Е. А. МЕЛЬНИКОВА. Меч и лира. Англосаксонское общество в истории и эпосе. М. Мысль. 1987. 206 с.

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 10 октября 2019
ИСТОЧНИК: http://literary.ru (c)


© Е. В. Гутнова

найти другие работы автора

Небольшая, прекрасно иллюстрированная книга кандидата филологических наук старшего научного сотрудника Института истории СССР Е. А. Мельниковой представляет редкую в нашей литературе попытку комплексного освещения раннесредневековой англосаксонской Англии (V - начало XI в.). Такой подход отражает интерес, который в последние годы возник и в советской и в зарубежной медиевистике к вопросам взаимодействия экономического и социально-политического развития феодального общества с различными формами и пластами общественного сознания.

Автор дает краткую, но весьма емкую характеристику экономической и социально-политической эволюции раннесредневековой Англии (гл. 1). В работе содержится обильный и малоизвестный материал об англосаксонской письменной "книжной" культуре (гл. 2), возникшей в процессе христианизации страны, пронизанной идеями новой религии и развивавшейся почти одновременно не только на латинском, но и на древнеанглийском языке, т. е. понятной массе населения. Благодаря этому к концу раннего средневековья Англия пришла с богатой традицией древнеанглийской литературы. В Англии церковь более терпимо, чем в континентальной Европе, относилась к народной культуре, окрашенной пережитками язычества. Здесь лучше и полнее, чем в других странах Западной Европы, сохранились памятники народной словесности, в основном эпические произведения, записанные около 1000 г. на древнеанглийском языке. Анализ разных жанров англосаксонского эпоса (гл. 3 - 6) ведется автором как с историко-социологической (в плане отражения в этой поэзии мировосприятия и идеалов людей того времени), так и с филологической точки зрения (в плане выявления особенностей языка, стилистических и образных стереотипов, построения сюжетов).

В поэме VII в. "Видсид" ("Многостранствовавший") и в самом совершенном произведении классического героического эпоса - поэме "Беовулф", созданной, как принято считать, в VIII в., переплетаются, как убедительно показывает автор, разные фольклорные традиции - элементы народных сказок и не дошедшего до нас древнего общегерманского эпоса эпохи великого переселения народов (IV-V вв.), библейские сюжеты и христианские представления. Но господствует в эпических повествованиях еще языческое мировосприятие. Главным содержанием этих поэм является подвиг. Это борьба абсолютного добра с абсолютным злом, причем не во имя личной славы героя, но ради блага всего общества, вне которого находятся его враги, представляющие всегда силу асоциальную. В героических поэмах это общество выступает только в виде королевского двора и ближайшего окружения короля. Этические идеалы героев поэм отражают быт и представления верхушечных слоев англосаксонского общества, группирующихся вокруг вождя - знати, дружинников.

Главный мотив "героических элегий" (гл. 4) - печаль героя, утратившего по тем или иным причинам связь с привычным миром - королевским двором, дружиной, оказавшегося в положении изгоя. Все атрибуты героического присутствуют в элегиях только в воспоминаниях героя. Здесь шире представлены христианские мотивы, в частности о бренности земного мира, который не был чужд и древнегерманской эсхатологии.

К более позднему времени относится религиозный эпос (гл. 5). В эпических произведениях этого рода, расцвет которых приходится на VIII-IX вв., переосмысливаются на героический лад подвиги святых и мучеников, борьба их с дьяволом и самого дьявола с богом. Под покровом христианских представлений сохраняются многие черты героического эпоса: борьба добра со злом выступает в виде открытых военных столкновений, прославляются в первую очередь военные доблести.

Рассмотрены исторические песни англосаксов ("Битва при Мэлдоне", "Битва при Брунанбурге"), созданные в X - начале XI в. и посвященные реальным эпизодам борьбы с норманнами в этот период (гл. 6). Герои их хотя и преданы идеалам героического мира, но преследуют в своих подвигах не общественные интересы, а личную славу. Поэтому их храбрость безрассудна и самонадеянна, что нередко приводит к поражению; их дружинники способны бросить поле боя после гибели вождя, спасая свою жизнь. В этом настрое исторических песен Е. А. Мельникова видит противоборство уходящего в прошлое героического мира с новым реальным. В упрек автору можно поставить то, что она избегает четких выводов относительно социальных истоков мировосприятия, отраженного в произведениях разных жанров эпоса. Так, в гл. 3, посвященной произведениям классического героического эпоса, неоднократно подчеркивается дружинное происхождение классических героических поэм, однако не уточняется, идет ли речь о дружине родоплеменного или уже раннефеодального типа, не ставится по существу и вопрос о том, отражали ли и в какой мере эти поэмы также общеплеменные представления. Конечно, Е. А. Мельникова права, отмечая трудность соотнесения содержания поэмы с определенным историческим временем, поскольку в ней сталкиваются наслоения реально-

стр. 172

го бытия разных периодов, с IV по X век. Тем не менее, на наш взгляд, содержание "Беовулфа" позволяет заключить, что в этой поэме превалирует мировосприятие не только дружинников, но и всей массы их соплеменников в еще цельном, не расколотом на сложившиеся классы обществе, уходящее своими корнями в раннеклассовое общество, в котором масса простых воинов и королевская дружина еще не противостоят друг другу как враждебные классы. Ни центральная роль королевского двора, ни прославление воинских доблестей не являются здесь еще атрибутами собственно рыцарского эпоса. Поэтому вызывает сомнение идентификация пирующих с королем дружинников "Беовулфа" с пиром дружинников Вильгельма Завоевателя перед битвой при Гастингсе: ведь в последнем случае это были уже, по существу, не дружинники, а феодалы - рыцари, искавшие не столько подвигов и славы, сколько военной добычи. Можно было бы более четко сказать и о том, что героические элегии отражают распад старых связей - племенных, родовых, стародружинных в феодализирующемся обществе, трудность приспособления людей к новым условиям; что исторические песни возникают уже в раннефеодальном обществе, в котором происходит заметная индивидуализация сознания по сравнению с родоплеменным и теряет свою цельность героический идеал воина- богатыря. Едва ли правильно и без каких-либо пояснений оценивать традиции Алкуина как "гуманистические" (с. 54). Ни по содержанию, ни по форме в них не было ничего "гуманистического" в точном историческом значении этого слова.

Книга Е. А. Мельниковой во многом по-новому освещает духовную жизнь англосаксонской Англии, раскрывает ее разнообразие и богатство; вносит серьезные коррективы в традиционные представления о первых веках средневековья как о "темном времени", удревняет тем самым историю средневековой культуры не только в Англии, но и Западной Европы в целом.



Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

Е. В. Гутнова, Е. А. МЕЛЬНИКОВА. Меч и лира. Англосаксонское общество в истории и эпосе. М. Мысль. 1987. 206 с. // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 10 октября 2019. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1570723093&archive= (дата обращения: 11.11.2019).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии