ПУШКИН О США В "ДЖОНЕ ТЕННЕРЕ"

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 27 июля 2018
ИСТОЧНИК: http://literary.ru (c)


© А. И. Старцев

найти другие работы автора

В напечатанном в 1836 г. в "Современнике" "Джоне Теннере" - отзыве на книгу американца, похищенного в детстве индейцами и прожившего в их среде 30 лет, - А. С. Пушкин дал характеристику американской буржуазной демократии: "С некоторого времени Североамериканские Штаты обращают на себя в Европе внимание людей наиболее мыслящих. Не политические происшествия тому виною: Америка спокойно совершает свое поприще доныне безопасная и цветущая, сильная миром, упроченным ей географическим ее положением, гордая своими учреждениями. Но несколько глубоких умов в недавнее время занялись исследованием нравов и постановлений американских, и их наблюдения возбудили снова вопросы, которые полагали давно уже решенными. Уважение к сему новому народу и к его уложению, плоду новейшего просвещения, сильно поколебалось. С изумлением увидели демократию в ее отвратительном цинизме, в ее жестоких предрассудках, в ее нестерпимом тиранстве. Все благородное, бескорыстное, все возвышающее душу человеческую - подавленное неумолимым эгоизмом и страстию к довольству (comfort); большинство, нагло притесняющее общество; рабство негров посреди образованности и свободы; родословные гонения в народе, не имеющем дворянства; со стороны избирателей алчность и зависть; со стороны управляющих робость и подобострастие; талант, из уважения к равенству принужденный к добровольному остракизму; богач, надевающий оборванный кафтан, дабы на улице не оскорбить надменной нищеты, им в тайне презираемой: такова картина Американских Штатов, недавно выставленная перед нами" 1 .

Литература, затрагивающая эту оценку США в "Джоне Теннере" и источники, на которые опирается Пушкин, невелика. Вся она названа в суммировавшем рассмотрение вопроса у нас и за рубежом обзоре акад. М. П. Алексеева "К статье Пушкина "Джон Теннер" 2 . Из более поздних работ укажем обзоры в монографиях, посвященных более общим вопросам русско- американских отношений и связей 3 .

Книжные приобретения Пушкина за последние год или два до начала его работы над "Джоном Теннером" помогли пушкинистам в основном прояснить, кого он имеет в виду, когда говорит о "мыслящих людях", взявшихся в недавнее время за "исследование нравов и постановлений американских". Одного из этих исследователей Пушкин сам называет. "Токвиль, автор славной книги: De la democratie en Ame-

1 Пушкин А. С. Поли. собр. соч. В 10-ти тт. Т. 7. М. 1958, с. 434 - 435. "Джон Теннер" цитируется далее по этому изданию.

2 Временник Пушкинской комиссии. 1966. Л. 1969, с. 50 - 56.

3 Болховитинов Н. Н. Русско-американские отношения. 1815 - 1832. М. 1975, с. 560 - 566; Николюкин А. Н. Литературные связи России и США. М. 1981 (см. главу "Пушкин и американская литература").

стр. 39

rique", - пишет он в "Джоне Теннере" 4 . В статье М. П. Алексеева названы два других сочинения этих же лет, также сохранившихся в личном собрании Пушкина и посвященных тем же проблемам, что и книга Токвиля. Это французская книга "Мария или рабство в Соединенных Штатах. Картина американских нравов" Г. Бомона и Другая, английская (у Пушкина - во французском переводе) "Люди и нравы в Америке" Т. Гамильтона 5 . Менее освещенным остается вопрос о месте и роли этих источников в изучении Пушкиным американской темы.

Прогремевшая в свое время книга Токвиля заняла, как известно, прочное место в европейской историографии США. Примечательно, что и американские историки и публицисты, с большим подозрением встречавшие заокеанскую критику, вынуждены были считаться с выступлением Токвиля как с некоей крупной вехой в оценке американской действительности. Даже сегодня, когда речь заходит о "болевых точках" в американском государственном быте и общественной жизни, социологи в США вновь обращаются к Токвилю, чтобы решить, что и как изменилось к настоящему времени, и зачастую приходят к неутешительным выводам 6 . Две другие из названных книг (Бомона и Гамильтона), хотя и уступавшие в популярности работе Токвиля, принадлежат в этой общеевропейской дискуссии к наиболее заметным общественным откликам на текущую американскую жизнь. "Люди и нравы в Америке" Гамильтона, вышедшая в Лондоне в 1833 г., уже через год появилась во Франции и в Германии. Напечатанная в Париже в 1835 г. "Мария" Бомона была сразу же переведена на немецкий. В Петербурге "Библиотека для чтения" в том же году поместила ее изложение с обширными выдержками 7 .

Таким образом, если задаться вопросом, достаточно ли основательны эти источники для предпринятой Пушкиным задачи, ответ должен быть утвердительным. В этой связи интересно отметить, что семью годами позднее уже превосходно знакомый с европейской политической литературой молодой Маркс, когда ему потребовался в полемике с Б. Бауэром в "Немецко- французском ежегоднике" достоверный материал из социального быта США, сослался на те же три книги: "Бомона, Токвиля и англичанина Гамильтона" 8 и цитировал Бомона и Гамильтона.

Бомон был спутником Токвиля в его путешествии в США и совместно с ним написал (это была официальная цель их поездки) книгу об американской пенитенциарной системе. И "Мария" Бомона тоже как бы является "спутником" "Американской демократии" Токвиля, совпадая с нею во всех основных установках. М. П. Алексеев называет "Марию" Бомона повестью, что, однако, характеризует книгу не

4 Пушкин А. С. Поли. собр. соч. Т. 7, с. 437. Книга сохранилась в библиотеке Пушкина: A. de Tocqueville. De la Democratie en Amerique. 4-ed. P. 1835, Vol. 1 - 2. (Mодзалевский Б. Л. Библиотека А. С. Пушкина. В кн.: Пушкин и его современники. Вып. IX - X. СПб. 1910, N 1440).

5 Beaumont G. Marie ou l'Esclavage aux Etats-Unis. Tableau de Moeurs Americains. Vol. 1 - 2. P. 1836; Colonel Hamilton. Les Hommes et les Moeurs aux Etats-Unis d'Amerique. P. 1834. Vol. 1 - 2. (Модзалевский Б. Л. УК соч NN 589,968).

6 См., напр., McCarthy E. America Revisited 150 Years after Tocqueville. N. Y. 1978. Маккарти пишет: "Каково же политическое положение в Соединенных Штатах примерно через 150 лет после поездки Токвиля? На первый взгляд, а может быть, и при более тщательном рассмотрении, можно было бы утверждать, что оно не очень изменилось или, во всяком случае, изменилось к худшему" (пит. по: Маккарти Ю. Вновь посетив Америку. 150 лет после путешествия А. де Токвиля. М. 1981, с. 180 - 181).

7 Мария или рабство в Соединенных Штатах. - Библиотека для чтения, 1835, т. XI, июль, II, с. 51 - 66. Книга имеется в библиотеке Пушкина (Модзалевский Б. Л. УК. соч., N 459).

8 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 1, с. 387.

стр. 40

полностью. Это действительно повесть о том, как приезжий француз полюбил американскую девушку, отдаленным предком которой был негр, и как царящий в США расизм принес им несчастье и гибель. Но это лишь половина книги Бомона. Другая же половина - приложения и примечания - содержит обильно документированные, обширные экскурсы по ряду острых проблем общественной жизни США, в частности по вопросу о рабовладении, о преследовании и истреблении индейцев, о месте религии в американской республике и др.

В предисловии к повести Бомон оговаривает, что вымышлены в ней лишь герои, события же полностью соответствуют его личным наблюдениям и установленным фактам 9 . В целом это - тоже социологическое исследование, лишь своеобычно построенное. Токвиль в своей книге, рекомендуя читателю "Марию" Бомона, говорит об имеющихся там "драгоценных документальных свидетельствах" по вопросам, которых он сам, Токвиль, "лишь только коснулся" 10 . При том (и это важно добавить) "свободная" форма книги позволяет Бомону выразить на языке непосредственных чувств и эмоций многое из того, что дано у Токвиля в более сдержанных терминах социологической публицистики. "Люди и нравы в Америке" Гамильтона - отчет о поездке в США этого предпочитающего держаться фактов шотландца, написанный им со специальной целью: ознакомить английских читателей с социальным и политическим бытом заокеанской республики.

Токвиль заявляет, что исследует американские государственные учреждения и общественный строй, чтобы учесть накопленный там политический опыт и указать, что в нем надо заимствовать европейцам и чего надлежит избегать. В этом смысле он подчеркивает непредубежденность в своих наблюдениях и беспристрастность анализа, нежелание "ни служить своей книгой какой- либо партии, ни с нею бороться" 11 . Бомон солидарен с Токвилем. Совершенно иная позиция у Гамильтона. Он предпринял свой труд после того, как увидел, что в "реформированном парламенте" (т. е. в английском парламенте после известной реформы 1832 г., когда промышленная буржуазия увеличила свое представительство в палате общин) "обнаружились люди, которые ссылаются на американские законодательные мероприятия, и опыт, как на пример для британских законов", а "другие болваны, столь же безмозглые", "внимают этим речам с одобрением" 12 " Перед нами английский тори, который начинает знакомство с Нью- Йорком с посещения могилы своего однофамильца Александра Гамильтона на кладбище Тринити- Черч и размышляет о "трезвости" государственных взглядов этого англофила и одного из умереннейших "отцов-основателей" США по сравнению с "мечтаниями о человеческом совершенстве, закружившими менее сильные головы Джефферсона и Мэдисона" 13 .

Токвиль с достаточной полнотой освещает социальные преимущества, которые "разные (общественные) условия" (l'egalite de conditions) в американской республике дают эмигранту, бежавшему из страны, отягощенной сословными привилегиями. Твердокаменный Гамильтон тоже готов допустить, что в отличие от Англии в США "нет класса людей, обреченных неуправляемыми обстоятельствами на безнадежную нищету", и рассказывает о встрече с ирландцем, который уехал в Америку босой и голодный, а теперь сытно питается, одет в теплое платье, "почти не страдает от сборщика податей и свободен совсем от поборов церкви с ее десятиной" и . Тем более знаменатель-

9 Beaumont G. Op. cit. Vol. 1, p. 11.

10 Тocqueville A. de. Op. cit. Vol. 2, p. 304.

11 Ibid. Vol, l, p. 26.

12 Hamilton. Op. cit. Vol. 1, p. X.

13 Ibid., p. 42.

14 Ibid., pp. 125, 138.

стр. 41

но, что во многих важнейших негативных характеристиках современной им американской действительности наблюдения Токвиля и Бомона, с одной стороны, и Гамильтона, - с другой, существенно сходятся. Главные из вопиющих пороков американского общества, которые они отмечают, - это, во-первых, позорное рабство негров в называющем себя демократическим обществе и, во-вторых, всепроникающий дух ненасытной наживы, яростная погоня за деньгами в явный ущерб духовной жизни страны, морали, искусству.

Все трое единодушны в своем осуждении бесчеловечного рабства и дискриминации негров в США и именно, как это сформулировано у Пушкина, существующих "посреди образованности и свободы". "Пока ораторы в зале Конгресса в округлых периодах восхваляют свободу и сколько хватает голоса возвещают, что все люди равны, - рассказывает Гамильтон, описывая прения в американском конгрессе в Вашингтоне, - в другом конце города идет с молотка живая людская плоть". Несколько далее он рисует чудовищную по разнузданному цинизму и бесчеловечности продажу больной черной рабыни с публичного торга в Нью-Орлеане 15 . И при этом, комментирует он, американцы объявляют себя "самым высокоморальным, добродетельным и просвещенным народом на свете" 16 . Он считает ошибочным полагать, что в "свободных" северных штатах рабство можно считать уничтоженным. При своем полном бесправии негр и там остается рабом, только "рабом без хозяина" 17 .

Гамильтон рассказывает о мулате, сыне высокопоставленного гаитянского генерала, образованном юноше, которого не пускают ни в одну из нью-йоркских гостиниц и в театре дают пройти лишь на галерку 18 . Бомон говорит о белом, но унаследовавшем долю негритянской крови американце, которого как "цветного" со скандалом выбрасывают из зрительного зала в Нью- Йорке. Желая отстоять его честь, рассказчик-француз дает пощечину одному из гонителей и вызывает его на дуэль. Но практический "янки" не соглашается рисковать своей жизнью и предпочитает преследовать давшего ему оплеуху обидчика в судебном порядке 19 . Один из персонажей Бомона считает, что даже американцы, высказывающиеся за освобождение рабов, действуют так из корысти, в интересах промышленности: "Свободный рабочий будет трудиться лучше, чем раб" 20 . Гамильтон прямо указывает, что рабство отменено в тех частях государства, где оно фактически затрудняло развитие промышленности, а где оно прибыльно, там сохраняется, и он предрекает, что рабовладение падет лишь "после великого и ужасного потрясения" 21 .

Второе, о чем настоятельно пишут и Токвиль, и Гамильтон, и Бомон, - это атмосфера стяжательства, меркантильности и вульгарно-утилитарных критериев, которая безраздельно царит в жизни заокеанской республики. Строки Пушкина "все благородное, бескорыстное, все возвышающее душу человеческую - подавленное неумолимым эгоизмом и страстию к довольству (comfort)" можно во многом считать обобщением собранного этими авторами материала.

"Отношения людей между собой здесь не имеют иного предмета как деньги, единственной целью - прибыль... Деньги, божество Соединенных Штатов", - читаем мы у Бомона 22 . Путешественники поражены

15 Ibid. Vol. 2, pp. 142, 213 - 214.

16 Ibid., p. 215.

17 Ibid. Vol. 1, pp. 85, 86.

18 Ibid., pp. 88 - 89.

19 Beaumont G. Op. cit. Vol. 1, pp. 193 - 197.

20 Ibid., p. 134.

21 Hamilton. Op. cit. Vol. 2, pp. 216, 222.

22 Веaumont G. Op. cit. Vol. 1, p. 63.

стр. 42

не столько бесчестностью американских коммерческих нравов (торгового плутовства хватало и в их странах), сколько полным приятием ее в США как морально-общественной нормы. Сдержанный Токвиль находит изящную формулировку: "Часто американцы называют похвальной изворотливостью то, что у нас зовется жадной наживой" 23 . Англичанин рубит с плеча: "Мне приходилось слышать публичное одобрение действий, которые в Англии привели бы человека в Ботани Бэй (колония в Австралии, куда ссылали английских уголовных преступников. - А. С.) или же полностью бы его опозорили" 24 .

Одна из глав у Бомона состоит из небольших как бы дневниковых заметок путешествующего по США его героя-француза, посвященных духовной жизни заокеанской республики. Они проникнуты изумлением и глубоким протестом. "Не ищите в этой стране ни поэзии, ни литературы, ни изящных искусств... Тюренн почти так же гордился своим древним родом, как и ратными подвигами, Нинон была куртизанкой, прославленный Боссюет завидовал известности Фенелона. Американцы кичатся богатством, вожделеют богатства, завидуют богачам... Представим себе, что в этой среде дельцов родился вдохновенный поэт... Сколько можно петь перед аудиторией глухих?.. Он умолкнет от безразличия и холода... Первейшей профессией почитается та, которая дает больше денег... Скажите американцу о славе Тассо, Гомера, он вам ответит, что оба умерли нищими. К чему нам талант, не приносящий дохода? Здесь нет ни классической, ни романтической школы, только одна - коммерческая... Писатель продает свои мысли как другой купец - сукна. Его кабинет - бухгалтерская контора, его воображение - бакалейная лавка" 25 .

Даже религия не избегает этой общей коммерциализации духовного быта. Интересно отметить, что Маркс, чтобы показать, что в условиях буржуазного общества даже "сан христианского вероучителя превращается в товар", приводит в полемике с Бауэром пример, взятый Бомоном из жизни США. "Человек, которого вы видите во главе почтенной конгрегации, был вначале купцом; когда он потерпел в этом деле крах, он стал священнослужителем; другой начал со служения богу, но как только у него в руках оказалась некоторая сумма денег, он променял кафедру проповедника на торговлю. В глазах большинства духовный сан - это настоящий доходный промысел" 26 .

Этот тесный круг меркантильности и стяжательства столь всемогущ, что грозит непоправимыми бедствиями неосторожному мечтателю или отважившемуся бросить вызов обществу смельчаку. "Молодой человек, обнаруживший страсть к Моцарту или же к Микеланджело, много потеряет в общественном мнении", - пишет Бомон 27 . Токвиль, основываясь на сходных, по- видимому, наблюдениях, делает далеко идущие выводы об обреченности человека искусства в США: "Это не значит, чтобы ему (человеку, не преклоняющемуся вместе со всеми перед американским образом жизни и мышления. - А. С.) грозило аутодафе... Но те, кто порицает его, выражают свои мысли открыто,

23 Tocqueville A. de. Op. cit. Vol. 2, p. 203.

24 Hamilton. Op. cit. Vol. 1, p. 110.

25 Вeaumont G. Op. cit. Vol. 1, pp. 238, 241, 246 - 247, 248. В одном случае Бомон оговаривает, что эти мысли принадлежат его персонажу, но они очень близки тому, что он говорит от себя в примечаниях.

26 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 1, с. 409. В русском изложении "Марии" Бомона эта выдержка читается так: "Тот, что теперь пастором значительного прихода, держал прежде лобаз в смежной улице, - но ему не посчастливилось, и он пошел в пасторы. Другой, напротив, начал пасторством, а как скоро нажил порядочные деньги, из молельни перешел в контору... Потому что главная цель каждого Американца, даже и в этом звании, - та, чтобы нажиться" (Библиотека для чтения, 1835,т. XI, июль, II, с. 57).

27 Beaumont G. Op. cit. Vol. 1, p. 28.

стр. 43

а те, что согласны с ним,.. молчат и отходят в сторону. Он, наконец, уступает,.. смолкает, как если бы ощутил угрызения совести оттого, что вымолвил правду". И дальше: "Он должен некоторым образом отказаться от своих прав гражданина и даже, так сказать, от своего человечества" 28 . Эти наблюдения Токвиля имеет, вернее всего, в виду Пушкин, когда пишет о таланте, принужденном "к добровольному остракизму".

Новейший историк американской культуры мог бы проиллюстрировать тонкое наблюдение Токвиля и вывод, сделанный Пушкиным, на примере судьбы великого американского писателя- романтика Г. Мелвилла. Восстав против торжествующего меркантильного духа в своей стране, он наткнулся на глухую стену непризнания и, уже будучи автором гениального "Моби Дика" (1850 г.), в расцвете творческих сил ушел из литературы и долгий остаток жизни (он умер в 1891 г.) провел мелким безвестным чиновником нью-йоркской таможни.

Коснемся теперь замечания Пушкина о "родословных гонениях в народе, не имеющем дворянства". И Токвиль, и Бомон склонны несколько преувеличивать фактор "равных общественных условий" в американском буржуазно-демократическом обществе и не учитывают, что уже в то время в основных торгово-промышленных центрах США выделяется слой наиболее зажиточной буржуазии, претендующей на привилегии "родовитости" и преимущественного социального положения (в дальнейшем проницательная американская романистка начала XX в. Э. Уортон наречет не без яда этот слой буржуазной элиты "американским Сен-Жерменским предместьем").

Бомон полагает, что американское общество (речь идет о полноправных белых гражданах заокеанской республики) не знает в своей среде социальных преград и различий. Он даже вступает в полемику по этому вопросу, желая оспорить наблюдения Гамильтона 29 . Последний пишет, что в Филадельфии "для какого-нибудь "парвеню" проникнуть в аристократическое общество "задача весьма нелегкая", ибо "аристократы" заключили "священный союз", чтобы гарантировать себя от подобных вторжений. Наблюдал он подобное и в Нью-Йорке, хотя и в ослабленной форме, так как там, как он поясняет, "богатства приобретаются и иной раз утрачиваются в более стремительном темпе" 30 . Гамильтон не одинок в своих наблюдениях. Ф. Троллоп в начале 1830-х годов отметила подобные же проявления социальных различий в американской провинции, в Цинциннати 31 .

В Петербурге в 1831 г. была издана книга (без имени автора на титульном листе) под заглавием "Что такое хороший тон? Североамериканский роман" 32 . Действие его развертывается в Вашингтоне,

28 Tocqueville A. de. Op. cit. Vol. 2, pp. 151, 156.

29 Beaumont G. Op. cit. Vol. l, p. 383.

30 Hamilton. Op. cit. Vol. 2, p. 14.

31 Ф. Троллоп, английская писательница и журналистка (мать известного викторианского романиста Э. Троллопа) прожила в начале 1830-х годов несколько лет в США и написала книгу "Домашние нравы американцев". Эта книга в английском оригинале имеется в библиотеке Пушкина: Mrs Тгоllope. Domestic Manners of the Americans. 4-e ed. P. 1832. Vol. 1 - 2. (Модзалевский Б. Л. УК. соч., N 1450) и также должна учитываться как источник его сведений о США того времени. Ф. Троллоп не столь образована и политически подготовлена, как молодые французские социологи и Гамильтон, но ей нельзя отказать ни в здравом смысле, ни в наблюдательности. В 9-й главе первого тома, характеризуя дремучесть американской провинции, она записала свою беседу в Цинциннати с "джентльменом с литературными склонностями". "А как вы относитесь здесь к Шекспиру? - Шекспир непристоен, сударыня!"

32 Переведено К. Масальским. СПб. Чч. 1 - 4. 1831. Книга переведена с французского издания 1829 г., оттуда же взят подзаголовок. В США книга вышла в 1828 г. под заглавием "What is Gentility?" В справочнике В. А. Либман "Американская литература в русских переводах и критике. Библиография. 1776 - 1975" (М. 1977) книга не значится.

стр. 44

в семье разбогатевшего торговца Маккарти. Семейство живет в атмосфере социального снобизма и светских претензий, деля всех окружающих на людей "высшего звания" и "низкого состояния". Автор показывает, как честолюбивая мать семейства стремится ввести своих отпрысков в "высший круг". "Благородному человеку" противопоставляется плотник, который "посмел затесаться в хорошее общество".

"Литературная газета" еще до выхода книги на русском языке напечатала главу из нее, после чего в феврале 1831 г. поместила рецензию на роман, принадлежавшую О. М. Сомову, сотруднику А. А. Дельвига по "Литературной газете" и позже ее редактору: "Что такое хороший тон в Североамериканских Соединенных Штатах? Самое заглавие сего романа весьма заманчиво для внимания читателей европейских. Мы предполагали, что в страде, где нет решительного разделения званий, нет и родовых отличий... Сочинительница романа, г-жа Гаррисон-Смит, жена известного вашингтонского публициста и природная североамериканка, без сомнения хорошо знала тамошнее общество, его права, обычаи и светские условия. Но в романе, ею написанном, мы видим совершенно противное тому, что предполагали. В Соединенных Штатах Америки, судя по изображению, которое писательница сия начертала, родовые отличия ценятся еще гораздо выше, нежели в европейских государствах. При формах демократических, притязания аристократических зажиточных граждан представляют собою весьма резкую странность. А кумир знатности без существенного различия званий кажется смешным и неуместным: это греческий Купидон, с изуродованным лицом и отбитыми крыльями, превращенный в бурятского бурхана" 33 .

М. Смит (Гаррисон-Смит по мужу, как она именуется в приложенном к русскому изданию предисловии французского переводчика) была женой крупного американского финансиста и журнального деятеля, играла заметную роль в вашингтонском обществе на протяжении 20-х и 30- х годов прошлого века. Новейший американский издатель ее переписки высоко оценивает ее как авторитетного бытописателя и историка нравов 34 , и ее свидетельство нельзя оставлять без внимания. И к истине в данном случае, видимо, ближе в своих наблюдениях Гамильтон (и в своем выводе - Пушкин), нежели спорящий с Гамильтоном Бомон 35 .

Относительно того, что богатые люди в условиях американской политической жизни не стремились выставлять напоказ свои сотни тысяч (как позже свои миллионы) и прикрывались демагогической "эгали-тарностью", то и Бомон, и Токвиль дают тому яркие и показательные примеры. "Вспоминаю, - пишет Бомон, - как видел господина Генри Клея, опасного соперника генерала Джексона в борьбе за пост американского президента, разгуливавшего в поношенной шляпе и в дырявом сюртуке. Он искал благосклонности у народа" 36 . Токвиль рассказывает, как богатый американец ограждает повседневную роскошь сте-

33 Литературная газета, 1831, N 10.

34 См. The First Forty Years of Washington Society in the Family Letters of Margaret Bayard Smith. N. Y. 1965. Preface.

35 В качестве одного из своих аргументов Бомон приводит пример, как высокопоставленный государственный деятель в США, беседуя с ним, упомянул о своем брате, торговце, лавочнике (разрядка Бомона. Beaumont G. Op. cit. Vol. 1. p. 385). Как и граф Алексис де Токвиль, Бомон де ла Бониньер принадлежал к французской знати и не постигал, что в США быть лавочником, тем более процветающим лавочником, значило занимать достаточно завидное общественное положение, чтобы ничуть его не стесняться.

36 Beaumont G. Op. cit. Vol. 1, p. 227. В передаче "Библиотеки для чтения" этот пассаж звучит так: "Я встретился с г. Генри Клеем, этим опасным сопротивником Джаксона, когда он домогался президентства: на нем была истертая, старая шляпенка и запачканный сюртук; он подслуживался этим к народу" (Библиотека для чтения, 1835, июль, II, с. 66).

стр. 45

нами своего дома, а по улице ходит попроще одетым и публично жмет руку мастеровому, который тачает ему сапоги 37 . Подобные наблюдения, по-видимому, дают повод Пушкину для его замечания о "богаче, надевающем оборванный кафтан, дабы на улице не оскорбить надменной нищеты, им втайне презираемой".

Поскольку статья Пушкина касается жизни американских индейцев, естественно, что в его общей критике американского общества их печальной судьбе отдано много внимания. Так, мы читаем: "Отношения Штатов к индейским племенам, древним владельцам земли, ныне заселенной европейскими выходцами, подверглись также строгому разбору новых наблюдателей. Явная несправедливость, ябеда и бесчеловечие американского Конгресса осуждены с негодованием". Пушкин добавляет, что "Записки Теннера" будут свидетельствовать перед светом о средствах, которые Американские Штаты употребляли в XIX столетии к распространению своего владычества и христианской цивилизации" 38 .

Токвиль посвящает трагической судьбе индейцев немало обличительных строк. Он пишет, что американские поселенцы обрекли индейские племена на бесприютную жизнь, полную ужасающих бедствий. Сопровождая свои слова документами, он описывает, как, бесстыдно обманывая и шантажируя вытесняемых аборигенов, "американцы приобретают задешево целые провинции, за которые не смогли бы заплатить богатейшие монархи Европы" 39 . Он рассказывает, что видел такие несчастья, которые почти невозможно изобразить. "С какой стороны ни смотреть на участь североамериканских туземцев, - видишь только непоправимое зло", - резюмирует Токвиль 40 . Речь идет о годах т. и. джексоновской демократии в США, когда экспансия американских поселенцев на Запад и изгнание индейцев с их исконных земель достигли своего апогея. Сам генерал Э. Джексон, еще до своего президентства, прославился бесчеловечным истреблением индейцев в воинах 1813 - 1814 гг. с криками и чейеннами и 1818 г. с семинолами.

Бомон посвящает истории и участи индейцев специальное, тщательно документированное 90- страничное приложение ко второму тому "Марии". Токвиль и Бомон встретили в своем путешествии Теннера у Верхнего Озера, а позднее познакомились с его "Записками". Оба, каждый в своей книге, сообщают, что Эрнест де Блоссевиль готовит французское издание "Записок" Теннера со своим комментарием, и рекомендуют их читателю как ценный первоисточник. Бомон цитирует Теннера в оригинальном американском издании. Французскому изданию "Записок", которое было у Пушкина 41 , Блоссевиль предпосылает большую статью, в которой пишет, что делает свой перевод с экземпляра, принадлежащего Токвилю и имеющего помету на заглавном листе: "Приобретено у Теннера в августе 1831 года на пароходе "Огайо". В полном согласии с Бомоном и Токвилем, Блоссевиль подвергает негодующей критике преследование индейских племен в США, ссылается на упомянутый выше этюд Бомона в приложении к "Марии" и пишет, что трагедия индейцев развертывается под сенью "сомнительной американской свободы" 42 .

Пушкин кончает своего "Джона Теннера" ироничным и скептическим заключением, тесно связанным с общей характеристикой амери-

37 Тосqueville A. de. Op. cit. Vol. 2, p. 13.

38 Пушкин А. С. Поли. собр. соч. Т. 7, с. 435, 436 - 437.

39 Тосqueville A. de. Op. cit. Vol. 2, p. 279.

40 Ibid., p. 301.

41 Memoires de John Tanner, ou trente annees dans les deserts de l'Amerique du Nord, traduits... par M. Ernest de Blosseville. Vol. 1 - 2, P. 1835 (Модзалевский Б. Л. УК. соч., N 1423).

42 Memoires de John Tanner. Vol. 1, p. XX.

стр. 46

канской действительности, данной в начале этой статьи: "Ныне Джоя Теннер живет между образованными своими соотечественниками. Он в тяжбе со своею мачехой о нескольких неграх, оставленных ему по наследству. Он очень выгодно продал свои любопытные "Записки" и на днях будет, вероятно, членом Общества воздержанности, словом, есть надежда, что Теннер со временем сделается настоящим yankee, с чем и поздравляем его от искреннего сердца" 43 . Пушкин дает две сноски к американским "реалиям". Первая, - поясняющая, что такое Общество воздержанности, - основана видимо, на более пространном разъяснении в первом томе книги Бомона 44 . Вторая сноска у Пушкина - к данному им в английском написании слову yankee, Он пишет так: "Прозвище, данное американцам; смысл его нам неизвестен".

Что касается этимологии слова и внедрения его в английскую речь в США, то эти вопросы не прояснены до конца и сегодня. Что же до его содержания и моральной окраски, то они не могли быть для Пушкина тайной. Гамильтон в "Людях и нравах в Америке" дает пояснение, исключительное по резкости даже на общем фоне его сочинения: "Маммона никогда не имела более ревностного служителя, чем истинный Янки. Он почитает ее не только устами, но всеми силами тела и духа, всем сводим существом. Весь мир для него - гигантская биржа, где его назначение превзойти в богатстве соседа. Торгашество заполняет все его помыслы, он не знает иных наслаждений. Он передвигается в жизни подобно улитке, неся на спине свою лавку или контору, и не говорит ни о чем, кроме прибыли и процента" 45 .

Интересно, что Маркс приводит полностью это определение, взятое у Гамильтона, для характеристики духа торгашества в сфере буржуазных отношений вообще, практического духа христианских народов, в результате которого деньги становятся "мировой властью" 46 . В немецком издании Гамильтона, которое цитирует Маркс, и во французском переводе, которое было у Пушкина, английское yankee переведено как "обитатели Новой Англии". В русской печати это слово не раз комментировалось. В частности, в "Библиотеке для чтения" в 1835 г. однажды было указано, что янки - "американец собственно из Новой Англии", и другой раз, что янки - "издевательское прозвище американца" 47 .

Данный нами обзор возможных источников, использованных Пушкиным для характеристики буржуазной демократии в США в "Джоне Теннере", не может, разумеется, претендовать, на исчерпывающий характер. Пушкину могли быть известны и другие источники, русские и иностранные, как печатные, так и устные, которые едва ли возможно в настоящее время учесть 48 . Мы не можем строго судить и о том,

43 Пушкин А. С. Поли. собр. соч. Т. 7, с. 469.

44 Beaumont G. Op. cit. Vol. 1, p. 353.

45 Hamilton T. Men and Manners in America. Vol. 1. Lrid. 1833, p. 213.

46 МарКС К. и Энгельс Ф. Соч. T. 1, с. 409.

47 Библиотека для чтения, 1835. т. VIII, февраль, VII, с. 10, т. IX, март, II, с. 111.

48 Двое из личных знакомых Пушкина прожили в разное время несколько лет в США и написали о своих наблюдениях, относящихся, правда, к более ранним периодам. П. П. Свинъин, служивший секретарем русского генерального консула в Филадельфии в 1811 - 1813 гг., опубликовал по возвращении книгу "Опыт живописного путешествия по Северной Америке" (СПб. 1818). Книга страдает несколько поверхностной описательностью, однако и в ней русский читатель мог прочитать, что "деньги - божество для Американца" (с. 19). П. И. Полетика, русский посланник в США в 1819 - 1824 гг., - автор выдающейся для своего времени книги "Взгляд на внутреннее положение Американских Соединенных Штатов и их политические связи с Европой", напечатанной в Лондоне на французском языке. По некоторым из вопросов, позднее затронутых Пушкиным в "Джоне Теннере", Полетика высказался с категорической ясностью. Индейцев он называет "законными владельцами всей территории Соединенных Штатов", которая "вырвана у них силой или видимостью формального договора". О рабстве он пишет, что это "абсолютное зло" (добавляя: "во всяком цивилизованном обществе",

стр. 47

с равной ли мерой внимания были прочитаны Пушкиным названные здесь книги из его библиотеки, поскольку он не оставил помет на полях или каких-либо отзывов. Явный признак того, что Пушкин читал или, во всяком случае, внимательно просматривал книгу - разрезанные листы. Книги Бомона и Гамильтона, как и "Записки" Теннера, разрезаны полностью. В книге Бомона даже сохранилась закладка. С другой стороны, в Токвиле, о котором Пушкин писал Чаадаеву как о прочитанной книге 49 , он оставил неразрезанной часть первого тома (со страницы 45 до конца), где автор анализирует конституцию и функционирование государственных органов США.

В 1830-х годах Пушкин вступает в период важных идейных раздумий и поисков, которым не суждено было получить завершения. В значительной части они были связаны с переоценкой идеологического наследия XVIII столетия, и, уточняя историческое значение и место пушкинской критики США в "Джоне Теннере", это надо иметь в виду. Молодая буржуазная республика за океаном была средоточием социальных надежд и иллюзий европейских просветителей XVIII столетии. Они порой предрекали там наступление золотого века для человечества. В своих известных "Замечаниях о правительстве и законах Соединенных Штатов Америки" выдающийся политический теоретик французского Просвещения Г. Б. де Мабли всерьез рекомендует этой сложившейся буржуазной демократии чуждаться торговли, богатства и имущественного неравенства. В своих прогнозах он, впрочем, ближе к реальности и не исключает исхода, при котором деньги в США "узурпируют верховную власть" 50 .

При том, что война американцев за независимость дала "первый толчок европейской революции XVIII века" 51 и буржуазная республика за океаном долго служила свободной землей для "миллионов безземельных Европы" 52 , известные слова Энгельса, что просветительское "царство разума было не чем иным, как идеализированным царством буржуазии" 53 , а это царство буржуазии - "карикатурой на блестящие обещания просветителей" 54 , нигде не были продемонстрированы с такой ошеломляющей очевидностью, как в США первой трети XIX столетия. Если ревнители "старого порядка" в Европе торжествовали по поводу такого хода событий, то передовые люди были глубоко озадачены и встревожены. Некоторые полемические преувеличения и утрированные формулировки европейских критиков США не помешали им, в основном правильно, увидеть и осудить отталкивающие черты в социальном и политическом быте заокеанской буржуазной республики.

что исключало возможность издания его книги в России), и указывает, что, по его наблюдениям, свободные негры фактически так же бесправны в США, как и рабы (Apercu de la Situation Interieure des Etats-Unis d'Amerique et de leur Rapports Politiques avec l'Europe. Par un Russe. Lnd. 1826, pp. 21, 31, 32). Книги Полетики нет в библиотеке Пушкина, но он высоко ценил ее автора и вполне мог быть с ней знаком. Извлечение из этой книги было напечатано в "Литературной газете" Дельвига в 1830 г., когда Пушкин принимал в ней живое участие.

49 "Читали ли вы Токвиля? Я еще весь разгорячен его книгой и напуган ею" (А. С. Пушкин - П. Я. Чаадаеву, 19 октября 1836 г. (черновая редакция). В кн.: Пушкин. Письма последних лет. 1834 - 1837. Л. 1969, с. 198).

50 Observations sur le gouvernement et les loix des Etats-Unis d'Amerique. Per Mr. L'Abbe de A'ably. Amsterdam. 1784, p. 210.

51 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 16, с. 17.

52 Там же. Т. 15, с. 334.

53 Там же, Т. 19, с. 190.

54 Там же, с. 193.


Отправить на принтер



КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): ПУШКИН О США В "ДЖОНЕ ТЕННЕРЕ"


Готовая ссылка для списка литературы

А. И. Старцев, ПУШКИН О США В "ДЖОНЕ ТЕННЕРЕ" // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 27 июля 2018. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1532709367&archive= (дата обращения: 21.08.2018).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии