ПОЛИТИК, НЕ ВЛАДЕЮЩИЙ РОДНЫМ ЯЗЫКОМ, НЕ ИМЕЕТ И ШАНСОВ НА ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ УСПЕХ

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 20 марта 2008
ИСТОЧНИК: http://portalus.ru (c)


© К. И. КОСАЧЕВ

найти другие работы автора

В рамках фестиваля "Русское слово", проводившегося 21 - 24 апреля 2004 года в Санкт-Петербурге, была учреждена награда в номинации "За чувство русского слова". Члены жюри выбрали политиков, которые, по их мнению, демонстрируют лучшие образцы живой русской речи. Лучшими были признаны К. И. Косачев, Д. О. Рогозин, Л. К. Слиска. Мы обратились к ним с просьбой высказать свое мнение по некоторым вопросам, которые считаем сегодня актуальными.

1. Образ современного общественного деятеля во многом зависит от его речевой культуры. В то же время и у каждого из политиков складывается собственный стиль, подчеркивающий его индивидуальность. Как Вы относитесь к проблеме речевой узнаваемости, к тому, что наряду с языком Пушкина, Толстого, Горького, Ленина существует язык современных политиков - например, Ельцина, Черномырдина, Горбачева? Как Вы работаете над своими выступлениями, текстами речей?

2. Большое влияние на воспитание языкового вкуса людей, особенно молодежи, оказывают СМИ. В последнее время вошло в моду общение с читателями на примитивном языке, во многих изданиях наблюдается кокетливое внедрение в текст сленга, жаргонных, просторечных слов и выражений. Должны ли СМИ нисходить до такого уровня, стремясь завоевать аудиторию? Нужно ли стремиться к созданию газет, теле- и радиопрограмм, объединяющих общество на основе грамотной литературной речи, тем самым сохраняя ее и просвещая людей? Ведь не секрет, что многие СМИ разрушают стилистическую структуру литературного языка, вносят в нашу речь агрессивность, вульгарность, оскорбляют эстетическое чувство.

3. Как Вы считаете, способствует ли облик новой России продвижению русского языка в мире? Что, по-вашему, влияет на иностранцев, выбирающих русский язык для изучения: наша история, культура, демократические завоевания последних лет или стремление к деловому сотрудничеству?

4. Что можно сделать для стабилизации положения русского языка и, соответственно, русских в странах СНГ и Балтии, чтобы двуязычие в этих странах стало нормой?

Сегодня журнал публикует статью Председателя Комитета Государственной думы по международным делам Константина Иосифовича Косачева.

Весной этого года я был весьма приятно удивлен, когда Экспертный совет фестиваля русской речи "Русское слово", проводившегося в Санкт-Петербурге, назвал меня в числе лауреатов фестиваля в номинации "За чувство русского слова". Неожиданность для всех лауреатов обеспечило в первую очередь то обстоятельство, что решение было вынесено на основании проводившегося в течение довольно длительного времени независимого и непредвзятого мониторинга публичных выступлений различных политических деятелей России. И самое интересное - это делалось без предварительного уведомления политиков о том, что за их речью пристально следят эксперты-языковеды (так сказать, "инкогнито из Петербурга"), что, на мой взгляд, делает эту награду особенно ценной и почетной. Положительный результат любой "внеплановой ревизии" всегда ценится выше, чем смотр заранее заготовленных "потемкинских деревень".

Однако любой публичный политик должен сознавать, что на самом деле такой независимый оценщик у него есть

стр. 2


--------------------------------------------------------------------------------

всегда. Это - граждане России, народ, в каком бы качестве он ни выступал по отношению к представителям власти: в роли избирателя или налогоплательщика, внимающего или требующего. И по каждому выступлению он судит обо всех, кто руководит страной и кому он вверил свою судьбу. Конечно, общая вина и беда политического класса в том, что этот вердикт далеко не всегда бывает положительным, хотя ежедневное пребывание в "секторе обстрела" наших цепких СМИ все же делает свое дело: за своей речью стараются следить, хотя и не всем суждено стать авторами легендарных афоризмов. Глубоко убежден, что закрытость политика вредит прежде всего ему самому: и воплощению его амбициозных карьерных планов, и развитию личности как таковой. Грамотная речь и искусное владение родным языком становятся сегодня мощным инструментом влияния, и по мере утверждения подлинного гражданского общества в России, развития партийной системы и элементов публичной состязательности значение этого фактора в политике будет только возрастать.

При этом очень часто можно заметить, что грамотной речью обладают именно те, кто дорожит словом, относится к нему ответственно. Ведь слово - это особый дар, обладающий даже определенными сакральными свойствами, а потому требующий бережного отношения к себе. Не случайно в христианской традиции, под влиянием которой формировалась русская культура, Бог именуется Словом. Как писал Николай Гумилев:

Но забыли мы, что осиянно
Только слово средь земных тревог,
И в Евангелии от Иоанна
Сказано, что слово - это Бог.
Язык народа - это его определенное историей и унаследованное от предков уникальное, только ему данное богатство, которое, как любую ценность, можно сохранить, приумножить или растратить. Но горе тому поколению, которое войдет в историю как расточитель этого богатства, да и, скорее всего, оно окажется замыкающим в исторической цепочке генераций.

Именно в этом смысле мы, политики, говорим о государственном языке не просто как о средстве межнационального общения и даже не только как о своего рода государственном символе, как герб или флаг, но и как о важнейшем факторе национальной безопасности. Русский язык позволил нашей многонациональной стране, пережившей за последние 100 лет два мощнейших перелома в своей исторической судьбе, сохранить культурное, экономическое и политическое единство, создавая основу собственной идентичности для государствообразующей нации и средство для поддержания межнациональных связей внутри страны, а теперь и с миллионами русскоязычных соотечественников, в одночасье оказавшихся за пределами исторического Отечества.

Не случайно русский язык стал для многих из них передним краем борьбы за свои демократические права и одновременно последним рубежом обороны, за которым - утрата своего национального лица. Тысячи школьников и учителей в Латвии выходят сегодня на улицы, чтобы отстаивать свое право на родной язык. За русское слово, ставшее символом свободы и прав человека, борются наши бывшие соотечественники практически на всем постсоветском пространстве. Ибо то, что для нас, живущих в России - привычная повседневность, для них стало остро ощущаемым условием существова-

стр. 3


--------------------------------------------------------------------------------

ния, угроза утраты которого вынуждает их подчас рисковать своим общественным положением, материальным благополучием и комфортным статусом гражданина. Но все ли мы у себя в стране делаем для того, чтобы русский язык сохранил свои позиции в мире и, что, пожалуй, еще важнее, - в самой России, как ни прискорбно ставить вопрос именно так?

Безусловно, существуют объективные причины того, что падение абсолютных показателей изучения русского языка в мире в последние 10 - 15 лет было столь масштабным. Особенно заметно это в Восточной и Центральной Европе, которая с распадом прежних структур, формировавших так называемый социалистический лагерь - ОВД, СЭВ и т.д., - резко переориентировалась на Западную Европу и Америку. Ведь, как известно, преподавание русского языка в школе было в большинстве этих стран обязательным. Но на протяжении последних лет он целенаправленно и последовательно вытесняется другими языками, которые руководство этих стран считает, очевидно, более важными и актуальными для своего населения. В сложном положении оказался русский язык и в государствах бывшего СССР. Хотя там еще преобладают поколения тех, для кого он был средством межнационального общения, но плоды политики активной дерусификации в некоторых странах начинают уже сказываться в первую очередь на молодежи этих стран.

Да, все это, как уже говорилось, факторы объективные, и не всегда в наших силах повлиять на эти процессы. "Насильно мил не будешь", и нельзя людей против их воли заставить изучать именно русский язык. А вот побудить все-таки можно. Руководство страны и, в частности, МИД России многое делают для того, чтобы переломить негативные тенденции, предотвратить падение в мире статуса русского языка, который по-прежнему является одним из официальных рабочих языков ООН и других международных организаций, а из числа 3000 мировых языков входит в группу двенадцати наиболее распространенных, имеющих аудиторию свыше 100 миллионов человек. Разумеется, нужны протекционистские меры по отношению к носителям русского языка за рубежом: помощь в получении высшего образования в России, обеспечение учебниками и методическими материалами на местах, сохранение и расширение нашего культурного присутствия в странах их проживания, поддержка и стимулирование всех положительных инициатив местных властей. Это требует больших материальных и организационных затрат, и при этом не сулит немедленной отдачи, но тем не менее линия на укрепление позиций русского языка за рубежом будет неизменной составляющей внешней политики России и в будущем.

Однако ключ к достижению заметного прогресса на этом направлении нужно искать в первую очередь у себя дома. По мере укрепления наших позиций в мире, развития экономики и внешних связей с миром будет неизбежно расти и интерес к России. Уже сейчас в Европе - Западной и Восточной, - при общем уменьшении числа обучающихся на факультетах славистики, прослеживается довольно устойчивая тенденция к увеличению численности изучающих русский язык на нефилологических факультетах: юридических, экономических, медицинских, естественно-научных - в качестве второго или третьего иностранного языка. Этот процесс можно наблюдать во многих странах, с которыми Россия поддерживает хорошие деловые, научные и культурные связи, он обусловлен надеждами студентов на будущее трудоустройство в тех секторах, которые ориентированы на сотрудничество с нашей страной.

Задумаемся и над таким вопросом: почему весь мир изучает английский? В первую очередь потому, что Америка стала в глазах многих эталоном национального успеха, она смогла предложить всему миру свою идеологию, завоевала весь мир продукцией голливудской "фабрики грез" и популярной музыкой. Это не значит, что нам сейчас нужно соревноваться с США в выпечке "гамбургеров" или сочинении "поп-хитов" - это было бы заведомо проигрышной игрой на чужом поле. Нам нужно найти, а точнее - вернуть свое поле, свое культурное и духовное пространство, на котором мы сможем предложить миру нечто такое, в чем другим будет трудно конкурировать с нами. В конце концов, историческая состоятельность любой нации измеряется не только и не столько степенью ее матери-

стр. 4


--------------------------------------------------------------------------------

ального благополучия, сколько тем вкладом, который она вносит в мировую культуру.

Ведь, скажем, в Западной Европе столь резкого падения интереса к России и русскому языку за эти годы не отмечалось. Мотивация людей, как правило, одинаковая: "хотим приобщиться к культуре Достоевского, Толстого, Чехова". Причина эта замечательная, и нужно всячески поощрять такое стремление. Вот только есть тут один нюанс, который не может не настораживать: ведь это все классики XIX или, в лучшем случае, - начала XX века. Безусловно, их роль далеко не исчерпана за минувшее столетие, они и по сей день олицетворяют расцвет русской культуры, но симптом все-таки довольно тревожный: мне кажется, современная Россия также должна предложить меняющемуся миру нечто актуальное, но в то же время не выходящее за рамки ее традиции, ее исторически определенной ниши, которая и делала бы ее привлекательной в глазах иностранцев. Не страшно, если наши поп-звезды не будут в мировых хит-парадах, хуже, если духовные элиты всего мира более не будут искать в нас подлинной высокодуховной альтернативы. А это уже зависит в первую очередь от нас, от того, как мы дорожим нашим культурным даром.

Когда по телевидению был премьерный показ сериала "Идиот", создателям которого была присуждена Литературная премия Александра Солженицына за 2004 год, то одноименный роман Достоевского вышел во многих магазинах на первое место по продажам, обойдя популярных западных авторов и отечественное "легкое чтиво". Факт вроде отрадный, но, если взглянуть на него с другой стороны, есть повод и призадуматься: это значит, что множество людей без помощи ТВ скорее всего так и не собрались бы почитать оригинал, и при этом не имели книгу дома или у родственников. В наш информационный век электронные СМИ - телевидение, Интернет - могут играть как разрушительную, так и созидательную роль, все дело в том, в чьих руках это влиятельное орудие, что, но и КАК говорят авторитетные люди с экрана.

Разумеется, современный язык живо реагирует на тенденции в обществе, и мы, политики, не стоим в стороне от этих процессов. Наверное, многих профессиональных языковедов несколько смущают некоторые популярные слова современного политического лексикона: "административный ресурс" или "озабоченности" в связи с тем или иным событием, например, по поводу недавнего расширения НАТО и ЕС. Но в таких случаях мы просим лингвистов быть чуточку снисходительнее к политикам и их профессиональному словарю. Для тех, например, кто занимается внешнеполитической деятельностью, такие термины порой представляются наиболее точно отражающими суть явления, когда, скажем, та же "озабоченность" действительно не одна, а их целый список, официально вручаемый партнерам по переговорам.

Хотя есть, конечно, ситуации, когда мы вместе с вами разделяем тревогу за судьбу языка в своем отечестве: сейчас, к примеру, очень редко на телеэкране встретишь политиков и даже "деятелей культуры", которые могли бы грамотно сказать: "2004-й год" - мы слышим сплошь и рядом нелепое "двухтыщечетвертый ". Плохо даже не то, что так говорят многие, хуже, что никто не одернет, не поправит, ошибки притираются, врастают в живую ткань языка, деформируя и искажая ее. Понижается порог чувствительности общества к ошибке и повышается общий уровень допустимого невежества.

Именно с этой точки зрения считаю особенно важным, чтобы "бдительное око" (а вернее - ухо) экспертов и далее следило за положением дел с русским языком в публичной политике, т.е. за словом, обращенным к миллионам сограждан, чтобы всем нам не пришлось краснеть за тех, кто претендует на роль элиты. Убежден, что именно ответственное отношение к слову выдает ответственное отношение к делу. И наоборот - велеречивость чаще всего укрывает отсутствие реальных дел. А потому хотел бы закончить словами протопопа Аввакума, предварившего четыре века назад свои сочинения таким обращением к читателю:

"...и аще что реченно просто, и вы, Господа ради, чтущий и слышащий, не позазрите просторечию нашему, понеже люблю свой русской природной язык, виршами философскими не обык речи красить, понеже не словес красных Бог слушает, но дел наших хощет".

стр. 5


Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

К. И. КОСАЧЕВ, ПОЛИТИК, НЕ ВЛАДЕЮЩИЙ РОДНЫМ ЯЗЫКОМ, НЕ ИМЕЕТ И ШАНСОВ НА ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ УСПЕХ // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 20 марта 2008. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1206021263&archive=1206184486 (дата обращения: 19.09.2018).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии