Фрагмент зооморфной модели мира в стихотворении Н. А. Заболоцкого "Змеи"

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 05 марта 2008
ИСТОЧНИК: http://portalus.ru (c)


© Л. Н. Кретова

найти другие работы автора

Интерпретация лирического стихотворения, тем более такого сложного поэта, каким был Николай Заболоцкий времени создания "Змей", ведется автором на основе серьезной культурологической и литературоведческой базы. Любопытно, что основания, на которых строится конкретный анализ, в этой статье близки тем, которые просматриваются в статье другого новосибирского автора, чья статья публикуется в этом номере журнала - Ларисы Захидовой. У читателя появляется возможность выяснить, как к совершенно различным материалам можно подходить с близких методологических позиций. Это само по себе уже по-хорошему провоцирует собственные опыты в этом отношении. Ни в коем случае не абсолютизируя предложенные подходы, мы бы хотели обратить внимание читателей на такую возможность. Это тем более существенно, что точкой пересечения путей, которыми идут авторы, становится концептуальная картина мира далеких во всех отношениях художников.

Временной и пространственный аспекты

Обращение к мифологической основе философской концепции Н. Заболоцкого предполагает обзор существующих донаучных концепций мироустройства и рассмотрение их проецирования на тексты ранней лирики поэта. "Неомифологизм Заболоцкого - возвращение на новом витке к мифологическим интенциям символистов", - пишет З. Г. Минц1. Строя свой миф на основе классических мифологем, Заболоцкий обращается к приемам "двойного кодирования" текста, отмечают И. З. Белобровцева и С. К. Кульюс2.

Цель настоящей работы - реконструировать мифологический подтекст стихотворения "Змеи", интерпретировать текст стихотворения с точки зрения мифологической зооморфной модели мироустройства.

Оригинальность или даже феноменальность философской системы Н. Заболоцкого состоит, прежде всего, в том, что в ней содержатся наиболее значимые компоненты других систем, причем в таком модифицированном виде, что узнать их не так просто. Между тем это совершенно в духе Заболоцкого: контаминация жанров, наличие непрокомментированных цитат в текстах, переворачивание плюсов и минусов, смена оценок, разрушение привычного и создание нового и, наконец, создание собственной философии - некоего мозаичного панно со смещенными критериями ценностей.

Наш интерес связан с мифологическим обоснованием философии Н. Заболоцкого, в частности с мифологическим временем и пространством, представленным через зооморфную модель мироустройства.

Время в текстах Заболоцкого становится неотъемлемой частью философской системы поэта, так как реализует мифологические и современные поэту представления о времени в индивидуальной модели мира.

"Мифологическое время - хронос - у индоевропейцев - символ божественного сотворения Мироздания. Всепожирающее и всепоглощающее время представлялось "отцом вещей". Наряду со Словом, время нерукотворно и вечно. Как и Вселенная, Время отождествлялось с числом, с крутом, с мировым древом, горой, с земноводными, с водой, с огнем... Согласно представлениям древних божественное Время (т.е. вечное, абсолютное, бесконечное и непрерывное Время) в "среднем мире", т.е. на земле, проявляется как конечное и прерывное и приравнивается ко всему земному, тленному. "Божественное" же Время связывалось обычно с "верхним миром". В текстах Заболоцкого время представлено как божественное начало ("А вверху

стр. 29


--------------------------------------------------------------------------------

едва заметно Время в воздухе плывет..."), связанное с семантикой "бесконечное и непрерывное". Интересен тот факт, что данный фрагмент встречается в стихотворении "Змеи". Образ змеи в символическом аспекте ассоциировался с образом Вселенной, с жизнью и смертью, днем и ночью, что содержит отсылку к временному аспекту. Можно вспомнить и образ Вселенной в виде серебряного яйца, обвиваемого спиралью Змеи, которая символизирует Время как границу божественно созданной Вселенной, и образ Айона - увитого змеей иранского божества времени, крылатого существа с человеческим телом и львиной головой. Все указанные визуальные изображения позволяют говорить о знаковом характере образа змеи. В тексте стихотворения змеи характеризуются как "завиты" (отсылка к спирали), "они спят" (семантика смерти и приобщения к миру божественного), "и загадочны и бедны" (семантика таинственности божественного абсолюта), "неоправданны умом" (загадочность, таинственность, божественность), "разбросана кругом" (семантика времени передана через семантику круга), "природа... как тюрьма" (семантика замкнутости, конечности времени в среднем пространстве, т.е. на земле).

Кроме мифологического времени, в философском аспекте присутствует бытовое реальное время. Наиболее ярко этот тип времени представлен в стихотворении "Время". Бытовизм ситуации, разговор, касающийся вечной темы Времени и обилие глаголов устной речи в тексте кодируют сакральный смысл, выводя на первое место план бытовой. Например, глагол "сказать" в стихотворении "Время" употреблен в значении "словесно выражать свои мысли, сообщать", причем сема "с целью выражения мыслей" (ядерная сема) поддержана контекстом: "Сказал Фома, родиться мысли помогая". Сюжетообразующую функцию в этом стихотворении выполняют глаголы речи: кричать (говорить громко), сказать (сообщить, информировать), говорить (словесно выражать свои мысли), вскричать (громко и неожиданно сказать), шептать (говорить тихо). Эксплицируя ситуацию речевого общения, глаголы речи позволяют проследить за изменением этой ситуации. Так, использование поэтом глагола "кричать" ("Иногда они вскакивали... И пронзительно кричали "Виват!") призвано акцентировать внимание читателя на процессе говорения (громко говорить) и на "резкости, пронзительности" процесса (периферийная сема), подчеркивающей искусственность, неуместность восхваления. Следующее употребление глагола с семой "громко" подчеркивает усилившуюся возбужденность пирующих гостей:

Тогда ударил вновь бокал, И разом все "Виват!" вскричали, И им в ответ, устроив бал, Часы пять криков прокричали.

Бессодержательность "вскриков" людей усилена информативностью "криков" часов. Прокричать - "издать какой-либо звук, несущий информацию", актуализация семы "с целью передачи информации" осуществляется контекстуально, строками "И им в ответ", "Часы кричали с давних пор, как надо двигаться звезде..." (впервые появляется божественный план времени, заданный опосредованно через образы часов и звезды). Способность неодушевленного предмета информировать героев о ходе времени вызывает у них желание истребить часы. Абсурдность желания усилена тем, что часы представляются героям источником всех несчастий, виновником течения времени: "Часы стучат, и я сейчас уйду..." Уничтожение часов символизирует уничтожение времени, крик "Виват!" переходит в "грозный шепот". Глагол шептать употреблен в значении "говорить шепотом", причем в тексте актуализирована сема "угрожающе" (ассоциативная сема), поддержанная предыдущими строками:



Тогда встает безмолвный Лев,
Ружье берет, остервенев,
Влагает в дуло два заряда,
Всыпает порох роковой

И в середину циферблата стреляет
крепкою рукой.
И все в дыму стоят, как боги,
И шепчут, грозные: "Виват!





стр. 30


--------------------------------------------------------------------------------

Таким образом происходит замена глагола с семой "громко" (кричать; вскричать) на глагол с антонимичной семой "тихо" (шептать). Сема "резкий, неприятный на слух" усилена в глаголе шептать до степени "угрожающе".

Сила человека, его способность к решительным действиям, однако, не лишает поступки человека "абсурдности". Заключительные строки стихотворения подчеркивают авторскую мысль о разумности природы и неразумности человека:



И все растенья припадают к стеклу,
похожему на клей,
И с удивленьем наблюдают Могилу
разума людей.





Средний мир в тексте Заболоцкого распадается на две части: люди, не способные понять Хронос, и животные, понимающие Хронос, но не понимающие человеческое желание вмешаться в его течение. Неспособность человека осмыслить какое-либо явление (время в данном случае) приводит к разрушению этого явления на бытовом уровне.

Временной фактор как составляющая философской системы представлен в текстах стихотворений "Белая ночь", "Вечерний бал", "Форвард", "Часовой", "Свадьба", "На лестницах", "Лицо коня", "Искушение", "Меркнут знаки Зодиака", "Торжество земледелия", "Безумный волк" и др. В указанных текстах присутствует вполне четкое обозначение времени протекания события и состояния лирического героя - ночь. В словаре М. Маковского отмечена соотнесенность времени с понятиями "светлый" и "темный"3. Переводя указанные понятия в семантическую плоскость, мы выходим налексы "день" и "ночь". Связь темного времени суток со сном позволяет проследить за соотношением сна как смерти и сна как приобщения к божественному с понятием Время: ночь - время Божественного Хроноса и время "маленькой" смерти.

Так как концептуальное моделирование предполагает ориентацию компонентов системы в пространстве, то закономерным оказывается вопрос о пространственной организации лирических произведений Заболоцкого, отражающих личностное представление автора о модели мира в целом или какой-то его части. Пространственная ориентация картины мира - необходимое условие ее существования, а при помощи языковой картины мира компоненты пространственной организации закрепляются в языке и речи (тексте). Языковыми средствами передачи способов организации пространства являются вербальные средства, напрямую связанные с семантикой пространства (верх, низ, влево, вправо, вокруг, около, недалеко и т.п.), вербальные средства, связанные с семантикой пространства опосредованно, на уровне глубинных смыслов (Вселенная, космос, природа, вода, море, лес, комната, город), вербальные средства, задающие семантику пространства только в контексте данного произведения или цикла произведений конкретного автора (висельник, книзу головой, вверх ногами, воткнулся в снег, великий летатель книзу головой и т.д.). Кроме этого, семантика пространства может быть задана невербальными средствами, в частности на уровне сюжета и композиции произведений, т.е. речь пойдет о геометрии и композиции "Столбцов" как едином целом.

Словарь символов М. Маковского дает следующую трактовку пространства: "Пространство в древнем сознании мыслилось в рамках дихотомических категорий (центр - периферия, верх - низ, правый - левый) и в космическом плане (небо - земля, юг - север, день - ночь). Основным символом древнего сознания был "центр мира". Он имеет преимущественное значение для ориентации в пространстве и во времени, поскольку олицетворяет фиксированную точку, т.е. первоисточник и первоначало, абсолютную реальность... Центр понимался как триединое начало: 1) Центр как Мировая гора или Мировое древо, сакральное место, где встречаются небо и земля;

2) Центр как любой храм, дворец, священный город или царская резиденция;

3) Центр как мировая ось, соединяющая небо, землю и потусторонний мир"4.

В лирике Заболоцкого философский аспект пространства связан именно с

стр. 31


--------------------------------------------------------------------------------

рассматриваемым триединством, так как в его творчестве представлены и образ Мировой горы (горки), и образ Мирового древа, и пространство комнаты, города, замка, и вертикальная ось, соединяющая все указанные компоненты. Кроме этого, М. Маковский отмечает наличие сакральной семантики, связанной с употреблением слова "лежать - находиться в горизонтальном положении", что дает нам основания связать перемещение героев лирических текстов по горизонтали с мотивами смерти, умирания и жертвоприношения. Несмотря на кажущуюся разноплановость мнений, все они имеют общие точки пересечения: пространство в текстах Заболоцкого многопланово, его организация касается всех направлений и носит явно выраженный семантизированный характер, отражая философский аспект модели мироустройства. Обратимся к текстам поэта.

Наиболее значимыми в творчестве Заболоцкого являются метатезы - изменения положений в пространстве и времени, которые разворачиваются в "вертикальном измерении и приводят к инверсии верха и низа". "Нетрудно увидеть, что Столбцы буквально "окольцованы" образом вертикальной пространственной метатезы, притом что масштаб распространения принципа от первого столбца к последнему расширяется, охватывая весь пространственный универсум Столбцов"5.

Схема композиции столбцов как некоего сферического симметричного образования дается в работе И. Лощилова "Феномен Николая Заболоцкого". Многоплановость прочтения Столбцов обеспечивается еще и возможность прочтения их от центра к периферии (что также отражает модель мироустройства на уровне композиции), а также "в вертикальном измерении, дабы иметь возможность узреть внутренним видением попарное соединение сфер, взаимодействие которых составляет ансамбль Столбцов, в свободном раскачивании, как бы "на качелях", повторяя траекторию "молочных глаз эмбриона", качающегося в спиртовой банке. Такое чтение позволяет реконструировать сквозной сюжет, лежащий в основе замысла. Этот сюжет... может быть сведен к мистериальному сюжету о чудесном зачатии, рождении, жизни, смерти и посмертном воскресении в советском Ленинграде "тонкого" существа... алхимического гомункула6. При таком прочтении мы выходим на мифологическую и философскую модель пространства в виде мирового яйца, а также на колыхательно-колебательные движения мира и изменения пространственного взгляда на окружающий мир, приводящие к познанию некоторой тайны его создания.

В стихотворении "Змеи" пространство задается всеми названными составляющими, отражающими геометрию и композицию Столбцов: "лес качается" (семантика маятникового движения), "сверху" (семантика вертикали); "вверху" (семантика верха и вертикали); "кругом" (семантика сферы); "над ним" (семантика вертикали). В тексте присутствует и замкнутое пространство: "Как тюрьма стоит над ним". Наконец, ключевая фраза текста "Змеи спят" задает горизонталь текста, передавая семантику смерти и приобщения к божественному началу, одновременно.

Кроме этого, в тексте стихотворения есть опосредованные способы задания пространства: "лес" (отсылка к Мировому Древу), "змеи", "птицы" (отсылка к зооморфной модели мира); "человек", "мудрец" (отсылка к антропоморфной модели Вселенной).

С мифологических позиций змея воспринимается как часть зооморфной модели мироустройства, как составляющая огромного космического зверя - Вселенной. Змея занимает верхнюю позицию в зооморфной модели, обозначая разум мира, а также временной аспект. Само название стихотворения уже отсылает нас к некоему мифологическому образу, который неоднозначно трактуется с позиций разных мифологических систем: в язычестве змея - символ времени и разум Вселенной, в христианстве - обозначение дьявола-искусителя. Как видно из названных смысловых составляющих образа, его двойственность становится определяющим качеством, что

стр. 32


--------------------------------------------------------------------------------

характерно для ранней лирики Заболоцкого.

Пространственные ориентиры текста характеризуют колебательно-колыхательное движение: "Лес качается", - а также отсылают нас к образу Мирового Древа; фраза "Тут же разные цветы", - содержит отсылку к растительности. Растительность (трава, ветка, куст и т.п.) связаны с обозначением животных, которые питаются данными видами растений, а также связаны с семой "резать", "расти", "кормить", "наполнять силой", "помогать", "околдовывать" (в положительном и отрицательном смысле)7. В любом из перечисленных смыслов данный мифологический символ-образ отсылает нас либо к зооморфной модели Вселенной, либо к понятию таинства, чуда, дива. Таким образом, уже в первых строках стихотворения содержится указание на некую модель мироустройства, а также на семантику чуда, дива, таинства, что позволяет предположить: змеи - воплощение некоего таинственного мира, часть Вселенной, которую обыденному человеческому сознанию постичь не дано.

Следующим образом текста становится образ "тел блестящих гадин" и камней, между которых они находятся. Эвфемистическое обозначение змей свидетельствует о том, что автор текста как бы следует некоему запрету - не называть змей их собственным именем, чтобы не нарушить гармонию миропорядка. Отсылка к спирали (завиты) обозначает одновременно и образ Вселенной (Вселенная изображалась в виде яйца, обвитого спиралью змеи), и образ времени - божественный Хронос (Айон, увитый спиралью змеи, и змея, кусающая собственный хвост как символ бесконечности). Камни издавна назывались костями Земли. Наши предки, считая Землю живым существом, сравнивали просторы суши с исполинским телом, а скалы и камни - с костями, именно это дает основание считать местоположение змей "меж камней" неким знаком их роли в системе мифологического устройства Вселенной. На местоположении змей акцентируется внимание автора: фраза "меж камней" повторяется дважды.

Появление образа птицы отсылает нас к другой части зооморфной модели Вселенной - к периферии по отношению к центру. Змеи - центр мира, разум мира, без которого существование Вселенной невозможно; птицы - символическое обозначение хаоса, смерти, негармоничности миропорядка. Они находятся сверху, тогда как змеи - внизу. Такое пространственное положение иллюстрирует инверсию верха и низа: змеи, которые обозначают Божественное время, находящееся вверху, находятся на земле, т.е. становятся хтоническими существами, а птицы, связанные со смертью и, следовательно, нижним миром, находятся вверху. Но ключевым понятием текста является также образ спящей змеи: "змеи спят" повторяется в тексте стихотворения три раза, четвертый раз употребляется эвфемизм "сна тяжелый образец".

Символическое значение сна отмечено в работах Б. А. Успенского: к... время сновидений - комплекс представлений о первоначальном мифическом времени {времени тотемных предков), которое является в сновидениях, так же как и в ритуалах, полагается существование одной и той же темы для разных сновидцев, и знаменательно, что, обсуждая свои сны, люди могут поправлять друг друга <...>, люди во сне оказываются как бы в одной и той же действительности, в одном и том же сакральном мире и, соответственно, обмениваются опытом, уточняя свои представления об этой действительности..."8. Итак, сон это реальность, это обращение к сакральному миру и опыту предков. В словаре М. М. Маковского сон трактуется следующим образом: "Магическому мышлению сон представлялся как сакрально-сексуальный экстаз - отрыв от всего земного, т.е. потеря слуха, зрения, речи, обоняния, а главное - приобщение к божеству, слияние с божеством. Отсюда значение "порядок, гармония, блаженство". Именно эти последние значения и отождествляются со сном"9. Как видно из рассмотренных толкований, сон ассоциируется в мифологическом сознании с сакральным ми-

стр. 33


--------------------------------------------------------------------------------

ром, с божественным началом, с порядком, гармонией, блаженством. Итак, спящие змеи - таинство, приобщение к божественному, к гармонии, к порядку. В этом смысле змеи противопоставлены всем остальным животным мифологемам текста - птицам, жуку и, наконец, человеку.

Следующие строки касаются понятия "Время", причем время понимается как некая божественная сущность, что, собственно, и задано образом змеи, и как земная субстанция. Местоположение времени - вверху ("А вверху едва заметно Время в воздухе плывет") снова иллюстрирует инверсию верха и низа, характерную для лирики Заболоцкого: земное время оказывается вверху, небесное (божественное) - внизу, на земле. Строки:



Год проходит, два проходит, три проходит.
Наконец
Человек тела находит - сна тяжелый
образец





- свидетельствуют еще об одной антитезе текста: Время - Вечность. Змеи становятся обозначением вечности, тогда как все остальное в мире меняется и проходит.

Другим антитетичным образом стихотворения стал образ человека-мудреца. Сложный, скорее собирательный образ, в котором присутствуют и черты самого поэта, и некие обобщенные представления о человеке вообще. Выводы поэта однозначны: человек не способен понять божественное Время, человек не способен осознать мироустройство Вселенной, человек воспринимает то, что не может понять, как тюрьму:



И уйдет мудрец, задумчив, и живет,
как нелюдим,
И природа, вмиг наскучив,
как тюрьма стоит над ним.





Положение природы над человеком еще раз свидетельствует о ее разумном и гармоничном порядке, который человеческий разум понять не в состоянии.

Итак, текст стихотворения "Змеи" состоит из ряда вербализованных мифологем (змеи, птицы, жук, лес, камень, время и т.д.), задающих несколько моделей мироустройства (мировое Древо и зооморфную модель), а также передающих идею Вечности и уходящего времени, идею Божественного времени и земного, идею гармонии и хаоса.

Литература

Альфонсов В. Слова и краски. - М. -Л., 1966.

Денисова Е. А. Философско-эстетические искания в поэзии Н. Заболоцкого (К вопросу о художественной преемственности). - М., 1980.

Заболоцкий Н. А. Сочинения в 2-х т. - М., 1975.

Красильникова Е. В. Николай Заболоцкий ("Столбцы") // Очерки истории языка русской поэзии XX века: Опыты описания идиостилей. - М., 1995. - С. 449 - 480.

Лощилов И. Е. Феномен Николая Заболоцкого. - Хельсинки, 1997.

Македонов А. В. Н. Заболоцкий: Жизнь. Творчество. Метаморфозы. - Л., 1968.

Маковский М. М. Сравнительный словарь мифологической символики индоевропейских языков. - М., 1996.

Турков А. М. Николай Заболоцкий: Жизнь и творчество. - М., 1981.


--------------------------------------------------------------------------------

1 Минц З. Г. О некоторых "неомифологических" текстах в творчестве русских символистов // Блоковский сборник. - Тарту, 1979. - С. 76.

2 Белобровцева И. З., Кульюс С. К. "Мастер и Маргарита" - постмодернистский роман? Модернизм и постмодернизм в русской литературе и культуре. Helsinki, 1996. - С. 375 - 382.

3 См.: Маковский М. М. Сравнительный словарь мифологической символики индоевропейских языков. - М., 1996.

4 Там же. - С. 263.

5 Лощилов И. Е. Феномен Николая Заболоцкого. - Хельсинки, 1997. - С. 140.

6 Там же. - С. 113 - 114.

7 Маковский М. М. Указ. соч. - С. 275.

8 Успенский Б. А. Избранные работы. - М., 1994. - Т. 1, С. 35 - 36.

9 Маковский М. М. Указ. соч. - С. 302.



стр. 34


Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

Л. Н. Кретова, Фрагмент зооморфной модели мира в стихотворении Н. А. Заболоцкого "Змеи" // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 05 марта 2008. URL: http://www.literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1204718688&archive=1205324254 (дата обращения: 23.08.2017).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии