для пропаганды идеи присоединения Македонии к Греции использовал Иоанн (Ион) Драгумис - дипломат, принимавший активнейшее участие в борьбе за Македонию в качестве консульского служащего в разных городах этой области. Параллельно занимаясь литературой, в своих произведениях "Тропинка" (1902 г.), "Кровь мучеников и героев" (1907 г.), "Самофракия" (1908 г.) и других Драгумис призывал греческую молодежь к борьбе за установление доминирующей роли греков на Балканах и Ближнем Востоке. В его книгах говорилось о том, как тяжело живется в Македонии грекам, составлявшим, по мнению автора, большинство населения этой области: они тяжко страдают от притеснений не только со стороны турок, но и со стороны болгар, стремящихся присоединить Македонию к

3 На протяжении нескольких столетий, вплоть до 1797 г., Ионические острова входили в состав Венецианской республики.

стр. 188
Болгарии. Повесть "Кровь мучеников и героев" Драгумис посвятил своему шурину Павлу Меласу, ставшему национальным героем Греции, символом борьбы за Македонию4. Драгумис явился одним из творцов того патриотического подъема, который охватил Грецию в годы борьбы за Македонию и Балканских войн (1912 - 1913 гг.). В этот период страна значительно расширила свою территорию, приобретя такие обширные области, как Эгейская Македония, Южный Эпир и острова в Эгейском море, крупнейшие из которых - Крит, Лесбос, Самос, Хиос.

На конец XIX - первую четверть XX в. пришлась активная деятельность архивиста, историка и писателя Я. Влахояниса (1867 - 1945). Он многие годы собирал архивные материалы, связанные с революцией 1821 г., писал научные и популярные работы о полководцах и героях той эпохи, готовил к публикации их мемуары. Влахоянис был основателем в 1914 г. и первым директором Генеральных государственных архивов Греции - первого и крупнейшего государственного архивного хранилища в стране. Другим направлением деятельности Влахояниса стала художественная литература: он писал рассказы, часто на исторические и патриотические темы. Его перу принадлежат два сборника рассказов о жизни клефтов, борьбе греков против турок в XIX в., тяжелом положении ветеранов в независимой Греции. Любопытен рассказ "До Красной яблони"5, созданный на волне патриотического подъема периода Балканских войн. В основу сюжета положен реальный эпизод: старый турок в результате трех греко-турецких войн вынужден покинуть сначала Пелопоннес, потом Фессалию. Наконец, греки пришли выселять его из Македонии. Влахоянис придал этим событиям символическое значение - сбывалась мечта греков об изгнании турок. Герои рассказа в разное время и в разных частях Греции выражают желание гнать турок до Красной яблони - некоего мифического места, конца света, упоминающегося в пророчествах о возрождении Византии.

Патриотический подъем тех лет, возникший во многом благодаря деятельности писателей и журналистов, породил в свою очередь новые произведения греческой литературы, героизировавшие действия греков в годы борьбы за Македонию. Самыми известными из них стали романы Пенелопы Дельта (1874 - 1941). Эта детская по преимуществу писательница происходила из знаменитой семьи Бенаки, игравшей важную роль в жизни Греции. Отец Пенелопы, Эммануил Бенакис, был не только богатым и успешным бизнесменом, но и активным политическим и общественным деятелем. Близкий друг и сподвижник Э. Венизелоса, Бенакис занимал важные посты в его правительствах, а также пост мэра Афин. Значительную часть накопленных богатств Бенакис пожертвовал греческому государству. Брат писательницы, Андонис Бенакис, участвовал в греко-турецкой войне 1897 г., а в годы борьбы за Македонию оказывал материальную помощь греческим партизанам. Впоследствии А. Бенакис сделался страстным собирателем греческих древностей разных эпох. Собранные им коллекции, которые он в 1930 - 1931 г. подарил греческому государству, составили ныне всемирно известный Музей Бенаки. Муж писательницы, Стефанос Дельта, предприниматель и банкир, тоже был крупным благотворителем, много сделавшим для облегчения положения беженцев из Малой Азии в 1920-е годы.

В кругу этих людей Пенелопа Дельта создавала свои романы "За родину" (1909 г.) и "Во времена Болгаробойцы" (1911 г.), в которых описываются события царствования Василия Болгаробойцы - византийского императора, наиболее успешно боровшегося против Первого болгарского царства6. Обращенные к подрастающему поколению, эти произведения не просто повествуют о героических деяниях греческих предков и их борьбе с болгарами - самым серьезным соперником греков на Балканах, но и проводят параллель между событиями тысячелетней давности и той обстановкой, в которой

4 Δραγουμης Ι. Μαρτυρων και Ηρωων αιμα. Θεσσαλονικη, 1994.

5 Απανια των Νεοελληνων κλασσικων. Βλαχογιαννης, T.6. [Χ. τ., χ. χ], Σ. 57 - 59.

6 Δελτα Π. Για την Πατριδα. Αθηνα, 1909; edem. Στον καιρο του, Βουλγαροκτονο 65;Т. 1 - 2. Αθηνα, 1911.

стр. 189
жила Македония начала XX в. Здесь и партизанская война, и заговоры, и тайные организации, и шпионаж. Позже, в 1937 г., Дельта написала роман "Тайны Вальтоса". Действие разворачивается непосредственно во время борьбы за Македонию7. На этих живо и увлекательно написанных произведениях воспитывалось не одно поколение греков, в том числе и правнук писательницы, известный современный политик А. Самарас.

Поскольку одной из составляющих "Великой идеи" являлось национальное возрождение, официальная культура должна была быть направлена прежде всего на решение этой задачи. В наибольшей степени официальной, т.е. осуществляемой государством или подконтрольной ему, в силу своей масштабности и дороговизны была архитектура. На рисунках и картинах путешественников по Греции 1810 - 1830-х годов Афины выглядят не более чем деревней: отдельные группы домишек, груды мусора, развалины. Между тем столицу государства предполагалось разместить именно в этом центре древнегреческой славы. В том, что Афины пребывали в упадке, присутствовал и положительный момент: можно было отстроить столицу, что называется, "с чистого листа".

Первый план застройки Афин разработали грек С. Клеанфис и его товарищ, немец Э. Шауберт еще в 1832 г. Предложенная в нем градостроительная концепция должна была связать античное прошлое с настоящим. Этой цели служили несколько опорных точек, соединенных центральными улицами: королевский дворец, Акрополь, античный стадион. Примечательно, что в отличие от традиционной и естественной радиально-кольцевой структуры новая греческая столица в плане представляла собой треугольник, что заставляет вспомнить Константинополь, также имеющий треугольную схему исторического ядра, обусловленную особенностями ландшафта. Поскольку в Аттике подобных особенностей нет, невольно возникает мысль о подражании - попытке совместить древнюю греческую столицу со средневековой.

После прибытия в страну в 1833 г. юного короля Оттона с регентством8 этот план в связи с его дороговизной пересмотрели и поручили его доработать баварскому придворному архитектору Л. Кленце. Этот зодчий, большой поклонник греческой античности, сохранив основные положения предыдущего плана, создал проект роскошного королевского дворца. Кленце мечтал возродить былую славу Акрополя и разработал проект его реконструкции.

Афинские проекты Кленце из-за их дороговизны тоже остались на бумаге. У греческого короля, который в 1834 г. все же перенес столицу из Навплио в Афины, попросту не было денег. Единственное, чего удалось добиться, - это превратить Акрополь в охраняемую зону, очистить его от позднейших построек и оградить от растаскивания туристами. В итоге Кленце практически ничего в Греции не построил, зато впоследствии он много строил в Австрии и Баварии, став родоначальником стиля неогрек - разновидности неоклассицизма, отличавшейся особым пиететом перед античными образцами и повышенным вниманием к проработке деталей. В этом стиле строили последователи Кленце и в Греции.

В первые 20 лет царствования Оттона в Афинах общественных зданий было построено мало, а новые частные дома выглядели очень скромно. Появился королевский дворец, но резиденция монарха больше походила на казарму, поскольку проект Кленце был переработан его преемником Ф. Гертнером в сторону максимального удешевления. Был построен весьма скромный Дом Клеанфиса, один из первых образцов греческого неоклассицизма, где вначале размещался университет. Интересное соору-

7 Δελτα Π. Στα. μυστικα του Βαλτου. Αθηνα, 1937.

8 В соответствии с договоренностью 1830 г. между Россией, Англией и Францией независимая Греция основывалась в форме королевства. По соглашению 1832 г. с Баварией греческий престол передавался второму сыну баварского короля Людвига I, принцу Оттону Виттельсбаху. До его совершеннолетия в 1835 г. страной должно было управлять регентство, назначенное его отцом.

стр. 190
жение тех лет, позже надстроенное, - глазная лечебница. В архитектуре этого здания, созданного по проекту Л. Кафтандзоглу и Х. Хансена, отчетливо видны элементы зарождавшегося неовизантийского стиля.

Надо сказать, что король и его немецкое окружение с уважением относились и к подлинным памятникам византийской архитектуры. Благодаря этому сохранилась, например, церковь Капникареа на улице Эрму (Гермеса), хотя она стояла прямо посередине улицы. Если с точки зрения неоклассицизма Греция шла в ногу с Европой, то обращение к византийскому наследию началось в Греции значительно раньше и коснулось не только церковной, но и гражданской архитектуры. Как и в случае с классическим наследием, обращение к Византии было для греков не вопросом моды или чистой эстетики: пусть и с помощью архитекторов-иностранцев - а именно от них в значительной степени первоначально исходила идея греческого возрождения в архитектуре - греки таким образом возрождали собственную традицию, подтверждали культурную преемственность между разными историческими эпохами. Архитектура воплощала лежавшую в основе "Великой идеи" концепцию диахронического единства греческой нации.

Начиная с середины XIX столетия масштабы строительства в Афинах, а также и в других крупных городах значительно возросли. В 1850-е годы, когда греческая национальная идея уже закрепилась в качестве государственной идеологии страны, в греческой столице были запущены куда более дорогостоящие архитектурные проекты. Началось строительство зданий: парламента по проекту французского архитектора Ф. Буланже, политехнического института по проекту Л. Кафтандзоглу, католического собора Св. Дионисия по проекту Л. фон Кленце и Л. Кафтандзоглу. В это время к работе в Греции приступили датские архитекторы братья фон Хансен. Они создали масштабные проекты крупных общественных зданий в неогреческом стиле: нового здания университета (Х. Хансен, 1864 г.), Афинской академии (Т. Хансен, 1887 г.), Национальной библиотеки (Т. Хансен, Э. Циллер, 1887 - 1902 гг.), которые составили вместе так называемую неоклассицистическую триаду. В пропорциях и оформлении этих зданий ярко проявились черты неогреческого стиля: монументальность и в то же время стремление воскресить и красочно оформить каждую деталь античной архитектуры, богато украсить постройки скульптурами.

Годы царствования Георга I (1864 - 1913 гг.), когда маленькое Греческое королевство, прежде ограниченное Пелопоннесом и небольшой частью Центральной Греции, обрело почти современные очертания, ознаменовались и дальнейшим расцветом неогреческого стиля. Именно в этом стиле было построено наибольшее число общественных и частных зданий, в нем же шла застройка и в других городах страны. Появились новые здания в Патрах, Эрмуполи, Триполи. Замечательные образцы неоклассицизма можно увидеть и в европейских городах, но нигде этот стиль не определяет облик города так, как в Афинах, где во второй половине XIX столетия абсолютно доминировало неогреческое ответвление неоклассицизма. В это время было закончено сооружение зданий, начатое в предшествующее царствование: парламента (1871 г.), политехнического института (1876 г.) и др.

Во второй половине XIX в. в Афинах появились также здания Национального археологического музея, дворец наследника престола (Э. Циллер, 1890 - 1897 гг.), роскошные частные дворцы и виллы. Самым впечатляющим из них стал построенный на тогдашней окраине дворец Заппион (Т. Хансен, 1874 - 1888 гг.). К концу столетия А. Метаксасом был восстановлен и отделан мрамором античный стадион, ставший в 1896 г. местом проведения первых Олимпийских игр Нового времени. Огромный вклад в формирование облика Афин внес саксонец Э. Циллер, много и плодотворно работавший также и в других городах: в Патрах (театр Аполлона), Эрмуполи (ратуша), Салониках (здание греческого консульства). Циллер по праву считается греческим национальным архитектором.

К началу XX в. греческая столица превратилась в роскошный, утопающий в зелени город по преимуществу неоклассического стиля и, можно сказать, наконец-то

стр. 191
обрела тот облик, о котором мечтали ее первые архитекторы в начале 1830-х годов. Реализация масштабных строительных проектов происходила на фоне хронического неблагополучия государственных финансов, кульминацией которого стали государственное банкротство в 1893 г. и установление международного финансового контроля в 1 897 г. Но теперь появился новый источник средств для строительства - спонсорские инвестиции. Если в первые годы существования Греческого королевства богатые греки диаспоры испытывали к государству определенное недоверие9, то с началом расширения территории страны в новое царствование меценатство стало очень популярным. Меценаты финансировали строительство крупных общественных зданий, а многие построенные ими дворцы и особняки были впоследствии переданы государству. Великая Греция, по их мнению, должна была иметь величественный облик.

К концу столетия неоклассицизм, сохранив свои позиции в гражданской архитектуре, в культовых зданиях оказался потеснен неовизантийским стилем. Одним из наиболее грандиозных проектов эпохи в этом стиле стал Андреевский собор в Патрах. Он был заложен в 1908 г. лично королем Георгом и строился по проекту архитектора А. Метаксаса. Строительство этого монументального сооружения растянулось на долгие годы и закончилось лишь в 1974 г. Обращение к византийскому наследию в греческой архитектуре отчасти было связано с аналогичными тенденциями в европейской архитектуре, однако для греков оно имело особое значение. Признание неовизантийского стиля в качестве полноценного архитектурного направления, а не только как археологического памятника византийской эпохи означало завершение формирования концепции греческой исключительности, служившей идейным фундаментом для "Великой идеи". Византийское прошлое рассматривалось теперь не просто как необходимая, но и как позитивная часть общего исторического восприятия греческой нации.

Аналогичные тенденции наблюдались и в изобразительном искусстве. Греческая живопись XIX столетия, так же как и архитектура, была тесно связана с Германией. Еще при короле Оттоне греческое правительство субсидировало стажировки молодых греческих художников за границей, прежде всего в Мюнхенской академии изящных искусств. Из взаимодействия греческой традиции с искусством Европы возникло целое художественное направление - мюнхенская школа, одна из разновидностей академического реализма. К этому направлению, за исключением некоторых выходцев с Ионических островов, принадлежали практически все светские художники Греции XIX - начала XX в. Художники эпохи революции 1821 г., например П. Зографос, еще работали в обратной перспективе и не пользовались светотенью, т.е. с технической точки зрения оставались в рамках церковного искусства, однако с точки зрения сюжета они были вполне светскими художниками. Так, Зографос создал множество иллюстраций сражений и других событий эпохи борьбы за независимость, позволяющих понять, как сами греки воспринимали происходящее.

Уже первые представители мюнхенской школы работали в привычной для европейцев технике прямой перспективы, использовали светотень и другие приемы. Но тематика их картин касалась преимущественно недавней истории, прежде всего революции 1821 г., которая подвергалась романтической героизации. Таковы картины одного из первых представителей мюнхенской школы Ф. Вризакиса, написанные в 1850 - 1860-е годы, "Осажденные покидают Мессолонги", "Георгакис Олимпиос", "Лорд Байрон в Мессолонгах", "Клятва в монастыре Св. Лавры", "Лагерь Караискакиса в Кастели". Этой же тематике посвящена значительная часть творчества другого художника той эпохи, Д. Цокоса, написавшего "Клятву этеристов", "Бегство из Парги", "Убийство Каподистрии". Пафос всех этих картин - победа над врагом и величие духа, которое греки умели сохранить во время поражений. Творчество художников той поры вполне отвечало потребностям формировавшейся государственной идео-

9 Rumbold H. Final Recollections of a Diplomatist. London, 1905, p. 19.

стр. 192
логии: возвышая и романтизируя недавнее героическое прошлое, они вдохновляли современников на продолжение борьбы за свободу соотечественников.

Следующее поколение художников мюнхенской школы, с которым связывают расцвет этого направления в Греции, работало в последней четверти XIX - начале XX в. Продолжая развивать историческую тему, они постепенно отказались от пафоса борьбы, свойственного их предшественникам. Сюжеты, связанные с вооруженной борьбой, встречаются в их творчестве гораздо реже, но все-таки присутствуют в таких, например, картинах, как "Оплакивание погибших на острове Псара" Н. Литраса или "После разгрома Псара", "Слава Псара" Н. Гизиса. Правда, здесь уже не столько возвеличивается победа над врагом, сколько подчеркивается горькая цена этой победы.

Больше внимания художники теперь уделяют бытовым сюжетам, стремясь передать и психологию персонажей, и детали, подчеркивающие традиционную греческую культуру. Примером тому служат картины виднейших представителей мюнхенской школы Гизиса "Масленица в Афинах", "Цирюльник", и Литраса "Молочник", "Возвращение с ярмарки в Пендели", "Колядки". Исторические темы в творчестве этих художников имели два направления: первое было связано с древнегреческими сюжетами, второе - с эпохой османского владычества. Последнее должно было продемонстрировать, как тяжело жилось грекам в условиях ига и как жестоко обращались с ними турки. Эта идея присутствует в знаменитых полотнах Гизиса "Помолвка", "Девширме", "Бабушкина сказка" и "Тайная школа". Художники того времени, отказавшись от батальной тематики, поддерживали национальную идею другими средствами. Во-первых, они пытались вызвать у зрителя сострадание к соплеменникам, находившимся под игом турок. Во-вторых, обращаясь к сюжетам из разных исторических эпох, мастера живописи тем самым доказывали единство и непрерывность развития греческой нации.

Во второй половине XIX в. зарождается еще одно направление в греческой живописи - примитивизм. Его главным представителем стал Феофил Кефалас Хаджимихаил (1868 - 1934). На его творчество "Великая идея" оказала самое непосредственное влияние. Тематика его картин, так или иначе, всегда связана с греческой историей. Сюжеты большинства из них - это героические деяния греков разных эпох, начиная с овеянной мифами Троянской войны до борьбы за независимость от турок. Так художник укреплял связь времен в сознании своих зрителей. Греки на картинах Феофила всегда положительны, а чаще всего они герои. На некоторых картинах они даже по размеру больше врагов. Это Ахилл, сражающийся с Гектором у стен Трои; разящий варваров Александр Македонский; император Константин Палеолог, мужественно сопротивляющийся туркам, рвущимся в Константинополь; герои революции 1821 г., один вид которых должен повергнуть врагов в панику; и, наконец, его легендарный современник, герой борьбы за Македонию Павлос Мелас. Интересно, что на знамени Александра Македонского различается императорский орел, а его враги изображены в мусульманских тюрбанах. Кисти Феофила принадлежит целый цикл картин о революции 1821 г. В нем нашли отражение важнейшие события и персонажи, связанные с борьбой греков за независимость в первой четверти XIX в., - как героические, так и трагические.

Долгое время "высокая" культура оставалась достоянием образованной элиты общества. Не только простой народ, особенно в сельской местности, но даже вожди клефтов (верхушка греческой армии) были весьма далеки от искусства. Подтверждением тому служит случай, рассказанный ветераном борьбы за независимость, а впоследствии политическим деятелем Г. Колокотронисом. Во время своего первого путешествия по Пелопоннесу в 1840 г. король Оттон пожелал непременно увидеть Микены и стал искать провожатого среди придворных. С просьбой организовать эту экскурсию он обратился к Колокотронису, как местному уроженцу:

- Вы, конечно, знаете, где находятся Микены?

- Конечно, Ваше величество, - ответил Колокотронис.

стр. 193
На самом деле он и слыхом не слыхивал ни о каких Микенах. Пока двор располагался на отдых в Навплио, Колокотронис бросился на базар в надежде получить нужную информацию. Но местные жители знали о Микенах не больше его самого. Что было делать? Уже на ночь глядя отчаявшийся Колокотронис отправился в ближайшую деревню. По дороге он встретил пастухов и спросил их об интересующем его месте, на сей раз сформулировав свой вопрос иначе:

- Эй, ребята, где-то здесь есть место, куда часто приезжают лорды поглядеть на развалины. Вы его знаете?

- Я знаю, - отозвался один из пастухов. - За деревней Харвати, рядом с Фихтья, есть одно место, где часто бывают ученые лорды. Всё разглядывают какие-то старые камни...

Тут и Колокотронис вспомнил это место - там он однажды провел кровопролитное сражение с турками10.

К концу XIX столетия наблюдается постепенное взаимопроникновение и взаимообогащение элитной и народной культуры. С точки зрения национальной идеологии оно оказалось особенно продуктивным. Складывающаяся единая новогреческая национальная культура использовала народную культуру для развития национальных ценностей. Иногда, как в случае с театром теней, греческая культура напрямую заимствовала и эллинизировала чужие - даже турецкие - элементы.

В независимой Греции театральное искусство развивалось под сильным влиянием европейского, с заимствованием жанров и исполнением произведений европейских авторов. Кроме того, были возобновлены представления пьес древнегреческих классиков, считавшихся образцами высокого искусства. Не только в столице, но и в других городах строились театры, преимущественно в неоклассическом стиле. Древнегреческий театр вызывал у греков особый пиетет, наглядно свидетельствуя о связи времен. Беда состояла в том, что произведения древнегреческих драматургов в силу сложности языка были доступны только высокообразованным людям, а это порой приводило к конфронтации в обществе. Например, с попыткой перевода на народный язык "Орестеи" Эсхила связаны события, вызвавшие политический кризис в стране.

В начале ноября 1903 г. в Королевском театре прошла премьера трилогии великого трагика в переводе на близкий к народному язык. Профессора университета во главе с Г. Мистриотисом потребовали запретить спектакль, настаивая на том, что древнегреческая драма должна ставиться на неискаженном языке оригинала. Правительство Д. Раллиса проигнорировало их позицию. В результате в Афинах начались студенческие демонстрации протеста, поддержанные и некоторыми другими социальными группами. Беспорядки в столице удалось остановить только с помощью армии. Стычки демонстрантов с войсками привели к тому, что два человека были убиты и несколько ранены11. Эти события показали, насколько большое значение придавали греки вопросам языка и культуры.

Еще одно направление развития театра в то время - народный театр теней. Интересно, что почти до конца XIX столетия образованная публика относилась к нему с пренебрежением, как к элементу низкой, народной культуры. В последней четверти XIX в. театр теней со знаменитым Карагёзом в качестве центрального персонажа стал приобретать все большую популярность. Карагёз - персонаж турецкого происхождения, главный герой бытовых комедий, где действие разворачивается вокруг султанского дворца, а суть интриги заключается в отношениях между Карагёзом и дочерью султана. В греческом театре теней Карагёз превратился в грека. Греки даже создали собственную легенду о его происхождении: согласно ей, театр теней привез к султанскому дворцу некий грек Мавроматис12, именем которого и был назван главный

10 См. Βλαχογιαννης Γ. Ιστορικη ανθολογια. Αθηνα, 2002, Σ. 773 - 774.

11 Подробнее об этих событиях см. Ευαγγελικ α (1901) - Ορεστειακα (1903). Νεωτερικες πιεσεις και κοινωνκες αντιστασεις. Αθηνα, 2005.

12 Мавроматис - греческий перевод турецкого "Карагёз", что означает "черноокий".

стр. 194
персонаж. В греческой редакции театр Карагёза приобрел ярко выраженный антитурецкий характер. Изменился и жанр представлений: бытовая комедия отошла на второй план, уступив место пьесам патриотического содержания, причем не только комического, но и героического. Карагёз и прежде был умнее и хитрее своих врагов, теперь же на помощь ему пришли новые герои, реальные исторические лица - Колокотронис, Караискакис, другие борцы за национальное освобождение.

Театр Карагёза сделался особенно популярен на рубеже столетий, на волне патриотического подъема, последовавшего за поражением в войне с турками 1897 г., в годы борьбы за Македонию. Он стал важным инструментом пропаганды ценностей "Великой идеи" - пространственного единства греческой культуры, необходимости освобождения порабощенных соплеменников. Впоследствии, например в период оккупации в годы Второй мировой войны, театр теней, к тому времени уже воспринимавшийся как часть национальной культуры, служил выражением освободительных настроений, поддерживал боевой дух народа.

В эпоху османского владычества музыка у греков развивалась преимущественно в двух направлениях: как народная и как церковная. Первое направление существовало в виде народной песни и танца, которые сопровождались игрой на народных инструментах. В народной песне выделяют множество жанров, но наиболее интересными с точки зрения рассматриваемой темы являются клефтские13 песни. Их появление относят к эпохе османского владычества, но они оставались популярными в народе и на протяжении всего XIX в. Содержание этих песен носит ярко выраженный антитурецкий характер: в них говорится о тяжелом положении греков под игом, воспеваются подвиги клефтов и арматолов14, оплакиваются их потери. Тексты этих песен начали записываться европейскими путешественниками еще до создания греческого государства15. В XIX столетии эта сфера народного творчества почти не испытала на себе влияния европейской музыки, а к концу века стала источником вдохновения для зарождающейся национальной композиторской школы. Клефтская песня рассказывала новым поколениям греков об их недавней истории, вдохновляла на дальнейшую борьбу за свободу порабощенных соплеменников.

Яркий национальный колорит сохранили также народные танцы. На территории Греции зафиксировано большое многообразие народных танцев. Их особенности в разных районах страны обусловлены как местным колоритом, так и культурными контактами с соседними народами: турками, албанцами, итальянцами, влахами, славянами. Но греки воспринимают свои народные танцы иначе, с гордостью подчеркивая их древнее происхождение и возводя его к античным временам. Например, утверждается, что танец цамикос танцевал сам Тезей. Такое восприятие народных танцев укрепляло греков во мнении о единстве и непрерывности истории греческой нации с древнейших времен до современности.

Другое направление греческой музыки - церковная музыка - испытало на себе некоторое влияние европейской музыкальной традиции. Оно проявилось прежде всего в упрощении системы нотации, т.е. нотного письма. Реформа нотации была проведена в 1814 г. Традиционная нотация была значительно упрощена и в некоторой степени приблизилась к европейским принципам нотной записи, что свидетельствует о проникновении идей Просвещения даже в такую консервативную сферу культуры, как церковная музыка. Однако внешне нотация в церковной музыке осталась похожей на прежнюю, и это позднее дало грекам основания говорить о сохранении византийской традиции в этой области культуры.

13 Клефты - первоначально греческие разбойники, затем - партизаны, составившие костяк национально-освободительной армии.

14 Арматолы - клефты, узаконившие свои отношения с властями путем перехода на государственную службу.

15 Одну из первых публикаций см. Fauriel С. Mittheilungen aus der Geschichte und Dichtung der Neu-Griechen, Bd. 2. Coblenz, 1825.

стр. 195
Интересна и имевшая место попытка удревнить саму церковно-музыкальную традицию, возвести ее к античным временам. Утверждалось, что восемь гласов церковного обиходного пения происходят от древнегреческих музыкальных ладов. Этот тезис подкреплялся соответствующими наименованиями гласов и их разделением на автентичные и плагальные. Позднейшие исследования музыковедов выявили всю безосновательность подобного утверждения: гласы представляют собой не лады, а системы попевок16. Однако для большинства греков церковная музыка и по сей день ассоциируется с византийской (это синонимы), а происходит - от древнегреческой. Таким образом, вновь подтверждается диахроническое единство греческой культуры.

В XIX в. в греческой музыке появилось еще одно, новое направление - авторская музыка. Возникшая под непосредственным влиянием западноевропейской, авторская музыка зародилась на Ионических островах и почти все XIX столетие существовала в виде ионической школы. Это неслучайно: Ионические острова были единственным греческим регионом, который почти не испытал на себе османского владычества. Находясь под властью Венеции, острова сохраняли связь с европейской культурой и усваивали ее достижения. Основателем школы считается Н. Мандзарос, автор национального гимна Греции. Ионическая школа долгое время находилась под большим влиянием итальянской и французской музыки, но греческие композиторы пытались адаптировать ее для греческого слушателя. Появились первая опера с либретто на греческом языке и оперы на греческие сюжеты. Интересно, что первой греческой национальной оперой считается сочинение С. Ксиндаса на почти что политическую тему "Кандидат в депутаты" (1867 г.). Важное место в творчестве композиторов ионической школы занимала национально-патриотическая тема. Она лежала в основе опер П. Каррера "Маркос Боцарис" (1861 г.), "Госпожа Фросини" (1869 г.), "Деспо, героиня Сули" (1882 г.), "Марафон - Саламин" (1888 г.). Каррер стал первым композитором, соединившим европейскую музыкальную традицию с греческой. С. Самарас, автор многочисленных опер и первый греческий композитор, получивший известность и за границей, в 1896 г. написал Олимпийский гимн на стихи К. Паламаса.

Начало XX в. - время рождения национальной музыкальной школы. В это время в музыке, как и в театре, произошел поворот в сторону народной культуры. Композиторы сознательно обращались к народной музыке, как к источнику творчества. Манифестом этого направления стала статья композитора-песенника Г. Ламбелета "Национальная музыка", опубликованная в журнале "Панафинеи" в 1901 г. Позже, в 1928 г., он издал книгу с изложением своих идей, которая называлась "Национализм в искусстве и греческая народная музыка". В 1908 г. другой композитор, М. Каломирис во время своего авторского концерта в консерватории выступил с публичным призывом использовать народную музыку в качестве основы музыкального искусства. В 1916 г. он написал оперу "Старший мастер" по трагедии Н. Казандзакиса "Артский мост", основанной на народной легенде эпохи османского владычества. Итак, греческая музыка была столь же тесно связана с "Великой идеей", как литература, архитектура и живопись.

Греческая художественная культура XIX - начала XX в. испытала на себе значительное влияние национальной идеологии. В свою очередь "Великая идея" использовала потенциал культуры для обоснования своих претензий и мобилизации общества. Литература и искусство подпитывали "Великую идею", предоставляя ей материал для дальнейшего развития. Носителями "Великой идеи" на первых порах была немногочисленнная, образованная часть общества и иностранцы. Спектр охвата различных сфер культуры национальной идеологией, к середине столетия превратившейся в государственную, постепенно расширялся. В начале XX столетия ценности "Великой идеи" транслировала в общество уже не только "высокая" культура, но и народная. Взаимовлияние этих двух культур привело к формированию национальных школ, новому этапу развития литературы и искусства Греции.

16 См., например: Tillyard H.J.W. Byzantine Music and Hymnography. London, 1923; Wellesz E. Die Hymnen der Ostkirche. Basel, 1964.



Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

О. Е. ПЕТРУНИНА, "ВЕЛИКАЯ ИДЕЯ" В ГРЕЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ И ИСКУССТВЕ XIX - начала XX века // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 14 января 2020. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1579008502&archive= (дата обращения: 24.11.2020).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии