Н. В. ГОГОЛЬ И РЕЧЕВОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ (П. И. Чичиков и эффективность общения)

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 02 апреля 2008
ИСТОЧНИК: http://portalus.ru (c)


© С. Е. ТИХОНОВ

Сегодня активно развивается наука о речевом воздействии, своеобразной "библией" которой справедливо считаются книги ее основателя Д. Карнеги. Однако есть все основания предполагать и гордиться тем, что практически все основные принципы и правила бесконфликтного общения так или иначе были изложены (а значит, открыты и описаны) веком раньше в России! (Сравните: книга Д. Карнеги увидела свет в ноябре 1936 г., Н. В. Гоголь 7 октября 1835 г. сообщил А. С. Пушкину, что уже написал три главы "Мертвых душ", а из печати поэма вышла в мае 1842 г.)

Для чистоты эксперимента длиною в век используем материал лишь первой главы.

Сразу отметим, что Чичиков (далее "Ч." - С. Т. ) - гениальный коммуникатор. Его общение не только бесконфликтно, но и эффективно. Во-первых, Ч. опирается на два фундаментальных принципа: терпимость и преобладание косвенного общения над прямым. Во-вторых, он практически не вступает в общение без предварительной подготовки, включая индивидуализацию партнера. Приведем примеры:

1. "Впрочем, приезжий (Ч. - С. Т. ) делал не все пустые вопросы: он с чрезвычайной точностью расспросил : кто в городе губернатор, кто председатель палаты, кто прокурор, - словом, не пропустил ни одного значительного чиновника; но еще с большею точностью , если даже не с участием, расспросил обо всех значительных помещиках: сколько кто имеет душ крестьян, как далеко живет от города, какого даже характера и как часто приезжает в город; расспросил внимательно о состоянии края: не было ли каких болезней в их губернии - повальных горячек, убийственных каких-либо лихорадок, оспы и тому подобного, и все так обстоятельно и с такою точностью, которая показывала более, чем одно простое любопытство". (Здесь и далее выделено нами. - С. Т. )

2. "Внимание приезжего особенно заняли помещики Манилов и Собакевич, о которых было упомянуто выше. Он тотчас же осведомился о них, отозвавши в сторону председателя и почтмейстера. Несколько вопросов, им сделанных, показали в госте не только любознательность, но и основательность, ибо прежде всего расспросил он, сколько у каждого из них душ крестьян и в каком положении находятся их имения, а потом уже осведомился, как их имя и отчество".

3. "Приготовление к этой вечеринке (у губернатора. - С. Т. ) заняло два часа времени, и здесь в приезжем оказалась такая внимательность к туалету, какой даже не везде видывано".

Ч. - мастер исполнения разнообразных коммуникативных ролей! Уже в первой главе он предстает как человек, безупречно владеющий различными способами и приемами общения.

Назовем некоторые из них:

1. Наблюдение как компонент подготовительного этапа (определение состояния города, правления и характера правителей по его внешнему виду, анализ средств массовой информации, включая вывески, рекламу, прессу), например: "...сам Павел Иванович Чичиков отправился посмотреть город, которым был, как казалось, удовлетворен, ибо нашел, что город никак не уступал другим губернским городам.(...) Он заглянул и в городской сад, который состоял из тоненьких дерев, дурно принявшихся, с подпорками внизу, в виде треугольников, очень красиво выкрашенных масляною краскою. Впрочем, хотя эти деревца были не выше тростника, о них было сказано в газетах при описании иллюминации, что "город наш украсился, благодаря попечению гражданского правителя, садом, состоящим из тенистых, широковетвистых дерев , дающих прохладу в знойный

стр. 62


--------------------------------------------------------------------------------

день" (...). Расспросивши подробно будочника (...), он отправился взглянуть на реку (...), дорогою оторвал прибитую к столбу афишу, с тем, чтобы, пришедши домой, прочитать ее хорошенько (...), свернул опрятно и положил в свой ларчик".

2. Расспрашивание (см. предыдущие примеры).

3. Протокольно-этикетные визиты ко всем, кто обладает властными полномочиями:

"Весь следующий день был посвящен визитам; приезжий отправился делать визиты всем городским сановникам". Ч. побывал у губернатора, вице-губернатора, прокурора, у председателя палаты, полицеймейстера, а также у откупщика и начальника над казенными фабриками. "Приезжий оказал необыкновенную деятельность насчет визитов: он явился даже засвидетельствовать почтение инспектору врачебной управы и городскому архитектору. И потом еще долго сидел в бричке, придумывая, кому бы еще отдать визит, да уж больше в городе не нашлось чиновников".

В ходе визитов Ч. используются следующие приемы расположения к себе, которые являются одним из неотъемлемых атрибутов бесконфликтного общения:

1. Похвала (при этом мужчинам Ч. льстит, женщинам говорит комплименты, каждый раз учитывая специфику деловых обязанностей и характера собеседника):

а) "В разговорах с сими властителями он очень искусно умел польстить каждому. Губернатору он намекнул как-то вскользь , что в его губернию въезжаешь, как в рай, дороги везде бархатные, и что правительства, которые назначают мудрых сановников, достойны большой похвалы. Полицеймейстеру сказал что-то очень лестное насчет городских будочников";

б) "Приезжий и тут (при представлении его губернаторше. - С. Т.) не уронил себя: он сказал какой-то комплимент, весьма приличный для человека средних лет, имеющего чин не слишком большой и не слишком малый".

2. Намеренное завышение статуса партнера по общению {"ошибки" в номинации):

"...в разговорах с вице-губернатором и председателем палаты, которые были еще только статские советники, сказал даже ошибкою два раза: "ваше превосходительство", что очень им понравилось".

3. Занижение собственного статуса и значимости в глазах людей, стоящих на той же или на более высокой ступени социальной лестницы. Так, в беседе Ч. сообщает, что "он незначащий червь мира сего и недостоин того, чтобы много о нем заботились".

4. Указание на драматизм собственной судьбы с целью вызвать сострадание. Знакомясь с чиновниками, Ч. счел своим долгом сообщить, что "испытал много на веку своем, претерпел на службе за правду, имел много неприятелей, покушавшихся даже на жизнь его" (33). Ч., таким образом представляя себя, затрагивает как раз те темы, которые Д. Карнеги считал обреченными на успех: жизнь и смерть, борьба (в данном случае за правду), испытания, выпадающие на долю человека.

5. Уменьшение объема своего вербального участия в общении:

"О себе приезжий, как казалось, избегал много говорить, если же говорил, то какими-то общими местами, с заметною скромностию...".

6. Широкое использование невербальных компонентов, указывающих на искреннюю заинтересованность в общении и расположение к собеседнику. Приведем примеры:

а) "В приемах своих господин (Ч. - С. Т.) имел что-то солидное и высмаркивался чрезвычайно громко. Неизвестно, как он это делал, но только нос его звучал, как труба. Это, по-видимому, совершенно невинное достоинство приобрело, однако ж, ему много уважения со стороны трактирного слуги, так, что всякий раз, когда он слышал этот звук, встряхивал волосами, выпрямлялся почтительнее и, нагнувши с вышины свою голову, спрашивал: не нужно ли чего?";

стр. 63


--------------------------------------------------------------------------------

б) "Чичиков раскланивался несколько набок, впрочем, не без приятности";

в) "...Чичиков с весьма вежливым наклоном головы и искренним пожатием руки отвечал...";

г) "Приезжий во всем как-то умел найтиться и показал в себе опытного светского человека. Но замечательно, что он все это умел облекать какою то степенностью, умел хорошо держать себя".

7. Наблюдение как элемент непосредственного акта общения:

а) обратим внимание на то, что в ходе разговора с губернатором Ч. замечает, что последний был "ни толст, ни тонок, имел на шее Анну (...), впрочем был большой добряк и даже сам вышивал по тюлю";

б) на другой день Ч. "познакомился с помещиком Ноздревым, человеком лет тридцати, разбитным малым, который ему после трех-четырех слов начал говорить "ты"";

в) на третий день Ч. "провел вечер у председателя палаты, который принимал гостей своих в халате, несколько замасленном...".

8. Специальные приемы поддержания внимания; темы диалога, обеспечивающие непрерывность коммуникации. Одним из удивительных умений Ч., обусловливающих эффективность его общения, является умение деятельно, но ненавязчиво участвовать в беседе:

"О чем бы разговор ни был, он всегда умел поддержать его: шла ли речь о лошадином заводе, он говорил и о лошадином заводе; говорили ли о хороших собаках, и здесь он сообщал очень дельные замечания; трактовали ли касательно следствия, произведенного казенною палатою, - он показал, что ему небезызвестны и судейские проделки; было ли рассуждение о бильярдной игре, и в бильярдной игре не давал он промаха; об выделке горячего вина, и в горячем вине знал он прок; о таможенных надсмотрщиках и чиновниках, - и о них он судил так, как будто бы сам был и чиновником и надсмотрщиком".

9. Индивидуально подобранные риторические способы, влияющие на успех общения с конкретным собеседником. Такие, например, как:

1) драматизация изложения (см. пример в п. 4);

2) использование языковых средств разных стилей в устной речи в обстановке неофициального общения, в частности элементов книжной речи, свойственных

- церковно-славянскому языку ("незначащий червь мира сего"),

- высокому "штилю" ("претерпел на службе за правду", "священнейший долг"),

- протокольно-этикетному (официально-деловому) общению ("почел за непременный долг засвидетельствовать свое почтение");

а также фигуры и тропы:

3) сравнение ("...в его губернию въезжаешь, как в рай");

4) эпитет (в составе косвенного комплимента) ("...те правительства, которые назначают мудрых сановников, достойны большой похвалы").

10. Предложение совершить совместные действия:

"Чтобы еще более согласить в чем-нибудь своих противников, он всякий раз подносил им свою серебряную с финифтью табакерку, на дне которой заметили две фиалки, положенные туда для запаха".

Особое внимание обращают на себя манеры говорения Ч.: в самой форме того или иного высказывания сквозят благорасположение, уважение, желание и старание понравиться собеседнику, выгодно отличающие нашего героя от остальных участников общения. Сравните:

1) "Выходя с фигуры, он (почтмейстер. - С. Т.) ударял по столу крепко рукою, приговаривая, если была дама: "Пошла сарая попадья!", если же король: "Пошел тамбовский мужик!" А председатель приговаривал: "А я его по усам! А я ее по усам!" Иногда при ударе карт по столу вырывались выражения: "А! была не была, не с чего, так с бубен!" или же просто восклицания: "черви! червоточина! пикенция!", или "пикендрас! пичу-

стр. 64


--------------------------------------------------------------------------------

рущух! пичура!" и даже просто: "Пичук!" - названия, которыми они (чиновники - С. Т.) перекрестили масти в своем обществе".

2) Никогда он (Ч. - С. Т. ) не говорил: "вы пошли", но: "вы изволили пойти", "я имел честь покрыть вашу двойку" и тому подобное".

Важнейшей целью любого акта общения является результат. При этом, как установили ученые, положительный результат позволяет говорить об эффективном общении. (Вслед за И. А. Стерниным под эффективным общением мы понимаем такое, при котором баланс отношений между людьми не ухудшается, а остается на прежнем уровне или улучшается.)

Давайте с этих позиций взглянем на общение Ч., причем опять-таки возьмем только первую главу, поскольку она очень показательна, так как изначально баланс отношений Ч. с чиновниками и помещиками в губернском городе можно считать нулевым. Выше мы говорили о том, как на начальном этапе выстраивает общение Ч., теперь же зафиксируем, чего он добивается. Впитав с молоком матери и словами отца такую российскую черту, как приоритетность неофициального общения перед официальным, Ч. наносит визиты в дома чиновников.

Первый день общения:

1) "Следствием этого было то, что губернатор сделал ему приглашение пожаловать к нему того же дня на домашнюю вечеринку, прочие чиновники тоже, с своей стороны, кто на обед, кто на бостончик, кто на чашку чаю";

2) "Не успел Чичиков осмотреться, как уже был схвачен под руку губернатором, который представил его тут же губернаторше";

3) "...следствием этого было то, что он наконец присоединился к толстым, где встретил почти все знакомые лица: прокурора (...), почтмейстера (...), председателя палаты (...), - которые все приветствовали его, как старинного знакомого";

4) помещики Манилов и Собакевич приглашают Ч. каждый к себе в деревню.

Второй день общения:

1) обед и вечер у полицеймейстера,

2) знакомство с Ноздревым. Последующие дни:

1) вечера у председателя палаты и вице-губернатора,

2) обеды у откупщика и прокурора, закуска у городского главы.

Деловая активность Ч. поражает!

Результат недели: "Все чиновники были довольны приездом нового лица. Губернатор об нем изъяснился, что он благонамеренный человек, прокурор, что он - дельный (...); жандармский полковник говорил, что он ученый (...); председатель палаты - что он знающий и почтенный (...); полицеймейстер - что он почтенный и любезный (...); жена полицеймейстера - что он любезнейший и обходительнейший (...). Даже сам Собакевич, который "редко отзывался о ком-нибудь с хорошей стороны", назвал Ч. преприятным. "Словом, куда ни повороти, был очень порядочный человек".

Итак, за несколько дней общения, начав с нулевой отметки, Ч. в глазах всех высших должностных лиц и наиболее влиятельных помещиков губернии стал своим человеком, о положительных качествах которого отзываются в превосходной степени и восторженный Манилов, и неисправимый скептик Собакевич, и все остальные. При этом Ч. не сделал ни одного конкретного дела, он добился всего этого исключительным умением общаться.

Судя по результатам, и общение есть дело! Добавим: дело, которому следует учиться. И русская литература дает богатейший материал для такого учения.

Просмотрите еще раз книги Д. Карнеги, и вы убедитесь, что даже этот, далеко не полный, перечень принципов и приемов общения Ч. показывает их близость к тому, что советует знаменитый американец, дабы обеспечить бесконфликтность общения. Н. В. Гоголь и Д. Карнеги - вот тот дуэт, который в какой-то мере способен помочь нам в овладении искусством коммуникации.

Поэтому читайте Гоголя, и пусть его произведения станут настольными книгами учителя риторики и культуры об-

стр. 65


--------------------------------------------------------------------------------

щения наряду с зачитанными в эпоху "карнегизации всей страны" томами зарубежных авторов.

Все изложенное выше позволяет, как нам кажется, утверждать, что художественное наследие Н. В. Гоголя и современная наука о речевом воздействии связаны зримыми и незримыми нитями.

Что же касается той науки, учебного предмета и практической речевой деятельности, которую издревле и по настоящее время именуют риторикой, то красноречие Хлестакова и Городничего, Чичикова и Манилова, а также мастерство речи многих других персонажей великого писателя - искусство Гоголя-ритора в целом - еще ждет своих исследователей. И изучение этого искусства может очень многое дать российскому человеку в его практическом овладении таким безгранично богатым инструментом воздействия, как речь.

стр. 66

Похожие публикации:



Цитирование документа:

С. Е. ТИХОНОВ, Н. В. ГОГОЛЬ И РЕЧЕВОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ (П. И. Чичиков и эффективность общения) // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 02 апреля 2008. URL: https://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1207131997&archive=1207225892 (дата обращения: 16.06.2024).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):

Ваши комментарии