А. С. Пушкин, Евгений Онегин. Роман в стихах

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 13 марта 2008
ИСТОЧНИК: http://portalus.ru (c)


© Л. В. Чернец, Н. С. Арапова

найти другие работы автора

Викторина. А. С. Пушкин, Евгений Онегин. Роман в стихах

1 . Из каких частей состоит текст романа? Какие читательские ожидания вызывают заглавие, эпиграф, посвящение? В чем заключаются функции примечаний?

2 . Как заканчивается сюжет произведения и какова его последняя строка?

3 . Какова структура онегинской строфы и сколько всего строф в романе? Перечислите отступления от принципа онегинской строфы. Чем они мотивированы?

4 . В тексте романа есть строфы пропущенные (например, IX в первой главе; далее указываются только номера глав и строф), незаконченные (3, III), стоящие сразу под несколькими номерами (4, I. II. III. IV. V. VI. VII). Чем объясняются и что означают эти особенности нумерации строф?

5 . Из какого произведения П. А. Вяземского взят эпиграф к первой главе? Где еще в тексте романа автор вспоминает о Вяземском?

6.

"Ах, слушай, Ленский; да нельзя ль
Увидеть мне Филлиду эту,
Предмет и мыслей, и пера,
И слез, и рифм
et cetera?"

(3, II; латинское выражение выделено Пушкиным курсивом).

Почему Онегин называет Ольгу Филлидой? И с какой литературной героиней сравнивает Ленский Татьяну, описывая ее своему другу?

7 . Кто такой Грандисон? Сколько раз упоминается о нем в романе и с какой целью?

8 .

Британской музы небылицы
Тревожат сон отроковицы... (3, XII).
Кто здесь имеется в виду под "отроковицей"?

9 . Какую книгу читал Ленский перед дуэлью?

10. Были ли у Татьяны женихи до ее приезда с матерью в Москву "на ярманку невест"?

11. Назовите произведение, открывающееся следующими строками:


Пускай слыву я старовером,


Мне все равно - я даже рад:


Пишу Онегина размером;


Пою, друзья, на старый лад.

Что подразумевал поэт под "размером"?

12. Кому из русских критиков, поэтов принадлежат следующие слова:

а) "Посещение Татьяною опустелого дома Онегина (в седьмой главе) и чувства, пробужденные в ней этим оставленным жилищем, на всех предметах которого лежал такой резкий отпечаток духа и характера оставившего его хозяина, - принадлежит к лучшим местам поэмы и драгоценнейшим сокровищам русской поэзии";

б) "Онегин приезжает из Петербурга - непременно из Петербурга, это несомненно необходимо было в поэме и Пушкин не мог упустить такой крупной реальной черты в биографии своего героя. [...] В глуши, в сердце своей родины, он, конечно, не у себя, он не дома";

в) "...Родовые черты обломовского типа мы находим еще в Онегине и затем несколько раз встречаем их повторение в лучших наших литературных произведениях. Дело в том, что это коренной, народный наш тип, от которого не мог отделаться ни один из наших серьезных художников";

г) "Воспев бобровый воротник, Пушкин воспевает все кушанья того обеда, которым занимается Онегин у Талона. Обед недурен: тут появляется окровавленный ростбиф, трюфли, которые Пушкин называет почему-то роскошью юных лет, нетленный пирог Страсбурга, живой лимбургский сыр, золотой ананас и котлеты, очень горячие, очень жирные и возбуждающие жажду, которая утоляется шампанским. В каком порядке эти поэтические предметы следуют один за

стр. 65


--------------------------------------------------------------------------------

другим, - этого Пушкин нам, к сожалению, не объясняет, и прямая обязанность наших антиквариев и библиофилов состоит в том, чтобы пополнить этот важный пробел посредством тщательных исследований";

д) "И было сердцу ничего не надо, Когда пила я этот жгучий зной... "Онегина" воздушная громада, Как облако, стояла надо мной"?

13. "Прощай же, книга! Для видений - отсрочки смертной тоже нет. С колен поднимется Евгений, - но удаляется поэт. И все же слух не может сразу расстаться с музыкой, рассказу дать замереть... судьба сама еще звенит, - и для ума внимательного нет границы - там, где поставил точку я: продленный призрак бытия синеет за чертой страницы, как завтрашние облака, - и не кончается строка".

Какой русский роман завершается этим абзацем? Что в этих строках напоминает об "Евгении Онегине"?

14.

Вошел: и пробка в потолок,
Вина кометы брызнул ток... (1, XVI).
Что такое ток ?

15.

Все, чем для прихоти обильной
Торгует Лондон щепетильный... (1, XXIII).
Почему Лондон - щепетильный!

16.

Усеян плошками кругом,
Блестит великолепный дом... (I, XXVII).
Что такое плошки?

17.

Вот наш Онегин - сельский житель,
Заводов, вод, лесов, земель
Хозяин полный... (1, LIII).
Какими же заводами владел Онегин?

18 .

В любви считаясь инвалидом,
Онегин слушал с важным видом,
Как, сердца исповедь любя,
Поэт высказывал себя (2, XIX).
19 . О матери Татьяны сказано:

Корсет, альбом, княжну Алину,
Стишков чувствительных тетрадь
Она забыла: стала звать
Акулькой прежнюю Селину
И обновила наконец
На вате шлафор и чепец (2, XXXIII).
Что такое шлафор?

20. Княжна Алина говорит о Грандисоне:


"В Москве, живет у Симеона;


Меня в сочельник навестил;


Недавно сына он женил"
(7, XLI).
Так где же живет Грандисон и когда он навестил княжну Алину?

21.

Татьяна долго в келье модной
Как очарована стоит.
Но поздно. Ветер встал холодный.
Темно в долине. Роща спит
Над отуманенной рекою;
Луна сокрылась за горою.
И пилигримке молодой
Пора, давно пора домой (7, XX).
Почему Татьяна названа пилигримкой?

Ответы

1 . Текст романа состоит из следующих частей: заглавие, или заголовочный комплекс (имя автора, название, жанровый подзаголовок), эпиграф, посвящение, восемь глав (каждая имеет свой эпиграф или эпиграфы), примечания, "Отрывки из путешествия Онегина". Используя современные термины, можно сказать, что основной текст "Евгения Онегина" (главы романа, включая "Отрывки...") заключен в раму (рамку), представленную несколькими компонентами 1 . Рамочные компоненты, предшествующие первой главе, вводят в художественный мир романа. Для первых читателей необычным было само название произведения. Имя Евгений (греч. "благородный") обычно давалось персонажу, сатирически изображаемому - благородному лишь по происхождению, но не по характеру, поступкам. Так, во второй сатире А. Д. Кантемира "На зависть и гордость дворян злонравных. Филарет и Евгений" злонравному дворянину Евгению противопоставлен Филарет (греч. "любитель добродетели"), незнатного происхождения. К имени, традиционному для отрицательного персонажа, Пушкин прибавляет семантически нейтральную, не "говорящую" фамилию. Онегин (как и Ленский) - "речная", подчеркнуто литературная фамилия: "большие реки в России никогда не составляли собственности отдельных лиц или семей, и естественное возникновение фамилий от гидронимов было невозможно" 2 . Фоном, оттеня-

стр. 66


--------------------------------------------------------------------------------

ющим новизну заглавия-антропонима Евгений Онегин, может служить назидательное двойное заглавие, во вкусе классицизма, романа А. Е. Измайлова "Евгений, или Пагубные следствия дурного воспитания и сообщества", в 2 частях, 1799- 1801 3 . Эпиграф (выдержка "из частного письма" на франц. языке) укрепляет в читателе ожидание странного, противоречивого главного героя, а посвящение подготавливает к многотемному содержанию: "Прими собранье пестрых глав, // Полусмешных, полупечальных, // Простонародных, идеальных...".

К рамочным компонентам текста относятся также "Примечания" (всего их 44), выполняющие многообразные функции: они вводят автобиографические сведения (N 1,10,11), разъясняют реалии (N 3,4,30,33,37,39), отсылают к литературным и фольклорным источникам (N 5 - 8,12,14 - 16,18 - 20,22,26 - 29,34 -35,38, 48), знакомят с другими стихами Пушкина, стихами его друзей-поэтов (N 8,9,25,42), содержат отклики на журнальную критику (N 3,23 - 24, 31 - 32, 36) и др. В целом пушкинские примечания отличает свободный, непринужденный характер; их стиль напоминает "болтовню" с читателем в многочисленных "отступлениях" Автора-повествователя в основном тексте. "Роман требует болтовни; высказывай все начисто", - писал Пушкин А. А. Бестужеву (конец мая - начало июня 1825 г.). Авторские примечания, поясняющие основной текст, соотносящие его с первичной реальностью, - наследие XVIII в. ("Сатиры" А. Д. Кантемира), они есть и в других произведениях Пушкина (поэмы "Кавказский пленник", "Полтава", "Медный всадник") 4 .

Сохранившиеся фрагменты строф "Десятой главы", сожженной Пушкиным в Болдинскую осень 1830 г., в канонический (т.е. отражающий последнюю творческую волю автора) текст романа не входят.

2. Сюжет романа не имеет развязки, автор оставляет своего героя "в минуту, злую для него..." (8, XLVHI). В 1835 г. Пушкин шутливо писал своим друзьям (П. А. Плетневу, В. А. Жуковскому, Д. В. Давыдову), убеждавших его продолжать роман:

Вы за "Онегина" советуете, друга,
Приняться мне опять в осенние досуги.
Вы говорите мне: он жив и не женат.
Итак, роман еще не кончен: это клад[...]
Последнее (второе) полное прижизненное издание романа вышло в конце 1836 - начале 1837 г., незадолго до гибели поэта. Финал "Евгения Онегина" остался открытым.

В. Г. Белинский видел глубокий смысл в отсутствии сюжетной развязки: "И что за роман без конца? - Мы думаем, что есть романы, в которых мысль в том и заключается, что в них нет конца, потому что в самой действительности бывают события без развязки, существования без цели [...] Что сталось с Онегиным потом? Воскресила ли его страсть для нового, более сообразного с человеческим достоинством страдания? Или убила она все силы души его, и безотрадная тоска его обратилась в мертвую, холодную апатию? - Не знаем, да и на что нам знать это, когда силы этой богатой натуры остались без приложения, жизнь без смысла, а роман без конца? Довольно и этого знать, чтоб не захотеть больше ничего знать..." 5

С отсутствием сюжетного конца контрастирует торжественное оформление конца текста восьмой главы, долгое прощание Автора со своими читателями, героями, "живым и постоянным" трудом (8, XLIX -LI). Последняя же строка всего канонического текста (т.е. "Отрывков...):

Итак, я жил тогда в Одессе...

Она возвращает читателей "к началу работы Пушкина над "Евгением Онегиным", ко времени его молодости и надежд, когда все было еще впереди и впереди был "труд многолетний" над главным и любимым произведением" 6 .

3 . Онегинская строфа состоит из 14 строк со следующей системой рифмовки: АбАбВВггДееДжж (заглавными буквами обозначены женские рифмы, строчными - мужские). Всего в романе более 400 строф. В большинстве случаев строфа представляет собой законченное

стр. 67


--------------------------------------------------------------------------------

синтаксическое и смысловое целое, в заключительном двустишии нередко как бы подводится итог (обычно звучащий иронично) всему сказанному в строфе, напр.: "Чего ж вам больше? Свет решил, // Что он умен и очень мил" (1,IV). От принципа онегинской строфы Пушкин отступает в "Письме Татьяны к Онегину" (гл. 3) и "Письме Онегина к Татьяне" (гл. 8): оба письма астрофичны; в "Песне девушек" (гл. 3), где применяет 3-сто- пный астрофичный хорей с характерными для народного стиха дактилическими клаузулами; в 17-строчном посвящении ("Не мысля гордый свет забавить...").Так ритмически выделены в тексте посвящение, выполняющее роль вступления к целому; "документы" ("Письмо Татьяны предо мною..." - 3, XXXI; "Вот вам письмо его точь-в- точь" - 8, XXXII); народная песня.

Сохранились "на случай" и предсмертные стихи Ленского, где, однако, выдержана онегинская строфа (6, XXI-XXII). По мнению Ю. М. Лотмана, такая строфика несколько смягчает пародийность элегии: "текст Ленского, который одновременно и текст Пушкина, допускает ряд интерпретаций - от иронической и пародийной до лирической и трагической" 7 .

4 . Пропущенные строфы и прихотливость нумерации строф интриговали еще первых читателей "Евгения Онегина". На многие пропуски проливает свет творческая история романа. В начале "Отрывков из путешествия Онегина" Пушкин цитирует свое Предисловие к изданию восьмой главы (1832): "Пропущенные строфы подавали неоднократно повод к порицанию и насмешкам (впрочем, весьма справедливым и остроумным). Автор чистосердечно признается, что он выпустил из своего романа целую главу, в коей описано было путешествие Онегина по России. От него зависело означить сию выпущенную главу точками или цифрой; но во избежание соблазна решился он лучше выставить, вместо девятого нумера, осьмой над последней главою "Евгения Онегина" [...]". Пронумеровав главы по порядку (хотя и нарушив хронологию помещением "Отрывков..." в конец сочинения), Пушкин, однако, не избежал "соблазна" игры с читателем, оставляя номера пропущенных строф, заменяя строки рядами точек и пр.

Пушкин не был пионером в использовании подобных приемов. И в сентименталистской и в романтической литературе культивировалась поэтика недоговоренности и соответствующая графика. Так, в романе Л. Стерна "Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена" есть пропуски строк (замененных рядами точек), пробелы под номерами некоторых глав (их текст приводится, но через несколько глав). В заметках 1830 г., известных под условным заглавием "Опровержение на критики и замечания на собственные сочинения", Пушкин в ответ на нападки критики ссылается на Байрона: "Что есть строфы в "Евгении Онегине", которые я не мог или не хотел напечатать, этому дивиться нечего. Но, будучи выпущены, они прерывают связь рассказа, и поэтому означается место, где быть им надлежало. Лучше было бы заменять эти строфы другими или переправлять и сплавливать мною сохраненные. Но виноват, на это я слишком ленив. Смиренно сознаюсь также, что в "Дон Жуане" есть две выпущенные строфы" 8 .

В. Л. Пушкин в поэме "Капитан Храбров"(1829) шутливо писал о рядах точек (вместо слов) как примете романтизма, метя и в своего племянника:

Дошед рассказа половины,
Я смелой напишу рукой
Ряд целых точек
......................................
И от правил
Романтиков не отступлю:
Я точки в повестях люблю;
Лорд Байрон тысячи их ставил [...]
Сопоставление полного "Евгения Онегина" с черновиками, беловиками, изданиями отдельных глав показывает, как много строф и строк, вообще "заготовок" не использовано Пушкиным. И, по-видимому, важнейшая причина этого - не стремление к таинственности в изложении сюжета (в отличие от "Бахчисарайского фонтана", где ряды точек суть

стр. 68


--------------------------------------------------------------------------------

умолчания о роковых событиях), но, скорее, демонстрация лаконизма при кажущейся "болтовне" повествователя. Так, пропущенная строфа IX (гл. 1) есть в беловой рукописи;

Нас пыл сердечный рано мучит.
Очаровательный обман,
Любви нас не природа учит,
А Сталь или Шатобриан.
Мы алчем жизнь узнать заране,
Мы узнаем ее в романе,
Мы все узнали, между тем
Не насладились мы ничем,
Природы глас предупреждая,
Мы только счастию вредим,
И поздно, поздно вслед за ним
Летит горячность молодая.
Онегин это испытал,
Зато как женщин он узнал.
Здесь развит мотив, начатый в предшествующей строфе (1, VIII), - "науки страсти нежной", воспетой Назоном и досконально изученной Евгением. Аналогичный пропуск - в четвертой главе, начинающейся со строфы, стоящей под семью номерами: I. II. III. IV. V. VI. VII ("Чем меньше женщину мы любим, // Тем легче нравимся мы ей..."); между тем первые четыре строфы были написаны и даже опубликованы ("Московский вестник", 1827, N 9). Очевидно, о "науке страсти нежной" можно говорить долго. Можно, но не должно! В примечаниях к Полным собраниям сочинений А. С. Пушкина приведены строфы, их наброски, не вошедшие в канонический текст, в их ряду - "Журнал Онегина" 9 .

Кроме того, цифры и ряды точек вместо строк (в том числе внутри строфы 3, III; 8, И; и др.) подчеркивают, по мнению Ю. Н. Тынянова, композиционную роль изобретенной поэтом строфической формы: они представляют собой "как бы эквиваленты строф и строк" 10 .

5 . Эпиграф к первой главе взят из стихотворения П. А. Вяземского "Первый снег (В 1817 году)". Поэт проводит параллель между первым, еще "хрупким", снегом, который скоро растает, и первой любовью, которая "изменит". Описывая зимнюю прогулку в санях с "красавицей младой", он меланхолически замечает:

По жизни так скользит горячность молодая,
И жить торопится, и чувствовать спешит.
Пушкин любил "Первый снег", но в "Евгении Онегине" описал приход зимы совсем иначе ("Зима!.. Крестьянин, торжествуя..." - 5, И). При этом он вспоминает стихотворение Вяземского, как бы вступая в поэтическое соревнование со своим другом (5,III):

Согретый вдохновенья богом,
Другой поэт роскошным слогом
Живописал нам первый снег
И все оттенки зимних нег (27).
Примечание N 27 отсылает к "Первому снегу".

Еще одна перекличка с другом-поэтом - в характеристике русских дорог, в связи с поездкой Лариных (Татьяны с матерью) в Москву (7, XXXIV, XXXV). Пушкинское описание иронично, чему способствуют перифразы, использующие мифологизмы: "сельские циклопы" (т.е. кузнецы); "Автомедоны наши бойки" (т.е. кучера). Начальная строка описания "Теперь у нас дороги плохи... (42)" отсылает к стихотворению Вяземского "Станция (Глава из путешествия в стихах; писана 1825 года)", из которого в пушкинском примечании приводится большой фрагмент, также содержащий иронические перифразы, напр.: "наш Мак-Адам или Мак-Ева". Здесь зима уподоблена английскому инженеру Мак-Адаму, придумавшему способ сглаживать неровности дороги; поскольку же слово "зима" женского рода, поэт-каламбурист называет ее также Мак-Евой.

Наконец, в седьмой главе Пушкин вводит самого Вяземского в московскую гостиную:

У скучной тетки Таню встретя,
К ней как-то Вяземский подсел
И душу ей занять успел.
И, близ него ее заметя,
Об ней, поправя свой парик,
Осведомляется старик (7, XLIX).
Быть собеседницей Вяземского не просто, но ведь Татьяна - будущая "законодательница зал" (8, XXVIII). "Эта шутка Пушкина очень меня порадовала, - писал Вяземский. - Помню, что я очень гордился этими двумя стихами". И далее

стр. 69


--------------------------------------------------------------------------------

отмечал, что под "стариком", осведомляющимся о Татьяне, "Пушкин, вероятно, имел в виду И. И. Дмитриева" ("Русский архив". 1887. N 12. С.577) 11 .

6 . Филлида (Филида,Филиса) - традиционное имя героини идиллии (как Хлоя). В "Поэтическом искусстве" Н. Буало, манифесте французского классицизма, это имя - синоним пастушки:

Ракан своих Филид и пастушков поет... 12

Немало героинь с этим именем в русских идиллиях XVIII - начала XIX в.: "Без Филисы очи сиры..." А. П. Сумарокова; "Филлиде" Н. М. Карамзина; "КФи-лисе. Подражание Грессету" К. Н. Батюшкова и др. В древнегреческой мифологии Филлида - фракийская царевна, от горя в разлуке с возлюбленным повесившаяся и затем превращенная в миндальное дерево (по мотивам этого мифа написан рассказ "Тень Филлиды" М. А. Кузмина, 1907 г.); но у Пушкина Филлида, конечно, "обобщенный образ" 13 .

В пушкинское время слово "идиллия" (греч. eidyllion - картинка, маленький образ) использовалось в двух основных значениях. Во-первых, идиллия была одним из жанров пастушеской поэзии; родственные ей жанры - буколика (от греч. boucolos - "пастух"), пастораль (от лат. pastor - пастух"), эклога (греч. ekloge - "отбор"; первоначально - избранное, отобранное стихотворение). Основоположником пастушеской поэзии, образующей устойчивую традицию в европейской литературе, считается древнегреческий поэт Феокрит (III в. до н.э.). Во-вторых, идиллия (как и названия смежных жанров) имела более широкое значение: поэзия, воспевающая мирную, естественную жизнь на лоне природы, выражающая особое умонастроение (такое, не жанровое, значение идиллии было обосновано в статье Ф. Шиллера "О поэзии наивной и сентиментальной", 1894 - 1896). Пушкин употреблял слово "идиллия" в обоих указанных смыслах: и как жанр (в примечании N 8 к "Евгению Онегину" он цитирует идиллию Н. И. Гнедича "Рыбаки", созданную по образцу античного жанра, но на русском материале - и как "особый род пафоса", применительно, напр., к повести Н. В. Гоголя "Старосветские помещики" 14 .

Параллель Ольга - Филлида складывается у Онегина на основании очередной "эклоги" Ленского:

"Я модный свет ваш ненавижу:
Милее мне домашний круг,
Где я могу..." - "Опять эклога!" (3, II).
Как основательно полагает В. В. Набоков, "под "эклогой" в данном случае надо подразумевать не литературную форму (такую, как пасторальная поэма, вергилиева буколика, беседа пастухов, идиллия, ода, предметом которой являются домашние заботы, просто "короткое стихотворение", как оно понималось римлянами), но, во французском духе, чувство "agre'ments de la vie champetre": благостности сельской жизни" 15 . Склонность к идиллическому умонастроению отличает Автора от Онегина:

Цветы, любовь, деревня, праздность,
Поля! я предан вам душой.
Всегда я рад заметить разность
Между Онегиным и мной... (1, LVT).
Все же Онегин, хотя и "бранил Гомера, Феокрита" (1, VII), этих поэтов читал, чему подтверждение - сравнение Ольги с Филлидой. А его друг-поэт щеголяет знанием русской изящной словесности. Он называет Татьяну Светланой, т.е. уподобляет ее героине одноименной баллады В. А. Жуковского:

"Скажи, которая Татьяна?" -
"Да та, которая грустна
И молчалива, как Светлана,
Вошла и села у окна" (3, V).
Литературный образ, использованный Ленским, близок Автору: эпиграф к пятой главе романа взят из той же баллады: "О, не знай сих страшных снов // Ты, моя Светлана!"; в основном тексте этой главы аналогия закрепляется: "... Но стало страшно вдруг Татьяне... // И я - при мысли о Светлане // Мне стало страшно - так и быть... // С Татьяной нам не ворожить" (5, X).

Контраст характеров, внешнего облика сестер Лариных подчеркнут их сравнением с героинями контрастных по

стр. 70


--------------------------------------------------------------------------------

эмоциональной тональности, умонастроению литературных жанров: идиллии и баллады. "Важно и то, что через сравнение Светланы и Татьяны в текст романа входит предчувствие драматических событий, возникает грозная тема судьбы, рока" 16 .

7 . Грандисон - главный герой эпистолярного романа английского писателя Сэмюэля Ричардсона (1689 - 1761) "История сэра Чарльза Грандиозна" (1754), о котором автор в предисловии к произведению писал: "В нем усмотрят человека... самим собой счастливого и составляющего другим благополучие" 17 . Как воплощение добродетели и рассудительности Грандисон составляет контраст герою предшествующего романа писателя - Ловласу, или Ловеласу, искусному соблазнителю, имя которого стало нарицательным ("Кларисса Гарлоу, или История юной барышни", 1748; в отличие от "Грандисона", этот роман кончается трагически). В авторском примечании N 14 к "Евгению Онегину", к строкам о молодости матери Татьяны: "Она любила Ричардсона, // Не потому, чтобы прочла, // Не потому, чтоб Грандисона // Она Ловласу предпочла..." (2, XXX) (N 14), сказано: "Грандисон и Ловлас, герои двух славных романов". Они представлены как контрастная пара, однако для Автора ни воплощенный в Ловласе порок, ни добродетельный Грандисон нимало не интересны, оба принадлежат ушедшему литературному веку: "... Ловласов обветшала слава // Со славой красных каблуков // И величавых париков" (4, I.II.III.IV.V.VI.VII); "... И бесподобный Грандисон, // Который нам наводит сон..." (3, IX).

В пушкинском романе Грандисон как образ, созданный Ричардсоном, завершает перечень романных героев (3, IX), черты которых Татьяна переносит на Онегина - по мнению Автора, ошибочно:

Но наш герой, кто б ни был он,
Уж верно был не Грандисон (3,Х).
В отличие от Татьяны, которая романы Ричардсона читала ("Теперь с каким она вниманьем // Читает сладостный роман..." - ЗДХ), ее мать знала о Грандисоне и Ловласе понаслышке:

Но в старину княжна Алина,
Ее московская кузина,
Твердила часто ей об них.
В то время был еще жених
Ее супруг, но поневоле;
Она вздыхала по другом,
Который сердцем и умом
Ей нравился гораздо боле;
Сей Грандисон был славный франт,
Игрок и гвардии сержант (2, XXX).
Невеста Дмитрия Ларина (который потом, в деревне, "в халате ел и пил" - 2, XXXIV), как и московский Грандисон, "была одета // Всегда по моде и к лицу" (2, XXXI). Так намечается мотив моды: в одежде, в литературе; он развит в характеристике Татьяны:

Но куклы даже в эти годы
Татьяна в руки не брала;
Про вести города - про моды
Беседы с нею не вела (2,XXVII).
Прозвище Грандисон - знак былой моды на Ричардсона - так и остается за героем не книжного, но житейского романа: когда вдова Прасковья Ларина вместе с дочерью- невестой вновь встречается со своей "московской кузиной", обе называют его так же. Но подобно тому, как в прошлом "привычка усладила горе, // Не отразимое ничем" (2, XXXII), прожитые годы вытесняют из памяти предмет былой любви. Выразительная деталь: мать Татьяны не сразу поняла, о ком говорит ей княжна Алина, сохранившая пристрастие к литературным сравнениям:

"Ей-богу, сцена из романа..." -
"А это дочь моя, Татьяна". -
"Ах, Таня! подойди ко мне -
Как будто брежу я во сне...
Кузина, помнишь Грандисона?" -
"Как, Грандисон?.. а, Грандисон!
Да, помню, помню. Где же он?" (7, XLI).
8 . Не Татьяна. Крут ее чтения до знакомства с библиотекой Онегина - романы Ричардсона, "Юлия, или Новая Элоиза" Ж. -Ж. Руссо, "Дельфина" Ж. де Сталь, "Страдания молодого Вертера" И. -В. Гете и другие сентиментальные романы. "Британской музы небылицы" - это сочинения Дж. Г. Байрона, где "порок

стр. 71


--------------------------------------------------------------------------------

любезен" (3, XII). Отроковица, как пишет В. В. Набоков, - "юная девушка в пушкинское "теперь", т.е. 1824 г.[...] Иначе бессмысленными оказываются строфы XXII - XXIV главы седьмой, где Татьяна открывает для себя Байрона (и через Байрона постигает душу Онегина) - ведь получается, что эти небылицы британской музы ей давно знакомы" 8 .

9 .

Домой приехав, пистолеты
Он осмотрел, потом вложил
Опять их в ящик и, раздетый,
При свечке, Шиллера открыл... (б,ХХ).
Это чтение Шиллера накануне дуэли, оказавшейся роковой, подготовлено предшествующей характеристикой Ленского:

Он с лирой странствовал на свете;
Под небом Шиллера и Гете
Их поэтическим огнем
Душа воспламенилась в нем... (2,IX).
Чтение любимого автора перед возможным уходом из жизни сближает Ленского с другими литературными героями, и прежде всего с Вертером ("Страдания молодого Вертера" И. -В. Гете, 1774). Накануне своего самоубийства Вертер читал Шарлотте мрачные "Песни" Оссиана (Оссиан - легендарный северный бард III в., которому шотландский поэт XVIII в. Джеймс Макферсон приписал свои сочинения); кроме того, на столе, в комнате застрелившегося Вертера, лежала раскрытой трагедия Г. Э. Лессинга "Эмилия Галотти" (1772).

Лермонтовский Печорин ("Герой нашего времени"), далекий от сентиментальности, в ожидании дуэли с Грушницким тоже читает: "с час я ходил по комнате; потом сел и открыл роман Вальтера Скотта, лежавший у меня на столе: то были "Шотландские Пуритане". Я читал сначала с усилием, потом забылся, увлеченный волшебным вымыслом. Неужели шотландскому барду на том свете не платят за каждую отрадную минуту, которую дарит его книга? " ("Княжна Мери"). "Пуритане" В. Скотта вышли в 1816 г.

Увлеченность Ленского романтической поэзией "Германии туманной" можно усмотреть и в лексике, фразеологии его стихов. Сочиняя, после чтения Шиллера, собственную элегию ("Куда, куда вы удалились..."),

На модном слове
идеал

Тихонько Ленский задремал...
(6, XXI-XXIII).

Стихотворение Шиллера "Идеалы" (1796) пользовалось большой популярностью в России. Само же слово идеал встречается в тексте пушкинского романа 8 раз, в разных контекстах 19 , в том числе полемическом по отношению к романтической стилистике:

Мой идеал теперь - хозяйка.
Мои желания - покой,

Да щей горшок, да сам большой.

("Отрывки из путешествия Онегина")

10. Да, трое. О них говорит Прасковья Ларина соседу-помещику:

"Не влюблена ль она?" - "В кого же?
Буянов сватался - отказ.
Ивану Петушкову - тоже.
Гусар Пыхтин гостил у нас;
Уж как он Танею прельщался,
Как мелким бесом рассыпался!
Я думала: пойдет авось;
Куда! и снова дело врозь" (7, XXVI).
Два искателя руки и сердца Татьяны упомянуты в перечне гостей, собравшихся на ее именины:

... Уездный франтик Петушков,
Мой брат двоюродный, Буянов,
В пуху, в картузе с козырьком (35)
(Как вам, конечно, он знаком)... (5, XXVI).
В примечании под N 35 шутливо поясняется родство Автора романа с Василием Буяновым - литературным детищем дяди, Василия Львовича Пушкина, главным героем его озорной поэмы "Опасный сосед":

Буянов, мой сосед,
................................
Пришел ко мне вчера с небритыми усами.
Растрепанный, в пуху, в картузе
с козырьком... ("Опасный сосед")
На именинах Татьяны и Петушков и Буянов отличаются в танцах, последовавших за обедом:

Обрадован музыки громом,
Оставя чашку чая с ромом,
стр. 72


--------------------------------------------------------------------------------
Парис окружных городков,
Подходит к Ольге Петушков
[...]
Умчал Буянов Пустякову......
(5.XXXVII.XXXVIII.XXXIX).
На балу у Лариных разыгрываются события, приведшие к дуэли, и косвенно в них участвует "двоюродный брат" Автора:

Буянов, братец мой задорный,
К герою нашему подвел
Татьяну с Ольгою [...] (5, XLIII.XLIV).
Оба - и местный Парис, и задорный братец Автора - остаются у Лариных на ночлег: они "на стульях улеглись в столовой" (6, II). Спать домой уехал один Онегин.

Таким образом, одиночество, о котором пишет Татьяна в своем письме к Онегину ("Вообрази: я здесь одна..."), - это одиночество непонятой, романтической героини.

11 . Поэма М. Ю. Лермонтова "Тамбовская казначейша". Она была напечатана в журнале "Современник" в 1838 г. (N 3) под названием "Казначейша", без подписи. Под "размером" имеется в виду не только 4-стопный ямб, но и онегинская строфа (см. ответ на вопрос N 3).

12 . Цитируются следующие сочинения:

а) В. Г. Белинский. Сочинения Александра Пушкина. Статья девятая. Евгений Онегин (окончание) ( "Отечественные записки". 1845. N З) 20 ;

б) Ф. М. Достоевский. Пушкин. Очерк. Произнесено 8 июня в заседании Общества любителей российской словесности ("Дневник писателя на 1880 год". Август 21 ;

в) Н. А. Добролюбов. Что такое обломовщина? ("Современник". 1859.N 5) 22 ;

г) Д. И. Писарев. Пушкин и Белинский. "Евгений Онегин" ("Русское слово". 1865. N 4) 23 ;

д) А. А. Ахматова. "И было сердцу ничего не надо..." ("Литературная газета". 1964. 25 июня. Автограф с датой: 14 апреля 1962. Ленинград. Стихотворение входит в цикл "Вереница четверостиший") 24 .

13 . Так заканчивается роман В. В. Набокова "Дар" (1938). "С колен поднимется Евгений, но удаляется поэт" - в этих строках узнается открытый финал пушкинского "романа в стихах". В приведенном абзаце выдержана метрика (4-стопный ямб), строфика (онегинская строфа) "Евгения Онегина", однако текст записан как проза.

Роман "Дар" - о поэтическом, творческом даре (главный герой, Годунов-Чердынцев - начинающий писатель). Текст романа пронизан реминисценциями из русской классики, причем пальма первенства принадлежит произведениям Пушкина, что подчеркивает перекличка последнего абзаца (конца текста, его "сильной позиции") с "Евгением Онегиным".

В. В. Набоков перевел "Евгения Онегина" на английский язык и составил обширные комментарии к пушкинскому роману (1964).

14 . В современном русском языке слово ток тесно связано с электричеством: провода подтоком, высоковольтный тощего убило током. Значение "поток" (как в "Евгении Онегине") и "течение" являются устаревшими, хотя и включаются в словари. "Электрическое" значение у слова ток появилось в первой четверти XIX в, как метафорическое: электрический ток значило "электрический поток": перемещение электричества в проводящих средах уподоблялось течению быстрого потока. Пока электричество оставалось в сфере научных экспериментов, слово ток в новом значении обычно сопровождалось определением электрический. Но на рубеже XIX и XX вв. электричество входит в быт людей в виде электрического освещения, электрического трамвая, и слово ток в "электрическом" значении постепенно становится основным, необходимость в уточняющем определении отпадает, а исконные значения слова ток - "поток; течение" - устаревают.

15. В современном языке слово щепетильный означает "строго, до мелочей последовательный и принципиальный в

стр. 73


--------------------------------------------------------------------------------

отношениях с кем-нибудь или по отношению к чему-нибудь" 25 . Мы говорим: Он крайне щепетилен в денежных делах; Она щепетильно относится ко всем деталям своего туалета. В современном языке это прилагательное качественное и имеет степени сравнения, а также возможно в краткой форме: Что до предупредительности, то Иванов гораздо щепетильнее Петрова; Петров далеко не так щепетилен, как Иванов. Но в XVIII и начале XIX в. слово щепетильный имело совсем другое значение и грамматические категории. Оно было не качественным, а относительным. Щепетильным товаром называлось все то, чем теперь торгуют в галантерейных магазинах; щепетильник - "хозяин галантерейной лавки". В этом значении слово щепетильный утрачено русским языком, а изредка встречающаяся фамилия Щепетильников перестала соотноситься с такими "профессиональными" фамилиями, как Гребенщиков, Колесников, Решетников, Хлебников и т.п. В начале XIX в. английские и французские галантерейные товары считались самыми высококачественными; именно поэтому в кабинет Онегина попали

Гребенки, пилочки стальные,
Прямые ножницы, кривые,
И щетки тридцати родов
И для ногтей, и для зубов (1, XXIV).
16. Онегинский Петербург тускло освещался масляными уличными фонарями (подробное описание можно найти в "Невском проспекте" Н. В. Гоголя). Во время больших праздников домохозяева были обязаны обеспечивать дополнительное освещение и выставлять на карнизы и подоконники плошки - глиняные мисочки со свечой или с фитилем, плавающим в сале; так как ветер часто задувал их, предпочтительнее были более дорогие шкалики - стеклянные прозрачные сосуды с высокими стенками. Плошки и шкалики выставлялись также хозяевами дома, где давался бал, и подчеркивали торжественность происходящего.

17 . Сейчас завод - большое промышленное предприятие. Во времена Онегина существовали крупные металлургические заводы - в Туле, на Урале. Родственники Натальи Николаевны Пушкиной (урожденной Гончаровой) владели поместьем, называвшимся Полотняный завод, - там было налажено значительное по тем временам производство полотна. Но у Онегина в деревне, доставшейся ему в наследство от дяди, ничего подобного не было. Он владел конским заводом - племенным коневодческим хозяйством, снабжавшим в основном кавалерию.

18. Для нас инвалид - человек, потерявший трудоспособность или негодный (вследствие травм) к несению воинской службы. Во времена Пушкина инвалид - это ветеран, заслуженный воин, опытный человек (и вовсе не обязательно калека, хотя чаще, конечно, это изувеченный в сражениях воин, как тот генерал, за которого вышла замуж Татьяна). В России с 1813 г. вплоть до революции 1917 г. издавалась газета "Русский инвалид" - сейчас бы она называлась "Российский ветеран".

19. На вате шлафор - стеганый ватный халат, шлафрок. Слово шлафрок проникло в XVIII в. в русский язык из немецкого. Нем. Schlafrock - домашний халат, буквально "спальное платье": schlafen "спать", Rock "платье". Итак, немецкое слово членится как Schlaf/rock. Но, попав в русский язык, оно стало члениться иначе: шлафр/ок, где -ок воспринималось как уменьшительный суффикс (дом - домок, гриб - грибок) с беглым -о-. Существительное шлафор было "восстановлено" как неуменьшительное, от которого уменьшительное - шлафрок. Подобная история случилась в русском языке с заимствованным словом зонтик (из голландского zondek - "покрышка от солнца"), которое воспринималось как уменьшительное с суффиксом -ик и от которого образовано собственно русское слово зонт. Такой способ словообразования называется редеривацией (обратным словообразованием).

20. Т.е. в приходе Симеона Столпника. Для пушкинской поры большие горо-

стр. 74


--------------------------------------------------------------------------------

да районировались по церковным приходам. После пожара 1812 г. Москва застраивалась по регулярному плану; у улиц были названия, но нумерации домов не существовало. Как выглядел аутентичный адрес того времени, можно узнать из пушкинской "Барышни- крестьянки", где указан московский адрес, по которому писал Алексей Берестов: "Акулине Петровне Курочкиной, в Москве, напротив Алексеевского монастыря, в доме медника Савельева". Сочельник - вечер накануне Рождества Христова (24 декабря старого стиля).

21 . Пилигрим - странник, путешествующий к святым местам, например, в Вифлеем или ко Гробу Господню в Иерусалиме. Татьяна названа пилигримкой потому, что она посетила священное для себя место - дом Онегина. Слово пилигримка здесь имеет шутливый оттенок, не воспринимаемый современным читателем.


--------------------------------------------------------------------------------

1 Подробнее о раме (рамке) и рамочных компонентах художественного текста см.: ЛамзинаА. В. Рама произведения // Литературная энциклопедия понятий и терминов / Гл. ред. и сост. А. Н. Николюкин. - М., 2001. - Стлб. 848 - 853.

2 Лотман Ю. М. Роман А. С. Пушкина "Евгений Онегин". Комментарий. 2-е изд. - Л., 1983. - С. 114.

3 Подробнее о новизне заглавия пушкинского романа см.: Лотман Ю. М. Указ. соч. С. 112- 115.

4 Об авторских примечаниях в произведениях европейской литературы в XVIII - начале XIX века см.: Мильчина В. А. Поэтика примечаний // Вопросы литературы. - 1978. - N 11.

5 Белинский В. Г. Сочинения Александра Пушкина. Статья восьмая. "Евгений Онегин" // Поли. собр. соч.: В 13т. - М., 1955. -Т. 7. - С. 469.

6 Михайлова Н. И. "Собранье пестрых глав". О романе А. С. Пушкина "Евгений Онегин". - М., 1994. - С. 130. "Труд многолетний" - цитата из стихотворения Пушкина "Труд" (1830), написанного по окончании романа. Соотношению сюжета и текста романа уделено большое внимание также в книге Ю. Н. Чумакова "Евгений Онегин" и русский стихотворный роман" (Новосибирск, 1983).

7 Лотман Ю. М. Указ. соч. - С. 297.

8 Пушкин А. С. Собр. соч.: В Ют. - М., 1962. - Т. 6. - С. 348.

9 О творческой истории романа см.: Гофман М. Л. Пропущенные строфы "Евгения Онегина" // Пушкин и его современники. Вып. XXXIII-XXXV. - Пг., 1922.

10 Тынянов Ю. Н. О композиции "Евгения Онегина" //Он же. Поэтика. История литературы. Кино. - М., 1977. - С. 60.

11 См.: Лотман Ю. М. Указ. соч. - С. 333.

12 Буало Н. Поэтическое искусство / Пер. с франц. Э. Линецкой. - М., 1957. - С. 56. Французский поэт Ракан - автор драматической пасторали "Пастушества" (1618), пользовавшейся в свое время огромным успехом. См.: Пахсарьян Н. Т. "Театральное" и "естественное" в драматической пасторали Ракана "Пастушества" // Пастораль в театре и театральность в пасторали. - М., 2001.

13 Набоков В. В. Комментарии к "Евгению Онегину" Александра Пушкина / Пер. с англ. - М., 1999. -С. 318.

14 3абабурова Н. В. Соотношение понятий "буколика", "пастораль", "идиллия" в эстетике и литературной практике А. С. Пушкина // Пастораль в системе культуры: метаморфозы жанра в диалоге со временем. - М., 1999. - С. 83.

15 Набоков В. В. Указ. соч. - С. 317 - 318.

16 Лебедева О. Б., Янушкевич А. С. Жуковский Василий Андреевич // Онегинская энциклопедия / Под общей ред. Н. И. Михайловой. - М., 1999. -Т. 1:А - К. - С. 411.

17 Супоницкая М. Л. Грандисон // Онегинская энциклопедия. - Т. 1. - С. 312.

18 Набоков В. В. Указ. соч. - С. 349.

19 См.: Янушкевич А. С. Идеал// Онегинская энциклопедия. - Т. 1. - С. 452 - 453.

20 Белинский В. Г. Поли. собр. соч.: В 13 т. - М., 1955. - Т. 7. - С. 452 - 453.

21 Достоевский Ф. М. Сбор. соч. В Ют. - М., 1958. - Т. 10. - С. 446.

22 Добролюбов Н. А. Собр. соч.: В 3 т. - М., 1987. - Т. 2. - С. 225.

23 Писарев Д. И. Соч.: В 4 т. - М., 1956. - Т. 3. - С. 309.

24 Ахматова А. А. Соч.: В 2 т. - М., 1990. - Т. 2. - С. 218.

25 Ожегов С. И. Словарь русского языка. 9-е изд. - М., 1972.

Составители: Л. В. Чернец (вопросы N 1 - 13), Н. С. Арапова (N 14 - 21).

стр. 75


Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

Л. В. Чернец, Н. С. Арапова, А. С. Пушкин, Евгений Онегин. Роман в стихах // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 13 марта 2008. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1205413932&archive=1206184753 (дата обращения: 26.09.2018).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии