Полная версия публикации №1644340474

LITERARY.RU История литератур западных и южных славян → Версия для печати

Готовая ссылка для списка литературы

Мусиенко С., История литератур западных и южных славян // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 08 февраля 2022. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1644340474&archive= (дата обращения: 01.07.2022).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):

публикация №1644340474, версия для печати

История литератур западных и южных славян


Дата публикации: 08 февраля 2022
Автор: Мусиенко С.
Публикатор: Администратор
Источник: (c) http://literary.ru
Номер публикации: №1644340474 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


М., 2001. Т. III.

Литература конца XIX - первой половины XX века (1890-е годы - 1945 год) I Отв. ред. Л. Н. Будагова

Начало третьего тысячелетия для коллектива ученых Института славяноведения РАН ознаменовалось завершением большого коллективного труда и выходом в свет последнего (третьего) тома "Истории литератур западных и южных славян", охватывающего период с конца XIX до первой половины XX в. (1890-е - 1945 год) (I и II том вышли в 1997 г.). Рецензируемый том "Истории" состоит из трех частей: ч. I - "Литература на рубеже XIX-XX вв. (1890-1918)", ч. II - "Литература межвоенного двадцатилетия (1920-1930-е годы)" и ч. III "Литература периода Второй мировой войны (1939- 1945)".

стр. 97

Избранное авторами деление логически обосновано и соответствует трем важным историческим этапам развития общества и трем периодам развития как славянских литератур, так и всего мирового литературного процесса. Периодизация истории литературы, причем новейшего времени - один из самых трудных и дискутируемых вопросов. Определенную долю условности в его решении признают и авторы "Истории" (С. 7). И все же к этому вопросу найден наиболее целесообразный и обоснованный подход, связывающий опыт исторического развития славянских народов с опытом развития их литератур.

"...Разрешить... проблемы с периодизацией, - читаем в статье "От редколлегии", - помогают явления и события мировой истории, имеющие свою датировку. Важнейшие из них становились рубежами национальных историй, а влияя на жизнь славянских народов, динамику и облик их литератур - вехами в их развитии" (С. 7).

Условия развития славянских литератур принципиально отличались от условий развития литератур Западной Европы. Для последних конец XIX - начало XX в. был периодом мира и стабильности, что дало основание этот период назвать "belle epoque", даже несмотря на упаднические настроения, царившие среди творческой интеллигенции fin de siecle (конца века). В странах Западной Европы почти четверть века не было ни войн, ни революционных потрясений, тогда как в славянских странах Центральной и Юго-Восточной Европы, находившихся под иностранным игом, уже с конца 70-х годов XIX в. начался период войн (Русско-турецкая, Балканские, Первая мировая) и революций (1905, 1917), приведших их к освобождению и обретению государственности. Несмотря на неблагоприятность социальнополитических условий и национальное притеснение, "возрождались из пепла литературы подневольных славянских народов" (С. 12), сохраняя при этом свое национальное своеобразие. Становление литературных национальных традиций проходило на фоне активного формирования их национальных языков. Авторы "Истории" подчеркивают значимость фактора ускоренного развития, коснувшегося всех славянских культур, отмечая одновременно его неравномерность. По сути процессы национального освобождения и борьбы за независимость охватили целый период начиная с 80-х годов XIX в. и кончая Первой мировой войной. Славянские литературы, имея свою специфику, развиваются не в изоляции, а с использованием опыта и общих закономерностей мирового литературного процесса.

Авторы "Истории" видели свою задачу не только в точности и объективности показа сложных процессов в литературах западных и южных славян, но и в "ликвидации белых пятен" и "перегибов в оценке отдельных литературных явлений" (С. 7, 8). И в этом заключалась главная трудность, но она по сути и определила новизну подхода и оценок литературного развития в целом, творчества отдельных писателей и даже отдельных произведений. К деформации отражения литературного процесса приводило не только идеологическое давление, "классовый" подход к культуре и ее деление на прогрессивную и реакционную, но и откровенные запреты некоторых авторов и произведений чем-то не угодивших эпохе социалистического строительства. Кроме того, из истории литературного процесса была исключена и эмигрантская литература, представлявшая огромную эстетическую значимость.

Авторский коллектив не только декларировал свою свободу от идеологической предвзятости, схем, инерции (С. 8), но и воспользовался ею с максимальным эффектом: создан серьезный универсальный труд, обобщающий опыт развития южно- и западнославянских литератур, охваченный единой концепцией, представляющий сложность и драматизм истории литературы, связанной с борьбой народов за национальную независимость, за сохранение национального самосознания, языка, этнокультурных традиций.

В первой части тома III представлены литературы восьми стран: польская, чешская, словацкая, серболужицкая, сербская, хорватская, словенская и болгарская; во второй и третьей частях к ним прибавилась македонская литература.

Со времени выходов в свет "Истории славянских литератур" А. Пыпина и В. Спасовича (1879, 1881) прошло 123 года. Их исследования закончились 70-ми годами XIX в. Попытки продолжить их труд ни в советском, ни в русском литературоведении не было. Правда, ученые Института славяноведения создали серьезные труды по отдельным славянским литературам. Широко известны "Истории" польской, словацкой, очерки истории чешской и болгарской литератур, исследования, отражающие процессы развития литературных направлений, жанров, творчества отдельных писателей и т.д.

Автором III тома пришлось не только впервые создавать обобщающий труд сложного и плодотворного периода в развитии этих и других славянских литератур, но и ликвидировать известную деформированность в его освещении. Достаточно вспомнить, что старшим поколениям исследователей пришлось на себе испытать жесткость цензуры и

стр. 98

репрессивность советского режима, распространявшиеся на литературу и литературоведение.

Отмечу особенности структуры III тома "Истории". Каждому из обозначенных периодов предпосылается "Введение" (автор Л.Н. Будагова), в которых определяются цели и задачи исследования, основные идейно-художественные тенденции, общие закономерности и специфика развития литератур южных и западных славян.

Итак, согласно периодизации литературного процесса, предложенной авторским коллективом, для первого этапа развития литературы (90-е годы XIX в. - 1918 г.) характерным было проблемно-художественное и жанрово-стилевое ее обновление. В этот период в литературу пришло новое поколение, провозгласившее новые эстетические принципы, доминирующей становится поэзия, в прозе активизируются процессы лиризации и психологизации, усиливается "критико- аналитическое начало", которое, по мнению авторов, "способствует освобождению реализма от романтических примесей" (С. 15). Однако такое "освобождение" было актуальным не для всех славянских литератур. Скажем, в польской литературе романтизм, правда, видоизмененный под натиском времени, становится одним из наиболее значимых литературных течений и даже приобрел новое название "неоромантизм" [1. S. 6]. Возможно, отношение к романтизму было различным в славянских литературах и определялось оно не только общими закономерностями, но и национальными особенностями и своеобразием национального менталитета.

Авторы III тома отмечают изменение характера литературных связей славянских писателей с зарубежными. На рубеже веков они помогают не столько осваивать чужой опыт, сколько создавать оригинальные литературные явления, способствовать своеобразию творчества отдельных писателей (С. 15).

В традиционном литературоведении развитие славянских культур трактовалось в русле двух противоположных тенденций: реалистическая ассоциировалась, как правило, с гражданским служением литературы; декаданс и модернизм - с проповедями искусства для искусства (С. Пшибышевский). В традиционном литературоведении реализм и модернизм рассматривались как явления конфронтационные. Авторы "Истории" предлагают к ним новый подход, показывая их во взаимовлиянии и взаимодополнении, что отмечается и как общая тенденция (С. 22, 23), и как особенность в развитии отдельных славянских литератур: польской (С. 29-31), чешской (С. 82-83), сербской (С. 245), болгарской (С. 343).

Авторы труда показали сложность путей развития литературы каждого народа, подчеркивая, что это развитие проходило в контексте культур славянского мира и мирового литературного процесса. Как и в западноевропейских литературах, наряду с реалистическим методом развиваются направления натурализма, экспрессионизма, символизма и др. Все они вырабатывали собственные эстетические критерии, новую систему идейных и нравственных ценностей, соответствующих новому социальному мироустройству. Следует учесть и то, что в каждой литературе они имели свою специфику и различную степень популярности.

В литературной истории рубежа веков можно выделить две главные тенденции: дифференциацию (развитие литературы каждого народа и проявление ее национального своеобразия) и интеграцию (вырабатывание общеславянских черт культуры и вхождение ее в мировой литературный процесс). На фоне и под влиянием сложнейших исторических процессов - кровопролитных войн, в том числе и мировых, революций, разрушения колониальных систем, обострившихся социальных противоречий - проходило у славянских народов возрождение или становление государственности и становление нового этапа в развитии их литератур, когда пришло и заявило о себе новое поколение, развивавшее и поддерживающее в своей деятельности и творчестве новые идеи, проблематику, художественные принципы. Его появление было знаковым: в литературах западных и южных славян создавались организации и направления в названиях которых фиксировалось участие молодежи: "Молодая Польша", "Молодая Чехия", "Млада Боска" и др. Процесс обновления коснулся всех видов литературы: прозы, поэзии, драмы, театра и критики. Авторы труда подошли к этим проблемам по-разному и по-разному отразили развитие литературы отдельных народов.

Уместно отметить, что редколлегия III тома "Истории" уделила внимание форме и распределению материала по национальным литературам, учитывая факт возрастания роли каждой из них в процессе общего ее развития и значимостью вклада в мировую культуру. Приоритетное положение, как и в историческом прошлом (Т. I и II), по-прежнему отводится польской литературе (авторы Н.А. Богомолова, О.Р. Медведева), давшей миру двух лауреатов Нобелевской премии: Г. Сенкевича и B.C. Реймонта. Деятелем культуры европейской значимости, идеологом декаданса, проявившим себя во

стр. 99

многих жанрах и видах литературы, был С. Пшибышевский. Широкую известность получил драматург, художник, поэт, реформатор театра С. Выспяньский. Общепризнанным в эпоху "Молодой Польши" был литературный авторитет писателя и общественного деятеля С. Жеромского.

Авторы главы "Польская литература" показали историю развития и идейно-художественные особенности литературы в контексте исторического своеобразия и трагизма эпохи. На фоне раздела страны и национального притеснения народа наблюдается стремительное обновление литературы, активизируются ее связи с культурой Западной Европы и России, возрастает ее роль и участие в мировом литературном процессе. К удаче авторов главы можно отнести и новый подход к явлениям литературы, заключающийся в оценке роли модернизма и показе его взаимодействия с реалистическим методом. Правда, вряд ли можно согласиться с некоторыми терминами, порой встречающимися в рассматриваемой главе: на с. 51 - "роман с тезисом" (в русской терминологии "роман с ключом"); "нарративный палимсест" (С. 64) -форма повествования; "неудержимый лиризм" (С. 65) - литературное направление.

Чешская литература рубежа веков (Л.Н. Будагова) представлена как период поворотный, "предопределивший особенности ее дальнейшей судьбы" (С. 77). По мнению автора, чешская литература "уверенно приближается" к уровню самых развитых зарубежных литератур и атмосферу ее развития "определяет серьезная переоценка ценностей, идеалов, представлений о ее функциях" и "резкая полемика" между поколениями писателей (С. 77-78). Следует отметить, что вся глава "Чешская литература" выдержана в аналитическом ключе: исто-рико-политические события в ней представлены не как фон, а как жизненный аспект литературно-исторического процесса, качества которого определяют литературные направления (реализм, модерна и другие "измы", свойственные эпохе), в чьем русле развивается творчество наиболее значимых их представителей. Автор подчеркивает многогранность литературы рубежа веков, ее критический характер, исходящий из противоречий развития общества. В разделе представлены и малоизвестные, но имевшие важное значение факты: полемика вокруг статьи Жауэра "Два наших вопроса" (С. 82), роль чешской модерны в создании психологических предпосылок для дальнейшего успешного развития всей литературы (С. 83); наряду с известными писателями С.К. Нейманом, П. Безручем, А. Совой и другими, введены имена и менее известные (Я. Демла и др.); уделено значительное внимание и "женской" литературе: Б. Бенешова, A.M. Тильшова.

В отличие от новаторских поисков в поэзии и прозе, чешская драма "выполняла, - как считает автор, - традиционную миссию -пробуждать патриотические чувства, просвещать и воодушевлять народ" (С. 124), хотя и драма представлена различными направлениями (романтическим, реалистическим, модернистским). Особая роль в ее развитии принадлежит режиссеру, драматургу и реформатору чешского национального театра Я. Квапиле, представившему чешскому зрителю лучшие образцы мировой классики.

Драматично сложилась на рубеже веков судьба сербов и их культуры: ее развитие сопровождалось войнами, подавлением крестьянского восстания (1883), запретом оппозиционных правящей власти партий и движений. Однако и в этих условиях "усиливаются национально-патриотические настроения", и среди молодой интеллигенции становится популярной "идея объединения югославских народов" (С. 197). Своеобразие социально-исторических условий, как справедливо отмечает автор раздела Р.Ф. Доронина, отразилось на развитии литературы: в ней "мифологизируется историческое прошлое", особенно битва с турками на Косовом поле, культивируются настроения о жертвенности и избранности сербского народа, создается национально- патриотическая организация "Млада Босна", в программе которой в причудливых формах идеи Чернышевского, Бакунина, Герцена соединяются с идеями Ницше и Кьеркегора. Литературный процесс развивается интенсивно, особенно в крупных городах Белграде и Мостаре, ставшими центрами культуры: создается Национальный театр, Сербская академия наук, работает крупное издательство, создается литературная периодика, ширятся контакты с деятелями культуры Западной Европы и России. Автор раздела подчеркивает значимость для развития сербской литературы художественных переводов и учебы творческой интеллигенции за границей. Это давало возможность сквозь призму возросших контактов увидеть и оценить собственную историю и литературу (С. 199). В развитии сербской литературы особую роль автор отводит критике, литературоведению и научно-популярной периодике. Особенно популярным был литератор-просветитель Йован Скерлич - сторонник своеобразной "открытости" сербов к миру западных и русской культур. Автор раздела считает, что сербская поэзия раньше прозы и драмы

стр. 100

"шагнула в новый век" (С. 206). Ей было свойственно "обновление языка", "классическая строгость стиля". В реформе стиха особо отмечается роль поэта - "предтечи модернизма" Воислава Илича (С. 206-207). В разделе представлены микролитературные портреты поэтов разных направлений и школ, творчество которых сыграло решающую роль в развитии сербской литературы (М. Петрович, М. Якшич, А. Шантич и др.). В прозе рубежа веков Р.Ф. Доронина подчеркивает значимость исторической проблематики, сыгравшей важную роль в развитии национально- освободительных идей и настроений в обществе. Однако особый успех отмечался в сатирико-юмористической прозе, связанной с творчеством Сремаца, Домановича, Нушича (С. 229-230). В разделе показано творчество писателей разных поколений, вышедших из различных слоев общества. В литературно-творческих зарисовках о них автор показывает идейно-художественные особенности и роль в литературном процессе рубежа веков. К сожалению, в разделе очень мало места отводится драматургии, поскольку автор считает, что она "уступала по интенсивности другим видам литературы" (С. 249). Явно недостаточно показано драматургическое творчество Бронислава Нушича, комедии которого переведены на многие языки и не утратили популярности и до сегодняшнего дня.

В условиях обострившейся национально-освободительной борьбы, балканских войн и растущих социальных противоречий проходило развитие болгарской литературы на рубеже XIX-XX в. Автор раздела В.И. Злыднев считает, что "ведущим направлением в ней оставался реализм" (С. 311), правда, приобретший острую критическую направленность. Превалировавшим видом была повествовательная проза на современную тему. Как следует из анализа творчества прозаиков Г. Стаматова, А. Страшимирова, Э. Пелина, в прозе преобладали традиционные художественные приемы, хотя уделялось внимание не только социальным, но и психологическим конфликтам и особенно проблематике городской жизни. Отличительной чертой болгарской литературы было возрождение романтических традиций в прозе (Страшимиров), новые подходы к крестьянской проблеме: показ социального расслоения деревни и жизни сельской интеллигенции (Пелин). Как подчеркивает автор, важную роль в становлении культуры сыграл передвижной "Современный театр" (к сожалению, в разделе отсутствует точная дата его открытия). Его режиссер М. Икономов ввел в репертуар театра зарубежную, национальную и русскую драматургию. В разделе приводятся любопытные факты, не имевшие в других культурах столь широкого распространения, как в болгарской: переработка в драму национальной и зарубежной прозы и поэзии. Преуспевает в этом процессе И. Вазов. По его произведениям в "Народном театре" только за 1907 г. было поставлено 150 спектаклей. Отличительной чертой болгарской культуры было приобщение широких масс к искусству посредством зрелищных его видов. Этим объясняется и популярность драматургии, и необыкновенная активность в создании театров. Как утверждает автор, реалистические тенденции превалировали и в поэзии. Свидетельствует об этом творчество П. Сла-вейкова и П. Яворова, новаторские поиски которых осуществлялись в пределах реалистического мировидения. Правда, В.И. Злыднев упоминает и о модернистских тенденциях и символизме в поэзии (Т. Траянов, Л. Стоянов, Д. Бояджиев). Говоря о "социальной почве в Болгарии для появления символизма" (С. 343), автор, однако, рассматривает его не как самостоятельное направление, а как своеобразный эксперимент в реалистической поэзии. Исходя из содержания раздела о болгарской литературе, можно сделать вывод о том, что в ней не произошло значительного обновления, а скорее продолжалось развитие социального реализма и его критических тенденций, но с возрастанием внимания писателей к внутреннему миру личности.

Что касается литератур других народов: словацкой (Ю.В. Богданов), серболужицкой (А.А. Гугнин), хорватской (Е.В. Степанов), словенской (М.И. Рыжова), - то их судьбы оставались трагическими. В этих странах продолжалось национальное угнетение и сохранилась колониальная зависимость от более сильных государств, однако, несмотря на тяжелые условия, и этих народов коснулись важные социально-исторические перемены, приведшие к ускоренному развитию культуры. Авторы разделов отмечают противоречивость, сложность и неоднозначность эпохи рубежа веков и специфику, сложившуюся в литературе каждого народа. Для словацкой - это был период "негромкой эстетической революции", в серболужицкой -превалировали тенденции сплочения серболужичан, живших в немецком окружении, в словенской - отмечалось стремление преодолеть отставание и активизировать связи с другими культурами. Общим для этих культур было преобладание в них реалистической направленности, связанной с критикой современной действительности. Одной из главных проблем оставалась нерешенность национального вопроса и именно это определяло

стр. 101

идейную направленность их литератур, и внимание к национальной проблематике. Тем более, что над некоторыми культурами нависла угроза принудительной ассимиляции (словацкая, серболужицкая). Литература в подобных условиях служила "традиционным прибежищем национального духа" и была "чуть ли не единственной формой публичного выражения патриотической идеи" (С. 133). Оценка, данная Ю.В. Богдановым словацкой литературе, может быть определяющей и для литератур серболужицкой, словенской, хорватской, хотя в последней преобладали не реалистические, а модернистские тенденции (С. 252). Общим для этих литератур было внимание к национальному вопросу и трагизм в восприятии современной действительности, что определило пессимизм, присущий как старшему, так и младшему поколениям литераторов, хотя последние пытались противопоставить "старшим" свои идейно-художественные программы. Однако, как утверждают авторы разделов, творчеству всех поколений был свойствен одинокий страдающий герой, живущий в инонациональной среде, отчаявшийся от безысходности и бесперспективности борьбы. С его помощью писатели показывали собственные душевные переживания, связанные с осмыслением трагедии современности и исторического прошлого своих народов. И все же в литературах произошли принципиальные идейно- художественные изменения, заключавшиеся в освоении мирового опыта, "углублении социально-психологического анализа" и создании "тонкой артистически совершенной лирики" (С. 309), во "внедрении в литературу новых субъективированных форм выражения внутреннего мира индивидуума" (С. 172). Кроме того, авторы всех разделов подчеркивают факт вхождения южно- и западнославянских литератур в европейский и мировой литературный контекст.

Развитие культуры было прервано Первой мировой войной, приведшей к разгрому и падению Австро-Венгерской и Российской империй и Прусской монархии, под властью которых находилось большинство славянских народов. Для них завершение войны стало концом чужеземного господства. С 1918 г. начался новый исторический этап для всех славянских народов: построение независимых государств (за исключением серболужицкого). В литературоведении этот период представлен деформированно, в нем изобилуют "белые пятна", запрещенные советской цензурой писатели и произведения. Авторам "Истории" пришлось вырабатывать не только новые критерии оценок литературного процесса, но и вводить новые имена и произведения в литературоведческий обиход. Следует отметить, что автор предисловия Л.Н. Будагова особо подчеркнула, что в межвоенный период внутренняя и внешняя свобода выбора и выражение своей позиции писателем была максимально возможной (С. 359). Несмотря на то, что период национальной самостоятельности длился лишь немногим более 20 лет и его временные границы были охвачены двумя мировыми войнами, литература этого периода развивалась с небывалой интенсивностью. Процессы обновления охватили все ее виды и жанры. В семье южнославянских литератур оформилась в самостоятельную македонская литература (С. 706-730), процесс становления и развития которой с 80-х годов XIX в. до конца Второй мировой войны представлен А.Г. Шешкен.

Несмотря на послевоенные трудности и растущие социальные противоречия, для всех литератур региона создаются благоприятные условия. Обретенная в тяжелой борьбе независимость способствовала изменению настроения масс и тональности в литературе. Их принято называть виталистическими (С. 351-352; 360; 424-425; 480; 571). Авторы всех разделов подчеркивают, что радость освобождения славянских народов способствовала развитию множества творческих школ и литературных направлений. Возросла заинтересованность современной проблематикой. Литературу межвоенного периода исследователи делят на два этапа: 20-е и 30-е годы. Эта цезура определялась внутренними причинами для каждой литературы и внешними, международными. Последние Л.Н. Будагова справедливо связывает с экономическим кризисом конца 20-х годов, обострением социальнополитической обстановки и приходом к власти Гитлера (С. 353). В литературоведении и национальных славянских литературах 20-е годы принято считать периодом оптимизма, в нем превалировала поэзия, давшая миру творчество Ивашкевича, Слонимского, Тувима (С. 367-372), Сейферта, Незвала (С. 435-438), Милева, Смирненского (С. 671-679) и др. Новые условия жизни и "накопленные ресурсы, - пишет Будагова, -дают авторам более широкие возможности направить свою энергию на воплощение самого широкого круга проблем, на максимально полное самовыражение и повышение эстетического уровня родной словесности" (С. 352). Национальное самовыражение, естественно, активизировалось в литературах стран, обретших независимость. И хотя каждая из них имела свою специфику, однако опиралась на общие закономерности, в русле которых проходило развитие всех народов и их культур. 20-е годы, как отмечают исследователи, были

стр. 102

периодом не только обновления, но и дифференциации писателей по мировоззренческим и по художественным принципам (С. 352).

Показательной в этом плане была литература Польши, для которой 1918 г. был не только годом обретения национальной свободы, но и началом нового этапа развития литературы, проявившегося в принципиальных изменениях концепции мира и человека, идейной направленности и художественных ценностей. В 20-е годы доминировала поэзия, как правило, оптимистического звучания. Автор раздела О.Р. Медведева представляет ее различными группировками, выступавшими со своими программами и художественными правилами, правда, учитывавшими и мировоззренческие принципы поэтов. Однако всех объединяла радость обретенной свободы. И это подчеркивали представители всех групп и направлений в поэзии. Изменение тональности в поэзии автор связывает с двумя датами: майским переворотом 1926 г. и началом 30-х годов, утверждая, что во втором десятилетии в ней "преобладает катастрофическое мироощущение" (С. 381).

Проза в разделе "Польская литература" представлена согласно типологии методологической (реализм - модернизм, а точнее нереализм) и рассмотрена в различных жанрово- видовых и эволюционных проявлениях. В орбиту внимания автора попали лучшие произведения как реалистического, так и "нереалистического" направлений. Анализ прозы всего двадцатилетия начинается с романа М. Домбровской "Ночи и дни" (1932-1934), названного автором "высшим достижением классического реализма" (С. 383). Существенное место, по словам автора, в польской литературе двадцатилетия занимает психологизм (С. 384), в его ракурсе рассматривается творчество Налковской - от "Романа Тересы Геннерт" (1924) до "Нетерпеливых" (1939), Ивашкевича - от "Зенобии Пальмуры" (1920) до новеллистики 30-х годов, Кунцевич ("Чужеземка") и проза молодого поколения, дебютировавшего в 30-е годы (М. Хороманьский, А. Рудницкий, Т. Бреза).

Серьезное внимание уделено прозе "малого реализма" (С. 389) и группе "Предместье" (вариант польского натурализма и принципа фактографии. - С.М. ). О.Р. Медведева считает, что даже в романе З. Униловского "Общая комната" "налицо натуралистическая концепция мира и человека" (С. 391). Автор подчеркивает важность процесса политизации литературы, коснувшегося творчества писателей различных мировоззренческих (Жеромский, Налковская, Кручковский, Ю. Каден-Бандровский) и творческих позиций: проза экспрессионистская, к которой отнесены не только романы Ю. Кадена-Бандровского и Я. Виктора (С. 392), но и произведения о Первой мировой войне С. Рембека и B.C. Реймонта (С. 394- 395). О.Р. Медведева отмечает изменения в жанре исторического романа (С. 395, 396), в котором "жанровый авторитет" использовался "для полемики с национальными стереотипами" (С. 396). Возможно, излишне много внимания уделено группе "Предместье" и проблемам "малого реализма" - в 30-е годы эти явления имели основания на определенную популярность, но в настоящее время, за очень малым исключением, интерес к ним практически утрачен.

Заслуженное внимание уделяется польской модернистской прозе - одной из самых оригинальных в литературе славянского мира. Автор представляет творчество и ее старших поколений Р. Яворского, С.И. Виткевича (Виткация) и писателей, пришедших в литературу после 1932 г. - В. Гомбровича и Б. Шульца. В процессе развития этих направлений автор отмечает роль Виткация -всестороннего таланта - художника, драматурга, прозаика, теоретика искусства, философа. Раскрывая сущностные положения философии и художественного мастерства писателя, О.Р. Медведева прослеживает их практическое воплощение в конкретных произведениях "Прощание с осенью", "Ненасыщение" (в главе - "Ненасытность") и влияние на творчество младших поколений. Возможно, было бы целесообразно подчеркнуть роль 1932 г" особенно в развитии поэзии и прозы. О значении этой цезуры писали И. Фик, С. Жулкевский, В. Хорев.

Рассмотрение драматургии как единого процесса в межвоенной литературе вполне обосновано, так как принципиального различия между драмой 20-х и 30-х годов не наблюдалось. Автор раздела выделяет два магистральных ее направления: реалистическое в его основных проявлениях (драма социально-бытовая, психологическая, историческая) и авангардное (Виткаций, Пайнер, Ясенский, Гомбрович).

Авторы разделов о чешской (Л.Н. Будагова), словацкой (Ю.В. Богданов), сербской (М.Б. Ешич), болгарской (В.И. Злыднев), хорватской (Г.Я. Ильина), словенской (В.В. Сонькин) в межвоенной литературе выделяют два периода: 20-е и 30-е годы. В первом периоде во всех названных литературах доминировала поэзия различных мировоззренческих и идейных направлений и школ, отличавшихся смелостью художественного поиска, активным использованием традиций мировой и национальной литератур. В чешской, хорватской и болгарской

стр. 103

литературах авторы отмечают значимость связей с советской литературой. Особой популярностью пользовались Горький и Маяковский. Многим деятелям культуры тогда казалось, что Октябрьская революция принесет в мир свободу, и ее тема становилась все более актуальной (Крлежа, Волькер, Поничан, Смирненский). В серболужицкой, сербской, словенской и македонской поэзии значительную роль сыграли символизм и экспрессионизм, имевшие также свои национальные особенности (С. 644).

В прозе 20-х годов авторы "Истории" обратили особое внимание на антивоенную проблематику, связанную прежде всего с трагическими последствиями Первой мировой войны, под знаком этой проблемы проходило развитие литератур Европы и США, хотя у славян она имела свою специфику, поскольку была связана с созданием легионов (Чехия, Польша) и движением за национальное освобождение своих стран. Если в литературах о Первой мировой войне Запада и США превалировала проблематика, навеянная трагедией "потерянного поколения", то в славянских литературах трагедия войны по-своему "сосуществовала" с возможностью обретения независимости. Это и определило ее своеобразный трагический оптимизм, вызванный осознанием цены и огромных жертв, принесенных этими народами во имя свободы.

В современных исследованиях литературного процесса южных и западных славян нередко утверждается мысль о том, что в нем завышалась роль литературы социалистической идейности. Однако авторы "Истории" подчеркивают ее значимость, особенно в чешской, словацкой, болгарской и даже польской литературах, представляя творчество ее классиков Я. Чапека, Б. Ясенского, Л. Стоянова.

К сожалению, не все славянские народы обрели независимость после Первой мировой войны: не были воссоединены македонцы (С. 706-708), остались под немецким протекторатом лужицкие сербы. Это сказалось на развитии их литератур. А.А. Гугнин в серболужицкой и А.Г. Шешкен в македонской литературах отмечают подавление свободолюбивых тенденций, стремление властей к "онемечиванию" сербской литературы (С. 526, 527) и трагедии раздела страны и народа в македонской литературе (С. 715,716). В них особую важность приобретала историческая проблематика, в русле которой решались проблемы современности (межвоенного периода). А.Г. Шешкен отмечает в македонской литературе усиление тенденций "социального реализма" и жанровое доминирование драмы

(С. 717-718). В серболужицкой литературе, как считает А.А. Гугнин, преобладала поэзия традиционно романтической и реалистической ориентации. Трагизм национальной зависимости, сказавшийся на развитии серболужицкой и македонской литератур, по-своему был причиной своеобразного сохранения задач, идей и лозунгов национального освобождения и объединения народа, которые имели хождение в последней трети XIX - начале XX в.

Что касается ситуации в славянских странах, обретших независимость, то в их литературах в 30-е годы происходят серьезные изменения. Фашистская Германия, взявшая курс на новую мировую войну, изменила расклад сил в Европе, что отметили авторы "Истории". В литературах южных и западных славян это привело к смене настроений, идейной направленности и разрастанию пессимистических настроений. Все это способствовало утверждению тенденций катастрофизма и предчувствия новой трагедии (Виткаций, Чапек). "Временная дистанция" позволила писателям осмыслить значимость короткого, но такого важного исторического отрезка времени от окончания Первой мировой войны до прихода к власти Гитлера, по-новому осмыслить ее трагические уроки и показать важность перемен, связанных с обретением национальной свободы. Это стало возможным в больших эпических жанрах, прежде всего в романе. Приход в литературу нового поколения ее представителей способствовал ее художественному обновлению.

В 30-е годы в литературе возрастают пессимистические тенденции. Авторы "Истории" обращают внимание на смену жанровой доминанты: превалирующей в литературном процессе становится проза и прежде всего роман реалистического и модернистского направлений. Писатели пытались осмыслить в нем путь исторического развития своих народов и современную действительность (Коссак-Щуцкая, Домбровская, Майорова, Димов); усиливается внимание к внутреннему миру личности (Кунцевич), возрастает роль сатиры и гротеска (Чапек), происходит слияние социального и психологического факторов (Налковская, Кличка, Стоматов). Принципиально новые оценки в "Истории" получил модернистский роман. Авторы труда подчеркивают его художественную значимость и взаимодействие с реалистическим романов. В этом плане особую значимость приобретает проза Виткация, Гомбровича, Шульца. Правда, их творчество не успели освоить и осмыслить в 30-е годы. Его настоящее изучение началось лишь через несколько десятилетий

стр. 104

после Второй мировой войны. К сожалению, недостаточно представлено и творчество писателей социалистической ориентации, эмигрировавших в 20-30-е годы в СССР и уничтоженных сталинским режимом. Во всех славянских литературах в "Истории" в 30-е годы отмечается возрастание внимания писателей всех направлений к антифашистской и антивоенной проблематике.

Развитие славянских литератур было прервано Второй мировой войной, начавшейся внезапным нападением Гитлера на Польшу. Литература периода фашистской оккупации славянских стран, можно сказать, впервые осмыслена и представлена как самостоятельный этап в рецензируемом труде. Ее обычно относили или к межвоенному, или к послевоенному периоду (С. 742). Авторы "Истории" показали характерные черты оккупационного режима: перекрой фашистами государственных границ в славянских странах, установление жестокого фашистского "порядка" и деформацию процесса развития культуры. Часть писателей уехала в эмиграцию: в СССР, страны Западной Европы и США, но продолжала свое творчество за пределами родины. Так создавалась эмигрантская литература славянских народов. Многие деятели культуры воевали в регулярных армиях стран антифашистского блока. Наконец, значительная часть представителей творческой интеллигенции осталась в оккупированных странах и создавала литературу Сопротивления. Все виды и направления этой литературы нашли освещение в "Истории". Прежде всего принципиально новые оценки получило творчество писателей-эмигрантов, литература о Армии Крайовой и Армии Андерса, о Варшавском восстании и др.

Том III рецензируемого коллективного труда ученых Института славяноведения РАН появился в начале нового тысячелетия в период переосмысления опыта исторического прошлого и связанных с этим переоценок научных и художественных ценностей. Свидетельством этому и служит трехтомная "История литератур западных и южных славян" и в особенности третий ее том, охватывающий наиболее сложный и деформированный в бывшей советской науке о литературе период. Заслуга авторского коллектива заключается в оригинальности и новизне трактовок столь сложного и противоречивого литературного процесса.

"История литератур западных и южных славян" будет одинаково интересна и полезна и представителям высокой науки, и студентам вузов, и широким кругам читателей.

(c) 2002 г.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Podraza-Kwiatkowska M. Literatura Mtodej Polski. Warszawa, 1992.

Опубликовано 08 февраля 2022 года





Полная версия публикации №1644340474

© Literary.RU

Главная История литератур западных и южных славян

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LITERARY.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на сайте библиотеки