ЖАН КАТАЛА. ОНИ ПРЕДАЮТ МИР

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 06 декабря 2015
ИСТОЧНИК: Вопросы истории, № 2, Февраль 1951, C. 144-148 (c)


© В. АНТЮХИНА

найти другие работы автора

Изд. "Литературной газеты". М. 1950. 206 стр. Перевод с французского

Книга Жана Катала, бывшего в течение многих лет начальником информационного отдела при французском посольстве в Москве, представляет не только большой политический, но и научный интерес, как источник по истории международных отношений самого новейшего времени. Книга Катала выражает патриотические чувства миллионов французов, вместе с тем она является и очень интересным мемуарным произведением, показанием свидетеля, который в течение почти двух десятков лет был связан со многими крупными событиями в истории дипломатии и прежде всего в истории франко-советских отношений. Этот свидетель не только внимательно наблюдал и размышлял, он ещё и занимал весьма удобное место для наблюдения. Поэтому его показания весьма ценны, особенно в вопросах, касающихся современной французской дипломатии, тем более, что как раз в этой области французские правящие круги придерживаются такой тайны, что даже опубликование наиболее секретных архивов французского министерства иностранных дел, как говорит Катала, не раскрыло бы всей правды. Автор пишет: "Все наиболее "щекотливые" демарши излагаются в частных письмах, сжигаемых тут же по прочтении, а те, кто направляет всю нашу дипломатию, предпочитают не оставлять позади себя письменных следов. В области тайны здесь положительно достигают шедевра" (стр. 6). Доказательством этого является тот, например, факт, что ящики с архивами алжирского департамента иностранных дел, в которых содержалась секретная корреспонденция, касающаяся антисоветских планов и мероприятий деголлевских агентов в Москве, в 1944 г. при перевозке во Францию были затоплены.

Катала написал эту книгу, чтобы внести свой вклад в дело общей борьбы за мир и прогресс. Автор книги раскрывает закулисные тайны политики продажных французских правителей, которые, не задумываясь, превращают свою страну в колониальную территорию и соглашаются использовать французов в качестве пушечного мяса в новой мировой войне, которую готовят американские и английские империалисты.

В книге убедительно показано, что французская дипломатия и в Четвёртой республике находится в руках финансовой олигархий, в руках пресловутых "200 семейств", которые обеспечили себе "полный контроль над внешней политикой Франции" (стр. 11). Монополистический капитал Франции держит в своих руках не только дипломатические кадры, но также и все секретные разведывательные службы, причём различие между дипломатией и разведывательными службами в данном случае совсем стёрлось (стр. 14). На конкретных примерах автор показывает, как французская финансовая олигархия, тесно связанная с финансовой олигархией Германии, Англии и США, использует дипломатию в своих интересах, для обеспечения своего обогащения, для расправы с французским рабочим классом и всеми демократическими силами карала, т. е. для проведения чуждой народу антидемократической и антинациональной политики.

С первого дня Великой Октябрьской социалистической революции французский империализм являлся одним из главных вдохновителей и организаторов антисоветской интервенции и контрреволюционного белогвардейского движения. Катала, 11 лет, проживший в Таллине, сообщает ряд интересных фактов об этой явной и тайной войне против Советского Союза, в которой активно участвовали французские агенты в Прибалтике. Он рассказывает о том, как французский банк Дрейфуса снабжал деньгами Французские шпионские

стр. 144
службы в Прибалтике, как этот банк совместно с другими поддерживал связь с троцкистскими шпионами.

Катала подчёркивает тот факт, что в своей антисоветской работе французская дипломатия всегда была тесно связана с Ватиканом, где существует специальный "Восточный отдел", готовящий агентов для тайной войны против СССР. Этих агентов Ватикана и перебрасывали в Советский Союз с помощью службы французской дипломатии. Такими агентами Ватикана были, например, кюрэ церквей Св. Людовика в Москве и Ленинграде. Тесная связь французской реакции с Ватиканом вообще характерна для послевоенной Франции. Процесс кардинала Миндсенти и ряд других подобных процессов в странах народной демократии служат прекрасным доказательством того, что и до сих пор эти тесные связи французских правительств с Ватиканом продолжаются и что, более того, они даже усиливаются.

Логическим следствием антисоветской политики французского империализма являются и политика "невмешательства" и Мюнхенский сговор. Как справедливо пишет Катала, "в глазах истории преступление против человечества, совершённое Даладье, Боннэ и их вдохновителями, является таким же и заслуживает такого же наказания, что и преступление (фашистских главарей, которым они проложили путь" (стр. 27).

Уже в 1924 году претензии Франции на гегемонию в Европе потерпели полный крах, а в дальнейшем, к моменту возникновения второй мировой войны, Франция вследствие своей антисоветской политики вообще потеряла своих союзников и оказалась в состоянии почти полной изоляции. Даже в этот момент Франция ещё могла бы восстановить своё международное положение, возродив союзный договор с СССР, но вместо этого французские правители приняли роковое для судеб Франции преступное решение. "Франция, - пишет Катала, - соглашалась объявить войну гитлеровской Германии, не открывая против неё военных действий" (стр. 28). И в восьмимесячный период "странной войны" не только не велись военные действия, но временами пушки, танки, самолёты и снаряжение выпускались заводами даже в меньшем количестве, чем в мирное время. Лишь в подавлении коммунистического и демократического движения в стране французское правительство проявляло самую неистовую активность.

Как известно, за кулисами этой "странной войны" скрывалась подготовка к войне против СССР. Показания Катала, который в это время был пресс-атташе при французской миссии в Эстонии, особенно интересны в этом отношении. Из приводимых автором данных и фактов вытекают следующие выводы: во-первых, "подготовка военного нападения на СССР с севера началась задолго до начала финской кампании; она началась на следующий же день после вступления Франции в войну с Германией" (стр. 32); во-вторых, подготовка антисоветской агрессии с севера не прекратилась и после окончания советско-финской войны. Предпринятая в 1940 г. экспедиция в Норвегию была лишь деталью плана нападения на СССР. Его первая цель, как совершенно правильно пишет Катала, была "завоевать наиболее близкую к СССР базу, откуда можно будет начать новую агрессию, так как в Финляндии такая база была потеряна" (стр. 33).

Подготовка нападения на СССР началась ещё в июле - августе 1939 г., когда французские и английские представители вели переговоры с СССР в Москве.

Катала, убедительно свидетельствует, что, и план нападения на СССР с юга также возник ещё до объявления войны Германии.

Французская буржуазия, напуганная неуклонным ростом рабочего и коммунистического" движения в своей стране и озлобленная "почти до умопомрачения" против страны социализма, сознательно шла на предательство национальных интересов своей страны, "на ослабление своих позиций на целом ряде других поприщ". "Когда... дело доходит до частной собственности капиталистов и помещиков, - писал В. И. Ленин, - они забывают все свои фразы о любви к отечеству и независимости... когда дело касается до классовых прибылей, буржуазия продает родину и вступает в торгашеские сделки против своего народа с какими угодно чужеземцами... таков закон классовых интересов, классовой политики буржуазии во все времена и во всех странах"1 . История Франции свидетельствует о том, что французская буржуазия предала и продала свою страну гитлеровской Германии, когда последняя казалась ей силой, способной справиться и расправиться с революционным рабочим классом Франции. История Франции свидетельствует и о том, что после поражения фашистской Германии французская монополистическая буржуазия со столь же лёгким сердцем предаёт и продаёт свою страну новому мировому жандарму - Соединённым Штатам Америки.

Катала посвящает многие страницы своей книги вопросу о проникновении американского империализма во Францию. Ещё до начала второй мировой войны, а также в первые её месяцы во Франции орудовал небезызвестный американский шпион в чине посла - Буллит. Буллита сменил Биддл, а затем - матёрый реакционер адмирал Леги, которому в помощники был придан генеральный консул в Париже Роберт Мэрфи, тесно связанный с кругами "200 семейств". Эти лица возглавляли целую банду так называемых американских "дипломатов", действовавших во Франции при правительстве Виши.

В 1944 г. правительство США с присущей ему наглостью даже назначило послом во Фракцию старого и опытного специалиста по республикам-сателлитам Латинской Америки Джефферсона Кэффери.

1 В. И. Ленин. Соч. Т. 28, стр. 9. 4-е изд.

стр. 145
"В январе 1946 года, - пишет Катала, - исполнилось пять с половиной лет беспрерывного действия аппарата систематической "американизации" Франции, последовательно перемещавшегося из Виши в Алжир и из Алжира в Париж. Этот аппарат непрестанно совершенствовался и в последнем своём виде был простой копией машины, приводящей в движение марионеточные кабинеты в Южной Америке" (стр. 107).

Книга Катала рисует картину последовательного проникновения американских монополий как в экономику, так и в государственный аппарат Франции. В конце концов, дело дошло, как это и подтверждают последние события, до фактического назначения американским послом французских министров. Что же касается проникновения во французский дипломатический корпус американских агентов, то это проникновение, говорит Катала, "выходит за рамки всякой вероятности" (стр. 113). Французская дипломатия полностью оказалась на службе американской дипломатии.

Лучшим подтверждением этому является позиция французской дипломатии на Московской конференции весной 1947 года. Катала, на глазах которого проходила в это время вся деятельность французской делегации, убедительно показывает, как французские дипломаты на этой конференции покорно подчинялись американской и английской указке. Эту лакейскую позицию занимала вся французская делегация, начиная с возглавлявшего её министра иностранных дел Жоржа Бидо. Автор книги доказывает, что во время Московской конференции Бидо не "уступил" государственному департаменту, а точно выполнил заранее подготовленный американцами план (стр. 139), Расчёт французских империалистов состоял в том, что французское правительство, прикрывшись видимостью "сближения с востоком" и опубликовав даже меморандум по рурскому вопросу, более или менее сближавшийся с советской точкой зрения, замаскирует таким образом до открытия конференции свою действительную позицию по германскому и рурскому вопросам. Но план этот провалился. Советник французского посольства в Москве Шарпантье, которому поручено было проведение этого плана, печально поведал Катала: "Русские поняли, что, ведя с ними переговоры, мы хотим создать дымовую завесу, чтобы в это время сговориться с Лондоном и Вашингтоном. Они думают, что это - повторение переговоров 1939 года" (стр. 140).

Как известно, в германском вопросе, как и в рурском, только Советский Союз последовательно защищал национальные интересы Франции.

После того как Бидо явно предал национальные интересы Франции во внешней политике, последовал организованный силами международной и французской реакции поворот во внутренней политике. Это произошло спустя всего пять дней после возвращения французской делегации из Москвы. 4 мая 1947 г. в нарушение конституции министры-коммунисты были удалены из правительства Франции.

Приводимые Катала факты подтверждают мысль, высказанную Жаком Дюкло в его докладе в конце сентября 1947 г.: "В действительности проблемы внутренней политики определяются в настоящее время во Франции проблемами внешнеполитическими. За каждым проявлением деятельности правительства можно различить давление американских империалистов, которые для усиления своего господства над нашей страной заставили изгнать коммунистов из правительства"2 . Удаление коммунистов из правительства означало потерю независимости Франции, которая с тех пор всё более превращается в сателлита США.

Катала рисует выразительные образы многих упоминаемых им лиц и даёт ряд интересных и часто малоизвестных сведений о них. Так, по свидетельству автора книги, правый социалист Жюль Мок, этот прославившийся зверским подавлением рабочего движения французский Носке, в 1927 г. действовал в Прибалтике в качестве шпиона "Второго бюро" морского флота. В книге ярко обрисованы отвратительные фигуры агентов разведок многих стран: Гастона Палевского, американских агентов Плевена и Альфана, тесно связанных с банком Моргана, Бидо и др. Перед читателем книги проходит галерея французских дипломатов, злобных врагов СССР, холопов и агентов государственного департамента США и английской разведки, посылавшихся на работу во французское посольство в СССР. Таков, например, бессовестный карьерист Катру, про которого один офицер "Интеллидженс сервис" сказал: "Мы ему платим. Это хороший парень"; таков агент государственного департамента Пьер Шарпантье, который был близок с Буллитом ещё с 1935 г., а потом, будучи уже советником французского посольства в Москве, бегал консультироваться по каждому поводу в американское посольство (стр. 135), и многие другие.

Катала раскрывает родственные связи с французской финансовой олигархией генерала де Голля, испытывающего вообще органическую ненависть к России. Автор показывает, что де Голль был окружён не только агентами Англии, но и агентами США, Ватикана, а также гитлеровскими шпионами.

Интересно показана в книге Катала связь де Голля с вишистами. Эта связь была доказана, как пишет автор, на процессе жестокого палача французских патриотов вишийского министра Пюше в Алжире в 1944 г., когда вскрылось, что петэновская полиция помогала эмиссару де Голля кагуляру Френэ во время его поездок по Франции. К этому можно было бы добавить, что Пьер Пюше, сидя в тюрьме, успел до предания его смертной казни написать мемуары, которые были опубликованы во Франции в 1948 г. под названием "Моя жизнь". В этой книге приводятся следующие слова де Голля, сказанные им

2 Информационное совещание представителей некоторых компартий в Польше в конце сентября 1947 года, стр. 176.

стр. 146
19 мая 1944 г. защитникам Пюше: "Господин Пюше следовал политике, которая потерпела поражение. Сейчас Франция представляет собой корабль, мечущийся по разбушевавшемуся океану. Командуют события, мы только следуем им. Я сохраняю полное уважение к г-ну Пюше: сообщите ему, что я убеждён, что у него были добрые намерения, что он был искренен"3 .

Катала, подробно останавливается на "русской политике" де Голля в период 1942 - 1944 годов. Его разоблачения проливают дополнительный свет на вопрос, по которому в печатных изданиях, публикуемых ныне во Франции, царит страшная путаница (стр. 61).

Основным содержанием политики де Голля в отношении Советского Союза во всё время его пребывания у власти во Франции была подготовка войны против СССР. До 1943 г. эта политика проводилась им в глубокой тайне, поскольку он ещё не вполне наладил отношения с Англией и США. С 1942 г., говорит Катала, "шпионаж деголлевцев в СССР был в авангарде тайной войны" (стр. 67). Де Голль окружил себя антисоветски настроенными людьми, а в феврале 1944 г. даже пытался получить у советского правительства агреман на назначение послом в СССР Гастона Палевского - агента Интеллидженс сервис и ряда других иностранных разведок.

Агреман не был дан, хотя такие случаи и очень редки в дипломатической практике. Правда, де Голль с целью обмануть французский народ направлял в СССР и таких убеждённых сторонников франко-советской дружбы, как глава французского дипломатического представительства в СССР Роже Гарро, глава военной миссии генерал Эрнест Пети, командир эскадрильи "Нормандия" Тюлан или его помощник Литольф. Но за спиной этих лиц и прикрываясь ими, он направлял в Советский Союз своих шпионов.

Катала на ряде конкретных примеров, неопровержимо доказывает, что хотя советское правительство ясно видело все махинации французской реакционной дипломатии, тем не менее, оно никогда не меняло своего истинно дружеского отношения к Франции. Ещё в сентябре 1941 г. советский посол в Лондоне вручил де Голлю письмо, в котором подчёркивалась "твёрдая решимость советского правительства после достижения нашей совместной победы над общим врагом обеспечить полное восстановление величия и независимости Франции". Советское правительство, руководствуясь именно этим основным принципом своей политики в отношении Франции, пригласило де Голля в ноябре 1944 г. в Москву для переговоров о заключении пакта о дружбе и взаимопомощи.

Катала сообщает очень интересные, новые факты, связанные с франко-советскими переговорами в декабре 1944 г. в Москве и с подписанием франко-советского договора 1944 года. Он останавливается и на глупом и заносчивом поведении де Голля, который почти сорвал переговоры. Де Голль всё же понимал, что он не может вернуться во Францию без пакта, которого хотел и с нетерпением ждал французский народ. Катала приводит слова, сказанные ему де Голлем во время переговоров. "Если я вернусь без пакта в кармане, - цинично рассуждал де Голль, - то я, конечно, скажу, что это русские не захотели подписать его, и воспользуюсь этим, чтобы отделаться от коммунистов. Но всё же это будет поражением для меня, и очень большим" (стр. 82).

Весьма интересны страницы книги, описывающие события в ночь с 9 на 10 декабря 1944 г., когда вопреки предательским махинациям де Голля был подписан советско-французский договор. Автор рассказывает о банкете в Кремле, данном в эту ночь, на котором И. В. Сталин в беседе с французскими представителями и лётчиками французской эскадрильи "Нормандия" подчеркнул, что, несмотря ни на что, дружба между двумя народами, скреплённая пролитой сообща кровью, остаётся самой сильной. Искренностью и теплотой веет со страниц, посвященных описанию беседы Иосифа Виссарионовича Сталина с французами, среди которых был Катала, Жан Ришар Блок и генерал Пети. "Я не берусь точно передать его слова, - пишет Катала. - Это были те ясные фразы, блещущие гениальностью, которые присущи только ему, и которые невозможно воспроизвести, если не запишешь их текстуально. Но я никогда не забуду их основную сущность, и мне кажется, что я ещё сейчас слышу спокойный и волнующий голос, говоривший примерно так: "В то время как мы здесь разговариваем без всяких задних мыслей, дипломаты готовы перецарапаться. Возможно, что эти дискуссии неизбежны на нынешнем этапе исторического развития. Но они не должны заставлять нас терять из виду то, что является самым главным в международных отношениях, то есть интересы и волю народов... Интересы советского народа совпадают с интересами французского народа. А дружба обоих народов такова, что её не смогут нарушить колкие слова дипломатов. Самой прочной формой дружбы является та, которая скреплена между двумя народами кровью, пролитой в общей борьбе" (стр. 83 - 84).

Пакт был подписан. Французский народ получил документ, скрепляющий его нерушимую дружбу с СССР (стр. 85). Значение этого пакта, конечно, не меняется оттого, что де Голль, едва подписав, начал сразу же саботировать его. Как известно, Лаваль - такой же ярый враг Советского Союза, как и де Голль, - во время переговоров о подписании в 1935 г. франко-советского пакта заявил германскому послу в Париже: "Доведите до сведения своего правительства, что я в любое время готов отказаться от столь необходимого франко-советского пакта, с тем, чтобы заключить франко-германский договор широкого масштаба"4 .

3 Pierre Pucheu. Ma vie, p. 8. Paris. 1948.

4 Genevieve Tabouis. Ils l'ont appelee Cassandre, p. 245. N-Y. 1942.

стр. 147
Но франко-советская дружба пережила Лаваля, она пережила и правительство де Голля. Эта дружба переживёт и другие правительства реакционной французской буржуазии потому, что СССР является естественным и единственным верным союзником Франции, и потому, что это ясно понимает французский народ. Катала рассказывает, что после прихода Гитлера к власти Советский Союз всё больше становился в глазах "среднего француза" "единственным последовательным борцом за мир и естественным союзником Франции" (стр. 23). Мюнхен и катастрофа 1940 г., а затем и послевоенные события во Франции неизмеримо увеличили число сторонников франко-советской дружбы. "Тридцатидвухлетняя история внешней политики Франции с необычайной ясностью доказывает, что франко-советская дружба является жизненно необходимой для Франции" (стр. 204). На основании всего своего личного опыта автор книги справедливо утверждает: "Всегда при переговорах защитниками жизненных интересов моей родины выступали не французы, а представители советского правительства, и только они одни" (стр. 23).

В книге Катала красноречиво рассказывается о предательской политике французских правителей, которые продавали свою страну поочерёдно то Англии, то Германии, то США. Но, к сожалению, автор почти совсем не останавливается на очень важном вопросе - о противоречиях, которые существовали и существуют между крупнейшими империалистическими державами по ряду разделяющих их острых проблем. Во времена гитлеровской оккупации Франции такие противоречия существовали между Англией и США, которые старались под предлогом мнимой помощи Франции поработить её и захватить её военный флот и её огромную колониальную империю. Вопрос о французских колониях наряду с германской проблемой до сих пор является предметом самой ожесточённой борьбы между крупнейшими империалистическими хищниками, США и Англией. И не случайно старый лидер радикалов Эдуард Эррио, который был свидетелем и участником французской политики в последние десятилетия и которому довелось дожить до почти полного распада своей собственной партии, недавно в своей статье по германскому вопросу в газете "Самди-суар" вынужден был тяжко вздыхать, констатируя, что Франция далеко отошла от Потсдамских решений. Вспоминая в связи с этим тяжёлый путь уступок и поражений, который прошла Франция в германском вопросе с 1919 г., Эррио сравнивает его с той лестницей в древнем Риме, по которой проходили к Тибру, подвергаясь всеобщему осмеянию, осуждённые на казнь римляне: "Между 1919 и 1940 гг., - пишет Эррио, - мы прошли одну за другой все ступени этой лестницы, ведущей к месту казни. Неужели мы собираемся снова возобновить этот путь?"5 . Вместе с тем немалая и всё растущая часть французской буржуазии не может не видеть, что превращение Франции в страну колониальной экономики в результате осуществления "плана Маршалла" не может не задевать её собственных интересов. Эти противоречия между империалистическими государствами и империалистическими группами не следует недооценивать6 .

Опыт второй мировой войны неопровержимо доказал французскому народу огромное значение союза с СССР для независимости Франции. "Нет ни одного честного француза, - пишет Катала, - который не знал бы, что своим освобождением он обязан Красной Армии" (стр. 72). Десятки миллионов французов, пишет автор в другом месте, "никогда не забудут, чем они обязаны стране Сталинграда и тому, кто дал этому городу своё великое имя" (стр. 8).

Французский народ прекрасно понял жизненную необходимость этого союза. Французский народ, имея в своём авангарде коммунистическую партию Франции, ведёт упорную и мужественную борьбу за свою свободу и независимость. Именно вождь французской компартии первый заявил, что французский народ никогда не будет воевать против Советского Союза.

Пример Катала показывает, что тот, кто хочет защищать независимость своей страны, может добиться успеха, только идя одним путём с народом своей страны, Книга Катала отличается бодрым и уверенным тоном: "Французский народ ещё скажет своё грозное слово", - пишет он (стр. 203), народный суд ещё "будет судить предателей Франции" (стр. 7). Жан Катала заканчивает свою книгу следующими словами: "Я глубоко уверен, что рядом со своим вечным другом - Союзом Советских Социалистических Республик - эта Франция сумеет достойно играть ту роль, которая ей отводится в великой битве народов за освобождение человечества от кошмара войны".

5 "Samedi-Soir" от 4 ноября 1950 года.

6 См. И. В. Сталин. Соч. Т. 5, стр. 41 - 42.


Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

В. АНТЮХИНА, ЖАН КАТАЛА. ОНИ ПРЕДАЮТ МИР // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 06 декабря 2015. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1449352255&archive= (дата обращения: 15.10.2018).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии