СМЕШНАЯ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ (ОБ ОДНОМ ПРИЕМЕ СОЗДАНИЯ КОМИЧЕСКОГО)

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 03 апреля 2008
ИСТОЧНИК: http://portalus.ru (c)


© Е. П. СЕНИЧКИНА

найти другие работы автора

Первые попытки рассмешить читателя в русской художественной литературе относятся к XVIII - началу XIX в. Для этого писатели применяли столкновение высокой и низкой лексики, ненормативное употребление вульгаризмов персонажами, воспроизводили ломаную речь иностранцев.

Н. В. Гоголю принадлежит первенство в переводе средств и приемов комического на качественно новый уровень. Эти средства скрыты, они сливаются с фоном повествования1.

Многие приемы создания комического подробно описаны в литературоведении. Но языковые, точнее речевые, приемы создания комического в художественном тексте описаны далеко не исчерпывающим образом2.

Мы покажем, как Н. В. Гоголь одним из первых в русской литературе стал использовать для создания комического эффекта единицы неопределенной семантики. Это неопределенные местоимения (кто-нибудь, кое-кто и т. п.), неопределенные наречия (где-то, как-то и т. п.), неопределенные описательные обороты (неизвестно по какой причине, неизвестно почему и т. п.). Правила построения художественного текста таковы, что сначала должна идти единица неопределенной семантики, затем конкретизатор - конкретное имя существительное, конкретное обозначение описываемой ситуации, название причины, обозначенной как неопределенная. Например: послышались чьи-то шаги - вошел мальчик.

Если предмет речи или описываемая ситуация, причина возникновения ситуации являются определенными, но автором речи они нарочито представлены как неопределенные, то возникает комический эффект. См., например, слова повествователя о супругах Маниловых: И весьма часто, сидя на диване, вдруг, совершенно неизвестно из каких причин, один, оставивши свою трубку, и другая работу, если только она держалась на ту пору в руках, они напечатлевали друг другу такой томный и длинный поцелуй, что в продолжение его можно бы легко выкурить маленькую соломенную сигарку. Словом, они были, то, что говорится, счастливы (Н. Гоголь. Мертвые души). Комический эффект возникает здесь благодаря неопределенному описательному обороту (неизвестно из каких причин). Если его убрать из высказывания, в первой части сложного предложения комический эффект исчезнет. Неопределенный описательный оборот употреблен великим писателем ненормативно, ведь причины, по которым супруги целуют друг друга, известны, читатель без труда может назвать: Маниловы сентиментальны, привязаны друг к другу.

См. также речь Ноздрева о Чичикове: - Да что ты, брат, так отдалился от всех, нигде не бываешь? Конечно, я знаю, что ты занят иногда учеными предметами, любишь читать (уж почему Ноздрев заключил, что герой наш занимается учеными предметами и любит почитать, этого, признаемся, мы никак не можем сказать, а Чичиков и того менее) (Н. Гоголь. Мертвые души).

Неопределенность причины в XIX в. передавалась описательными оборотами типа неизвестно по какой причине; неизвестно почему; неизвестно для каких причин. Вопросительные наречия причины и цели почему? и зачем? и соответственно неопределенные наречия почему-то, зачем-то сформировались в русском литературном языке сравнительно недавно. До сих пор употребляются и функциональные заменители этих местоименных наречий по какой-то причинен с какой-то целью3.

См. примеры других описательных оборотов, передающих неопределенную

стр. 72


--------------------------------------------------------------------------------

причину, которые применил Н. В. Гоголь для создания комического эффекта:

Окна в избенках были без стекол, иные были заткнуты тряпкой или зипуном; балкончики под крышами с перилами, неизвестно для каких причин делаемые в иных русских избах, покосились и почернели даже не живописно ("Мертвые души"); Как-то в жарком разговоре, а может быть, несколько и выпивши, Чичиков назвал другого чиновника поповичем, а тот, хотя действительно был попович, неизвестно почему обиделся жестоко и ответил ему тут же сильно и необыкновенно резко, именно вот как: "Нет, врешь, я статский советник, а не попович, а ты вот так попович!" ("Мертвые души").

Великий писатель продуктивно употреблял описательные обороты с семантикой неопределенной причины для описания определенной ситуации. При этом в художественном тексте возникает не только комический эффект, но и подтекст. Подтекстовая информация обусловлена именно ненормативным использованием обстоятельственной неопределенности. Например: [За оформление мертвых душ Чичикову пришлось заплатить самую малость.] Даже председатель дал приказание из пошлинных денег взять с него только половину, а другая, неизвестно каким образом, отнесена была на счет какого-то другого просителя ("Мертвые души"). Фоновые знания читателя позволяют понять, каким образом Чичикову удалось заплатить незначительную пошлину - незаконным.

В XX в. вместо описательных оборотов обстоятельственной неопределенности стали употреблять неопределенные наречия почему-то, отчего-то. В русской художественной литературе была продолжена традиция ненормативного указания на неопределенную причину для создания комического эффекта. Так, у М. Зощенко косноязычный персонаж Борис Иванович задумывается над смыслом жизни, рассуждает о том, что все случайно и превратно: - Не в том, Луша, дело, что попрут, - сказал Борис Иванович. - А в том, что превратно все. Случай... Почему-то я, Луша, играю на треугольнике. И вообще... Если игру скинуть с жизни, как же жить тогда? ("Страшная ночь").

Приведенный пример содержит прямую речь персонажа, поэтому появление неопределенного наречия почему-то аномально. Ведь персонаж говорит сам о себе, как же он не знает, почему играет на треугольнике? Неправильность употребления неопределенного наречия почему-то выполняет характерологическую функцию в приведенном отрывке, иронически характеризует наивную торжественность речи и убогость мысли Бориса Ивановича. Ненормативное применение единицы неопределенной семантики порождает комический эффект. Однако такое употребление признаковой неопределенности носит у М. М. Зощенко эпизодический характер.

М. А. Булгаков, продолжатель блистательной гоголевской иронии в русской литературе, возводит ироническое употребление признаковой неопределенности в прием. В художественной речи М. А. Булгакова встречаем целый каскад стилистически отмеченных почему-то. Многообразны их функции в тексте. Подобно маячкам, светят они текстовыми сигналами.

Булгаковские почему-то образуют сильнейшую зону воздействия на читателя: исследователи, рассматривая творчество М. А. Булгакова, начинают употреблять это неопределенное наречие. И. Л. Галинская пишет: "Человек, несомненно, жестокий, Понтий Пилат в то же время, по мнению немецкого историка, личность возвышенная, необычная. Стоящий перед ним обвиняемый почему-то кажется ему героем. Язычник-прокуратор даже склонен считать арестованного полубогом, и единственное, что заставляет его дать согласие на казнь подсудимого (по Миллеру), - страх перед доносом кесарю"4. Другой исследователь творчества М. А. Булгакова, В. Я. Лакшин, описывая эпизод с прокуратором, замечает: "Булгаков искушает воображение читателя лишь одной вскользь оброненной деталью. Ожидая в сумерках известия о погребении Га-Ноцри, прокуратор начинает вдруг ис-

стр. 73


--------------------------------------------------------------------------------

пытывать непонятный страх и почему-то вздрагивает, взглянув на пустое кресло, на спинке которого висит его плащ"5. Магнетическое воздействие булгаковских почему-то проявляется не только в научных, но и публицистических текстах. Например: Наши встречи с артистом ТЮЗа были полны очарования и булгаковской многозначности. Они проходили всегда на кухне, под абажуром. Почему-то особенно вспоминается зеленый абажур (Волжская коммуна. 2001.12.03).

Современные художественные тексты тоже содержат отдаленную во времени реминисценцию (отзвук иного произведения в искусстве), подтверждающую магнетическое воздействие булгаковских почему-то. Вспомним у М. А. Булгакова описание сатаны, мистификатора москвичей: Рот какой-то кривой. Выбрит гладко. Брюнет. Правый глаз черный, левый почему-то зеленый (М. Булгаков. Мастер и Маргарита).

А теперь сопоставим его с описанием современного мистификатора у Б. Акунина. Убийца, жестокий нечеловек Шурик мистифицирует в Москве главного героя Фандорина, изображая свою смерть: Шурика словно переломило надвое. Он сложился пополам, продолжая смотреть на остолбеневшего Фандорина. Губы киллера были растянуты в глумливой улыбке, но глаза удивленно расширились, и стало видно, что один из них, как прежде, голубой, а другой почему-то карий (Б. Акунин. Алтын-толобас). Отметим, что разный цвет глаз в поверьях всегда символизировал нечистую силу.

Вслед за Н. В. Гоголем М. А. Булгаков мастерски употребляет единицы неопределенной семантики для создания комического эффекта. Хотя если Н. В. Гоголь применяет описательные обороты обстоятельственной неопределенности (по неизвестной причине; неизвестно почему и т. п.), то М. А. Булгаков использует неопределенное наречие почему-то. Например: [К профессору медицины Филиппу Филлиповичу беззастенчиво врывается жилкомовская комиссия, поднимает шум.] - Во-первых, - перебил и его Филипп Филиппович, - вы мужчина или женщина? / Четверо вновь смолкли и открыли рты. (...) - Я - женщина, - признался персиковый юноша в кожаной куртке и сильно покраснел. Вслед за ним покраснел почему-то густейшим образом один из вошедших - блондин в папахе ("Собачье сердце"). Описываемая ситуация комична. Комичен персонаж - блондин в папахе. Этот персонаж еще и краснеет густейшим образом. Причем по поводу, к нему не относящемуся. Почему? Читатель, опираясь на фоновые знания, домысливает: очевидно, "персиковый юноша" (женщина) и блондин в папахе находятся в каких-то отношениях. Ненормативное употребление неопределенной причины (на месте определенной причины, определенной ситуации) порождает комический эффект и передает подтекстовую информацию.

Ср. почти зеркально примененный прием в иронической прозе конца XX в.: [Петрунин прибывает в институт Ренессанса разобраться в конфликте научных работников, при нем вновь разгорается ссора.] - Морали читает, - махнул рукой Чердаков, презрительно озирая Скурского, - лучше б сказал про свою законную, про Зойку... Из какого расчета ты помалкивал, когда она здесь хороводилась?

- Клевета! - почему-то одновременно воскликнули и Ратайчак, и Кайлов, и розовый лысоватый Холкин (Л. Зорин. Полемисты). Интересно, что именно неопределенное наречие почему-то является в этом высказывании опровержением реплики Скурского.

Единицы неопределенной семантики, употребляясь вместо описания определенной причины, выражают лукавое притворство, когда (используя образное выражение А. А. Потебни) человек прикидывается простаком, не знающим того, что он знает. Можно утверждать, что подобное употребление обстоятельственной неопределенности утвердилось как прием в русских художественных текстах. См. комическую песню группы "Несчастный случай" о непонятливом женихе: Твоя мама почему-то назвала меня "сынок". / Я понял этот намек, / Я схватываю на лету, / Но я не понял, что

стр. 74


--------------------------------------------------------------------------------

конкретно / Ты имела в виду (2001). Комический эффект достигается благодаря ненормативному употреблению неопределенного наречия. Наречие почему-то передает одновременно разные точки зрения: точку зрения говорящего, т. е. наивного жениха, и точку зрения подсмеивающегося автора песни.

Пример из комической прозы начала XXI в.: Чипсы в театре почему-то не продают. Их лучше купить заранее и принести с собой. Спектакли обычно идут долго, так что одной упаковкой чипсов не обойтись. Маленькое замечание по поводу одежды и обуви: На спортивные костюмы и кроссовки "Адидас" в театре почему-то все обращают внимание. Наденьте что-нибудь менее броское - старенький "Найк", китайские кеды (То есть, типа, как вести себя в театре // Самарская газета. 2001.14.12).

Таким образом, заложенный Н. В. Гоголем прием употребления единиц неопределенной семантики вместо указания на определенную причину с целью создания комического эффекта был творчески развит в русских художественных текстах.


--------------------------------------------------------------------------------

1 См.: Илюшин А. А. Языковые приемы создания комического у Гоголя // Русский язык в школе. - 1966. - N 3.

2 Наиболее обстоятельные работы по данной проблеме см., например: Земская Е. А. Речевые приемы комического в советской литературе // Исследования по языку советских писателей. - М., 1959; Санников В. З. Русский язык в зеркале языковой игры. - М., 2002.

3 См.: Мигирин В. Н. Опыт построения классификаций, прогнозирующих развитие местоимений и словообразовательных парадигм // Филологические науки. - 1973. - N 3.

4 Галинская И. Л. "Мастер и Маргарита" М. А. Булгакова: К вопросу об историко-философских источниках романа // Известия АН СССР. Сер. лит. и яз. - 1983. - Т. 42. - N 2.

5 Лакшин В. Я. Вторая встреча: Воспоминания, портреты, статьи. - М., 1984.



стр. 75


Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

Е. П. СЕНИЧКИНА, СМЕШНАЯ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ (ОБ ОДНОМ ПРИЕМЕ СОЗДАНИЯ КОМИЧЕСКОГО) // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 03 апреля 2008. URL: http://www.literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1207223393&archive=1207225877 (дата обращения: 25.04.2017).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии