Полная версия публикации №1646054132

LITERARY.RU МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ "ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА В ЛИТЕРАТУРЕ И КУЛЬТУРЕ ЗАПАДНЫХ И ЮЖНЫХ СЛАВЯН" → Версия для печати

Готовая ссылка для списка литературы

Ю. А. СОЗИНА, МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ "ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА В ЛИТЕРАТУРЕ И КУЛЬТУРЕ ЗАПАДНЫХ И ЮЖНЫХ СЛАВЯН" // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 28 февраля 2022. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1646054132&archive= (дата обращения: 01.07.2022).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):

публикация №1646054132, версия для печати

МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ "ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА В ЛИТЕРАТУРЕ И КУЛЬТУРЕ ЗАПАДНЫХ И ЮЖНЫХ СЛАВЯН"


Дата публикации: 28 февраля 2022
Автор: Ю. А. СОЗИНА
Публикатор: Администратор
Источник: (c) http://literary.ru
Номер публикации: №1646054132 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


25 - 27 декабря 2003 г. в Институте славяноведения РАН состоялась международная научная конференция "Первая мировая война в литературе и культуре западных и южных славян", организованная Центром истории славянских литератур до 1945 г. Отдела истории литератур.

Объектом научного интереса участников конференции стали проблемы, пока еще мало изученные как в России, так и за рубежом. Материалом для исследований послужили произведения польской, чешской, словацкой, сербской, хорватской, словенской, болгарской, македонской, а также русской художественной литературы и документальные источники. В центре внимания оказались вопросы, связанные с отражением и осмыслением событий 1914 - 1918 гг. в художественных произведениях, мемуарах, письмах и дневниках; анализировались историко-политические и культурные последствия Первой мировой войны для послевоенного мира, особенности и национальная специфика произведений на военную тему. Особый вклад в изучение данной проблемы внесли историко-культурологические доклады, проливающие свет на общественно-историческую ситуацию и помогающие глубже понять процессы, происходившие в славянских литературах того времени.

Во вступительном слове к открытию конференции, плавно перешедшем в научный доклад "Первая мировая война и судьбы славянских народов", директор института В. К. Волков особо отметил, что данное мероприятие выгодно отличает сотрудничество филологов, историков и культурологов, т. е. единение разных направлений гуманитарного знания вокруг одной проблемы. Славянские народы, к сожалению, стояли в эпицентре всех потрясших мир событий XX в., а Первая - "Великая" - война положила начало многим характерным для него процессам. Ей предшествовали Балканские войны с их безудержным национализмом, ксенофобией, жестокостью и обесцениванием человеческой жизни. Литература, подобно сейсмографу, предчувствовала надвигающийся цивилизационный разлом, грядущую катастрофу. Для России Первая мировая превратилась в белое пятно, ее затмили революция и Гражданская война (А. Солженицын, например, рассматривает ее лишь как "подход" к гигантскому перевороту). Вступив в войну, Россия нарушила шаткое равновесие, которое позволяло ей держаться как государству. Для западных и южных славян характерны различные взгляды на военные события. Вследствие Первой мировой Польша и Чехословакия обрели независимость. Было создано новое Королевство сербов, хорватов и словенцев. Болгария сознательно выступила на стороне Тройственного союза, что кардинально изменило ее позиции на политической арене

стр. 113

мира. Ни один славянский народ не остался в стороне от войны. По мнению В. К. Волкова, конференция открывает путь к комплексному изучению Первой мировой войны, осмыслению ее микро- и макропроцессов.

В. Н. Виноградов (Москва) в докладе "Новые подходы к изучению Первой мировой войны" отметил, что невозможно более ограничиваться эпитетами "несправедливая", "милитаристская", "империалистическая", с помощью которых до недавнего времени описывалась эта трагедия. Ее обусловил сложный комплекс причин, и столь же сложными оказались последствия. Война привела к освобождению и воссоединению ряда славянских народов, она во многом определила современную карту Европы, где появились новые государства и возродились давно исчезнувшие. Первая мировая стала ответом ряда стран Германии, предпринявшей рывок к мировому господству. Сейчас активно изучается вопрос, существовала ли альтернатива участию в войне у России. Переосмысливается роль малых стран, преследовавших собственные цели. По мнению В. Н. Виноградова, рассматривавшего события с точки зрения историка, популярные, но абстрактные лозунги "Мир без аннексии и контрибуции" и "Право нации на самоопределение" способствовали тому, что такой "мир" и такое "право" были выгодны лишь проигравшей стороне.

В докладе "К литературоведческой рефлексии Первой мировой войны" Л. Н. Будагова (Москва), инициатор проведения конференции и председатель оргкомитета, отметила, что идея данного мероприятия была подсказана не столько тем, что летом 2004 г. исполняется девяносто лет с начала этого события, сколько слабой изученностью вопроса, научной необходимостью пополнить знания о состоянии славянских литератур в годы Первой мировой войны и пересмотреть результаты прежних исследований. Так, например, хотя об этой войне писали Маяковский, Хлебников, Шолохов и другие, эта сторона их творчества не была достаточно глубоко и объективно проанализирована и осмыслена. Октябрьская революция и Великая Отечественная война оттеснили эту катастрофу куда-то на периферию истории, а между тем, эта "великая", но "забытая" война имела огромные последствия для XX в., многое в нем предопределив. В отличие от других войн (Отечественной 1812 г., Второй мировой) она осознавалась современниками как великое безумие, вызвав волну пацифистских настроений и положив начало антивоенной теме в искусстве XX в. Первая мировая воспринималась большинством ее участников и современников как война несправедливая, бессмысленная, не имевшая исторического оправдания, и потому в отношении к ней отсутствовала романтика. Никто из авторитетных политиков и писателей не "одухотворил эту бойню". В самых известных произведениях о Первой мировой войне А. Барбюса, Э. М. Ремарка, Э. Хемингуэя, В. Ванчуры, К. Конрада, в посвященных ей главах "Тихого Дона" М. Шолохова не было традиционной для военной темы оппозиции "свой-чужой". Мировосприятие многих участников войны определяют в первую очередь не национальные, а социальные и нравственные моменты. Страх и ужас перед кровопролитием объединяли солдат противоборствующих армий.

А. В. Липатов (Москва) в докладе "Цивилизационный излом" подчеркнул, что истоком Первой мировой войны стал процесс внутреннего раздвоения изначальных аксиологических идей, ставших основой европейской цивилизации. Обнаружив иллюзорность утопии позитивистского миропонимания, война взорвала внешнюю, поддерживаемую манипуляциями властных элит цивилизационную гармонию изнутри.

Я. Прокоп (Краков) в докладе "Умереть за родину. Духовенство и военная пропаганда во время Первой мировой войны" остановился на такой важной проблеме, как позиция духовенства во время Первой мировой войны и его роль в военной пропаганде. Трагедией церкви стало злоупотребление верой как орудием пропаганды, дилемма между универсальными принципами и национализмом нередко решалась в пользу последнего, что содействовало переходу к тоталитарной идеологии. Вера становилась

стр. 114

прикрытием и украшением патриотической экзальтированности.

Доклад Р. Бекера (Торунь) "Влияние Первой мировой войны на российское антизападничество" был посвящен работам "поколения сыновей" русской эмиграции, написанным в 1920 - 1930-е годы - Н. С. Трубецкого, П. Н. Савицкого, Г. В. Флоровского и др. Наряду с главным вопросом взаимоотношений Запада и Востока, роли России в современной цивилизации и т. п., ими поднимался и вопрос о значении Первой мировой войны. Взгляды на эту проблему разнятся: для одних война ознаменовала собой возрождение России и обретение ею цивилизационных ценностей, другие призывали забыть произошедшее, третьи - хранить молчание.

Вкладом в изучение русско-сербских культурных отношений стал доклад Б. Косановича (Нови Сад) "Сербия и Черногория в русской поэзии Первой мировой войны". Исследование большого количества стихотворений известных и малоизвестных русских поэтов (Брюсова, Северянина, Гиляровского и др.), связанных с этой тематикой, показало, что в них прославляется образ сербского и черногорского воина, присутствует явный славянофильский дух, взаимопроникновение национализма и интернационализма. Для этой поэзии характерны реалистические нормы, эмоционально-гражданский пафос, в ней отсутствуют формальные эксперименты, эзопов язык. Вместе с тем никому из русских поэтов не удалось создать целостный, правдивый образ Первой мировой войны, передать ее сложность и многогранность.

А. В. Карасев (Москва) в докладе "Белград в годы Первой мировой войны" осветил борьбу за сохранение национальной культуры в Белграде в годы оккупации, когда политика захватчиков была нацелена на ассимиляцию сербского народа, для чего использовались всевозможные рычаги давления, устрашения и подчинения сознания, в первую очередь -через образование, печать, запреты (в частности на использование кириллицы), вывоз художественных ценностей. Несмотря на тяжелые последствия оккупации, сопровождавшейся облавами, расстрелами и виселицами, Белград очень быстро стал восстанавливать свою роль культурного и экономического центра.

Р. Ф. Доронина (Москва) посвятила свой доклад ("Сербская литература в преддверии войны") сербской поэзии начала XX в., где нашли отражения переживания и чаяния народа, для которого война стала трагической реальностью раньше, чем для остальной Европы (две Балканские войны - 1912и 1913 гг.). Патриотическая поэзия А. Шантича, М. Ракича, В. Петковича-Диса и других отражает усилившиеся в Сербии национально-патриотические настроения, окрашенные "трагическим оптимизмом" (П. Палавестра) косовской мифологии с ее героизмом и жертвенностью, поражением и триумфом над злом. Эти стихи оставались популярными и в годы Второй мировой войны.

В выступлении "Первая мировая война с точки зрения типичного сербского интеллигента (по материалам дневника Президента Сербской Королевской академии)" Дж. Джурич (Нови Сад) попытался по дневниковым записям Й. Жуйовича восстановить мироощущение сербской интеллигенции времен войны, ее позицию, взгляды на актуальные проблемы (освобождение и объединение Сербии, роль России, идея объединения южных славян и др.), а также посильный вклад в сохранение интеллектуального фонда страны.

Доклады Г. Раичевич (Нови Сад) "Первая мировая война в творчестве М. Црнянского" и Е. М. Дзюбы (Киев) ""Дневник о Чарноевиче" М. Црнянского в контексте южнославянской антивоенной литературы" были посвящены творчеству одного из крупнейших сербских писателей XX в., в произведениях которого передается восприятие "сломанной" личности, война предстает как историческая катастрофа, противостояние добра и зла, как преступление против духа человечества. Философия "суматраизма", выраженная национальная составляющая, энергия поисков идеала отделяет писателя от представителей "потерянного поколения", писавших о войне.

Доклад Г. Я. Ильиной (Москва) "Хорватский бог Марс" был посвящен

стр. 115

М. Крлеже и его творчеству, тематически связанному с Первой мировой войной и позволившему ему занять значительное место в европейской антивоенной литературе. Его цикл новелл (типологически близкий "Огню" А. Барбюса), давший название докладу, был запрещен в фашистской Хорватии. Первая мировая составила существенный пласт и в его романе "Знамена", который докладчик сопоставила с "Жизнью Клима Самгина" М. Горького. По мнению Г. Я. Ильиной, оба писателя отчетливо понимают, что насилие войны может быть преодолено только другим насилием - насилием революции, - и ужасаются бесчеловечности истории.

В. В. Мочалова (Москва) в докладе "Время и вечность войны" сосредоточила внимание не только на непосредственном присутствии военной темы в творчестве польских и чешского авторов (Ст. И. Виткевича, Ю. Стрыйковского, обратившегося к ней спустя многие годы после окончания войны, и И. Лангера), но и более глубинном влиянии Первой мировой войны на процессы формирования личности и мировоззрения этих писателей. Особым объединяющим их фактором, стала Галиция: все они, так или иначе, отдают дань ее мифологии и топографии, в их произведениях она зачастую приобретает мистическую окраску, становясь местом драматического столкновения разных цивилизаций.

Т. П. Агапкина (Москва) в докладе "Польская тема в русской литературной публицистике о Первой мировой войне" поднимает проблему русско-польских взаимоотношений, разделившую русское общество. Понятие "братоубийственная война" приобрело тогда реальные очертания: в России проживало около 3 млн. поляков, в Москве существовал Польский дом, особое культурное движение, издавалась польская классика, свой вклад поляки внесли и в развитие русской литературы. Исследовательница рассматривает художественные произведения того времени (разного масштаба) как свидетельство эпохи, исторический документ.

Исследование С. Ф. Мусиенко (Гродно) "Первая мировая война в дневнике и творчестве З. Налковской", касалось жизни и творчества писательницы, произведения которой во время и после войны отличают простота, прозрачность стиля, аутентичность и внимание к судьбе "маленького человека". В результате войны человек научился убивать и перенес этот опыт в мирную жизнь. Заслугой писательницы в реализации проблемы Первой мировой войны является не только идейно-художественное новаторство, но и разрушение стереотипных взглядов на войну как на героическое деяние, которое может привести Польшу к свободе.

О. В. Цыбенко (Москва) посвятила свой доклад "Первая мировая война в творчестве Т. Новака" творчеству польского сюрреалиста Т. Новака, который, не пережив Первую мировую войну лично (он родился в 1930 г.), однако писал о ней. По убеждению писателя, лишь связь с природой и традицией, сосредоточенной в Библии и фольклоре, может исцелить человека от последствий войны.

Работу второго дня конференции открыл доклад С. В. Никольского (Москва) "Проблема конфликтности человеческого бытия в антиутопиях К. Чапека и М. Булгакова". Первая мировая война вызвала сдвиги в художественном сознании писателей, обострила внимание к онтологическим и историософским вопросам, заставила размышлять о тенденциях развития человеческого рода. Проблема насилия в человеческих отношениях - главный предмет философских размышлений Чапека и Булгакова. Проблематика трагической конфликтности человеческого мира в их произведениях имеет немало точек соприкосновения с философскими раздумьями Канта о проблеме "антагонизмов" в человеческих отношениях, однако они, подобно философу, верят в силу гуманистического потенциала человечества.

Д. Блюмлова (Ческе Будейовице) в своем выступлении "Впечатления от Первой мировой войны в чешском историко-культурном контексте" предприняла попытку восстановить специфику чешского восприятия этого трагического события в жизни человечества, нашедшего отражение в документальной и ху-

стр. 116

дожественной литературе военных и послевоенных лет. В этой связи были подняты и вопросы об отношении чешских солдат к России, их неприятии войны против славян и, как следствие, отсутствии чувства патриотизма, необходимого для успешного ведения боевых действий.

"Первой мировой войне в чешской поэзии" был посвящен доклад С. А. Шерлаимовой (Москва). Исследовательница рассмотрела стихотворения С. К. Неймана, Ф. Шрамека, Я. Сейферта и других чешских поэтов, чьи произведения проникнуты антивоенным пафосом: главным уроком войны, по их мнению, должно стать осознание необходимости примирения, а не еще большего разделения людей.

Е. Ф. Фирсов (Москва) в докладе "Рукописные журналы чешских добровольцев в России в 1917 г., или Чехия - Земля обетованная" представил неизвестные архивные материалы, а именно - созданные в России рукописные, украшенные акварелью журналы чешских добровольцев. Эти издания являются ярким проявлением чешской художественной культуры за пределами родины, в них находили отражение литературные и культурные процессы, проходившие в Чехии. Специально исследователь остановился на личности Н. П. Мамонтова, русского офицера, во многом благодаря которому выходили эти журналы.

Г. А. Сорокина (Москва) рассмотрела "Образ комического австрийского солдата в творчестве Г. Майринка и Я. Гашека". Образ Швейка у Гашека соприкасается с традицией народной смеховой культуры, для писателя характерен добродушный демократический юмор. Майринка отличала утонченность стиля. По мнению исследовательницы, характерной чертой пражской культуры стала особая комическая дерзость.

Образу генерала Корнилова в культуре Чехии межвоенного периода было посвящено выступление Б. Ироушека (Прага - Ческе Будейовице) "Генерал Л. Г. Корнилов в чешской межвоенной культуре". Историк критически рассматривает две существующие в Чехии биографии Корнилова - М. Й. Яновского и И. Саха, а также упоминания о нем в трудах чешских политиков.

И. А. Герчикова (Москва) (""Барак смерти" и образ России в творчестве Я. Вайсса") обратилась к образу России в творчестве чешского писателя, оказавшегося во время Первой мировой войны на русском фронте, попавшего в плен, в Сибирь, а затем вступившего в чехословацкий легион. Отношение к России у Вайсса было далеко не однозначным. Она стала для него одновременно манящим и отталкивающим символом огромной силы, непознанной души, неосуществленной мечты.

"Первый антивоенный словацкий роман" - роман "Живой бич" М. Урбана - стал предметом научного анализа в докладе Ю. В. Богданова (Москва). Исследователь считает, что книга Урбана с историко-литературной точки зрения может рассматриваться как художественный эпилог ко всей эпохе существования словацкого народа в составе многонациональной Австро-Венгрии, одновременно она является провидением грядущего "нового века".

"Военная поэзия М. Разуса" рассматривалась в выступлении Н. В. Шведовой (Москва). Молодой словацкий поэт в трех своих сборниках, по теме и по времени создания связанных с Первой мировой войной, на фоне официального верноподданического оптимизма второстепенных авторов открыто указал на бесчеловечность происходящего, ужас массовых жертв, тем самым оставив свидетельство об истинных настроениях словацкой интеллигенции тех лет.

Ю. П. Гусев (Москва) в докладе "Война и авангард: на примере русской и венгерской литературы" показал, что война сыграла роль мощного катализатора в формировании новых явлений в литературе и искусстве, а политизация художественной сферы стала одной из самых заметных тенденций. Большевизм - энергия толпы - проник и в искусство, воплотившись в авангарде.

В докладе, посвященном "Забытым словенским литературным и полулитературным свидетельствам "Великой войны"", И. Новак-Попова (Любляна) особое внимание уделила мемуарам участников военных событий. Авторы пытаются выразить в слове (с разной степенью

стр. 117

успеха) уникальный опыт неопределенности, смертельной угрозы, пошатнувшейся веры, обращаются к проблеме принудительной военной службы, снижение всех прежних гражданских, национально-культурных и этических норм. Несмотря на различную степень таланта и интеллигентности пишущих, во всех этих свидетельствах наличествует попытка понять человека, оказавшегося рядом, и уход в свой внутренний мир; нередки лирические описания природы.

А. Енстерле-Долежалова (Прага) исследовала "Образы смерти у Ивана Цанкара", крупнейшего словенского прозаика первой половины XX в., на материале сборника рассказов "Образы из сновидений", созданных писателем под впечатлением трагических событий войны и в предчувствии собственной смерти. Война для Цанкара означает смерть коллектива, народа, человечества, она связана для прозаика с чувством вины за этот апокалипсис. Это вина общечеловеческая, в ней кроется причина потери жизненной энергии, постоянно присутствующая усталость, сковывающая людей перед лицом смерти.

Ю. А. Созина (Москва) посвятила свое выступление циклу повестей и рассказов словенского писателя Ф. С. Финжгара "Напророченная" - ""Напророченная" война в произведениях Ф. С. Финжгара". На примере судеб своих героев писатель показал, что война заставляет людей жить по другим законам не только на фронте, но и в тылу, являясь серьезным моральным и духовным испытанием, что чувство вины разъедает душу, убивает человеческое начало. В произведении нашел отражение надвигающийся разрыв между поколениями.

К "Военной прозе М. Пугеля", словенского писателя, обратилась в своем докладе А. Корон (Любляна). Повестям Пугеля абсолютно чужд милитаристский угар, несмотря на присутствие в них определенной доли национализма. Антивоенная мысль здесь переплетается с критикой общественных отношений и нравов. Характерно, что обращение писателя к военной тематике не вызвало в его прозе формальных изменений.

М. Л. Бершадская (Санкт-Петербург) в докладе "Первая мировая война в словенской драматургии межвоенного периода (1918 - 1941)" обратилась к произведениям С. Майцена, Ф. Бевка, А. Крайгера и Б. Крефта, так или иначе затрагивающим тему Первой мировой войны. Разные по идейной и художественной направленности пьесы словенских драматургов объединяет предельно обостренное чувство протеста против войны, неприятие ее разрушительной силы, чувство сострадания к безвинным жертвам.

Сообщение Ю. М. Трибицова (Кемерово) касалось практики использования художественной литературы славянских писателей о Первой мировой войне в преподавании исторических курсов - "Художественная литература о Первой мировой войне в университетских курсах "История южных и западных славян" и "Новая и новейшая история стран Европы и Америки"". Докладчик говорил о необходимости популяризации славянских авторов среди современных российских читателей и разной степени известности их произведений, отмечая при этом вписанность славянских литератур в общеевропейские процессы.

Третий день работы конференции открыл доклад Г. Д. Шкундина (Москва) "Вопрос о сепаратном мире с Антантой в мемуарах болгарских политических деятелей". Глубокий научный анализ всевозможных мемуарных источников позволил исследователю доказать верность тезиса о том, что сепаратный мир Болгарии с антантовской коалицией был в принципе невозможен. Ученый вскрыл некоторые малоизвестные подробности, дополняющие картину взаимного зондирования держав Антанты и Болгарии по поводу заключения этого, так и не состоявшегося сепаратного мира.

М. Г. Смольянинова (Москва) посвятила свой доклад "И. Вазов о Первой мировой войне" военному творчеству патриарха болгарской литературы, который откликался на все важнейшие события, происходившие в его стране. Сначала, воспринимая Первую мировую войну как освободительную, поэт вдохновенно воспевает героизм воинов, отдавших жизнь за родину. Однако со вре-

стр. 118

менем он понимает, что каждая строка о войне пропитана кровью: с конца 1917 г. Вазов уже не касается ее, ибо "военные песни звучат словно смех на могиле". Разрушительным силам войны поэт противопоставляет силу труда.

"Неровным" оказалось и творчество болгарского писателя А. Страшимирова, которое исследовал И. И. Калиганов (Москва) в докладе "Первая мировая война и "неровное" творчество А. Страшимирова 1910 - 1920-х годов". Тему болгарского патриотизма в период Первой мировой войны литературоведы еще совсем недавно обходили по вполне понятным причинам. Ученый считает, что настало время отделить "зерна от плевел" и подойти, например, к произведениям А. Страшимирова времен Первой мировой войны строго дифференцированно, учитывая реальную историческую ретроспективу. Необходимо детально изучать и "плохое" творчество писателей, отметил докладчик.

Доклад Р. П. Гришиной (Москва) был посвящен "Синдрому поражения в болгарском обществе", возникшему в ходе Первой мировой войны, когда болгарский народ, ведущий "освободительную" войну, неожиданно для себя был объявлен агрессором. По мнению исследовательницы, причина трагедии крылась в том, что болгары не смогли вовремя остановиться и переключиться с внешнеполитической области на внутренние - экономические, культурные и другие - проблемы.

Последним перед заключительной дискуссией в работе конференции стал доклад М. Б. Проскурниной (Москва) "Первая мировая война в изображении Й. Стрезовского (по роману "Святая и проклятая")", написанному в конце 1970-х годов. Драматическая история македонского народа - сквозная тема македонской литературы XX в. События Первой мировой войны автор пытается отразить посредством особого модернистского видения традиционной проблематики. В романе парадоксальным образом переплетаются высокий трагизм и гротескная техника повествования, натурализм и лиризм, фольклорная фантастика и реалистическое внимание к деталям жизни македонского села времен войны.

В течение трех дней конференции с докладами выступили 39 ученых - литературоведов, историков, культурологов; 12 из них - иностранные гости (Белоруссия, Польша, Сербия, Словения, Украина, Чехия). Следует отметить и вклад исследователей, приехавших в Москву из Санкт-Петербурга и Кемерово. К открытию конференции отдельным сборником были изданы тезисы докладов [1].

Объединение усилий литературоведов, историков и культурологов в работе над единой темой принесло ощутимые плоды. Комплексный подход к Первой мировой войне в литературе и культуре западных и южных славян как объекту исследования помогает глубже понять значение этого исторического события в развитии славянских народов, обнажая корни многих явлений современной действительности. Художественные произведения (пусть и разные по уровню) зачастую являются ценным свидетельством эпохи и в этом смысле могут расцениваться как исторические документы. Мемуарная литература - это и размышления об истории, о будущем, и попытка понять человека, оказавшегося рядом, и уход в личные переживания. Порой одна строчка из мемуаров раскрывает событие лучше, чем целые фолианты переписки, документации и пр.

Возникшие в ходе обсуждения типологические параллели из опыта разных народов позволили определить, какие из явлений носят общий, универсальный характер, а какие можно отнести к особенностям национального характера. Каждый народ пытался найти собственный выход из умирающей цивилизации предшествовавшего поколения, что зачастую приводило к усилению такого явления, как национальный эгоизм. Первая мировая война - это борьба двух идей, универсальной и региональной, находящихся и в противодействии, и во взаимодействии.

Первая мировая обнажила несостоятельность прежних, казавшихся абсолютными ценностей европейской цивилизации. Потеря целостности мировосприятия, диспропорция между идеалами и реальностью рождают страстную эмоциональную напряженность, выраженную в произведениях писателей - участ-

стр. 119

ников событий и тех, кто пытался оценить пережитое спустя годы. Кровавая бойня узаконила обесценивание человеческой жизни, и тем самым было совершено преступление против человечества. Насилие нашло оправдание, исчез внутренний запрет на него, что предопределило драматическую судьбу будущих поколений. Одним из художественных последствий этого процесса является отказ от эпической перспективы, обращение к внутреннему миру героя, индивидуализация истории, передаваемой как личное переживание. Отражением судьбы целого народа становится история простого, "рядового" человека. Для человека важна семья, земля - т. е. его микросфера, лишь она в годы жестоких испытаний поддерживала простых людей.

Проблема насилия, трагических конфликтов бытия становится одной из центральных в литературе, превалирует ощущение трагизма у народа, которому война была не нужна, в то же время мотив христианского всепрощения уходит. Позиция церкви в некоторых странах, как, например, в Польше, только разогревает шовинистские настроения. Однако в ходе войны умонастроения менялись, ярким примером чему может служить творчество некоторых писателей Болгарии, изменивших отношение к событиям 1914 - 1918 гг.

В докладах отмечалось, что в некоторых, написанных уже по окончании войны произведениях, наблюдается элемент оптимизма: война воспринимается как необходимая "санация" мира.

Многие участники конференции подчеркивали, что для изучения Первой мировой войны очень важна интеркультурная ситуация. В переплетениях различных проблем между культурами наших стран виден широкий общеевропейский контекст. Одним из важнейших достижений конференции стало то, что из подвалов памяти были извлечены истинные ценности славянской и - шире - европейской культуры.

2004 г.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Первая мировая война в литературе и культуре западных и южных славян. Тезисы международной научной конференции 25 - 27 ноября 2003 г. Москва, 2003.

Опубликовано 28 февраля 2022 года





Полная версия публикации №1646054132

© Literary.RU

Главная МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ "ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА В ЛИТЕРАТУРЕ И КУЛЬТУРЕ ЗАПАДНЫХ И ЮЖНЫХ СЛАВЯН"

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LITERARY.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на сайте библиотеки