Д. Хармс на уроках литературы в V классе

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 05 марта 2008
ИСТОЧНИК: http://portalus.ru (c)


© О.Ф. Ладохина (Москва)

найти другие работы автора

Нам не дано предугадать,

Как наше слово отзовется...

Ф.И. Тютчев

Думал ли, знал ли Даниил Хармс, писавший, творивший, разыгрывавший из себя нечто, эпатировавший публику в 20-30-е гг. нашего столетия, что к нему придет такое вселенское признание, когда книги его будут издаваться не только большими тиражами, но и множеством издательств одновременно? Книжные полки магазинов рубежа веков пестрят однотомниками, двухтомниками, трехтомниками в разных обложках. Мне не раз приходилось слышать и видеть, как публика (разновозрастная, но более - молодежь), интеллигентного вида, образованная, спрашивает Хармса, интересуется Хармсом. О нем пишут, его ставят и у нас, и на Западе. Первая увесистая монография о Хармсе написана швейцарским филологом Жаном-Филиппом Жаккаром, друзьям и родственникам которого казалось, "что Россия произвела на свет только одного писателя - Хармса".

Пришло время говорить о Хармсе и в школе. Программа литературного образования под ред. А.И. Княжицкого в V классе предполагает знакомство с детскими стихами поэта,

Прежде чем знакомить детей с личностью Хармса и его творчеством, я прочла в классе стихотворение "Врун". Моя тайная задумка была такова: удивить, заострить внимание, ведь нынешние дети не воспитывались на воспоминаниях Н.К. Крупской "Ленин в гостях у детей". К моей радости, реакция была адекватной. Дети, как замечено, большее значение придают звучанию и ритму, нежели смыслу, а в стихах Хармса "слово шире смысла", мир сводится к 28 звукам алфавита, которые, по словам Жаккара, "как зерна языка, помогают достичь наиболее высокого уровня мироощущения".

Далее, задав риторический вопрос: "Кто, по-вашему, написал эти стихи?", я рассказала детям о личности Хармса, который относился к обэриутам (ОБЭРИУ - объединение реального искусства). К этой части авангарда 30-х гг. принадлежали ленинградские авторы: Н. Заболоцкий, Н. Олейников, А. Введенский, некоторое время сотрудничал с ними Е. Шварц, но самым ярким представителем объединения был Д. Хармс. Они печатались в прелестных детских журналах "Еж" и "Чиж", в редакции которых царила атмосфера непрекращающейся блестящей буффонады, розыгрышей, мистификаций. Перед случайными посетителями разыгрывались импровизированные спектакли, главным организатором которых был Даниил Хармс.

Ребята увидели не только неистощимого выдумщика, но и автора заумных стихов, философских трактатов, реприз для цирка. Эквелибрист слов, Хармс не создавал искусство, "а сам был искусством" (А. Введенский). Писатель пользовался многими псевдонимами, один из них - Чармс, что по-английски означает "очарование". Хармс же, наоборот, означает "несчастье". И это символично, так как и жизнь, и творчество писателя балансировали между двумя этими понятиями.

Обрамлением разговора об обэриутах, которое вносит лирическую, трогательную нотку в урок, явилась авторская песня Вероники Долиной, посвященная Хармсу ("Как канули во тьму все алеуты..."). А закончился вступительный разговор чтением стихотворения Н. Заболоцкого "Прощание с друзьями":

В широких шляпах, длинных пиджаках,

С тетрадями своих стихотворений,

Давным-давно рассыпались вы в прах,

Как ветки облетевшие сирени.

Вы в той стране, где нет готовых форм,

Где все разъято, смешано, разбито,

Где вместо неба - лишь могильный холм

И неподвижна лунная орбита.

После такого представления личности человека дети хотят читать и слушать Хармса еще, но, на мой взгляд, сначала надо провести урок, посвященный словесной игре.

стр. 10


--------------------------------------------------------------------------------

Необходимо пробудить воображение детей. На помощь пришла книга Джанни Родари "Грамматика фантазии", которая была переведена на французский, испанский и русский языки и стала одним из самым привлекательных пособий по методике работы по словом. Ведь всем известно, что понимание поэзии тесно связано с ритмикой, музыкальностью звуков.

Самый простой способ начать словесную игру - вызвать двух учеников и попросить написать 5 слов, а затем прочитать их попарно - это, как показала практика, вызывает взрыв смеха из-за странного соседства слов.

Вот, например, первая пара слов: "фотограф" и "акробат". Сначала создается атмосфера напряженного ожидания, Отдельно взятое слово "фотограф" не заставит смеяться, но в паре с "акробатом" - совсем другое дело.

Используя этот прием - игру со словами, в дальнейшем можно написать историю. В течение урока мы расставляем слова, как кубики, составляя разные комбинации. В литературоведческом словаре учащихся появляется новый термин - "остранение". Учитель процитирует В. Шкловского: "Целью искусства является дать ощущение вещи как видение, а не как узнавание, приемом искусства является прием "остранения" вещей..."

Итак, "остраненные" слова создали оптимальные условия для появления на свет занимательных рассказов, для постижения школьниками одного из секретов творческой лаборатории Д. Хармса.

На следующем уроке желательно рассказать учащимся об общественной и литературной обстановке, которая складывалась совсем не в пользу обэриутов. Они все больше подвергались устной и печатной брани.

В поэзии обэриутов, современников Октябрьской революции, это эпохальное для России событие показывалось как цирковое представление, с фейерверками, прожекторами, криками зверей и жертв (вспомним с учениками прочитанную недавно сказку Ю. Олеши "Три толстяка", где также найдем все атрибуты того времени).

Произведения, которые создавали в первые годы революции молодые поэты, были очень разные. С. Есенин воспел "коммуной вздыбленную Русь", А. Блок увидел во главе отряда солдат революции Христа в венчике из роз. С точки зрения обэриутов, революционная Россия нуждалась в новом описании, и задача поэта, по их мнению, - обнаружить новые связи между предметами и понятиями. Это шло от ощущения бессвязности мира. Трагическая разорванность, конфликтность составляли, пожалуй, главный интерес поэтов. Разум не принимал происходящего. "?я смотрел, ища мир, но не находил, а потом и смотреть стало некуда", - писал Даниил Хармс. Декларация обэриутов предлагала посмотреть "на предмет голыми глазами... очищать его от мусора истлевших культур".

Затем с классом ведется беседа о единственной, по мнению обэриутов, логике - об "остранении". Стилистические приемы, изобретенные ими, позволяли не только оторваться от действительности, но и выразить свое негативное отношение к новому строю. В их произведениях язык господствует над повествованием. Только за это можно объявить обэриутов блестящими экспериментаторами в поэзии.

Первым это осознал С. Маршак, Сам большой выдумщик, он сумел понять, что поэтическое творчество, рожденное из "зауми и сдвига", может отвечать прихотливым детским потребностям, связанным с игрой. По мнению другого детского классика - К. Чуковского, в этих стихах есть отказ от навязывания норм, что помогает ребенку учиться понимать окружающий его мир, так как, играя с понятием, он невольно усваивает его. "Нелепица усиливает в ребенке ощущение реальности", - писал К. Чуковский.

Затем приступаем к коллективной работе с поэтическими текстами Д. Хармса: стихотворением "Иван Иванович Самовар" (1928).

Иван Иванович Самовар

Был пузатый самовар,

Трехведерный самовар.

Это стихотворение - царство повторов, которые подчиняют себе все остальное.

Наклоняли, наклоняли,

Наклоняли самовар.

Но оттуда выбивался

Только пар, пар, пар.

Наклоняли, самовар,

Будто шкап, шкап, шкап,

Но оттуда выходило

Только кап, кап, кап.

Даже мораль, звучащая в последнем четверостишии, освобождается от воспита-

стр. 11


--------------------------------------------------------------------------------

тельного значения и сводится лишь к тем "кап, кап, кап", которые выпускает Иван Иванович.

Больше всего ребятам нравится история об Иване Топорышкине, потому что они любят веселую путаницу. В стихотворении происходит сдвиг от обыденности, ребенку предоставляется возможность взглянуть на привычное как на диковинное. Обэриуты дают возможность видеть в литературе не только сюжет, но и литературные приемы. Стихи бросают ребят в неожиданную словесную игру.

Хорошо знавшая Хармса художница Алиса Порет вспоминала: "Хармс сам очень любил рисовать, но мне свои рисунки никогда не показывал, а также все, что он писал для взрослых".

Слушая рассказ Д. Хармса "Загадочный случай", ребята могут поэкспериментировать: воссоздать портрет Карла Ивановича Шустерлинга. Описанный Хармсом акробатический переворот портрета с ног на голову превратил симпатичного приятеля поэта в "страшного, бородатого старика в дурацкой шапочке". Через несколько минут после прочтения рассказа весь класс стал похож на изостудию: корзина, наполненная фруктами, превращалась в китайца, кувшин с восточным орнаментом - в печальную девушку, а соломенная шляпа - в бородатого добродушного старика.

Именно в этой части урока мы вспоминали со школьниками о другом писателе, который с помощью неожиданных образов и летящих рисунков наполнял удивительный мир детства верой в доброту, любовью ко всему живому, - Антуане де Сент-Экзюпери. Шляпа в "Маленьком принце", превращающаяся в слона, проглоченного удавом, ничуть не хуже перевернутого Карла Ивановича Шустерлинга. Рисунки-загадки, рисунки- превращения как нельзя кстати для этих непоседливых выдумщиков - детей, постигающих красоту и бесконечность окружающего мира через метафоры, так близкие их необычному, "невзрослому" мышлению.

В конце урока знакомимся с эпистолярным наследием обэриутов. Интересен образ автора писем - своеобразного плута, шута, юродивого. Банальные фразы эпистолярного жанра доведены в письмах до абсурда, обнажая их бессмысленность. Прибегая к приему "остранения", обэриуты очищают слова, представления, отношения людей от "шелухи", как и сказано в обэриутском манифесте.

Читаем письмо Хармса к сестре Лизе, написанное в 1936 г., по случаю дня рождения племянника Кирилла. Этот фрагмент урока по творчеству Хармса создает органичный переход к следующей теме - творчеству Е. Шварца.

Огромный интерес у ребят вызывают письма Евгения Шварца. Ирония, шутка в полной мере присутствуют и в его посланиях, ибо это убеждение обэриутов, что "без легкости и веселости мир окончательно непонятен". Некоторые письма Шварца написаны стихами, одно из них пишет Е. Шварц из Сухуми в 1939 г.:

Дорогой Боря - мы живем у самого моря.

Дорогая Рая - у моря нет ни конца, ни края.

Дорогой Дима - не верь тому, что наше море нелюдимо, -

Оно ровное, как стекло, и купаться в нем очень тепло,

Учащиеся получают домашнее задание: в стиле Шварца написать письмо с юга.

Это первое знакомство школьников с творчеством Е. Шварца продолжится в дальнейшем при изучении сказки "Обыкновенное чудо".

Творчество обэриутов (к которым был близок и Е. Шварц) - это "обыкновенное чудо" русской литературы первой половины XX в., с его художественными поисками, экспериментам, безусловно, обогатило разнообразную палитру литературных направлений того времени. Словесная эквилибристика, взорванная фейерверками традиционность, выдержав испытание временем, сама стала традицией, сама стала классикой.

Список использованной литературы

1. Воспоминания о Н. Заболоцком. - М., 1984.

2. Гинзбург Л. Человек за письменным столом. - М., 1989.

3. Жаккар Ж.-Ф. Даниил Хармс и конец русского авангарда. - СПб., 1995.

4. Житие сказочника. Евгений Шварц. - М., 1991.

5. Заболоцкий Н. Избранное. - СПб., 1999.

6. Хармс Д. Детям. - М., 1995.

7. Хармс Д. О явлениях и существованиях. - СПб., 1999.

стр. 12


Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

О.Ф. Ладохина (Москва), Д. Хармс на уроках литературы в V классе // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 05 марта 2008. URL: http://www.literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1204717800&archive=1205324254 (дата обращения: 26.07.2017).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии