Д. С. МЕРЕЖКОВСКИЙ И У. Б. ЙЕЙТС (опыт сопоставительной характеристики)

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 02 апреля 2008
ИСТОЧНИК: http://portalus.ru (c)


© А. А. ХОЛИКОВ

найти другие работы автора

В сравнительном литературоведении принято разграничивать такие основополагающие понятия, как контактные связи и типологические параллели (схождения). О контактных связях обычно говорят с целью изучения так называемых влияний и заимствований между писателями (Пушкин и Мицкевич, Толстой и Стерн, Тургенев и Флобер). Типологические параллели подразумевают черты сходства при отсутствии или маловероятности контакта. По мнению В. М. Жирмунского, изучение типологических схождений "позволяет установить общие закономерности литературного развития в его общественной обусловленности и в то же время национальную специфику литератур, являющихся предметом сравнения"1 .

Русский писатель Д. С. Мережковский (1865 - 1941) и ирландский писатель
У. Б. Йейтс (1865 - 1939) занимают достойное место в истории литературы. Несмотря на то что творчество нашего соотечественника (в отличие от творчества Йейтса) предавалось забвению на протяжении многих лет, сегодня мы вправе говорить о Мережковском как о достойном представителе русской литературы рубежа XIX - XX вв.

Названные авторы никогда прежде не сравнивались; по-видимому, между ними не было контактов. В русской печати имя Йейтса, по наблюдениям Г. Кружкова2 , впервые появилось в статье З. Венгеровой о У. Блейке в "Северном вестнике" за 1896 г. Она же перевела в 1915 г. его пьесу "Кэтлин, дочь Хулиена". Г. Кружков отмечает, что с творчеством ирландского писателя были знакомы Н. Гумилев, В. Рождественский, Б. Пастернак, но нет никаких указаний на знакомство Мережковского с творчеством Йейтса и наоборот. Однако в произведениях писателей так много созвучий, оба так ярко выразили настроения, идеи "конца века" (fin de siecle), что, на наш взгляд, их творчество может служить примером типологических схождений.

Сначала о fin de siecle. Большинство ученых сходятся во мнении, что "говорить о "декадентстве" и "символизме" как о чем-то едином не приходится ни тогда, когда мы возьмем движение в целом, ни тогда, когда мы присмотримся к отдельным его представителям"3 . В России, например, уже в 1890-е гг. декадентство противопоставлялось символизму. А. Волынский в статье "Декадентство и символизм" (1896) писал: "...декадентство диаметрально противоположно символизму, хотя в современной европейской литературе оба явления обозначались в один и тот же исторический момент: первое - как протест против старых философских воззрений, второе - как переработка художественных впечатлений в новом свете"4 . Однако по отношению ко всей европейской литературе (а русская литература неотделима от европейской) нельзя говорить о том, что на смену декадентству явилась волна символизма. Именно потому, что речь идет об одном историческом периоде, необходимо рассматривать декадентско-символическое течение как целое, пусть и противоречивое по своей внутренней структуре, представители которого "пережили два периода, друг от друга существенно отличные и в художественном, и в морально-политическом отношениях"5 . Таким образом, можно говорить о декадентском настроении у многих писателей тех лет. В частности, этой точки зрения придерживается И. В. Корецкая: "В начале 1890-х годов в лирике символистов преобладали переживания декадентского "сплина" - тоска "томления" в земной юдоли, исчерпанности и одиночества человека fin de siecle..."6

Мировоззрение писателей формируется под влиянием окружающей их культурной и общественно-политической обстановки, в которой и нужно искать причины сходства и различия творческой деятельности. Сохраняет свое значение и биографический метод.

У. Б. Йейтс родился в Ирландии 13 июня 1865 г. Его предки по материнской линии были моряками, а по отцовской - священниками. Отец поэта, Джон Батлер Йейтс, известный ирландский художник, выдающийся портретист, вскоре после рождения Уильяма перевез семью в Лондон, но свои детские годы будущий поэт проводит в Слайго: он постоянно приезжает сюда во время школьных каникул. В двадцать четыре года Йейтс знакомится с Мод Гонн - женщиной, которую безнадежно любил долгие годы. Именно она втянула его в патриотическое движение, выступавшее за независимость Ирландии. Однако революционная деятельность не увлекла человека, которому суждено было стать писателем мирового значения. Его первая книга стихов называлась "Странствия Ойсина" (1889). В 1892 г. выходит в свет и первая пьеса "Графиня Кэтлин". Совместно с Эдвином Дж. Элиссом Йейтс издает "Работы Уильяма Блейка" (1893) и "Книгу ирландской поэзии" (1895), а с 1897 г. в сотрудничестве с Л. Грэгори и Э. Мартином он работает над созданием первого ирландского национального театра, директором которого был до самой смерти.

стр. 29


--------------------------------------------------------------------------------

Стихотворный сборник "Ветер в камышах" (1899) явился высшим достижением раннего творчества писателя. Среди других наиболее значимых поэтических сборников назовем "Ответственность" (1914), "Семь стихотворений и фрагмент" (1922) и "Башня" (1927). Литературно-критические работы Йейтса представляют не меньший интерес. Они были собраны в книгах "Мысли о добре и зле" (1903), "Per Arnica Silentia Lunae" (1918) и др. Особо следует отметить публикацию в 1925 г. книги "Видение", где отразился взгляд Йейтса-философа на мировую историю и человека.

Многое в биографии ирландского писателя напоминает жизненный путь Д. С. Мережковского. Оба автора родились в 1865 г.; свое первое стихотворение Мережковский опубликовал в 1880 г., а Йейтс в 1885 г.; выход в свет первого сборника стихов Мережковского состоялся в 1888 г., а подобное событие в жизни ирландского поэта произошло на год позже; свое первое "Собрание сочинений" Йейтс выпустил на три года раньше (1908), чем это сделал наш соотечественник (1911). Можно провести и другие аналогии. В 1923 г. Йейтсу была присуждена Нобелевская премия; в 1933 г. Мережковский едва не поделил эту же награду с Буниным. В 1934 г. Йейтс проявляет интерес к "синерубашечникам" генерала О'Даффи и даже пишет для нацистов "Три маршевых песни", но вскоре разочаровывается в О'Даффи и его демагогии; в 1941 г. Мережковский выступил в Париже по радио, одобрив антибольшевизм Гитлера, хотя и не был сторонником нацизма.

В общественно-политической жизни России и Ирландии в начале XX в. происходили события, при всей несопоставимости масштабов во многом созвучные. В 1916 г. состоялось ирландское восстание против англичан, а 1917 г. отмечен началом массовых волнений в Петрограде и приходом к власти большевиков; если в Ирландии гражданская война продолжалась с 1921 по 1923 г., то в России - с 1917 по 1922-й. История непосредственно влияла на творчество обоих писателей: "...не может уйти человек, да еще писатель, т.е. человек с особенно повышенной впечатлительностью, от условий времени своего"7 .

И Мережковский и Йейтс начинают как поэты, но если Мережковский свое последнее "Собрание стихов (1883 - 1910)" выпустил до революции (1910), то Йейтс не оставил поэзию до конца жизни и его поэтическое творчество можно разделить на два периода: дореволюционный и послереволюционный (этой точки зрения придерживается Г. Кружков) (с. 18). Среди других жанров, заинтересовавших обоих писателей, назовем драму. Мережковский в 1894 г. перевел с греческого трагедию Софокла "Эдип-царь", а в 1896-м - "Эдип в Колоне"; Йейтс переводит и адаптирует для Театра Аббатства эти же произведения ("Эдип-царь" в 1926 г., а "Эдип в Колоне" в 1927 г.). Объединяет писателей и интерес к философской проблематике.

Сходным было их восприятие духовной атмосферы конца XIX в. "Никогда еще пограничная черта науки и веры не была такой резкой и неумолимой, никогда еще глаза людей не испытывали такого невыносимого контраста тени и света"8 , - пишет в своей статье "О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы" Мережковский. И далее: "В сущности, все поколение конца XIX века носит в душе своей то же возмущение против удушающего мертвенного позитивизма (рационализма), который камнем лежит на нашем сердце" (с. 537). Антипозитивистские настроения характерны и для Йейтса. В статье "Кельтский элемент в литературе" (1897) он писал: "Реакция против рационализма восемнадцатого столетия смешалась с реакцией против материализма девятнадцатого столетия, и символическое движение... безусловно, единственное движение, которое говорит о новом"9 .

Не обретая опоры в современном мире ("Мы свободны и одиноки!" - утверждал Мережковский (с. 536), писатели ищут ее в прошлом, порой окутывая собственное творчество пеленой таинственности и мистицизма. "Мистическая жизнь, - по признанию Йейтса, - явля-

стр. 30


--------------------------------------------------------------------------------

ется центром всего, что я делаю, и всего, о чем думаю и... пишу"10 . Здесь уместно замечание Г. Кружкова о том, что поэт "никогда не старался бежать впереди прогресса - наоборот, он считал делом чести хладнокровно игнорировать его, идти не в ногу, искать будущее в прошедшем" (с. 13). Этими же словами можно охарактеризовать и Мережковского. На наш взгляд, в них заключается одна из важнейших точек соприкосновения писателей с романтическим мировидением, с его стремлением абстрагироваться от мира реальности. "Куда легче писать поэзию, которая далека от жизни"11 , - говорил Йейтс своему сыну Уильяму. Другой отличительной чертой романтического мироощущения является сближение мира человеческих чувств с миром природы. Йейтс с детства находился в окружении величественных гор и прекрасных озер. Они узнаваемы в его стихах:

Там, средь лесов зеленых,
В болотистой глуши,
Где, кроме цапель сонных,
Не встретишь ни души, -
Там у нас на островке
Есть в укромном тайнике
Две корзины
Красной краденой малины.
О дитя, иди скорей
В край озер и камышей
За прекрасной феей вслед -
Ибо в мире столько горя, что другой
Дороги нет.
(Похищенный, с. 41).

Отношения Мережковского с природой можно проиллюстрировать, обратившись ко второму разделу его первой книги "Стихотворения (1883 - 1887)", предваренному эпиграфом: "К чему стремишься ты, Природа, того и я хочу. Марк Аврелий". Далее следует галерея живых образов, перед нами проходят картины природы, вечера, южной ночи, родины:

О ночь полуденного края,
Полна ты мощной красотой,
По небу тихо пролетая
Над очарованной землей.
Горя, как жемчугом, звездами,
Ты ароматом облита,
Прозрачно синими тенями
Ты, словно дымкой, обвита;
И, как над зеркалом, склоняясь
Над гладью моря голубой,
Залюбовалась ты собой,
Нарядом пышным облекаясь...
(Южная ночь12 ).

На этом живописном фоне выделяется фигура поэта-изгоя, отвергнутого всесильной природой. Завершается раздел призывом "безропотно" встретить свой конец. Смерть - вот цель поэта. Но звучит призыв не просто умирать, а учиться делать это у "божественной наставницы" природы, и на ее прекрасном фоне смерть может быть воспринята только как награда:

Это смерть - но без борьбы мучительной;
Это смерть, пленяя красотой,
Обещает отдых упоительный -
Лучший дар природы всеблагой.
(Если розы тихо осыпаются... (с. 155).

Мережковский и Йейтс с пристальным вниманием вглядывались в обычаи, быт и нравы других народов, следуя романтическим традициям. Только в первом сборнике Мережковского "Стихотворения (1883 - 1887)" около десяти произведений написано по мотивам древних восточных легенд и сказаний ("Солнце (Мексиканское предание)", "Аллах и демон (Мусульманское предание)", "Сакья-Муни" и др.). Оба автора с трепетом относились к наследству мирового фольклора и литературы. "Бессмертные образы мировой поэзии, - пишет Мережковский в "Вечных спутниках" (М., 1907), - служат для человечества как бы просветами, громадными окнами в бесконечное звездное небо: каждое поколение подходит к ним и, вглядываясь в таинственный сумрак, открывает новые миры, новые отдаленнейшие созвездия" (с. 37). А вот слова Йейтса: "В саду мирового воображения есть семь великих фонтанов. Семь великих циклов легенд... различных друг от друга, сколь разными были люди, создававшие их... Возвращаясь назад к легендам, год за годом, поэты земли ищут правду о природе и человеке..."13

Кроме того, оба писателя воочию видели многие легендарные места, в дальнейшем описанные ими. Они путешествовали, всматривались в чужую культуру, дышали ее воздухом.

стр. 31


--------------------------------------------------------------------------------

В то же время писатели глубоко национальны. Мережковский - русский писатель, несмотря на все обвинения в европеизации его сознания. Интерес к отечественной истории продемонстрирован уже в его первом сборнике в поэме "Протопоп Аввакум". В национальной самобытности Йейтса сомневаться также не приходится. Он говорил, что нет ни одной великой литературы без национальности и ни одной великой национальности без литературы. Уже в первом сборнике "Перекрестки" три последних произведения написаны под влиянием истории Ирландии. Это "Баллада отца О'Харта", "Баллада Молл Мэджи" и "Баллада охотника за лисами", а стихотворение "Ирландии грядущих времен" из книги "Роза" (1893) можно считать хрестоматийным. Вот отрывок из него:

Знай, что и я, в конце концов,
Войду в плеяду тех певцов,
Кто дух ирландский в трудный час
От скорби и бессилья спас.
Мой вклад ничуть не меньше их:
Недаром вдоль страниц моих
Цветет кайма из алых роз -
Знак той, что вековечней грез
И Божьих ангелов древней!
Средь гула бесноватых дней
Ее ступней летящий шаг
Вернул нам душу древних саг;
И мир, подъемля свечи звезд,
Восстал во весь свой стройный рост;
Пусть так же в стройной тишине
Растет Ирландия во мне.
(Ирландии грядущих времен (с. 65).

Наконец, с романтическим мироощущением связано высвобождение слова из заранее заготовленных и определенных форм, наполнение его многими смыслами. Иначе говоря - символичность слова приобретает немаловажное значение. А поскольку Йейтс и Мережковский считали себя символистами, эта связь с романтизмом становится ключевой в формировании художественного мышления писателей.

Таким образом, непосредственное воздействие как на Йейтса, так и на Мережковского оказал романтический тип художественного мышления. И несмотря на то что собственно романтизм (как направление) исчезает к середине XIX в., его эстетические принципы оказались жизненно необходимы в условиях духовного кризиса и борьбы с позитивизмом. Одинокий поэт последней четверти XIX столетия воспринял их как фундамент для строительства нового здания на старом литературном пространстве. Во введении 1937 г. к своим работам Йейтс писал: "Я не читал ничего, кроме романтической литературы"14 . Это признание 72-летнего писателя заставляет о многом задуматься. Однако, несмотря на связь с эстетическими ценностями романтизма, Мережковский и Йейтс причисляли себя к символизму, который понимали как принципиально "новое искусство".

В статье "О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы" Мережковский называет три главных элемента нового искусства: мистическое содержание, символы и расширение художественной впечатлительности (с. 538). Попробуем найти соответствия в позиции Йейтса. О роли мистического в его творчестве уже было сказано выше. Символизму Йейтс посвятил не одну статью (например: "Символизм в живописи" 1898 г., "Что такое популярная поэзия?", 1901 г., "Поэзия и традиция", 1907 г. и др.), в том числе под названием "Символизм в поэзии", где подчеркивается первостепенная роль символов: "Поэзия движет нами благодаря своему символизму"15 . О художественной впечатлительности Йейтс упоминает также неоднократно, например: "Я помню, что мне хотелось описать предметы настолько ярко, насколько это возможно"16 . Он пишет об эмоциональности, которую приобретает лирика с помощью символов.

Конечно, подробный сопоставительный анализ творчества обоих писателей еще впереди. Целью данной статьи было продемонстрировать типологическую близость Д. С. Мережковского и У. Б. Йейтса на фоне сходной кризисной общественно-политической ситуации в России и Ирландии. Названных авторов объединяет не только общность творческих интересов, но и принадлежность (по меньшей мере на начальном этапе их деятельности) к романтическому типу художественного мышления.

стр. 32


--------------------------------------------------------------------------------

1 Жирмунский В. М. Сравнительное литературоведение. - Л., 1979. - С. 68.

2 Йейтс У. Б. Избранное: Сборник / Перевод Г. Кружкова. - М., 2001. - С. 25 (далее: ссылки на издание в тексте с указанием страницы).

3 Русская литература XX века (1890 - 1910) / Под ред. С. А. Венгерова. В 2 кн. - М., 2000. - Кн. 1. - С. 31.

4 История русской литературы: XX век: Серебряный век / Под ред. Жоржа Нива, Ильи Сермана, Витторио Страды и Ефима Эткинда. - М., 1995. - С. 31.

5 Русская литература XX века. - Кн. 1. - С. 21.

6 Русская литература рубежа веков (1890-е - начало 1920-х годов). Книга 1. - М., 2000. - С. 696.

7 Там же. - С. 23.

8 Мережковский Д. Л. Толстой и Достоевский. Вечные спутники. - М., 1995. - С. 537. Далее ссылки на это издание в тексте статьи с указанием страницы.

9 The Collected Works of W. В. Yeats. Stratford on-Avon, 1908. - V. 6. - P. 228 (далее: The collected works of W.B. Yeats. V. 6). Здесь и далее перевод автора. - Х. А.

10 Unterecker John. A reader's guide to William Butler Yeats. - L., 1959. - P. 11.

11 Там же. - Р. 10.

12 Мережковский Д. С. Стихотворения и поэмы. (Новая библиотека поэта). - СПб., 2000. - С. 145. Далее стихи цитируются по этому изданию, с указанием страницы.

13 Davis, Mangam, Ferguson? Tradition and the Irish writer. Writings by W.B.Yeats and Thomas Kinsella. - Dublin, 1970. - P. 48.

14 Yeats W.B. Essays and Introductions. - L., 1961. - P. 510.

15 Unterecker John. A reader's guide to William Butler Yeats - L., 1959. - P. 11.

16 The Collected works of W.B. Yeats. V. 6. - P. 230.

стр. 33


Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

А. А. ХОЛИКОВ, Д. С. МЕРЕЖКОВСКИЙ И У. Б. ЙЕЙТС (опыт сопоставительной характеристики) // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 02 апреля 2008. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1207133259&archive=1207225892 (дата обращения: 21.07.2018).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии