КТО ОН - АВТОР "СЛОВА О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ"?

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 04 октября 2019
ИСТОЧНИК: http://literary.ru (c)


© Б. И. ЗОТОВ

найти другие работы автора

Человека, стоящего вне сложившихся научных школ и иерархий, прежде всего поражает противоречивость мнений, множественность точек зрения относительно авторства "Слова о полку Игореве". Имеются обширные, аргументированные труды о том, что автором поэмы является князь Игорь, и убедительные исследования, доказывающие, что не только Игорь, но и вообще никакой князь "Слова" написать не мог. Многие занимались изучением местных языковых особенностей и стилевых оборотов памятника. В результате (заметим, в зависимости от происхождения исследователя) создателем "Слова" объявляется: а) черниговец, б) галичанин, в) новгородец, г) киевлянин. Наличие в "Слове" тюркизмов и полонизмов позволяет указать на половецкое или польское происхождение автора. Замечено, что создатель поэмы точен в описании деталей военного дела - значит, он непременно очевидец и участник похода 1185 г., воин. Использует языческую символику, традиционные народные образы сил природы? Следовательно, сочинитель - певец из народа, гусляр или скоморох...

Все это наводит на мысль: результаты большинства исследований по выявлению автора "Слова" нередко бывают предопределены их методами, изначально заложенной идеей учета только одного, произвольно выбранного фактора (в лучшем случае - двух-трех), что исключало из поля зрения все "против" и оставляло лишь "за". Между тем степень правдоподобия той или иной гипотезы может быть оценена, если создать объективную модель автора "Слова", его предполагаемый образ как совокупность наиболее важных черт личности и ее "формальных" признаков. Среди таких признаков следует выделить главные: характер и степень литературной одаренности, мировоззрение, политические взгляды, социальную принадлежность, уровень и области образованности, территориальную принадлежность языковых особенностей.

Некоторые же частные признаки, рассматриваемые в ряде работ как существенные, но не выдерживающие критики, придется отсеять. Например, утверждают, что автор "Слова", кем бы он ни был - князем, дружинником, боярином или певцом из народа, - непременно участник похода 1185 г., ибо блестяще знает детали военной стороны дела, все тонкости обстановки: он видел приграничную гряду холмов, лисиц и умирающее солнце, слышал крик Дива, звон харалужных мечей и треск ломающихся копий. Но ведь с не меньшим блеском и знаниями автор описывает события более чем вековой давности, активным участником которых вряд ли был, а также сон великого князя Святослава и плач Ярославны. Не мог же очевидец похода быть везде одновременно: в половецкой степи с Игорем, в Киеве со Святославом и в Путивле на городской стене? Всеведущим и вездесущим мог быть только гениальный

ЗОТОВ Борис Иванович - член Союза писателей СССР.

стр. 118

поэт со своими сокровенными способами приближения к сути вещей, и его провидения реалистичней любых протоколов и свидетельств очевидцев. Разве не описал А. С. Пушкин Полтавскую битву, а М. Ю. Лермонтов - Бородинское сражение ярче и лучше, чем кто-либо из непосредственных участников? Проявления личности автора "Слова" надо искать прежде всего в центральных идеях произведения, в отношении к главным героям и основным персонажам, а также в форме выражения элементов мировоззрения.

Начнем с определения наиболее характерных штрихов литературного портрета. Общепризнана и неоспорима высочайшая степень литературной одаренности автора "Слова". Акад. Д. С. Лихачев и многие другие считают его гением. Художественное совершенство формы "Слова" имеет опору в песенной традиции, идет от "вещего Бонна", об интерпретации образов которого открыто говорит сам автор. Многие образы и идеи "Слова" имеют аналогии в предшествующей греко-византийской литературе, особенно в таком шедевре, как "Илиада". И произведение Гомера носит песенный характер, но в зачине автор обращается, естественно, не к Бонну: "Гнев, богиня, воспой Ахиллеса, Пелеева сына". Подобно Гомеру, создатель "Слова" осуждает междоусобицу: гомеровским "вы воздвигаете горькую распрю", "неустально ярая распря", "сына его, Александра, от коего Распря восстала", "тот беззаконен, безроден, скиталец бездомный на свете, кто междусобную брань, человекам ужасную, любит", "распри злотворной, как можно, чуждайся" - в "Слове" соответствуют суждения: "Уже понизите стязи свои... вы бо своими крамолами начнете наводите поганые на землю Рускую", "усобица князем на поганые погыбе" и т. д.1

В описании последствий усобиц - поразительные, до тождества, совпадения. Так, в "Слове": "Встала Обида в силах Дажьбожа внука, вступила девою на землю Трояню". Подчеркнув здесь слова "Обида", "девою" и "землю Трояню", обратимся к Гомеру, к его описанию появления Обиды на земле Трои: "Дщерь громовержца Обида, которая всех ослепляет", "Но Обида могуча, ногами быстра, перед ними мчится далеко вперед и по всей земле упреждая, смертных язвит". Еще одно совпадение заключается в том, что у Гомера Обида "ослепляет", а в "Слове" Обида "в силах Дажьбожа внука", т. е. внука бога Солнца, его ослепляющих лучей. Таким образом, дева-Обида в "Слове" идентична гомеровской и фигурирует в нем не просто сама по себе, а вместе с корнями, вместе с землей Трои. Троя упоминается и в других местах "Слова".

Но это не все. Плачу Ярославны в Путивле на городской стене соответствует плач жены одного из главных героев "Илиады" на крепостной башне. Андромаха оплакивает Гектора: "С сыном она и с одною кормилицей пышноодежной // вышед, стояла на башне, печально стеная и плача". Очевидна близость литературных приемов описания битв, их участников, трофеев и пленных, знамений и примет, влияния сил природы, света и тьмы, зверей и птиц, растительности и других элементов предметно-образного содержания обоих произведений. Отдельные места различаются только особенностями стихотворной формы и стиля перевода. Вот некоторые примеры.

Илиада:

Слово:

распростер их в корысть плотоядным птицам и псам

орли клекотом на кости звери зовут

смертоносными прыща стрелами

прыщещи на вой стрелами

боги! великая скорбь на ахейскую землю приходит

тоска разлияся по всей Руской земли, печаль жирна тече средь земли Руской

1 Здесь и далее цит. по: Гомер. Илиада. Пер. Н. Гнедича. М. 1986; Слово о полку Игореве, Под ред. Д. С. Лихачева, М, 1985.

стр. 119

В бой возбуждая мужей, и у каждого твердость и силу в сердце воздвигла

иже истягну ум крепостию своего и поостри сердца своего мужеством

мужи аркадские, сильно искусные в битвах

а мои ти куряне сведоми кмети

лег... в бурной реке, и Пелид его злато унес, победитель

иже погрузи жир во дне Каялы, реки половецкая, руского злата насыпаша

С криком стадами летят через быстрый поток Океана

галицы стады бежат к Дону Великому

белое тело их, верно, растерзано вранами будет

часто врани граяхуть, трупиа себе деляче

кровью земля заструилась

чрна земля под копыты была посеяна, а кровью польяна

и тьма Эхеполовы очи покрыла

Олег и Святослав тьмою ся поволокста

темная ночь Тлиполемовы очи покрыла

на реце Каяле тьма свет покрыла

и в Аид погрузились их души

тьмою ся поволокста и в море погрузиста

день сокрылся противу желаний троян

Солнце ему тьмою путь заступаше

шлемоблещущий [Гектор и другие]

златым шеломом посвечивая

жарче на рати ахейские бросились, жадные боя

а мы уже дружина жадни веселия

задождили свистящие стрелы

итти дождю стрелами

на тверди небесной не целы ни Солнце, ни месяц

два Солнца померкоста, оба багряная столпа погасоста

мраком таким на побоище были покрыты герои

мгла поля покрыла, темно бо бе в 3 день

Подобных смысловых и поэтических параллелей из "Илиады" и "Слова" можно привести десятки. Произведения Омира (Гомера) в XII в. были известны на Руси. О них говорится, например, в послании митрополита Климента пресвитеру Фоме. А. И. Роговым и другими историками обнаружено влияние на создателя "Слова" и более поздней византийской литературы, в частности, апокрифического произведения Ипполита "Хождение старца Зосимы". Несомненное знакомство автора "Слова" с работой Иосифа Флавия установлено более полувека назад. Все это вместе взятое свидетельствует не только о знании автором "Слова" памятников древнегреческой и византийской литературы, но и о том, что художественно-образная система эллинской культуры была для него эстетической нормой. Вместе с тем филологи отмечают слабую связь "Слова" с западноевропейской литературой. "Непосредственно "Слово" не зависит, - по оценке Л. А. Дмитриева, - ни от скальдической поэзии, ни от поэзии трубадуров, труверов или миннезингеров"2 .

Итак, создатель "Слова" - гениальной литератор, опирающийся в своем творчестве на традиции отечественного народного героического эпоса, на песенную поэзию Бояна и одновременно на достижения древнегреческой и византийской культуры.

Относительно мировоззрения автора "Слова" на современном этапе изучения памятника споров почти не ведется. Еще К. Маркс указывал:

2 Дмитриев Л. А. К вопросу об авторе "Слова о полку Игореве". - Русская литература, 1986, N 4, с. 23.

стр. 120

"Песнь носит героически-христианский характер"3 . Позднейшие исследования показали, что языческие элементы полностью вписываются в использованную поэтику битв и героев в традициях Бонна или Гомера и лежат вне христианских убеждений автора "Слова". Наличие языческого слоя в произведении христианина закономерно - он обращался к светскому обществу, к боярско-княжеской аудитории, а князья и бояре в XII в. еще крепко держались за все языческое, они даже игнорировали собственные имена, полученные при крещении. "Во второй половине XII века, - отмечает акад. Б. А. Рыбаков, - наблюдается явное возрождение язычества в городах и боярско-княжеских кругах"4 . Д. С. Лихачев, Л. А. Дмитриев и другие исследователи показали, что текст "Слова" не дает оснований говорить о противопоставлении его автором язычества христианству, о каком-либо религиозном вольнодумстве. Дело в другом: автор "Слова", пытаясь расшевелить совесть погрязших в усобицах князей и понимая, что голая христианская проповедь до их сердец не дойдет и душ глубоко не затронет, погрузил свои разоблачения и острейшую критику в более привычную для общества, в более действенную, веками отшлифованную форму героической песни.

О политических взглядах создателя поэмы красноречиво свидетельствует ее текст. Восхваление ратных дел князей, их мужества и подвигов проходит как бы вторым планом. Главные помыслы автора, его истинная привязанность, его боль - это Русь, Русская земля. Он не приверженец ни одной из соперничающих княжеских группировок - Ольговичей, Монсмашичей или Ростиславичей. Он не за Игоря и не против него. Автор "Слова" даже не вне княжеских группировок и интересов, он над ними - в опережающей свое время расширительной трактовке самого понятия "Русь" и в попытке выразить важнейшую идею национального единства. Поход Игоря он использует как урок, как пример пагубных последствий разрозненных действий; для него ситуация 1185 г. - предвестие еще более крупных бедствий, обрушившихся на страну несколько десятилетий спустя.

Написавший "Слово" - за сильную центральную власть, без которой надежды создать могучую Русь неосуществимы. Личность носителя этой власти кажется автору делом второстепенным: слабовольный, неразборчивый в средствах, малоискусный в ратном деле и коварный князь Святослав киевский вне нападок, ибо при нем, как сказано в летописи, "совершенная тишина учинилась, чего давно не было"5 ; Святослав к моменту создания поэмы выглядит носителем объединительной политики. Это Руси на пользу, поэтому автор "Слова", радетель общерусских интересов и враг усобиц, прощает великому князю Святославу его неблаговидные дела; поэтому поминает и малозначительного Всеслава, печально знаменитого "Гориславича" и других - они страдальцы, жертвы усобиц; поэтому же Игорь с Всеволодом, люди мужественные и уважаемые, даже любимые за их рыцарство, подвергаются сокрушительной критике: Игоря и "кают" в "Слове", и высаживают из "седла злата" в седло раба, и даже обвиняют во лжи и нечестности.

Автор воспевает тех князей, которые хороши в битвах с внешним врагом и мало запятнаны усобицами, например, Ярослава Галицкого и Романа Мстиславича. Перед походом Игоря, в 1183 г. малосимпатичный великий князь Святослав попытался соединить соперничающих Мономашичей, Ольговичей и Ростиславичей обручами родственных связей - за своего сына Глеба взял дочь Рюрика, а Мстислава женил на сестре Всеволода. Пока шумели брачные пиры, мечи покоились к ножнах. Появилась перспектива объединить силы многих княжеств, участились по-

3 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 29, с. 16.

4 Рыбаков Б. А. Язычество и Древняя Русь. - Наука и религия, 1987, N 2, с. 121.

5 См. Татищев В. Н. История российская, В 7 тт. Т. 3. М. -Л. 1961, с. 120.

стр. 121

беды над внешними врагами. Неудача Игоря разрушила надежду на усиление страны, на создание могучего государства. И человек, внутренне уверенный в своем праве укорять и наставлять сильнейших мира сего, взялся за перо, чтобы написать "Слово".

Следующий существенный признак личности автора "Слова" - его социальное положение. Блестящий литератор, поэтическая натура, почитатель песнопевца Бояна; эрудит и книжник, одолевший греческую премудрость; убежденный христианин; историк и информированный политик с общерусской позицией и с полной независимостью от княжеских родовых интересов, он, безусловно, принадлежал к интеллектуальной элите, стоял очень близко к правящей верхушке. Мог ли человек со столь выдающимися качествами проявить себя лишь одномоментно? Блеснуть, вспыхнуть, подарить мировой литературе шедевр и тут же бесследно исчезнуть? Маловероятно. Литератор такого масштаба скорее всего был известен современникам и по другим творениям. Но где искать его, среди князей, бояр или религиозных деятелей?

Существует мнение, что автором "Слова" был некий придворный княжеский поэт- профессионал. "Слово" - памятник светской литературы, но мы не знаем никаких запретов на создание светских произведений лицам духовного звания. Более того, практически все русское литературное наследие XI - XII вв., светское в том числе, создавалось церковными писателями. Первые летописные своды, включая Повесть временных лет, были написаны и отредактированы монахами. Одно из сильнейших светских произведений древнерусской литературы, "Повесть об ослеплении князя Василька", принадлежит перу попа Василия; не менее известное "Сказание о Борисе и Глебе" сочинено черноризцем Иаковом и, в другом варианте, иноком Нестором. Сборники полусветского характера "Палеи" и "Пчелы" создавались в монастырях. Наконец, сопоставимое со "Словом о полку Игореве" по художественным достоинствам "Слово о законе и благодати" написано митрополитом Иларионом.

На рассматриваемом этапе познания мира религия, как известно, была общей теорией этого мира, его логикой и моральной санкцией. Церковь в Древней Руси решительно выступала против усобиц. Летопись сохранила слова митрополита Никифора: "Князь! Мы приставлены в Русской земле от бога удерживать вас от кровопролития". Смело обличал князей митрополит Феодосии Печерский, презирая угрозы заточения: "Междоусобная рать бывает от соблазна дьявольского и от злых людей. Страну согрешившую казнит бог смертью, голодом, наведением поганых"6 . Церковь была всесторонне заинтересована в проведении общерусской политики и прекращении усобиц, она применяла для достижения этой цели проповеди, убеждение, угрозы карами небесными, личные послания, запись "коромол в летописец" и т. д.

Любуясь шедеврами древнерусского зодчества, мозаикой, иконами и фресками, мы отдаем себе отчет в том, что все лучшие художественные памятники XI - XII вв. связаны с деятельностью церкви. Почему же высшее литературное достижение той эпохи должно выпадать из общего потока духовной жизни? Удивительно ли, что критиковать и по- христиански поучать князей, пусть в форме светского произведения, взялся церковник? "Слово" и дошло до нас после многовекового хранения и переписывания монахами, оно выпущено в светскую литературу из рук архимандрита Иоиля. Ни одного достоверного письменного памятника древнерусской литературы, принадлежащего перу мирянина - поэта-профессионала, мы не знаем.

О том, что "Слово", свободное от проявлений княжеской сепаратистской психологии, вряд ли могло быть написано представителем княжеско-боярской среды, сказано уже немало. Очень убедительна аргументация

6 Цит. по: Полевой П. Н. История русской словесности. СПб. 1900, с. 201.

стр. 122

Дмитриева. Возникает вопрос: на каком поприще мог утвердить себя талантливый, высокообразованный человек, если исследования говорят о малой вероятности его принадлежности к боярам и князьям? Очевидно, на первое место следует поставить предположение: это было лицо духовного звания.

Языковые особенности и стилевые обороты, характерные для "Слова", изучены сравнительно хорошо. Анализ показал, что словарный состав и стилистика памятника ближе всего к южнорусскому, киевскому диалекту и в то же время включают элементы других наречий, из которых более отчетливо выражены так называемые брянские говоры. Они проявляются и на Черниговщине, и в районе Новгорода-Северского. Имеются работы, доказывающие вкрапление в текст "Слова" новгородских черт, а также слов польского и тюркского происхождения. Но в любом случае творец поэмы использовал максимум выразительности средневекового русского общелитературного языка, опирающегося и на письменные памятники и на живую разговорную речь, чем и объясняется появление отдельных местных диалектных слов и выражений.

Теперь, после рассмотрения всех основных особенностей "Слова", можно попытаться воссоздать портрет его автора. Для него характерны творческая одаренность высочайшей степени, заставляющая думать и о других литературно-общественных проявлениях; широкое использование письменных литературных памятников древнегреческой и византийской культуры и в то же время опора на традиционное русское песенное творчество; христианское мировоззрение; независимость от родовых княжеских симпатий и антипатий, развитое чувство ответственности за судьбы нации, приверженность общерусским интересам и осуждение усобиц; блестящее знание истории, политики, культуры, фольклора, географии, уклада жизни княжеской правящей верхушки, указывающее на принадлежность к интеллектуальной элите общества и близость к властям предержащим; социальное положение определяется, вероятнее всего, вне боярско-княжеской среды и, по совокупности штрихов и черт, отмеченных выше, вообще вне светских кругов; использование словарного фонда не только южнорусского, но и других диалектов.

Разумеется, основная творческая деятельность автора "Слова" должна заканчиваться не ранее конца 1185 года.

Если "Слово" написано лицом, не оставившим следов в истории, то речь вести не о чем. Из числа же известных нам деятелей XII в. всем требованиям вероятностной модели- портрета отвечает только один человек. Не открывая пока его социального статуса, прислушаемся к сведениям о нем, начиная с летописного свидетельства: "Златоуст, паче всех воссиявший нам на Руси"; "был широко образован, хорошо знал греческий язык и литературу"; "для творчества... характерна наглядность сравнений, взятых иногда из мира природы. Его сочинения отличаются народным складом речи и являются важным литературным источником бытового характера... пользовался мотивами народного творчества"; "публицист, переводил с греческого сочинения Георгия Амартола"; "его сочинения переписывались веками"; "борьба ... за сохранение единства русской церкви в условиях XII века была прогрессивной. Единая церковная организация поддерживала идею государственного единства Русской земли"; "им было написано гораздо более того, что до нас дошло, в числе бесследно исчезнувших его сочинений находились многие послания к князю Андрею Боголюбскому"; "призывал христианских писателей учиться у песнотворцев и историков художественному мастерству".

Красноречиво? Нет сомнения: тот, чье имя скрыто пока за многоточием, и сам должен был следовать собственным советам в творческих делах. Нельзя не привести их оценку, которую дал крупнейший русский историк С. М. Соловьев, отмечавший "сходство слов... с церковными песнями, от которых он заимствует иногда не только форму, но и целые

стр. 123

выражения; как в тех, так и в других видим одинаковое распространение, оживление события разговорами действующих лиц; в сочинениях... замечаем также особенную любовь к иносказаниям, притчам, стремление давать событиям преобразовательный характер, особенное искусство в сравнениях, сближениях событий, явлений"7 .

Все приведенное выше во всех штрихах и деталях полностью совпадает и с объективным портретом создателя "Слова" и с его творческим почерком. Добавим: Кирилл, о ком идет речь, родился, жил и творил в городе Турове, на Припяти. Туровское княжество занимало промежуточное географическое положение относительно южных, северных, восточных и западных земель тогдашней Руси. Кирилл - выходец из состоятельной семьи; по завершении духовного образования был поставлен в родном городе епископом. Точные даты рождения и смерти Кирилла Туровского неизвестны. Большинство источников определяет продолжительность его жизни ориентировочно в 60 лет - с начала 30-х до конца 80-х годов XII века. П. Н. Полевой называет более точную дату: "умер около 1188 года"8 . Из произведений Туровского стоит назвать "Притчу о человеческой душе и о теле", "Повесть о беспечном царе и его мудром советнике", "Слово о памяти отцов Никейского собора", "Слова" на Вербное воскресенье и на другие христианские праздники, многочисленные молитвы.

Сопоставление "Слова о полку Игореве" и произведений Кирилла Туровского показывает на первый взгляд, что они созданы разными людьми. Но иначе и не может быть: форма определяется замыслом, содержанием, сравнивать светскую героическую песнь с церковной проповедью - все равно, что сравнивать газетную передовицу со стихотворением. Проводился эксперимент: по образцам публицистической прозы известных современных поэтов требовалось "узнать перо". Выяснилось, что подобные задачи с ходу не решаются, они требуют тонких научных подходов. Позволительна такая аналогия: один и тот же кузнец может выковать и топор, и лопату. Сравнивать эти вещи по функциональному назначению и даже по материалу - бесперспективное занятие. Однако специалисты-технологи по некоторым приемам обработки металла, по качеству отделки вполне строго атрибутируют изделия старых мастеров.

Подобную методику следует использовать и при анализе "Слова" и произведений Кирилла Туровского - содержатся ли в них проявления поэтического видения мира, склонность к историческим примерам и аналогиям, к использованию прямой речи, намеков, иносказательных привлечений сил природы, всего того, что называется подтекстом. Когда применяется такой способ сравнения, близость "Слова" к творениям Кирилла Туровского становится очевидной. Кстати, это замечено давно. С. К. Шамбинаго более полувека назад указывал на аналогию литературных приемов Кирилла Туровского и автора "Слова". При этом он уточнил: "Только пластичность воинской повести Кирилл перевел на духовную аллегорию". И сделал вывод: "Приемы изложения Кирилла очень близки к "Слову о полку Игореве"9 . К сожалению, идеи Шамбинаго не получили дальнейшей разработки, их никто не рискнул подхватить - наступали времена, когда популяризация даже прогрессивных церковных деятелей не поощрялась. Сейчас положение благоприятствует разработке любых нетривиальных гипотез и формированию нового, более объективного исторического мышления. Изучение жизни и творчества Кирилла Туровского как вероятного автора "Слова" необходимо продолжать. Стоит серьезно подумать о компьютерно-математической обработке его сочинений и вообще о применении ЭВМ для анализа памятников древнерусской литературы.

7 Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Кн. 1. М. 1988 с 301

8 Полевой П. Н. Ук. соч., с. 202.

9 См. Слово о полку Игореве. М. -Л. 1934, с. 112.



Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

Б. И. ЗОТОВ, КТО ОН - АВТОР "СЛОВА О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ"? // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 04 октября 2019. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1570138418&archive= (дата обращения: 15.12.2019).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии