"НРАВСТВЕННЫ В ФИЛОЛОГИИ НЕ ТОЛЬКО ЕЕ ПУТЬ, НО И ЕЕ ЦЕЛЬ". Методические заметки о книге Ю. В. Манна "Постигая Гоголя"

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 02 апреля 2008
ИСТОЧНИК: http://portalus.ru (c)


© Е. С. РОМАНИЧЕВА

найти другие работы автора

Нарушая все каноны жанра рецензии, начнем с заголовка: в него вынесены слова известного литературоведа М. Гаспарова. Целиком цитата звучит так: "Ю. М. Лотман сказал: филология нравственна, потому что учит нас не соблазняться легкими путями мысли. Я бы добавил: нравственны в филологии не только ее путь, но и ее цель: она отучает человека от духовного эгоцентризма"1 . Приведенные слова как нельзя более точно определяют цель новой книги Юрия Владимировича Манна, чье имя, без сомнения, знакомо российским словесникам. Однако автор нескольких монографий о Гоголе, множества статей по теории и истории литературы в книге "Постигая Гоголя" предстает перед нами в неожиданном амплуа... автора учебного пособия. Но это только на первый взгляд. Дело в том, что ученый много давно пишет и для юного читателя. Достаточно вспомнить удивительно интересные статьи, созданные им для тома "Русская литература" энциклопедии, изданной "Аванта + ", или книгу "Смелость изобретения. Черты художественного" мира Гоголя", хоть и выдержавшую три издания (последнее в 1985 году), но уже давно ставшую библиографической редкостью. И вот автор решился наконец переиздать эту книгу, но переиздать в несколько измененном виде, в двух частях. В первую и вошло уже упомянутое нами исследование, но в чуть расширенном виде: появились две новые главки: "Почему Гоголь повторяет сходные по значению слова" и "Почему неодушевленный предмет ведет себя как живое существо". Вторую же составляет уже известная читателю небольшая монография Ю. В. Манна "Комедия Гоголя "Ревизор"" (первое издание - 1966 год). Однако, объединенные в единое целое, получившие новое название, эти исследования и смотреться, что называется, стали "по-другому". Попробуем объяснить почему.

Начнем с названия - "Постигая Гоголя". Толковый словарь современного русского языка дает следующую трактовку этому слову: "Постичь и постигнуть. 1. Понять, уяснить смысл, значение чего-либо". Прямо-таки как у любимого Гоголя: "Чичиков вдруг постигнул дух начальника и в чем должно состоять поведение"2 . Однако, чтобы внимательный читатель не упрекнул в преднамеренной натяжке (глагол постичь совершенного вида, а деепричастие постигать - несовершенного), обратимся к В. И. Далю, его "Толковый словарь живого великорусского языка" Ю. В. Манн много охотно цитирует на страницах своей книги. Итак, по Далю, "постигать, постичь или постигнуть - обнять умом, уразуметь, понять, проникнуть разумом, дойти разумом до чего, быть в состоянии объяснить, раз(по, у)яснить, растолковать что"3 . Насколько точно выбрано название! Действительно, автор предлагает юному читателю вместе с ним вступить на трудную дорогу путешествия по тексту. При этом сразу предупреждает: "...это такое путешествие, которое не сопряжено с обычными трудностями: для него не нужно вообще трогаться с места. Нужно лишь время, да книга, да желание подумать над ней. Но это и самое трудное путешествие: никогда нельзя сказать, что цель достигнута, за каждой разгаданной тайной встает новая - еще более трудная и увлекательная. Потому что художественное произведение неисчерпаемо и путешествие к его смыслу бесконечно"4 .

Интересен и жанр, выбранный ученым, - учебное пособие. И как это ни па-

стр. 74


--------------------------------------------------------------------------------

радоксально: это именно учебное пособие, пособие, которое не дает знания о тексте, не предлагает готовую интерпретацию произведения, которую можно воспроизвести в школьном сочинении или на экзамене, не обращаясь к тексту, а учит именно читать текст. Ю. В. Манн, начинавший свою научную деятельность как учитель, очень хорошо понимает: ученик будет читать текст (да и делать все что угодно другое) только в том случае, если ему интересно, ибо нет никакого стимула к чтению, кроме интереса. А для того чтобы пробудить интерес, сделать процесс складывания букв в слова осмысленным, надо заставить человека... удивиться, увидеть для себя что-то новое и неожиданное. И Ю. В. Манн, словно реализуя тезис М. А. Рыбниковой об "энергии вопроса", предлагает на страницах своей книги вопросы к текстам гоголевских произведений. Но не привычные, школьные, набившие всем оскомину вопросы, а неожиданные, яркие, точно бьющие в цель и позволяющие увидеть в "точку удивления": кто рассказывает историю ссоры Ивана Ивановича с Иваном Никифоровичем? Почему лекарь Гибнер не произносит ни одного слова? Почему автор не называет по имени просто приятную даму и даму приятную во всех отношениях? и начать размышлять над прочитанным. Они так и расположены в книге, эти вопросы. В том же порядке, как строится "школьное" изучение Гоголя: "Повесть о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем", "Ревизор" и "Мертвые души". Да зачастую и сами вопросы и сформулированы так, как мы ставим их перед учениками: есть ли в "Ревизоре" экспозиция? Кто такие "мертвые души"? Что означает гоголевский образ дороги? Но вместо привычного для школы: от темы и идеи к художественным особенностям, Ю. В. Манн выбирает иной путь, что называется, с точностью "до наоборот". Ученый прекрасно понимает: человек читает для жизни, а не для того, чтобы постичь художественные особенности текста, а чтение для жизни - это поиски смысла. Понять смысл, по Манну, значит понять "его <произведения. - Е. Р. > художественное строение, его поэтику: ведь смысла, отдельного от поэтики, не существует" (с. 133). В постижении смысла юному читателю и помогает это удивительное учебное пособие, которое действительно учит, учит тому единственному, чему, на мой взгляд, и должна учить школьная литература - читать художественный текст и испытывать от этого ни с чем не сравнимое удовольствие. Переводя сказанное на сухой язык методической науки, следует отметить, что Ю. В. Манн (вольно или невольно) исповедует ту точку зрения, которая в последнее время приобретает все больше сторонников: учебник (или учебное пособие) - это не предмет изучения (в этом случае он только утяжеляет нагрузку, которая падает на ученика), инструмент обучения. Это во-первых. А во-вторых, предвижу возражения: такой путь понимания не по силам школьникам или: а как же идейный смысл произведения? Если он не будет понят юным читателем, то достигнем ли мы цели изучения предмета?

Начну с последнего и опять призову на помощь авторитетного литературоведа - Е. А. Цурганову, которая пишет: "Понять текст - значит понять его как слово, которым с нами говорит традиция... Понимание - это создание более высокой общности, преодолевающей как собственную, так и чужую исключительность"5 . Не знаю, задумывался ли когда Ю. В. Манн над вопросом, зачем и как учить литературе в школе. Думаю, что нет. Но каждая строка его книги свидетельствует именно о такой постановке проблемы. А в ответ первому воображаемому оппоненту можно процитировать знаменитый пассаж из автобиографии "Я сам" Владимира Маяковского: "Я зашел к тогда еще товарищу по партии - Медведеву. Хочу делать социалистическое искусство. Сережа долго смеялся: кишка тонка. Думаю все-таки, что он недооценил мои кишки. Я прервал партийную работу. Я сел учиться". Может, и мы "недооцениваем кишки" наших учеников, а они хотят не усваивать истины о тексте в готовом виде, а учиться? Автор рецензируемой книги к своему читате-

стр. 75


--------------------------------------------------------------------------------

лю относится более чем уважительно и ведет разговор с ним на равных, не снижая заданный на первых же страницах высокий научный уровень, а вовлекая его в тонкое филологическое исследование. Первая часть книги Ю. В. Манна адресована школьнику: она так и называется "На подступах". Завершается же на этом этапе беседа с читателем достаточно значимым пассажем: "В сущности, все, чем мы занимались в этой книге, - тоже попытка разгадать тайны гоголевского творчества. И мы, конечно, тоже должны признать, что находимся лишь на пути к разгадке, на ее подступах..." (с. 133). Это понимает известный ученый. А понимаем ли мы, учителя-словесники? Не ставим ли по окончании изучения произведения некую точку, что переводит для школьников изученный текст в разряд пройденных, а значит, для чтения-перечитывания необязательных? Как избежать этой распространенной ошибки? Может быть, вслед за Ю. В. Манном сказать например: "...невозможно передать одной-двумя фразами смысл образа "мертвые души". И невозможно его исчерпать, определить навсегда". А может быть, по-другому: сделать работу над текстом увлекательной и интересной. Как? Ответ на этот вопрос можно найти на страницах книги. Ведь она, как и всякое пособие, адресована не только ученику, но и учителю. Учителю, который в массе своей "учит так, как ему подсказывает учебник" (И. Я. Лернер). Уверена, подсказки Ю. В. Манна сделают урок неожиданным для учителя и интересным для ученика. И на уроке начнется, а не завершится знакомство с произведениями Гоголя, ведь урок, позволим себе чуть перефразировать автора, - это первая ступень постижения писателя, "самые начальные, самые необходимые сведения... первая ступень предполагает знакомство с разными гоголевскими произведениями и освещение различных особенностей его творчества, иногда общих и значительных, а иногда довольно частных" (с. 3). Что выбрать? Каким путем идти: от частного к общему или наоборот? Здесь слово за учителем.

К тому же не будем забывать: вторая часть книги адресована читателю, уже имеющему определенную квалификацию, так как посвящена одному из сложнейших произведений русской литературы - комедии Н. В. Гоголя "Ревизор". Школьная программа услужливо "подбрасывает" нам для изучения комедии: "Недоросль" Д. И. Фонвизина, "Горе от ума" А. С. Грибоедова, "Ревизор" Н. В. Гоголя, "Вишневый сад" А. П. Чехова. В ряду названных гоголевская - сложнейшая. То ли потому, что в большинстве программ именно с нее начинается освоение этого жанра, то ли из-за сложившейся традиции, когда (в силу объективных причин) делается акцент на социальном в содержании комедии, но в сознании большинства наших учеников "Ревизор" предстает неким "обличением пороков самодержавно-крепостнической России". От этой ошибки, совершаемой учителями зачастую вслед за очень авторитетными литературоведами, предостерегает Ю. В. Манн. Он пишет: "...сводя "Ревизора" к иносказательному обличению "высших сфер" русской жизни, мы совершаем подмену (очень частую в художественном разборе), когда о том, что есть, судят на основании того, что могло или, по представлениям исследователя, должно было быть<...> Во всех этих случаях мы идем в обход художественной мысли "Ревизора" и, желая повысить "критическое начало" пьесы, на самом деле его принижаем. Ибо сила "Ревизора" не в том, насколько административно высок изображаемый в нем город, а в том, что это особый город" (С. 148- 149). И дальше ученый последовательно показывает, как, зачем и почему под пером Гоголя возникает этот сборный город как некое особое целое и как в "ситуации ревизора" "эта цельность возникает естественно - пусть ненадолго, подобно вспышке магния, - словом, когда цельность не скрадывает, а обнажает "страшное раздробление" жизни" (с. 153). На страницах книги также последовательно исследована жанровая природа комедии. В этом аспекте проанализирована и "ситуация ревизора", и "немая сцена", которая "завершила комедийное действие

стр. 76


--------------------------------------------------------------------------------

трагическим аккордом" (с. 184), и новизна завязки и развязки, и характеры действующих лиц (в первую очередь Хлестакова), и мотив страха, и построение интриги пьесы, - словом, проведено целостное исследование художественного мира "Ревизора". Тонкий и интересный анализ, который разворачивается на глазах читателя, убеждает: "...Гоголь писал не комедию о злоупотреблениях чиновников, а "всемирное" произведение, отражающее жизнь современного человека" (с. 164). Жизнь, интересная современному читателю и зрителю, о чем убедительно свидетельствует заключительная глава "Мировая слава "Ревизора", продолжается, специально переработанная для этого издания.

Так строя свою книгу, Ю. В. Манн стремился донести до читателей одну очень простую и одновременно очень сложную мысль: "Постижение Гоголя - процесс длительный; всего сразу не скажешь, нужна постепенность и последовательность" (с. 3). Чтобы убедить в этом своих учеников, можно предложить в процессе изучения "Ревизора" прочитать главку из первой части: Почему Хлестаков обманул городничего, а на этапе обобщающего повторения вторую и третью главы из второй части: "Ситуация ревизора" и "Хлестаков". Тогда работа ученика с этим учебным пособием будет действительно восхождением по ступеням познания, о которых говорится в самом начале книги.

В заключение еще раз скажем о научном уровне книги. И за помощью вновь обратимся к Ю. В. Манну. На страницах своей монографии "Диалектика художественного образа" он отметил: "Научность предполагает систему нескольких критериев. Прежде всего способность давать объективные знания о предмете, далее - способность накапливать и организовывать эти знания в определенные системы и, наконец, возможность применения этих знаний на практике"6 . Если рассматривать научность таким образом, то учебное пособие "Постижение Гоголя" в наибольшей степени отвечает этим чрезвычайно высоким критериям. Разумеется, смешно и нелепо ставить под сомнение научный авторитет уважаемого ученого, и отнюдь не для этого обратились мы к его известной монографии. Дело в том, что цитата взята из заключительной статьи с очень значимым подзаголовком: "Профессия: литературовед", которая завершается следующими словами: "Литературоведение (если вспомнить не меньшую сложность его предмета и объективных связей) - это тоже необходимость литературоведческого высказывания при осознании его трудности, а подчас даже и невозможности. И много, очень много зависит от истинности и добросовестности этого высказывания - не только судьба самой науки, но и интеллектуальная и нравственная атмосфера общества, в создании которой она участвует". Думается, что книга Юрия Владимировича Манна "Постигая Гоголя" способствует созданию такой "атмосферы" в максимальной степени. А самому ученому как никому другому могут быть адресованы слова Гоголя, постижением творчества которого этот удивительный человек занимается всю свою жизнь: "...в ней виден разбираемый писатель, в ней виден еще более сам разбирающий".

----------

1 Гаспаров М. Л. Записи и выписки. - М.: Новое литературное обозрение, 2001. - С. 98.

2 Словарь русского языка. Т. 3. - М.: Русский язык, 1983. - С. 323.

3 Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 3. - М.: Русский язык, 1998. - С. 344.

4 Здесь и далее цитаты по изданию: Манн Юрий Владимирович. Постигая Гоголя. Учебное

пособие для старшеклассников и студентов вузов. - М.: Аспект Пресс, 2005. - С. 133. В дальнейшем указание на страницу помещено в скобках после цитаты.

5 Цурганова Е. А. Понимание // Западное литературоведение XX века: Энциклопедия. Москва: Intrada, 2004. - С. 319.

6 Манн Ю. В. Диалектика художественного образа. - М.: Советский писатель, 1987. - С. 306.

стр. 77


Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

Е. С. РОМАНИЧЕВА, "НРАВСТВЕННЫ В ФИЛОЛОГИИ НЕ ТОЛЬКО ЕЕ ПУТЬ, НО И ЕЕ ЦЕЛЬ". Методические заметки о книге Ю. В. Манна "Постигая Гоголя" // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 02 апреля 2008. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1207133606&archive=1207225892 (дата обращения: 17.11.2018).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии