Анализ лирического текста

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 12 марта 2008
ИСТОЧНИК: http://portalus.ru (c)


© Э. Ф. Шафранская

найти другие работы автора

Тема, вынесенная в заглавие, представляется наиболее проблемной в учебном процессе средней школы: учителя стараются обойти ее, ученики довольствуются пересказом или "своим мнением", считая, что это и есть анализ лирического текста. Работая в школе, общаясь с учителями, я не раз предлагала своим коллегам обращаться к фундаментальным исследованиям по теории лирики, но среднестатистический учитель избегает литературоведческих исследований: то ли времени не хватает, то ли не видит в них утилитарного подхода к нуждам школы. Не претендуя на окончательное решение проблемы, поделюсь некоторыми соображениями.

При анализе лирического стихотворения необходимо учитывать следующие уровни анализа:

1. Жанр.

2. Тематика.

3. Композиция.

4. Сюжет.

5. Образ лирического субъекта.

6. Словесные элементы текста.

7. Ритмика.

Совсем необязательно рассуждать в данном порядке: каждое отдельное стихотворение само диктует, с какого пункта надо начинать анализ (если это ярко выраженный жанр - с него; композиция, образ лирического субъекта - то же самое). Если перед вами лирический текст с "затемненным" смыслом, следует воспользоваться рекомендациями Л. Гинзбург, Т. Сильман. А именно, разделить текст стихотворения на две (как правило, неравных) части: "эмпирическую" часть и "обобщающую", или "частное" и "общее" в стихотворении. Практически любое стихотворение "делимо" на эти две части (так уж устроено наше мышление): в обобщающей, как правило, содержится тот всеобъемлющий, общечеловеческий, фи-

стр. 38


--------------------------------------------------------------------------------

лософский смысл, ради которого и написано стихотворение.

Эмпирическая часть

На холмах Грузии лежит ночная мгла;

Шумит Арагва предо мною.

Мне грустно и легко; печаль моя светла;

Печаль моя полна тобою,

Тобой, одной тобой... Унынья моего

Ничто не мучит, не тревожит

Обобщающая часть

И сердце вновь горит и любит - оттого,

Что не любить оно не может.

В заключительной, обобщающей, части звучит гимн человеку вообще, в ней - гуманистический, жизнеутверждающий аккорд всего стихотворения.

Стихотворение может строиться в другой последовательности: сначала обобщающая часть, потом эмпирическая:

Обобщающая часть

Не дай мне бог сойти с ума

Нет, легче посох и сума;

Нет, легче труд и глад.

Эмпирическая часть

Не то, чтоб разумом моим

Я дорожил; не то, чтоб с ним

Расстаться был не рад:

Когда б оставили меня

На воле, как бы резво я

Пустился в темный лес!

Я пел бы в пламенном бреду,

Я забывался бы в чаду

Нестройных, чудных грез.

И я б заслушивался волн,

И я глядел бы, счастья полн

В пустые небеса;

И силен, волен был бы я,

Как вихорь, роющий поля,

Ломающий леса.

Да вот беда: сойди с ума,

И страшен будешь как чума,

Как раз тебя запрут,

Посадят на цепь дурака

И сквозь решетку как зверька

Дразнить тебя придут.

А ночью слышать буду я

Не голос яркий соловья.

Не шум глухой дубров -

А крик товарищей моих,

Да брань смотрителей ночных,

Да визг, да звон оков.

Перейдем к уровням анализа.

1. Жанр. В лирике проблема жанра стоит чрезвычайно остро, в отличие от прозы, где подготовленные ученики без особых проблем указывают жанр произведения. Начиная с древней литературы и вплоть до первых десятилетий XIX в. жанр в лирике обозначался довольно четко (лирика классицизма, романтизма). К середине XIX в. и в течение XX в. жанровые перегородки были разрушены, жанровые определения вышли из употребления, остались лишь периферийные жанры (эпиграмма, эпитафия и пр.). Современная лирика - это лирика без жанров в строгом, классическом, понимании термина. Тем не менее разговор о жанре лирического стихотворения вполне уместен. С учетом формы и содержания стихотворения можно выделить такие лирические жанры: стихотворение - портрет, стихотворение-воспоминание, стихотворение- размышление, стихотворение-исповедь, стихотворение- признание, стихотворение-зарисовка и пр. В школьных учебниках традиционно выделяется лирика любовная, пейзажная, философская и т.д. Одно другому не мешает, но, на мой взгляд, такая классификация несколько упрощает, сужает стихотворение. Ведь по сути любой лирический текст (идет ли речь о любви, природе) - это философский текст, в котором сфокусированы разные подходы к умозаключениям, наблюдениям над жизнью, человеком. Часты в лирике случаи, когда поэт демонстративно обозначает жанр своего стихотворения, вынося его в заглавие: порой это стилизация, порой диалог с уже ушедшим жанром и его установками. Рассмотрим пример такого обращения к уже ушедшему жанру:

А.С. Пушкин. Элегия.

Безумных лет угасшее веселье

Мне тяжело, как смутное похмелье.

Но, как вино - печаль минувших дней

В моей душе чем старе, тем сильней.

стр. 39


--------------------------------------------------------------------------------

Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе

Грядущего волнуемое море.

Но не хочу, о други, умирать;

Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать;

И ведаю, мне будут наслажденья

Меж горестей, забот и треволненья:

Порой опять гармонией упьюсь,

Над вымыслом слезами обольюсь,

И может быть - на мой закат печальный

Блеснет любовь улыбкою прощальной.

В 1830 г., году написания этого стихотворения, элегия как жанр потеряла свою актуальность. Однако поэт демонстративно называет стихотворение элегией. Ученикам стоит вспомнить основные темы, установки, слова-клише, общее настроение элегии. Затем прочитать первую строфу: конечно же, перед нами традиционная элегия, создается привычное для элегии ожидание смерти. Мы должны обратить внимание на строфику: две разные строфы. Зачем? После печальных, привычных элегических строк следует пауза (конец строфы), и в начало второй вынесен союз, противительный (это тоже важно: союз, его место в строке нагружено определенным смыслом). Тональность стихотворения меняется, лирический герой стихотворения как бы обманул нас, мы-то ждали другого (в традиционной элегии герой, как правило, должен умереть, увянуть, неважно от чего, хоть даже от любви и счастья), потому и неожиданно жизнеутверждающе, мажорно звучит вторая строфа: привычные для элегии слова стоят в ряду с непривычными (жить... страдать; наслажденья ... и горести, заботы, слезы ). Так Пушкин вступил в диалог с элегией как жанром, перевернул ее, наполнил совершенно новым содержанием: способностью видеть жизнь разной, многоликой, и находить в печальном радость и счастье. Так от жанра можно переместиться на другие уровни анализа. Но главный жизнеутверждающий смысл этого стихотворения создается именно столкновением старой формы и новым ее наполнением.

2. Тематика - наименее проблемный уровень анализа, но необходимо помнить, что говоря о теме стихотворения, не следует ограничиваться одной; как правило, их целый ряд (например, в предыдущем стихотворении: тема уныния, уходящей жизни, тема многообразия жизни, тема творчества, тема счастья творчества, тема любви, оптимизма, тема принятия жизни в ее многоцветий: с ее радостями и безысходным концом...), поэтому не следует ограничиваться узкой тематической терминологией, так популярной в школьной методике. При анализе тематики необходимо учитывать единство определенных мотивов, характерных для лирики конкретного поэта, так как у каждого поэта есть комплекс определенных сквозных мотивов (мотив сна у Лермонтова, мотив пути у Блока, мотив выбора у Некрасова).

3. Композиция. Стихотворение может не иметь сюжета (в традиционном смысле), но всегда имеет композицию. Хорошие стихи - это хорошая конструкция. Есть композиция всего стихотворения, есть композиция строфы, есть внутристрочная композиция. Необходимо обращать внимание на строфику или ее отсутствие (астрофичность), что тоже значимо.

4. Сюжет. В теории литературы есть две точки зрения на сюжет в лирике: а) в лирике он отсутствует (исключение - эпическая, прозаизированная лирика, например, у Некрасова); б) в лирике сюжет есть - это лирический сюжет, который реализуется в развитии, движении чувства, мысли, настроения. Нам ближе вторая точка зрения, вот здесь и пригодится деление лирического текста на эмпирическую и обобщающую части: мы наблюдаем, как путем нанизывания тем, образов растет и ширится мысль, чувство, выливающееся в заключительный аккорд, умозаключение, обобщение. Например, точкой отсчета, с которой начинается развитие лирического сюжета в стихотворении "На холмах Груз и и", является пейзажная зарисовка; далее - навеянное природой медитативное состояние лирического героя: мне грустно и легко. Странное и необычное сочетание в общем-то антонимов настораживает и озадачивает читателя. Наше восприятие закрепляется очередным оксюмороном: печаль моя светла. Наконец, это грустное

стр. 40


--------------------------------------------------------------------------------

и светлое чувство персонифицируется: тобой, одной тобой. И далее - жизнеутверждающий аккорд о способности любить и неспособности не любить. Мы как бы двигались вслед за мыслью, чувствами героя, но не по прямой линии, а ввысь, к вселенским обобщениям.

5. Образ лирического субъекта. Какая распространенная оговорка на школьных уроках, когда "я", стоящее за лирическим текстом, называется именем поэта! И в этом много правды. Но, помня об условности в искусстве, о вымысле как одной из его составляющих, мы должны деперсонифицировать лирическое "я". Наиболее распространенное название этого "я" - "лирический герой", но правильнее все-таки говорить о лирическом субъекте, так как лирический герой - это "я" всего лирического творчества. Как, например, у Лермонтова, где лирика как дневниковые записи одного героя. Лирическое "я" у всякого большого поэта имеет какие-то особенные черты, устойчивые, твердые, и в то же время это "я" изменчиво. Поэт может использовать прием маски: "Я - Гамлет" (Блок), он может отождествлять себя с каким-то образом (у Блока маски очень часты). Субъект в лирике - носитель речи. Помимо "я" встречается и "мы", встречаются переходы "я" в "мы" ("Дума" Лермонтова), в смене таких местоимений - движение поэтической мысли. Лирический субъект может быть выражен отчетливо, иметь физические приметы (Есенин), может быть заслонен пейзажем, раздумьями, историческими экскурсами (Бунин). Субъектна лирика бывает не всегда, есть ролевая лирика, когда "я" повествователя "материализуется" биографическими, социальными индивидуальными чертами ("Завещание" Лермонтова, "Огородник" Некрасова).

6. Словесные элементы текста. В лирике, в отличие от прозы, семантизированы все уровни текста (не случайно говорят, что стихи, прежде чем что-то значить, должны звучать). Семантична и фоника, и фразеология, и синтаксис. Все они являются образотворческими. Семантизированы межфразовые, межсловесные связи. По-особенному семантизированы части речи, например, местоимения ударны больше, чем в прозе (я, ты, он, она - опорные моменты стиха). В прозе же большую роль играют существительные и глаголы. Чаще всего мы обращаем внимание на стилистическую окраску слова, его эмоциональный ореол. Но в лирическом тексте слово, более чем где-либо, существует в контексте. Контекст воздействует на слово, он активен. В поэзии есть устойчивый фонд традиционной лексики и фразеологии, лексика вечных тем: жизнь и смерть и т.д. Порой поэзия бывает перегружена непоэтической лексикой, если поэту изменяет чувство меры, слишком много прозы может убить поэзию (например, зарифмованные воспоминания о войне Ю. Друниной). Поэзия играет словесными противоречиями: высокого и низкого, книжного и просторечного. У Пушкина в стихотворении "Брожу ли я вдоль улиц шумных" смерть представляется в двух обличьях: обыденном и высоком, торжественном. На такой игре держатся многие стихи Блока: "Шоколад Миньон жрала" ( Миньон - знак принадлежности к элите), текст поэмы "Двенадцать" - это пестрый калейдоскоп языковых элементов. Стихи иногда строятся на лексической перекличке, перекличке строк: лермонтовские слова "невольник чести": возникли в русле уже существовавших оборотов невольник славы, сын брани, дочь победы. Важны повторяющиеся слова, обороты, приобретающие символическое значение. Нигде нет столько неологизмов, как в лирике. История поэзии тесно связана со словотворчеством. Пушкин и Лермонтов гораздо меньше занимались словотворчеством, чем поэты начала XX в. (Хлебников).

7. Ритмика. Говоря о ритмике, мы имеем в виду размер стихотворения, выдержанность этого размера или невыдержанность, соотношение мерности или нарушение, имеем в виду длину строки, количество ударений в строке, соотношение синтаксического и стихового членения фразы - все это создает ритмический рисунок стихотворного текста.

Но человека человек

Послал к Анчару грозным взглядом.

стр. 41


--------------------------------------------------------------------------------

В первой строке - два ударения: так оформлен гуманистически-философский смысл. Во второй - четыре ударения: так оформлено волевое усилие, т.е. семантизируется и длина строки, и ритмика. Синтаксическая строка представляет, как правило, синтаксическое целое - синтагму. Бывают нарушения - переносы с целью выделить, усилить какое-то слово, оборот:

Настоящую нежность не спутаешь

Ни с чем, и она тиха.

Создается дополнительная пауза, после нее - акцент, ни с чем - в двух паузах. Много переносов в "Медном всаднике": создается впечатление спонтанной речи, впечатление безыскусности, прозаичности рассказа. Изменение длины строки наблюдается в ее нерегулярности: "Нетте" - звучание стиха имитирует действие, разворот корабля.

"Анатомируя" таким образом лирическое стихотворение, необходимо помнить о том, чтобы не разрушить целостного впечатления. Лирику необходимо рассматривать как систему всех перечисленных уровней, преодолевая перечислительный подход к творчеству поэта (этапы, стадии развития), что закономерно при изучении творческого пути, но при анализе стихотворения мешает воспринимать лирический текст. Ведь когда мы говорим "Пушкин", "Блок", мы не думаем о стадиях творческого становления, об этапах, перед нами вырисовывается поэтическая личность, поэзия в целом.

Проанализируем с учетом всего перечисленного стихотворение

Лермонтова "Завещание" ("Наедине с тобою, брат..."), 1840 г.

Стихотворение-рассказ, стихотворение-монолог; повествователь отделен от автора, это персонажная, ролевая лирика. Это монолог человека, наделенного своей судьбой, биографией ("простой человек", простая душа). В пространстве стихотворения присутствует невидимый собеседник, земляк, к которому обращено завещание, просьба. Простота повествователя, его бесхитростность выражаются в его речи, причем автор именно эту сторону (безыскуеность, простоту и искренность) подчеркивает. Персонаж наделен трезвостью взгляда на себя и на других: в конец каждой строфы вынесены выводы, говорящие о трезвости героя. Монолог подкупает простой, но сильной правдой. Герой монолога мыслит как солдат, но одновременно он мыслит как Лермонтов ("пускай она поплачет, ей ничего не значит "). Характерен в данном стихотворении синтаксис: поэт запечатлевает в синтаксисе особенности устной речи (монолог не записанный, а произносимый: смотри ж; соседка есть у них одна; пропуски, вопросы к самому себе, многоточия - все это свидетельствует о спонтанном, сиюминутном рассказе). Лермонтов не сгущает эти особенности, но дает их почувствовать. Стихотворение состоит из 4-х восьмистиший, причем каждая строфа представляет маленький рассказ, где первые б строк - эмпирика, а две следующие - умозаключение; эти последние строки в каждой строфе - узловые, опорные пункты смысла монолога-завещания. Первая строфа:



Стихотворение написано трехстопным ямбом со множеством стоп - пиррихиев, которые снимают "лишние" ударения, приближая речь к разговорной. Необычна рифмовка. В рифму вынесены служебные слова, обращения, модальные слова - все это опять же создает впечатление безыскусности рассказа.

Название стихотворения ассоциативно рождает тему смерти, скорой кончины, которая, в свою очередь, является сквозной в лирике Лермонтова. Он ее предчувствовал, ощущал, даже желал, порой не той, земной ( я б хотел забыться и заснуть, но не тем холод-

стр. 42


--------------------------------------------------------------------------------

ным сном могилы ...), а "сверхчеловеческой" (по Мережковскому), амбивалентной смерти-жизни вечной (стихотворение "Выхожу один я на дорогу" ). А почему ее герою и не желать? (в стихотворении "Завещание"): моей судьбой... никто не озабочен, что плохи наши лекаря, соседка с пустым сердцем - ничего не удерживает героя на этой бренной земле. В разных стихотворениях, по-разному, но этот мотив упорно звучит: " Устрой лишь так, чтобы тебя отныне / Недолго я еще благодарил", "И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг, - / Такая пустая и глупая шутка...", "И пусть меня накажет тот, / Кто изобрел мои мученья", "И как преступник перед казнью, / Ищу С тоской души родной", "Я раньше начал, кончу ране..." и др.

Рекомендуемая литература

Гинзбург Л.Я. Частное и общее в лирическом стихотворении // Гинзбург Л. О старом и новом: Статьи и очерки. - Л., 1982.

Сильман Т. Заметки о лирике. - Л., 1977.

стр. 43


Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

Э. Ф. Шафранская, Анализ лирического текста // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 12 марта 2008. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1205324952&archive=1206184915 (дата обращения: 14.11.2018).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии