Полная версия публикации №1674921111

LITERARY.RU Сон, похожий на жизнь → Версия для печати

Готовая ссылка для списка литературы

Юрий Архипов, Сон, похожий на жизнь // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 28 января 2023. URL: https://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1674921111&archive= (дата обращения: 25.02.2024).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):

публикация №1674921111, версия для печати

Сон, похожий на жизнь


Дата публикации: 28 января 2023
Автор: Юрий Архипов
Публикатор: Администратор
Источник: (c) У книжной полки, № 1, 2010, C. 36-43
Номер публикации: №1674921111 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Попов В.

Сон, похожий на жизнь

М.: Прозаик, 2010



Как ни составляй, следуя моде, десятку или дюжину ведущих русских прозаиков нашего времени, петербуржец Валерий Попов непременно в число этих избранных войдёт.

Систему координат его прозы можно выстроить, исходя из двух высказываний прославленных предшественников начала прошлого века. Не надо выдумывать никаких сюжетов, утверждал Пришвин, собственная жизнь предоставляет всякому пишущему более чем достаточный материал для художественного запечатления. "Беру кусок жизни, грубой и бедной, и творю из него легенду", - декларировал Сологуб.

Собственная жизнь служит Валерию Георгиевичу Попову верой и правдой. Цепкость его памяти поражает. Не только характерные словечки, но даже запахи утраченного времени под его пером оживают. Марсель Пруст припоминается в связи с ним не случайно. И лот воспоминаний опускается им не менее глубоко, чем у классика-француза, и стилистически наш писатель бывает утончен и ветвист, как мало кто из современников ("Комар живет, пока поет"). Вот и в новой повести "Нарисуем" автор сумел рассказать нам всю свою биографию, хотя и не стал при этом главным героем повествования. Главного героя ему еще в советское время подкинул ВГИК, задумав создать по заказанному Попову сценарию фильм о "настоящем человеке из народа, передовом труженике-пролетарии". Парень, горняк из Заполярья, оказался, однако, слишком настоящим, чтобы походить на расхожий образ экранного героя - зато сделался другом автора на всю жизнь.

"Грубой и бедной" жизни в прозе Попова предостаточно. Пустыри, бараки, горы шлака и мусора - вот его привычные декорации. Но творит он из этого хлама если не легенду, то сказку. Или радужный сон, как и заявлено в названии книги. Отчего радужный? Оттого, что сон этот ("Сон Попова" - была такая поэма у А. К. Толстого) преображен насмешливым пером, полным юмора и находчивых, метких "остранений" всякого жизненного сора. Да еще сдобрен несгибаемым жизнелюбием его забубённого друга, рубахи-парня, всегда прущего напролом, ибо пешки назад не ходят, как гласит одно из его любимых присловий. А нарисуем! - и вовсе его девиз, которым он отзывается на любую заковыристую проблему, перед ним поставленную.

Обаяние прозы Попова во многом держится на самоиронии. Конечно, он не любуется теми персонажами из прошлой жизни, которые успели вовремя перестроиться из идеалистов-гедонистов в гедонистов-реалистов коммерческого призыва. Он даже как будто готов взглянуть на себя, "лузера", их глазами:

стр. 37
такой перепрыг повествовательных перспектив и обеспечивает игровое пространство его прозы. Былые партийцы, не упускавшие при прежней власти куска пожирней, на его глазах превратились в тех, кто смело и громко обличает ужасы Октябрьской революции, чтобы опять быть "в шоколаде", а он, никогда эту самую революцию не одобрявший, стыдится поспешать за призами и опять ковыляет на обочине. И когда вдруг заносит его судьба в их гламурный мир, они недоумевают: Этот-то зачем? Картина кисти передвижника: "Явление колдуна на деревенскую свадьбу".

И всё-таки у читателя остается впечатление, что он счастливее их всех. Потому что способен не просто убежать в светлые сновидения, но создать их сам, силой собственного воображения. И тогда для счастья ему хватает соломинки, которую никто из них не заметит. А для него она станет якорем спасения. Даже в больнице, "посреди океана боли", его, словолюбца, может порадовать хотя бы занятная и такая уместная, нагруженная смыслом фамилия санитарки:

Вот - дребезжание тележки со шприцами, которую пожилая и неуклюжая сестра ввозит в палату. Я слежу за ее долгими, но бесполезными приготовлениями, и вдруг выговариваю: "Скажите... а как ваша фамилия?"

- Пантелеюшкина... А что? - произносит она. И я улыбаюсь.

И мы улыбаемся вместе с автором. Валерия Попова нельзя читать без улыбки.

Опубликовано 28 января 2023 года





Полная версия публикации №1674921111

© Literary.RU

Главная Сон, похожий на жизнь

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LITERARY.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на сайте библиотеки