"ОСТАЛОСЬ ВО МНЕ ОБ ЭТОМ ПРИЯТНОЕ ВОСПОМИНАНИЕ" СПЕЦИФИКА ИЗУЧЕНИЯ АВТОБИОГРАФИЧЕСКИХ РАССКАЗОВ И. С. ШМЕЛЕВА ИЗ ЦИКЛА "КАК Я ВСТРЕЧАЛСЯ С ЧЕХОВЫМ"

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 20 марта 2008
ИСТОЧНИК: http://portalus.ru (c)


© Г. В. ПРАНЦОВА

найти другие работы автора

Автобиографический характер значительной части шмелевской прозы - это не только ее яркая особенность, но и то, что позволяет органично "вписать" произведения писателя в программу литературного образования в школе, поставить их в один ряд с произведениями Л. Н. Толстого, А. Т. Аксакова, М. Горького, И. А. Бунина и др. Видимо, этим и объясняется тот факт, что именно автобиографической прозой представлено творчество И. С. Шмелева в школьных программах1 . Несомненной удачей следует считать включение рассказа И. С. Шмелева "За карасями", который входит в цикл произведений "Как я встречался с Чеховым", повествующих о трех встречах будущего писателя с А. П. Чеховым.

Рассказ, несмотря на незатейливый сюжет, являет собой произведение довольно интересное в плане методического решения. Оно, пожалуй, единственное в курсе литературы V класса (и не только V) позволяет обратить внимание школьников на некоторые важные для их читательского развития теоретико-литературные понятия. В процессе анализа рассказа ученики расширяют представление об автобиографической прозе, образе героя-рассказчика, знакомятся с особенностями композиции шмелевского произведения, ролью внесюжетных элементов2 и главное - со способами характеристики персонажей, эпохи3 .

Разумеется, литературоведческие понятия, указанные нами, важны для формирования читательских способностей школьников. Но следует отметить, что обращение к ним (начиная с темы "И. С. Шмелев") будет осуществляться систематически как в V классе, так и в последующие годы обучения. В рассказе же "За карасями" есть одна особенность, которая не только раскроет учащимся своеобразие автобиографических произведений писателя, но и сделает близким и понятным для них мир подростка конца XIX столетия, покажет непреходящую ценность книг, любимых их сверстниками на протяжении многих десятилетий, кроме того, на основе "отголосков" другой литературы в шмелевском рассказе поможет сформировать у школьников первичное представление о реминисценции, которая в воспоминаниях И. С. Шмелева является средством характеристики героев и времени.

Следует ли вводить сам термин и его определение? Думается, нет. Тем более, что понятие "реминисценция" часто даже в специальной литературе не имеет достаточно четкого разграничения с понятием "аллюзия". Так, О. Сорокина (автор первой монографии об И. Шмелеве), характеризуя рассказ "За карасями", говорит об использовании в нем "литературной аллюзии"4 , хотя пример, приводимый ею, скорее являет собой реминисценцию.

В вопросе о двух "текстовых фигурах" - реминисценции и аллюзии - мы согласны с позицией И. В. Пекарской. По мнению литературоведа, аллюзия - это "употребление в речи ходового выражения в качестве намека на хорошо известный факт, исторический или бытовой", а реминисценция - "намеренное или невольное воспроизведение автором речи знакомой фразы или образной конструкции из фольклора, художественного произведения"5 .

Разумеется, нет необходимости знакомить учащихся с обоими стилистическими приемами (хотя и тот и другой используются Шмелевым в "чеховском цикле"). Вполне достаточно будет ограничиться реминисценцией и охарактеризовать это явление в рассказе как напоминание о другом произведении, "отсылки" к предшествующим литературным фактам... образы литературы в литературе (курсив наш. - Г. П .)" 6 . Здесь важнее другое: как, в каком объеме дать представление о новом понятии, какие его особенности раскрыть; как ввести в анализ фрагменты литературных произведений, "отсылки" к которым содержатся в шмелевском рассказе; какие читательские знания пятиклассников репродуцировать; каким может быть методическое решение урока.

Начать анализ произведения следует со слова учителя, которое должно представлять собой краткий обзор "чеховского цикла". От чьего лица ведется повествование? Кто является главным героем цикла произведений? Определите по названиям рассказов круг интересов героя-рассказчика. Как характеризует мальчика мир его увлечений? - вот примерный круг вопросов, которые позволят школьникам составить самое общее представление о главном герое - подростке по имени Тоня (полное имя - Антон). (Следует обратить внимание учеников на то, что в автобиографическом произведении имя главного героя может быть вымышленное, не совпадать с именем писателя.) Что интересует, привлекает подростка? Гимназия, библиотека,

стр. 26


--------------------------------------------------------------------------------

Мещанские пруды, жизнь окружающих его людей и многое-многое другое, находящееся за пределами дома. Круг интересов мальчика-гимназиста характеризует его как человека активного, любознательного, увлекающегося рыбалкой и особенно - книгами.

Далее уместно познакомить школьников с воспоминаниями И. С. Шмелева о своем отрочестве: "С поступлением в гимназию мне стала доступной книга. Жюль Берн, Майн Рид, потом Марриэт и Эмар были любимыми писателями. Они открыли передо мной прекрасный мир недосягаемого. Океан и тропические леса. Льды и пустынные берега, просторы и тишина. Отважные честные люди. Благородные храбрецы, герои-индейцы и старые охотники"7 . Вопрос: "Как в рассказе отразился мир увлечений автора?" - побуждает учащихся обратиться к тексту и выделить в нем фрагменты, где интерес рассказчика и его друга Женьки к книгам выражен особенно ярко. При этом отмечается, как увлечение американской литературой отразилось на повседневном поведении мальчиков, в чем оно проявилось.

Этот момент для школьников особенно важен, так как впервые на уроках литературы им предоставляется возможность поговорить о форме поведения литературного персонажа, ее составляющих и, в частности, об игровой сущности поведения, так называемых "поведенческих маскарадах" (В. Е. Хализев). Обращается внимание на то, что подражание шмелевских героев литературным персонажам проявилось и в одежде, именах ("синяя рубаха, индейская"; "А Женька... на меня шипит: "Девчонка несчастная, а еще "Соколиное перо"..." 8 ), и в произносимых фразах ("Не выкурят ли мои краснокожие братья со мною трубку мира?"; "Отныне моя леска - твоя леска, твоя прикормка - моя прикормка, мои караси - твои караси"), и в поведении, позах героев рассказа ("Он [Женька] плыл с перочинным ножом в зубах, как всегда делают индейцы и эскимосы..."; "...Женька... не бросал слова на ветер, а запирал их "забором зубов", как поступают одни благородные индейцы"; "Незнакомец взял "дикобразово перо", прижал к жилету, сказал по-индейски - "попо-кате-петль!", что значит "Великое сердце", и положил в боковой карман, где сердце").

Данный этап урока сложен и для учителя. Как раскрыть ученикам "литературность поведения" (Ю. М. Лотман) персонажей? Чем объяснить это? И как на основе игры героев научить школьников составлять характеристику "внешнего человека" (М. М. Бахтин), дать им определенное представление об эпохе, на которую пришлось детство писателя? Разумеется, пятиклассникам, несмотря на возраст (а может быть, и в силу возраста), вполне доступно понимание того, что искусство (особенно литература) может создавать модели, по которым отдельные люди строят свое личное поведение, то есть играют в жизни по литературным образцам. Ю. М. Лотман отмечал, что поколение XIX века "следует в реальном поведении образцам, почерпнутым из американской литературы"9 . Почему? Хорошо это или плохо? Что дает такая игра? По мнению Лотмана, вторжение искусства в быт, "эстетизируя повседневное течение жизни... давало выход за пределы рутины каждодневного быта"10 . Значит, играя, воображая себя индейцами, герои шмелевского рассказа делали свою жизнь интересной: "Случалось такое необычное в бедной и неуютной жизни, которую мы пытались наполнить как-то... нашим воображением". (Это современным школьникам вполне понятно.)

Какие литературные образцы выбрали персонажи рассказа для подражания? Какие качества "благородных индейцев" привлекают мальчиков? Смелость, сдержанность, великодушие... В некрологе "Н. М. Пржевальский" А. П. Чехов так объясняет своим современникам некоторые причины благородных порывов юного поколения, стремящегося вырваться за пределы "неуютной жизни": "Изнеженный десятилетний мальчик-гимназист мечтает бежать в Америку или Африку совершать подвиги - это шалость, но не простая... Это слабые симптомы той доброкачественной заразы, которая неминуемо распространяется на земле от подви-

стр. 27


--------------------------------------------------------------------------------

га"11 . Таким образом, по мнению писателя, "положительные типы, создаваемые литературою, составляют ценный воспитательный материал"12 .

В каких эпизодах особенно ярко показано желание героев походить на индейцев? - этот вопрос побуждает школьников обратиться к тексту произведения и не просто выделить нужные фрагменты, но и перечитать их. И. А. Ильин писал: "Шмелева надо читать два, три раза; и при каждом новом чтении вы... будете замечать и постигать все новые черты и детали, мимо которых вы пронеслись первый раз: они всплывают при втором, третьем чтении и оказываются необходимыми членами целого - того массива образов, из которого состоит ткань произведения..."13 . Именно этой цели и служит повторное обращение учащихся к шмелевскому тексту. Перечитывая рассказ "про себя", "по ролям", школьники не только отмечают особенности характеров каждого из персонажей, но и раздумывают над тем, что определяет их поступки, "сверяясь" при этом с литературными моделями, которым гимназисты, следуют в своем поведении-игре.

Мальчики, а затем и Чехов, принявший условность их поведения, воображают себя героями книг Ф. Купера и М. Рида "про индейцев". Как автор рассказа показывает, кому подражают герои? - вот вопрос, который подведет школьников к пониманию того, как вводятся "образы литературы в литературу". Кроме того, это задание "оживляет" знания пятиклассников-читателей о приключенческой литературе. Желательно, чтобы на уроке прозвучали отрывки из романов Купера и Рида: это поможет школьникам понять роль реминисценции в создании, например, образов персонажей.

Но мальчики-гимназисты - не единственные герои рассказа. В нем есть и другие: писатель А. П. Чехов (во время знакомства с мальчиками - Антоша Чехонте; эта аллюзия - указание на время, в которое происходило описываемое событие) и Кривоносый, регент Мещанского училища. Разговор об этих персонажах направляется блоком вопросов, требующих от учащихся развернутого ответа (и одновременно "помогающих" им выстроить такой ответ): Как восприняли мальчики незнакомца и Кривоносого? Изменилось ли их отношение к "непрошеным гостям"? Почему незнакомец превращается в "бледнолицего брата", а Кривоносый - в "бледнолицую собаку"? Каков "путь превращения" каждого из "самозванцев"?

Гимназисты, играющие "в индейцев", изнутри переживают "свою" жизнь индейцев, глазами индейцев смотрят на "непрошеных гостей": возмущаются их появлением на "своей" территории. Как они демонстрируют свое недоброжелательное отношение к "бледнолицым"? Что должно стать определяющим в поведении "самозванцев"? Что они должны сделать, чтобы общение состоялось?

Выход в создавшейся ситуации для "непрошеных гостей" один: они должны принять участие в игре (зрителей в подобной ситуации просто не должно быть). А. П. Чехов, "натурадинамическая, неистощимо активная" (В. Набоков), и в то время, о котором повествуется в рассказе, человек еще сравнительно молодой, понял игру новых знакомых, быстро перекодировал свое реальное поведение в условное: принял на себя одну из ролей игры в "индейцев". О чем это свидетельствует? Наверное, не только о знании молодым писателем детской психологии, о его доброте, способности к перевоплощению, но и о том, что разные поколения (поколение Чехова и поколение Шмелева) проживали свое отрочество по одной парадигме (играли, например, "в индейцев", героев книг американских писателей, читали книги С. Т. Аксакова...). Чехов, чтобы вступить в общение с гимназистами, загладить свою нечаянную вину перед ними, положительно отнесся к игре, к тем событиям из "индейской" жизни, которые мальчики решили разыграть (ловля рыбы; заключение мира с "бледнолицым"), даже изъявил желание принять в них участие в качестве одного из действующих лиц. В результате - становится для "индейцев" "бледнолицым братом". Кривоносый же не принял условности поведения юных ры-

стр. 28


--------------------------------------------------------------------------------

боловов ("краснокожих"), стал поучать их, угрожать ("мало вас драли, грубиянов!"), за что они, в соответствии с принятой на себя ролью, называют его "бледнолицей собакой".

В рассказе используются реминисценции не только из американской литературы, но и из книги С. Т. Аксакова "Записки об уженье рыбы". Разумеется, нельзя обольщаться тем, что пятиклассники знакомы с "Записками...". Вполне достаточно будет, если ученики выделят те части шмелевского повествования, в которых герои упоминают об Аксакове или же ориентируются на его "оценку" настоящего рыбака. Задача учителя здесь - познакомить школьников с самыми яркими фрагментам из "Записок

С. Т. Аксаков. "Записки об уженье рыбы" (из глав "Прикормка", "Об уменье удить")

Прикормка - дело великое... <...> Хорошо приготовлять следующим образом: берутся хлебные зерна ржи, овса, пшеницы или какие есть; прибавляются отруби, корки ржаного хлеба, особенно пригорелые... все это кладется в чугун, наливается водою и ставится в жаркую печь, сутки на двое...

<...>

Второе. Не менее важно уметь пользоваться погодою и временем дня. Самые драгоценные часы для ужения - раннее утро.

Восьмое. Знание времени, поры для подсечки, без сомнения, всего важнее в уменье удить. <.. .> подсекать всегда надо живо, но не слишком сильно, всегда несколько вверх и в противоположную сторону той, куда рыба тащит поплавок.

Девятое. Когда можно, надобно стараться, чтобы не класть удилища на воду и не погружать их концов в воду. Если позволит место, то можно легонько втыкать концы удилищ в берег... или подставлять под них рогульки...

Одиннадцатое. Не должно вытаскивать рыбу с одного приема, из всей силы... Надобно быстро подсечь, и если рыба невелика, то легонько ее вытащить; если же вы послышите большую рыбу, то после подсечки, которая должна быть довольно сильна... надобно дать ей свободу ходить на кругах... терпеливо дожидаться, когда рыба утомится и сделается об уженье рыбы", нашедшими свое отражение в рассказе. Осуществить это можно в процессе исследовательской деятельности, цель которой - расширить представление учащихся о реминисценции, показать им, как Шмелев в своем рассказе напоминает о другом литературном произведении - аксаковских "Записках...".

Школьникам предлагается познакомиться с некоторыми "общими правилами относительно умения удить", составленными С. Т. Аксаковым, и найти в тексте рассказа И. С. Шмелева фрагменты, в которых как бы "отражаются" наставления, то есть описываются действия персонажей в соответствии с советами, данными рыболовам.

И. С. Шмелев. "Как я встречался с Чеховым. За карасями"

Женька сделал богатую прикормку - из горелых корок, каши и конопли.

Было начало июня. Помню, идем по зорьке, еще безлюдным садом.

Но тут незнакомец поднимается, высокий, голенастый, и - раз! Тащит громадного карасищу, наш-шего, черноспинного, чешуя в гривенник, и приговаривает баском таким: "Иди, голубчик, не упирайся", - спокойно так, мастера сразу видно.

Смотрим из-за берез; сидит - покуривает, удочки на рогульках, по обе стороны.

Смотрим... - чу-уть поплавок ветерком будто повело, даже не тюкнуло. Знаем - особенное что-то. И тот сразу насторожился, удочку чуть поддал, - мастера сразу видно, чуть подсек, - так там и заходило. И такая тишь стала, словно все померли. А оно - в заросли повело. Тот кричит: "Не уйдешь, голуба... знаю твои повадки, фунтика на два

стр. 29


--------------------------------------------------------------------------------

смирна; тогда... взять рукой под жабры, если берег крут - или вытащить ее таскам, если берег полог14 .

Вопросы: Какую оценку дают мальчики голенастому незнакомцу-рыболову? Что послужило для них основанием считать его мастером в ужении рыбы? Какими правилами руководствовались юные рыболовы, оценивая действия "соломенной шляпы"? - помогут организовать углубленную работу учащихся над текстом рассказа.

Вне сомнения, мальчики оказались знакомы с очерками С. Т. Аксакова, "бывалого" рыболова: книга его была достаточно популярна во второй половине XIX века (свидетельство тому - высказывания о ней И. И. Панаева, М. Горького и др.). В оценках действий незнакомца, а также в своих не совсем благовидных поступках, направленных на то, чтобы помешать "самозванцам" удить на чужом месте, "индейцы" опирались на аксаковские правила и советы (откуда еще могли так хорошо усвоить подростки-книжники все премудрости ужения и почему они адекватно реагируют на замечания Чехова, связанные опять же с советами Аксакова?). Это становится для школьников очевидным в результате проведенной исследовательской работы. Кроме того, они получают представление о разных способах введения в рассказ воспоминаний о другом произведении.

Разумеется, подобная деятельность сложна для учащихся, но ведь от них и не требуется запоминания определения термина "реминисценция". Вполне достаточно будет, если они овладеют этим понятием на самом элементарном уровне (на уровне узнавания), поймут, какова роль реминисценции как художественного приема в литературном произведении.

Отвечая на вопрос: "Одинаково ли восприятие персонажами (мальчиками и Чеховым) советов Аксакова рыбакам, его авторитетных рассуждений "о рыбах вообще" и о карасях в частности?", - ученики отмечают противоречивое отношение Чехова к советам Аксакова. С одной стороны, молодой писатель, заядлый рыболов, следует правилам, изложенным в линь!.." <...> Стал выводить... - невиданный карасище... А тот в воду ступил, схватил под жабры и выкинул, - тукнуло, как кирпич.

"Записках...", которые он читал буквально накануне событий, описанных в воспоминаниях Шмелева. (Об этом свидетельствует его письмо брату Ивану Павловичу, в котором он, характеризуя статьи из журнала "Природа и охота", отмечает, что есть "хорошие" об уженье рыбы, "вроде аксаковских"15 .) С другой - Чехов с определенной долей юмора говорит о некоторых замечаниях Аксакова. Чтобы школьники почувствовали обаяние Чехова-юмориста, а также отметили комическую окраску шмелевского произведения, необходимо перечитать диалог Голенастого и Кривоносого:

"Голенастый... прищурился и говорит Кривоносому... с усмешкой: "Меща - не караси у вас, сразу видно!" А Кривоносый спрашивает почтительно: "Это в каком же смысле... в Мещанском пруду-с?" А тот смеется, приятно так: "Благородный карась любит ловиться в мае, когда черемуха... а эти, видно, Аксакова не читали".

Что делает диалог смешным? Какое замечание Аксакова становится предметом шутки Чехова? - эти вопросы подводят школьников к знакомству с одной из особенностей стиля Шмелева, которую точно определил И. А. Ильин, отмечая, что юмор в произведениях писателя "исходит от действующих лиц".

Таким образом, опираясь при разработке методики анализа шмелевского рассказа на некоторые оригинальные художественные приемы, используемые автором, можно подвести младших подростков к уяснению (на уровне представления, узнавания) роли реминисценций в произведении и тем самым продвинуть их в овладении читательской культурой.

Встреча с А. П. Чеховым не прошла для мальчиков-гимназистов бесследно. "Осталось во мне об этом приятное воспоминание", - замечает герой-рассказчик в другой истории из цикла "Как я встречался с Чеховым" - "Книжники... но не фарисеи".

стр. 30


--------------------------------------------------------------------------------

Рассказ может быть прочитан школьниками самостоятельно, а затем проанализирован на уроке внеклассного чтения. Обращение к этому произведению не только расширит представления учащихся о мальчиках-гимназистах, но и, что особенно важно, дополнит характеристику Чехова-человека, чье влияние на автобиографического героя было весьма существенным.

Подготовка к углубленной работе над текстом рассказа может направляться следующими вопросами: В какой ситуации герой-рассказчик слышит о писателе Чехове, с которым познакомился летом? Как характеризует отец дьякон молодого литератора? Когда и при каких обстоятельствах происходит вторая встреча мальчиков с "бледнолицым братом"?

Главный этап работы над произведением - это выразительное чтение (или чтение по ролям) и анализ сцены "Экзамен в библиотеке".

- С вопросов о каких книгах начинает свой "экзамен" А. Чехов? Почему?

- Какие чувства испытывает герой-рассказчик во время "экзамена"? Чем вызвано его волнение? Почему мальчику так нравятся чеховские вопросы?

- Как характер вопросов, воспоминания о своей читательской судьбе характеризуют самого "экзаменатора"?

- Какой совет дается герою-рассказчику? Что значит - "общее чтение"? Попытайтесь растолковать значение этого выражения. Подумайте, чем было вызвано это пожелание и кто его "произносит": "бледнолицый брат" или уже довольно известный писатель Чехонте? Мотивируйте свой ответ.

- Как остроумие Чехова, которое особенно подчеркивал в своем рассказе о нем отец дьякон, проявилось в сцене "экзамена" ? Что придает этой сцене юмористический пафос? Найдите в ней "провокационные" вопросы, задаваемые "индейцам", смешные ситуации из жизни самого Чехова-читателя. Составьте высказывание-рассуждение "Чехов - остроумнейший человек".

- Как писатель оценил страсть мальчиков к чтению? Как он называет их?

- Познакомьтесь со значением слова "фарисеи": "лицемеры, ханжи". Подумайте, какой смысл вкладывал А. П. Чехов в слово "книжники". Почему он противопоставляет слова "книжники" и "фарисеи" ("Книжники... но не фарисеи")?

Последний вопрос довольно сложен для школьников. В их понимании "книжники" - это люди, читающие книги. Но ведь читать можно по-разному. Как? С разной целью: читать - чтобы много знать, читать - чтобы похвастаться количеством прочитанных книг, читать от скуки... А чем являлось чтение для героев рассказа? Составной частью их жизни, "бедной и неуютной", которую они "пытались наполнить... воображением". Книги открывали гимназистам многие стороны жизни, давали им примеры для подражания, чем способствовали формированию их характеров (доказательством может служить геройский поступок Женьки Пиуновского, любившего читать "только одно военное").

Следующий этап урока - анализ сцены "В лавочке Соколова". Вопрос: "Можно ли считать, что в этой сцене описана еще одна встреча героя-рассказчика с Чеховым?" - побуждает учеников задуматься о роли данного эпизода в произведении. Действительно, в сцене действуют и мальчик, и писатель, но назвать это еще одной их встречей нельзя по той причине, что, находясь в лавочке в одно и то же время, они не общаются, поскольку Чехов мальчика "не узнал или не приметил".

Однако этот эпизод очень важен для героя-рассказчика. Почему? Школьникам предлагается в лицах перечитать разговор писателя с Соколовым и ответить на вопросы: Какое качество характера Чехова раскрылось мальчику, наблюдавшему его общение с лавочником? Как характеризуют писателя, очень хотевшего иметь в своей библиотеке Четьи-Минеи, слова: "А старичка вы, пожалуйста, не тревожьте, мне не надо"?

Вопросы вызывают определенную трудность у учеников. Это связано с тем, что в данном эпизоде (особенно в финальной его части, где и находится прось-

стр. 31


--------------------------------------------------------------------------------

ба Чехова, обращенная к лавочнику) наблюдается "слияние" голосов рассказчика - взрослого и ребенка. Мальчику, еще недавно удившему рыбу вместе с Чеховым, "было грустно", что его не узнали. Тогда почему же герой-рассказчик запомнил разговор писателя с лавочником, книгу, которую хотел иметь Чехов? Почему вспомнил о нем через тридцать лет? Наверное, потому, что "увидел" в этой сцене не только Чехова-книжника, но и Чехова-человека, наделенного любовью и состраданием к людям.

После такого разговора о рассказе будет уместным обращение к его заглавию. Только ли к мальчикам-гимназистам можно отнести слова, ставшие названием произведения? - вот вопрос, который подведет школьников к пониманию того, что Чехов - это тоже "книжник, но не фарисей". Чем являлись для него книги? В детстве - тем же, чем они были и для героев рассказа (не случайно Чехов так быстро включился в их игру на пруду), а затем, когда он уже стал писателем, книги помогали ему глубже понять окружающее, постичь характеры людей ("Я переглядел стопочку: ничего интересного, это я читал - про святых. Уже много после я понял, что было интересного в этих книжечках - для него. Много после мне вспомнилось - отражение снов как будто, - когда я читал Чехова: вспомнилось в словечках, в черточках, что-то знакомое такое..."). Но страсть к книгам не затмила в писателе его человеколюбия: он отказывается от книги, узнав, каким путем она может попасть к нему ("...пусть уж поживет старичок, не беспокойтесь...").

Итогом урока может стать самостоятельная работа учащихся. Им предлагается выписать фамилии авторов, упоминаемых в рассказе (или только в сцене "экзамена"), названия их книг, вспомнить, какие из них они читали, о чем эти произведения. Разумеется, в число читаемых современными школьниками попадут лишь некоторые авторы (Р. Стивенсон "Остров сокровищ"; Д. Дефо "Жизнь и приключения Робинзона Крузо"; Ф. Купер "Зверобой"). Это вполне понятно: во-первых, для современных подростков книга не единственный источник, дающий пищу воображению; во-вторых, за минувший век появилась и другая приключенческая литература, более увлекательная по своему содержанию. О ней-то и следует поговорить на данном этапе урока. Эффективной формой для такого разговора может стать импровизированный "экзамен", подобный тому, что описан в рассказе "Книжники... но не фарисеи".


--------------------------------------------------------------------------------

1 См., например, программы: под ред. Т. Ф. Курдюмовой (1997; 2000); под ред. А. Г. Кутузова; под ред. М. Б. Ладыгина // Программно-методические материалы. Литература. 5 - 11 кл. / Сост. Т. А. Калганова. 3-е изд., перераб. - М., 2000.

2 В школьных программах и учебных хрестоматиях по литературе рассказ представлен под "двойным" названием: "Как я встречался с Чеховым. За карасями", то есть заголовочный комплекс включает в себя и название всего цикла, и название первого рассказа из этого цикла.

3 Подробнее см.: Пранцова Г. В. Литературное и речевое развитие учащихся 5 - 11 классов: Книга для учителя. - Пенза, 2001. - С. 12 - 16.

4 Сорокина О. Московиана: Жизнь и творчество Ивана Шмелева. - М., 1994. - С. 293.

5 Пекарская И. В. Аллюзия и реминисценция: сходство и различие (к проблеме системного структурно-функционального описания) // Вестник Хакасского государственного университета им. Н. Ф. Катанова. Вып. 3. Серия: Языкознание / Отв. ред. Антонов В. П.; научн. ред. Пекарская И. В. - Абакан, 2002. С. 118.

6 Хализев В. Е. Теория литературы. - М., 1999. - С. 253.

7 Шмелев И. С. Автобиография // Русская литература. - 1973. - N 4. - С. 144.

8 Здесь и далее текст рассказа цитируется по: Шмелев И. С. Как я встречался с Чеховым. За карасями // Литература. 5 класс: Учебная хрестоматия для общеобразовательных учреждений. В 2 ч. Ч. 2. / Авт.-сост. Т. Ф. Курдюмова. 3-е изд., перераб. - М., 1996. - С. 111 - 115.

9 Лотман Ю. М. Беседы о русской культуре: быт и традиции русского дворянства (XVIII - начало XIX века). - СПб., 1994. - С. 183.

10 Там же. - С. 198.

11 Чехов А. П. Н. М. Пржевальский // Чехов А. П. Собр. соч. в 12 т. Т. 6. - М., 1985. - С. 442.

12 Там же. - С. 443.

13 Ильин И. А. Творчество Шмелева // Ильин И. А. Одинокий художник: Статьи. Речи. Лекции / Сост., предисл. и примеч. В. И. Белов. - М., 1993. - С. 114.

14 Аксаков С. Т. Записки об уженье рыбы // Аксаков С. Т. Собр. соч. в 4 т. Т. 4. - М., 1956. - С. 41; 45 - 50.

15 См.: Примечания // Аксаков С. Т. Собр. соч. в 4 т. Т. 4. - М., 1956. - С. 623.



Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

Г. В. ПРАНЦОВА, "ОСТАЛОСЬ ВО МНЕ ОБ ЭТОМ ПРИЯТНОЕ ВОСПОМИНАНИЕ" СПЕЦИФИКА ИЗУЧЕНИЯ АВТОБИОГРАФИЧЕСКИХ РАССКАЗОВ И. С. ШМЕЛЕВА ИЗ ЦИКЛА "КАК Я ВСТРЕЧАЛСЯ С ЧЕХОВЫМ" // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 20 марта 2008. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1206021900&archive=1206184486 (дата обращения: 17.11.2018).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии