"СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ" В "ОПЫТЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ О РОССИИ" И. П. ЕЛАГИНА

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 28 июля 2018
ИСТОЧНИК: http://literary.ru (c)


© В. П. Козлов

найти другие работы автора

"Опыту повествования о России" (первоначально он назывался: "Опыт любомудрого и политического о государстве Российском повествования") - труду Ивана Перфильевича Елагина (1725 - 1793/4 гг.), поэта и писателя XVIII в., служившего одно время управляющим императорскими театрами, не повезло ни с изданием, ни с позднейшим вниманием со стороны историков. Лишь после смерти автора, в начале XIX в., была опубликована первая часть его сочинения 1 , хотя еще современники были осведомлены о том, что труд Елагина имел продолжение 2 . Позднее следы этого продолжения затерялись, и в литературе Елагин остался как историк, описавший события от библейских времен до смерти киевского князя Владимира Святославича.

В "Предуведомлении читателю" Елагин сообщал, что к своему сочинению он приступил по совету друзей. Здесь же он рассказал об общем замысле своего "Опыта". Авторские указания и сохранившиеся списки продолжения труда Елагина позволяют представить структуру "Опыта". Первая, опубликованная часть (кн. 1 - 3) доводила повествование до 1015 г.; вторая (кн. 4 - 6) - содержала рассказ о событиях 1015 - 1138 гг.; третья (кн. 7 - 9) и четвертая (кн. 10 - 12), говоря словами Елагина, - "от перенесения из Киева сильнейшего великокняжеского престола во Владимир" "до нашествия татар и возложения на ослабевшие России члены ига потомков Чингисовых"; пятая часть (кн. 13 - 15) повествовала о событиях 1224 - 1425 гг.; шестая (кн. 16 - 17) - 1425 - 1450 гг.; седьмая (кн. 18 - 20) описывала правление Ивана III; восьмая (по меньшей мере две книги) - Василия III; девятая рассказывала о царствовании Ивана Грозного (с 1533 до 1564 г.).

Хронология занятий автора "Опыта", судя по записям на сохранившихся рукописях его труда, выглядела следующим образом. Свое повествование Елагин задумал начать с правления Ивана III и надеялся довести его до середины XVIII века. К январю 1788 г. он закончил рассказ о времени Ивана III. Это были три книги, составившие первую часть "Опыта" (позже превратившуюся в седьмую его часть). 7 января 1788 г. Елагин приступил к работе над книгами второй части (ставшей затем частью восьмой). Они были вчерне завершены 24 марта 1789 года. На следующий день он перешел к годам правления Ивана Грозного и в дальнейшем довел рассказ до 1564 года. Однако, по свидетельству самого автора, вскоре друзья убедили его начать повествование о России с древнейших времен. "Читателю, - записал он

1 Елагин И. Опыт повествования о России. Кн. 1 - 3. М. 1803.

2 Невахович Л. Примечания на рецензию касательно "Опыта российской истории" г. Елагина. СПб. 1806, с. 14 - 16. Здесь же неясное свидетельство о том, что первая часть "Опыта" еще в 1795 г. была издана в Петербурге, но "кажется не вышла в публику".

стр. 23

на одной из рукописей, - подобает ведать, что опыт повествования моего начал я два года прежде, нежели пустился в летопись первоначальныя народа русского истории, со царствования Иоанна I, самодержца Московского, и уже до внука его, Иоанна II, прозванного Грозным, который совершенно Казанским и Астраханским овладал царством, написал. Но то начало, по убеждению друзей моих, требовавших от меня полного о России повествования, оставил, и се, к присоединению всего целого, к тому началу приступаю... Объявленное в уменачертании моем намерение трудиться до времен царствования императрицы Елисавет Петровны, т. е. до половины XVIII столетия" 3 .

Отложив описание царствования Ивана Грозного, в начале мая 1790 г. Елагин приступил к главам, которые составили в конце концов первую часть его "Опыта". 10 октября того же года он начал вторую часть, в феврале 1791 г. - третью, завершив ее в конце июня - начале июля и приступив к следующей. 1 января 1792 г. была закончена четвертая часть "Опыта". На следующий день Елагин уже работал над пятой частью. Шестая была начата им в октябре того же года и доведена, как уже отмечалось, до 1450 года. О дальнейшем говорит приписка неизвестного автора на писарском, правленном Елагиным списке этой части: "Здесь постигшая болезнь и смерть сочинителя остановили повествование. 12-ю годами не соединился он с первым труда своего началом, т. е. с описанием царствования великого князя Иоанна Васильевича III, проименованного Великим, которое начинается в 1462 г." 4 .

Нельзя не отдать должное широте замысла и интенсивности работы Елагина. В последние 6 - 10 лет своей жизни он создал грандиозный по объему труд. Обширна и проделанная Елагиным работа по шлифовке, редактированию "Опыта". Об этом свидетельствуют сохранившиеся варианты разных частей сочинения. Как правило, черновой авторский текст, неоднократно правленный, переписывался писцом, затем Елагин вновь правил текст, который перебелялся заново и еще не раз редактировался. Последняя правка, карандашная, касалась преимущественно правописания. Она представляла собой завершающую стадию работы, хотя, судя по ряду помет, не исключала и последующего, подчас весьма существенного, редактирования. Сохранились списки "Опыта", отразившие различные этапы работы над ним Елагина, а также списки отдельных частей и книг труда, изготовленные уже после смерти автора 5 .

Для нас, естественно, наибольший интерес представляют авторизованные списки. В настоящее время все они переплетены в 11 больших рукописей форматом в лист и хранятся в Государственной публичной библиотеке им. М. Е. Салтыкова-Щедрина 6 . Их судьба связана с библиотекой издателя "Слова о полку Игореве" А. И. Мусина- Пушкина. В собранных в начале XIX в. Евгением Болховитиновым материалах для словаря русских светских писателей имеются сведения о том, что в составе рукописного собрания Мусина-Пушкина наряду с рукописями историка И. Н. Болтина хранится "Опыт его (Елагина. - В. К. ) российской истории, над которым трудился он ежедневно около 10 лет, в 15 книгах. Список оного, его рукою правленный, подарен

3 Государственная публичная библиотека им. М. Е. Салтыкова-Щедрина. Отдел рукописей (далее - ОР ГПБ). F.IV.34/4, с. 2.

4 Там же, последний лист (без пагинации).

5 ОР ГПБ, F.IV.l; F.IV.9 (писарские списки из библиотеки графа Ф. А. Толстого); F.IV.767 (писарский список из собрания В. Н. Каразина, имеющий запись: "Елагина, собственно автору принадлежавшая рукопись. Вероятно, была в руках Екатерины"); Q.IV.478 (писарский список с экслибрисом библиотеки А. И. Неустроева); Q.IV.515 (писарский список с авторской правкой). А. А. Амосов любезно сообщил нам о списках "Опыта" конца XVIII - начала XIX в. (чч. 3 - 5), хранящихся в РО БАН.

6 Там же, F.IV.34/1 - 6; F.IV.651 (1 - 5).

стр. 24

графу Алексею Ивановичу Мусину-Пушкину, яко приятелю его и любителю отечественной истории с сего собственной его руки надписью" 7 . К. Ф. Калайдович, автор другой биографии Мусина-Пушкина, также отметил, что Елагин "подарил графу сочиненный им "Опыт повествования о России", состоящий в XV книгах, его рукою правленных" 8 .

Биографы Мусина-Пушкина ошиблись только в отношении количества книг "Опыта", называя число 15, тогда как на самом деле их сохранилось не менее 25. Надпись Елагина на одной из них не оставляет сомнения в том, что рукописи ГПБ - из библиотеки Мусина-Пушкина: "Список сей, хотя несовершенный, но мною несколько поправленный, предаю я другу моему, Алексею Ивановичу Мусину-Пушкину, яко охотнику и достаточному в повествованиях русских знатоку, желая, чтоб сочинение мое послужило ему навсегда залогом дружбы и почтения, с которым я был и буду до конца моей жизни, а в замену того, прошу содержать сей труд мой, не только несовершенный, но и неисправный, в таинстве от любопытства по предписанию в предуведомлении. Ив. Елагин" 9 .

Ввиду гибели во время пожара 1812 г. собрания Мусина- Пушкина, естественно, встает вопрос о том, каким образом сохранились названные списки "Опыта". Известно, что это не единственные уцелевшие рукописи собрания. Еще до 1812 г. библиотекой Мусина-Пушкина широко пользовался Н. М. Карамзин. Не менее 12 рукописей он не возвратил, и они, уже после смерти историографа, были переданы его вдовой и сыновьями в различные хранилища, в том числе и в ГПБ 10 . Не исключено, что среди рукописей, заимствованных Карамзиным из собрания Мусина-Пушкина, были и списки труда Елагина.

Важна одна особенность списков "Опыта": наличие в них многочисленных карандашных пометок, имеющих самостоятельное значение. Часть из них явно принадлежит Елагину, часть - неизвестным читателям его "Опыта". Елагинские пометы отразили процесс работы автора. Карандашными маргиналиями типа "N. Припомнить", "Справиться", "Сюда примечание у меня спросить", "N 3. Здесь нужно приметить худой поступок в[еликого] к[нязя]", "Писать неоконченные главы книги", "N 3. Снести с примечанием в 1 книге писанном" и т. д. испещрены многие страницы списков "Опыта". Читательские заметки отразили восприятие повествования Елагина его современниками, причем некоторые из них можно рассматривать как дружеские советы автору. Против характеристики великого князя Мстислава Изяславича поставлено: "Се мой герой" 11 ; на полях рядом с пространным рассуждением Елагина об Иване III, который "по справедливости героем нареченный государь, к несчастию рода человеческого был подражателем всея ханов татарских суровости", записано: "Попало" 12 ; против елагинского комментария к пересказанной им по летописи речи Игоря Святославича перед битвой с половцами ("Чему быть, того не миновать") отмечено: "Fatalismo" 13 . Оценка Александра Невского, который, по мнению Елагина, "пребудет жив доколе существовать будет вселенная!", вызвала возражение: "Много!" 14 . По поводу рассуждения Елагина

7 Там же, Погод. 2009/2, л. 374.

8 Калайдович К. Ф. Биографические сведения о жизни, ученых трудах и собрании российских древностей графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина. В кн.: Записки и труды ОИДР. Ч. II. М. 1824, с. 18.

9 ОР ГПБ. F.IV.651/1, первый лист (без номера).

10 Козлов В. П. Новые материалы о рукописях, присланных в конце XVIII в. в Синод. В кн.: Археографический ежегодник за 1979 год. М. 1981, с. 86 - 101.

11 ОР ГПБ, F.IV.34/3, с. 137 (здесь и далее ссылки даются по авторской пагинации).

12 Там же, F.IV.34/5, с. 15.

13 Там же, F.IV.34/3, с. 320.

14 Там же, F.IV.34/4, с. 180.

стр. 25

о церкви, которая не упускает "и власть свою утверждать, и имением себя обогащать повсюду", сделано предостережение: "Не понравится сие сочинителю Церковной истории" 15 . Характерна помета к тексту о закалке меди в древности: "Все сие, яко в тексте быть не может, поставить должно, по мнению моему, в выноске под чертою", что и было впоследствии учтено Елагиным 16 .

Приведенная выше дарственная надпись Елагина Мусину- Пушкину примечательна. Называя владельца "Слова о полку Игореве" другом, автор "Опыта" не кривил душой. Наряду с И. Н. Болтиным, Н. Н. Бантыш-Каменским, А. Ф. Малиновским, П. А. Алексеевым и другими "любителями отечественных древностей" Елагин входил в мусин-пушкинское объединение, которое столь много сделало в конце XVIII - начале XIX в. в области собирания, издания и изучения памятников отечественной истории. Членов этого неофициального объединения, ставшего предтечей знаменитого Румянцевского кружка, связывали не только общие увлечения, по выражению автора "Опыта", "в свободное от должности время", но и общественно-политические и исторические взгляды. Труд Елагина представляет собой уникальный источник для их изучения.

"Опыт" был задуман как остропублицистическое произведение. Елагин писал его почти одновременно с созданием Екатериной II "Записок касательно российской истории", М. М. Щербатовым "Истории Российской", а также с разворачивавшейся полемикой между И. Н. Болтиным и Щербатовым. При этом основные, наиболее резкие характеристики Щербатова как историка автором "Опыта" были внесены уже после смерти Щербатова в декабре 1790 года. Антипатия Елагина и Щербатова была взаимной: последний в сочинении "О повреждении нравов в России", характеризуя екатерининское окружение, писал: "Не меньше Иван Перфильевич Елагин употреблял стараний приватно и всенародно ей (Екатерине II. - В. К. ) льстить. Быв директор театру, разные сочинения в честь ее слагаемы были, балеты танцами возвещали ее дела" 17 . Общественно- политические взгляды и идеалы Елагина целиком основывались на Наказе Екатерины II Уложенной комиссии, обильно цитируемом в "Опыте". Его труд осуждает дворянский космополитизм, содержит воинствующе-монархические тирады против французской революции и "вредного энциклопедистов любомудрия", есть в нем и выпады против церковной иерархии; дворянство же рисуется как главное орудие исторического прогресса России. Создается впечатление о чрезвычайной близости общественно- исторических взглядов автора "Опыта" и Карамзина.

Во многих местах "Опыт" отразил исторические разыскания кружка Мусина-Пушкина. В опубликованной части труда содержится прямое указание на собрания членов этого объединения и даже своеобразный коллективный характер их работы. Рассказывая о подготовке кружком издания Русской Правды (1792 г.), Елагин пишет: "Я сам имел щастие в числе сих любителей русской истории быть, и хотя при издании в печать не участвовал, но первые замечания и сношения летописцев и слов объяснения при мне между прочими происходили. Я тогда же и о Владимировом I напоминал законе духовном и вышереченный собранию предлагал устав, но после то или отвергнуто, или забвение, ибо приключившаяся болезнь сотруднику нашему г. Болтину, который един по отменному знанию русской истории к изданию упрошен был и един

15 Там же, с. 133.

16 Там же, F.IV.651/1. с. 86.

17 "О повреждении нравов в России" князя М. Щербатова к "Путешествие" А. Радищева. М. 1983, с. 122.

стр. 26

трудился, воспрепятствовала нам собраться, и если б кто хотел из нас в чести сей ему поспорить, погрешил бы противу чести" 18 .

"Опыт" был задуман как фундаментально документированное историческое сочинение с обширными примечаниями (автору удалось подготовить примечания только к первой части) и родословными таблицами. Среди его источников преобладают материалы, опубликованные к началу работы над ним, но Елагин ссылался и на неизданные источники. В их числе "скорописная летопись под именем Мамаева побоища", "рукописный список князя Курбского" и др. Его труд пронизан заботой о сохранности исторических источников. Елагин, например, разражается филиппикой против какого-то русского "парижелюбца", который "наши бесценные в рукописях сокровища, отцом и предками его от древности сбереженные, променял некоему аглинскому путешественнику на Вольтеровы и других новых мудрецов ядовитые писания, разврат, бунт, безначалие и самую погибель во Франции причинившие" 19 , придавая, таким образом, заботе о сохранности исторических источников политическую окраску с реакционным оттенком.

Богатейшее собрание Мусина-Пушкина не было закрыто для круга близких его владельцу лиц. Кроме Карамзина, этими рукописями пользовался для своих сочинений Болтин. Не обошел собрание своим вниманием и Елагин. В "Опыте" он ссылается, например, на принадлежавшую графу Никоновскую летопись с правкой патриарха. Г. Н. Моисеева попыталась обосновать гипотезу о том, что "Слово о полку Игореве" в коллекции Мусина-Пушкина было уже в конце 80-х - начале 90-х годов XVIII в. 20 , и едва ли не впервые в литературе предположила даже возможность участия Елагина в составлении первых комментариев памятника 21 . Но ни в описании похода и битвы Игоря Святославича, ни в других "подходящих", казалось бы, местах "Опыта" указания на поэму нет. Оно содержится в месте, может быть, неожиданном, но вписывающемся в общую антикосмополитическую концепцию труда Елагина. В седьмой части "Опыта", рассказав о событиях 1472 г. в Новгороде, Елагин пространно изложил свою общую оценку влияния на Русское государство ордынского ига. Часть этого рассуждения имеет прямое отношение к теме данной статьи. Оно содержится в трех списках: А 22 , Б 23 и В 24 . Ввиду важности текста он публикуется здесь по всем спискам с максимальным сохранением особенностей правописания в цитате из "Слова о полку Игореве". В основу положен наиболее завершенный авторский текст (список В).

"Здесь прилично почитаю коснутся истиннаго показания внешним писателям, которыя и сами верят и в свет выдают 25 якобы Россия во вся времена подобно дикому народу во мраке невеждества пребывала. Толь неправедное понятие получили они от прерванного татарами сообщения нашего с Европою, ибо много показать можем свидетельств, что за несколько пред нашествием Батыя веков, при самых первых еще Киевских и новогородских князьях, художествами и самыми науками от просвещения протчих она не отставала. Оставшиеся от едкия ветхости

18 Елагин И. П. Ук. соч., с. 446 - 447.

19 Там же, с 130 - 131.

20 Моисеева Г. Н. Спасо-Ярославский хронограф и "Слово о полку Игореве". Л. 1976, с. 61.

21 Моисеева Г. Н. Древнерусская литература в художественном сознании и исторической мысли России XVIII века. Л. 1980, с. 110.

22 ОР ГПБ" F.IV.651/3, с. 206 - 207 (черновой автограф с правкой красными чернилами).

23 Там же, 651/4, с. 151 (писарская копия, с правкой Елагина).

24 Там же, 34/5, с. 435 - 437 (вторичная писарская копия, авторизованная).

25 Текст А начинался иначе: "Мы не имеем ни малейшия притчины думать, ниже замеченному внешними писателями порицанию верить". В дальнейшем отмечаются лишь существенные по смыслу и для анализа разночтения.

стр. 27

в древних градах наших велелепия в зданиях храмов, в них зодчества и живописи греческой и мозаичных украшений остатки, из всякаго сумнения долженствуют их в рассуждении художеств вывести, а прекрасные преложения в первых по возприятии христианства веках церковных книг и всего божественнаго писания на язык словянский достаточно и знание словесных наук утверждают 26 . Мы можем притом показать сохраненное от древности 27 Похвальное слово (с) 28 Игорю 29 Олговичу 30 , в его время, то есть в начале XII века писанное 31 и несумненное потому, что сказано в нем: "почнемъ 32 , братiе 33 , повесть 34 сiю отъ стараго 35 Владимiра 36 до нынешняго 37 Игоря, иже истягну умъ своею и поостри сердца 38 своимъ мужествомъ!". Слово сие преизполнено всеможныя риторическия красоты 39 . При таких свидетельствах и сам Нестор порядочным своим о русском народе повествованием доказывает, что он и не первый, и не худший греческих у нас писатель был".

Как видим, в черновом авторском списке (А) упоминание о "Слове" отсутствовало. Затем Елагин включил в него текст о поэме красными чернилами. Переписчик учел эту вставку (список В). Текст о "Слове" по списку Б был вновь поправлен автором, что учтено в списке В. При чтении списка В Елагин внес новую незначительную правку. Поэтому для датировки вставки о "Слове" ключевым является вопрос о том, когда в "Опыт" был внесен текст красными чернилами. Правка красными чернилами идет по всей седьмой части списка А. Значит, она внесена после завершения работы над этой частью, т. е. после января 1788 г., когда Елагин приступил к описанию правления Василия III. Такова первая крайняя дата вставки.

Вторая ограничивается датой смерти Елагина. На этот счет существовали различные версии. Опубликованная переписка Екатерины II с французским писателем Ф. М. Гриммом позволяет ее уточнить: между 28 июня 1793 г. и 12 января 1794 года. В первом письме автор "Опыта" упоминается как здравствующий, во втором - как уже умерший. В последнем письме императрица писала: "Что касается Елагина, то он умер, и его История останется, вероятно, незавершенной; он оставил после себя неслыханную громаду сочинений, касающихся масонства, что доказывает, что он сошел с ума" 40 .

Время появления елагинской вставки можно еще больше уточнить. Мы уже отмечали, что упоминание о "Слове" отсутствует в описании

26 В А все последующее предложение написано красными чернилами на нижнем и правом полях.

27 В А далее: "прекрасное".

28 Справа на полях: "(с) Смотри примеч[ание] N. Древнея рукопись Книгохранительн[ицы] г-на Пушкина". В Б: "(+) Смотри примеч[ание] N. Древняя (далее зачеркнуто: ско) (? - В. К.) рукопись книгохранительн[ицы] г-на Пушкина". В А: "(+) Смотри примеч[ание] N. Из кн[иго]хр[анительницы] господ[ина] Пушкина. N. Древний (красными чернилами на полях)".

29 Зачеркнуто и сверху вновь восстановлено.

30 В Б: "Олговичу", написанное над зачеркнутым: "Святославичу, внуку Олгову". В А: "Святославичу, внуку Олгову".

31 В Б пять слов написаны над зачеркнутым: "лета от рож[дества] Хр[истова]", далее оставлен пропуск и следует зачеркнутое слово: "писанное". В А читается зачеркнутое в Б.

32 В А: "Почне".

33 В А: "Братие".

34 В А:

35 В А: "старого".

36 В А: "Владимира".

37 В А:

38 В А: "Серца".

39 Все предложение отсутствует в А и вставлено в Б между строк и на полях.

40 Сочинения императрицы Екатерины II на основании подлинных рукописей. Т. 11. СПб. 1906, с. XXIV.

стр. 28

похода Игоря Святославича на половцев в той части "Опыта", которая была закончена Елагиным 1 января 1792 года 41 . В этом же списке "Опыта" на полях против рассказа о походе Игоря Святославича чья-то запись карандашом: "Поход Игоревъ, воспетый подражателемъ Бояну. Зри сию поэму" 42 . Из этого ясно, что к началу 1792 г. Елагин еще не знал о "Слове", вставка красными чернилами в списке А была сделана им не ранее 1792 года. В рукописи "Опыта" красными же чернилами сделаны различные вставки, в том числе и ссылки на мусин-пушкинское - болтинское издание "Русской Правды", которое вышло в свет в апреле 1792 года 43 . Следовательно, можно полагать, что правка красными чернилами была внесена в "Опыт" после апреля 1792 года.

Ниже мы попытаемся связать исправление Елагиным чтения "Святославича" на "Олговича" с выходом в свет пятой части "Записок касательно российской истории" Екатерины II, содержавшей известный "Родословник". Статс-секретарь императрицы А. В. Храповицкий 4 мая 1793 г. записал в своем дневнике: "Вошел я с почтой после Пушкина Алеши. Сказывали, что Елагин дивится, откуда собран Родословник древних князей российских, и многое у себя в Истории поправил" 44 . Сама Екатерина II в письме Гримму от 28 июня-5 августа 1793 г., характеризуя "Родословник", сообщала: "О, как прекрасна эта номенклатура! Это поистине работа ленивого ума, у которого нет идеи. Г. Елагин, который изложил русскую историю в стиле декламаторском, потому что он красноречив и скучен, теперь переправляет свою историю по нашей генеалогии" 45 .

Если исходить из предположения, что исправление "Святославича" на "Олговича" в "Опыте" было сделано под влиянием "Родословника", вышедшего в 1793 г. до мая, то, соответственно, и правильное чтение "Святославича" (вставки списка А, а вместе с этим и сама вставка) существовало до мая 1793 года. Таким образом, получается, что елагинская вставка о "Слове" была сделана между апрелем 1792 и маем 1793 года.

Чем же важно приведенное выше упоминание о "Слове" в "Опыте" Елагина? Во-первых, в историю открытия и ранних исследований поэмы оно вводит новое лицо - Елагина, современника находки "Слова", человека, близкого Мусину- Пушкину. Для историографии "Слова" определенное значение имеет попытка Елагина определить жанр поэмы как похвального слова с присущими ему "риторическими красотами" (определение, несомненно, навеянное риторическими упражнениями Российской академии, членом которой Елагин являлся), а также поставить ее в общий контекст развития древнерусской культуры.

Во-вторых, даже если признать, что в статье П. А. Плавильщикова в февральском номере журнала "Зритель" за 1793 г. содержалось первое глухое упоминание "Слова" 46 (что сомнительно), то упоминание о поэме у Елагина является по времени вторым - и первым определенным - свидетельством о "несумненной" древности памятника, уже хранившегося в библиотеке Мусина-Пушкина. Елагинская цитата из "Слова" может рассматриваться как косвенное подтверждение поступления памятника в библиотеку графа в конце 1792 года. В августе-ноябре 1792 г. чешский славист И. Добровский, находясь в Петербурге, озна-

41 ОР ГПБ, F.IV.34/3, с. 593. В рукописи стоит: 1791 г., но это явная описка, т. к. выше имеются записи за 4 июля, 30 августа, 1 сентября 1791 года.

42 Там же, с. 319.

43 Моисеева Г. Н. Древнерусская литература, с. 111.

44 Дневник А. В. Храповицкого. М. 1901, с. 250.

45 Сочинения императрицы Екатерины II на основании подлинных рукописей. Т. 11, с. XXIV.

46 Берков П. Н. Заметки к истории изучения "Слова о полку Игореве". - ТОДРЛ. Т. 5. М. - Л. 1947, с. 135.

стр. 29

комился с библиотекой графа. В своей переписке, рассказывая о ее "раритетах", он ни слова не говорит о поэме, поскольку ее еще у Мусина-Пушкина не было 47 . В августе 1792 г. граф находился в Ярославской губ., где, очевидно, пока только вел переговоры о приобретении "Слова" 48 .

В-третьих, самостоятельный интерес для изучения поэмы представляет елагинская цитата из нее. Нам неизвестно, видел ли автор "Опыта" подлинную рукопись "Слова". Неизвестно, следовательно, по подлиннику или по списку, со слов Мусина-Пушкина, других лиц или по памяти приведена цитата из "Слова". Во всяком случае, она довольно точно совпадает с соответствующим местом первой публикации поэмы и ее екатерининского списка. Отличия сводятся к следующему: отсутствует частица "же" после "почнемъ", вместо "своего" поставлено "своим" 49 . Есть расхождения и в правописании.

Эти расхождения существуют и в цитатах из "Слова" у Елагина во всех трех списках, являясь не результатом сознательной правки автора "Опыта", а следствием отступлений переписчика рукописи Б от своего оригинала А и писца рукописи В от своего оригинала Б. Поэтому текст А можно считать наиболее близким к оригиналу поэмы или списку ее, если он имелся у Елагина. Карандашную правку Елагиным цитаты из "Слова" в списке В (в словах "Владимiра" и "крепостiю" он исправляет "е" на "i") вряд ли можно рассматривать как стремление точнее передать правописание "Слова". Она скорее всего связана с намерением Елагина приблизить правописание писцов к тому, которое казалось правильным ему. Подобная правка видна по всей рукописи. В опубликованном выше отрывке такие исправления есть в словах "свидетельствах" и "писатель", где "е" заменено на " ". Соответственно можно объяснить и отличия елагинской цитаты из "Слова" по списку А от первого издания и екатерининской копии поэмы. В цитате мы читаем "Почне" вместо "Почнемъ", "Братие" вместо "братiе", "Повесть" вместо "пов сть", "старого" вместо "стараго", "нын шнего" вместо "ныншняго", и т. д. Тем самым Елагин дает новый материал для размышлений о передаче правописания рукописи "Слова" в его первом издании и екатерининской копии. В частности, проясняется роль переписчиков и вообще лиц, имевших отношение к передаче текста "Слова".

В-четвертых, обращает на себя внимание нерешительность автора "Опыта" в определении того, какому "Игорю" посвящено упоминаемое им "похвальное слово". В черновом списке он определяет его правильно - "Святославичу, внуку Олгову" (в первом издании "Слова" и екатерининской копии - "Ольгову"; для всего "Опыта" характерно "Олгову"), затем в промежуточном списке Б исправляет это на "Олговичу", и это чтение закрепляется в списке В. Соответственно в "Опыте" отразилась неопределенность датировки поэмы: в списках А и Б дата не указана, а в списке В поставлена неверная дата - начало XII века.

Можно только предполагать причину этой неуверенности Елагина. Она, например, могла быть связана с каким-либо дефектом списка поэмы, находившегося у автора "Опыта". Более вероятно, видимо, следующее объяснение. Ознакомившись со "Словом", Елагин поставил правильно: "Святославича". Однако затем его ввел в заблуждение "Родословник" Екатерины II, содержавший немало неясностей и проти-

47 Моисеева Г. Н. Спасо-Ярославский хронограф, с. 60.

48 Ср. Моисеева Г. Н. Древнерусская литература, с. 117.

49 Ср. Дмитриев Л. А. История первого издания "Слова о полку Игореве". М. -Л. 1960, с. 5 (фото текста первого издания) и с. 27 (фото текста екатерининского списка).

стр. 30

воречий. Игорь Святославич показал в нем как княживший с 1147 г. в Рязани и Тмутаракани и в то же время указан год его рождения - 1151 50 . С сыновьями Святослава в "Родословнике" было немало неясностей. Например, в одном месте сказано, что он имел трех сыновей, а в другом названо их пять и т. д. 51 . Ту же картину мы видим и в случае с Игорем Ольговичем. Он показан как княживший в Киеве с "1146 по 1146" (так. - В. К .) год, как постригшийся в монастырь в 1147 г., как убитый в Киеве в 1149 г. и в то же время княживший в Новгороде Северском "от 1152 по" (так. - В. К. ) 52 . Сейчас трудно установить логику генеалогических расчетов Елагина по "Родословнику", но возможно, что именно противоречия сочинения Екатерины II в датах княжения Игоря Святославича - до его рождения в 1151 г. и княжения Игоря Ольговича в 1152 г. - после его смерти в 1149 г. подтолкнули его на исправление "Святославича" на "Олговича".

Не исключено, что рассмотренное выше упоминание "Слова о полку Игореве" - не единственное в "Опыте" Елагина. Дальнейшее изучение пространного елагинского сочинения - одного из оригинальных историко-публицистических трудов конца XVIII в. - может дать новые факты, связанные с открытием и первыми исследованиями поэмы.

50 Сочинения императрицы Екатерины II на основании подлинных рукописей. Т. 10. СПб. 1901, с. 31, 47, 60, 88.

51 Там же, с, 31, 47.

52 Там же, с. 31, 45, 47, 107, 135.


Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

В. П. Козлов, "СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ" В "ОПЫТЕ ПОВЕСТВОВАНИЯ О РОССИИ" И. П. ЕЛАГИНА // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 28 июля 2018. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1532785440&archive= (дата обращения: 21.08.2018).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии