О ПЕРЕВОДАХ К. БАЛЬМОНТА

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 26 февраля 2008
ИСТОЧНИК: http://portalus.ru (c)


© Н. М. ЛЮБИМОВ

найти другие работы автора

Николай Михайлович Любимов (1912 - 1992), один из выдающихся советских переводчиков, знакомил русских читателей с творчеством писателей Франции и Испании. В 1933 году, будучи студентом Института иностранных языков, он перевел несколько пьес П. Мериме и сделал комментарии к однотомнику Тирсо де Молина. Самый успешный период его деятельности начался в 1945 году. Поклонники творчества Бомарше, Мопассана, Доде, Флобера, Ш. Де Костера, Рабле, Сервантеса, Боккаччо смогли прочесть их произведения благодаря Н. Любимову. С 1973-го по 1993 год в его переводе было опубликовано знаменитое творение М. Пруста "В поисках утраченного времени" ("По направлению к Свану", "Под сенью девушек в цвету", "У Германов", "Содом и Гоморра", "Пленница", "Беглянка"). Под редакцией Н. Любимова вышли собрания сочинений Мериме (1963), Доде (1965), С. Сергеева-Ценского (1967).

Публикуемый документ относится к типу внутренних рецензий, чаще всего остающихся погребенными в архивах издательств. Эта рецензия была написана Н. М. Любимовым по поводу раздела переводов в книге сочинений Бальмонта, впервые публиковавшейся в советское время для широкого читателя (Избранное. М.: Художественная литература, 1980).

Задачей Любимова-рецензента было дать профессиональную оценку переводам Бальмонта, ранее существовавшим в отдельных изданиях, но только здесь полноценно представлявшим лицо переводчика - русского поэта Серебряного века.

Однотомник был составлен дочерью поэта - В. К. Бальмонт, вступительную статью написал Л. А. Озеров, примечания подготовил Р. Е. Помирчий. В книгу вошли стихи, статьи и переводы.

В рецензии на готовящийся сборник Н. Любимов писал о сильных и слабых сторонах деятельности Бальмонта. Он оценивал переложения поэта-символиста неоднозначно, но в основном был согласен с переводческим методом Бальмонта, так как тоже считал, что самый худший вариант перевода - буквальный. Это "не только перевод тяжеловесный, неуклюжий, корявый, дубовый, ранящий наше эстетическое чувство - это бы еще полбеды, (...)буквальный перевод сплошь да рядом искажает смысл".1


--------------------------------------------------------------------------------

1 Цит. по: Русские писатели 20 века. Биографический словарь. М., 2000. С. 430.



стр. 257


--------------------------------------------------------------------------------

Рецензия Н. М. Любимова занимает важное место в ряду критических отзывов о Бальмонте-переводчике мэтров перевода советской эпохи, таких как К. И. Чуковский, С. Я. Маршак, А. А. Аникст, в целом, в отличие от Любимова, негативно оценивавших эту часть наследия Бальмонта.

Текст рецензии Н. М. Любимова публикуется по авторизованной машинописи (РГАЛИ. Ф. 57. Оп. 3. Ед. хр. 66. 7 л.).

О ПЕРЕВОДАХ К. БАЛЬМОНТА

Прежде всего хочется горячо поддержать самую идею - издать наконец сборник стихотворений прекрасного поэта Бальмонта, издать не для узкого круга знатоков (на них был, главным образом, рассчитан сборник, вышедший в "Библиотеке поэта"), а для читателя широкого, до сих пор вынужденного отыскивать стихи Бальмонта в больших книгохранилищах или у библиофилов. Можно сказать с уверенностью, что издание, подготовляемое в издательстве "Художественная литература", заслужит глубокую читательскую благодарность.

Мне кажется, что составитель этого сборника поступил правильно, включив в него и переводы К. Д. Бальмонта. Ценность бальмонтовского вклада в русскую переводческую культуру не подлежит никакому сомнению. У Бальмонта есть не просто отличные переводы, а настоящие шедевры, как, например, "Колокола" Эдгара По,1 которые смело можно поставить рядом с бунинским переводом "Песни о Гайавате" Лонгфелло2 и другими русскими классическими переводами. В "Колоколах" Бальмонту было где показать свое волшебное искусство звукописи. Недавно предпринятая Мих. Донским3 попытка - попытка с негодными средствами - вступить с Бальмонтом в единоборство и перевести "Колокола" заново, ничего, кроме возмущения плохим русским языком Донского ("Он творит священный звон" и пр.), не вызывает. Рахманинов, пожалуй, взыскательнее всех русских композиторов относившийся к текстам, написал "Колокола" на слова бальмонтовского перевода.4

Не удалось отменить и бальмонтовский перевод мистерии Кальдерона "Жизнь есть сон".5

В общем непоколебим и бальмонтовский Шелли. Вряд ли кто-нибудь откажет в остроте художественного восприятия Пастернаку, а между тем вот что он писал: "Русский Шелли был и остается трехтомный бальмонтовский. В свое время этот труд был находкой, подобной открытиям Жуковского".6

Бальмонт написал слишком много оригинальных стихотворений и слишком много переводил. "Отходов" и в его оригинальной, и в его переводной поэзии наберется изрядное количество. В своих воспоминаниях о Багрицком ("Эдуард Багрицкий. Воспоминания современников". - "Советский писатель", 1973) я дословно привел колоритную характеристику, какую в беседе со мной дал Багрицкий "отходам" в оригинальной поэзии Бальмонта, все-таки не снизившим его восхищения бальмонтовскими "жемчужными зернами".

В. Н. Орлов7 во вступительной статье к однотомнику Бальмонта справедливо заметил, что Бальмонт часто брался за переводы чуждых ему поэтов, естественно, - как это всегда случается со "всеядными" переводчиками, - терпел неудачи, и вот эти явные неудачи повредили его переводческой репутации. Потерпел фиаско Бальмонт, в частности, с переводами из Уитмена.8 (Составитель хорошо сделал, что не включил их.) К. И. Чуковский был прав в своей беспощадной критике переводов Бальмонта из Уитмена.9 Но Чуковского часто "заносило" и как журналиста, и как текстолога, и как критика вообще, и как критика переводов в частности. Его уничтожающий отзыв о Бальмонте - переводчике Уитмена нет никаких оснований переносить на переводческое искусство Бальмонта в целом. Впрочем, ведь и

стр. 258


--------------------------------------------------------------------------------

сам Чуковский своими переводами из Уитмена все-таки не сумел доказать русскому читателю, что Уитмен - большой поэт.10

Что касается состава отдела переводов, предложенного для сборника, который выпускает издательство "Художественная литература", то мои пожелания сводятся лишь к исключению некоторых переводов.

В. Н. Орлов - автор вступительной статьи к однотомнику Бальмонта впал в досадное противоречие с В. Н. Орловым - составителем того же однотомника. Упрекнув поэта в том, что он не последовал мудрому совету В. Г. Короленко: учиться "художественному воздержанию", упрекнув его в "неэкономной трате стихов",11 В. Н. Орлов ввел в состав однотомника много хлама. В издании таких "невоздержных" поэтов, как Бальмонт, Городецкий, Василий Каменский, допустимы только два принципа: или принцип предельной полноты (что, однако, вряд ли целесообразно), или принцип строжайшего отбора. "Ужатие", "просеивание" таких поэтов премного способствует им к украшению. (Пример - В. Каменский, изданный Н. Л. Степановым в "Библиотеке поэта".) У В. Н. Орлова получилось "ни то ни се".

От готовящегося сборника стихотворений Бальмонта я жду именно строгого отбора, в особенности - от раздела переводов.

Позволю себе кратко проанализировать предлагаемый состав раздел за разделом.

Бальмонтовский перевод "Слова о полку Игореве"12 - это своеобразное, яркое прочтение великого памятника древнерусской литературы - представляет интерес и для особых любителей "Слова", и для любителей поэзии вообще.

Можно приветствовать и включение в сборник переводов Бальмонта из грузинской и армянской поэзии.

Из "Витязя"13 я бы оставил только вступление. Почему составитель выбрал именно венчание Тинатин - это остается неясным.

Венчание - далеко не лучший и не самый показательный отрывок из перевода поэмы. Его неотшлифованность с самого начала видна и невооруженному глазу:



Царь, как мрак дробя алмазом, повелел своим приказом...
...воле царской послушая...
Царь ушел, воздав почтенье.
Были молвлены хваленья.14





Чтобы читатель уяснил себе, в каком направлении шла работа Бальмонта над "Витязем", достаточно одного вступления.

Раздел армянской поэзии составлен безукоризненно.15

Литовский - "дайны" представлены слишком щедро. Я не имею возможности сравнить их с подлинниками, но в переводах Бальмонта "У березки", "Нигде...", "Под липой", "Садик", "Три лебедя" и "Загадки" - это просто слабые стихи, и притом местами слишком уж русифицированные.16

Очень плохо переведена Бальмонтом "Песнь польского узника" Мицкевича.17 Взять хотя бы первую строку:

Какому б злу ни был отдан...

Этот перевод необходимо снять. Он компрометирует и ни в чем неповинного Мицкевича, и виновного перед ним и перед читателем Бальмонта.

Раздел "Из болгарской поэзии" я бы оставил целиком.18

Монгольская народная19 песня в переводе Бальмонта не звучит как народная. "Зеркало грез" - это "бальмонтанизм", да еще и пошловатый. Мне кажется, что эту песню тоже надо снять.

Я бы не дал переводов Бальмонта ни из французских, ни из немецких, ни из испанских поэтов. "Французы"20 совсем ему не удались. Особенно плох "Балкон"

стр. 259


--------------------------------------------------------------------------------

Бодлера.21 Причем тут Бодлер? Бальмонтовские словосочетания, бальмонтовские образы, типично бальмонтовские ритмы...

Разделы "Из немецких поэтов"22 и "Из испанских поэтов"23 ничего существенного к творческому облику Бальмонта-переводчика не добавляют. Кстати сказать, Эспронседа не принадлежит к числу лучших испанских поэтов.

Всего ближе Бальмонту дух английской поэзии. Самоограничение не являлось добродетелью Бальмонта. А между тем "не украшающийся" этой добродетелью переводчик обрекает себя на бракодельство. Пастернак избегал переводить романскую поэзию. "Сумрачный германский гений", гений Шекспира были ему внятнее "острого галльского смысла".24 Случайных переводов у него мало. Вот почему так трудно что-либо "отшелушить" из его переводов. Бальмонт - это прежде всего переводчик английской поэзии. Я уже приводил отзыв Пастернака. Недаром высоко ценил его переводы из Эдгара По такой строгий критик, как Блок.25 Знаменитую балладу Уайльда некоторые современники Бальмонта перевели, быть может, и не хуже его. Новый ее перевод, выполненный Топоровым, мягко выражаясь, себя не оправдал.26

Английская поэзия, в первую очередь - поэзия Шелли, Уайльда и Эдгара По, родственна поэзии Бальмонта. Поэтому раздел английской поэзии, хотя и велик, не требует никаких изъятий. Тут - сплошные победы. Тут мы имеем дело со слиянием индивидуальности поэта-переводчика с индивидуальностями поэтов, которых он воссоздает на русском языке. Это вершины Бальмонта-переводчика, увенчивающие отдел его переводов, это мощный заключительный аккорд всей книги.

Выводы:

1) решение дать в сборнике стихотворений Бальмонта его переводы я считаю совершенно правильным;

2) составитель не пропустил в переводческом наследии Бальмонта ничего мало-мальски значительного и любопытного (разумеется, составитель не мог включить переводы Бальмонта, которые представляют собой бесспорную художественную ценность, но которых не выдержал бы объем книги, как, например, пьесы Кальдерона);27

3) я предполагаю, в интересах читателя, а следовательно, в интересах Бальмонта, убрать все случайное, не характерное, поэтически бледное, невыношенное, незрелое, все, где Бальмонт заслоняет собой авторов, включенное составителем, видимо, для того, чтобы показать широту диапазона Бальмонта-переводчика, широту его поэтического кругозора. Цель, вообще говоря, благая, но я убежден, что в данном случае гнаться за широтой не следует. Дело не в том, чтобы представить в сборнике как можно больше стран и народов, а чтобы в нем были даны истинно художественные переводы. Повторяю: от спрессовывания такие поэты, как Бальмонт, только выигрывают.


--------------------------------------------------------------------------------

1 По Э. Колокольчики и колокола // Бальмонт К. Д. Избранное. М., 1980. С. 524.

2 Лонгфелло Генри Уордсуорт. Песня о Гайавате. Полный перевод с английского и предисловие Ив. А. Бунина. Орел, 1896. 207 с.

3 По Э. Звон / Пер. М. Донского // По Э. Стихотворения. Проза. М., 1976. С. 73 - 76.

4 27 июля 1913 года Сергей Рахманинов закончил партитуру поэмы для оркестра, хора и солистов "Колокола" на слова Э. По в переводе К. Бальмонта (см. об этом: Альшванг А. А. "Колокола" С. Рахманинова. М., 1940. С. 1).

5 Кальдерон де ла Барка Педро. Сочинения Кальдерона в переводе с испанского К. Д. Бальмонта. М., 1902. Вып. 2. 725 с.

6 Пастернак Б. Л. Заметки переводчика/? Лит. Россия. 1965. N 13. С. 18; см. также: Пастернак Б. Собр. соч.: В 5 т. М., 1991.Т. 4. С. 395.

7 Орлов В. Н. Бальмонт. Жизнь и поэзия // Бальмонт К. Д. Стихотворения. Л., 1969. (Библиотека поэта. Большая серия.) С. 5 - 74.

8 Уитман Уольт. Побеги травы / Пер. с англ. К. Д. Бальмонта. М., 1911. 216 с.

9 Чуковский К. И. Искусство перевода. М.; Л., 1936. С. 16 - 21.



стр. 260


--------------------------------------------------------------------------------


--------------------------------------------------------------------------------

10 См., например: Уитман Уольт. Листья травы / Перевод К. И. Чуковского. Л., 1935. С. 229.

11 Орлов В. Н. Указ. соч. С. 21.

12 Бальмонт К. Д. Избранное. С. 467 - 477. См. также: Слово о полку Игореве в переводе К. Бальмонта // Россия и славянство. Париж, 1930. N 81. С. 3 - 4 (то же: Слово-1967. С. 166 - 167); Бальмонт К. Д. Стихотворения. Л., 1969. С. 593 - 603.

13 См.: Руставели Шота. Носящий барсову шкуру // Бальмонт К. Д. Избранное. С. 476 - 484 (раздел: Из грузинской поэзии).

14 Руставели Шота. Носящий барсову шкуру. Грузинская поэма XII в. / Перевод и предисловие К. Бальмонта. М., 1917. С. 37. См. также: Руставели Шота. Носящий барсову шкуру. Грузинская поэма XII в. / Перевод и предисловие К. Бальмонта. Париж, 1933. С. 7 - 8.

15 См.: Ионнисян И. Умолкли навсегда времен былых народы; Туманян О. Ахтамар; Исаакян А. Колокол воли // Бальмонт К. Д. Избранное. С. 484 - 487 (Из армянской поэзии).

16 См.: Литовские дайны // Бальмонт К. Д. Избранное. С. 489 - 493 (Из литовской поэзии).

17 Мицкевич А. Песнь польского узника // Бальмонт К. Д. Стихотворения. С. 558.

18 Народные песни // Бальмонт К. Д. Избранное. С. 495 - 498 (Из болгарской поэзии).

19 Зеркало. Монгольская народная песня // Бальмонт К. Д. Стихотворения. С. 592.

20 См.: Ван-Лерберг Шарль. Ищейки. Драма / Пер. с франц. К. Бальмонта и Елены Цветковской. СПб., 1909. 85 с; Кроммелинк Ф. Ваятель масок... Перевод с французского размером подлинника. М., 1912.

21 См.: Бодлер Шарль. Балкон // Бодлер Шарль. Цветы Зла. СПб., 1912. С. 28.

22 См.: Гофман Эрнест Теодор Амадей. Житейские воззрения кота Мурра. СПб., 1893. Кн. 1 - 3. 112 с; Гауптман Гергарт. Полн. собр. соч. / Пер. с нем. под ред. К. Бальмонта. М., 1905. Т. 1. 439 с; Гауптман Гергарт. Ткачи. Драма. СПб., 1909.

23 См.: Испанские народные песни "Seguidillas" // Бальмонт К. Д. Избранное. С. 499 - 502 (Из испанской поэзии).

24 Определения Блока. См.: Блок А. Скифы // Блок А. Стихотворения и поэмы. М., 1969. С. 232.

25 Блок писал о переводах Бальмонта: "Э. По требует переводчика, близкого его душе, непременно поэта, очень чуткого к музыке слов и стилю. Перевод Бальмонта удовлетворяет этим требованиям, кажется, впервые" (Блок А. [Рец.]: Э. По. Собрание сочинений (перевод с английского К. Д. Бальмонта). Том второй, книгоиздательство "Скорпион". М., 1906 // Блок А. Собр. соч.: В 8 т. М.; Л., 1962. Т. 5. С. 618).

26 Уайльд О. Баллада Редингской тюрьмы / Пер. В. Л. Топорова // Уайльд О. Стихотворения. Портрет Дориана Грея. Тюремная исповедь. М., 1976. С. 34 - 53.

27 Бальмонт перевел десять пьес испанского драматурга. Все его переводы из Кальдерона были изданы (см: Кальдерон де ла Барка Педро. Драмы / Пер. К. Бальмонта. М., 1989. Т. 1 - 2).



стр. 261


Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

Н. М. ЛЮБИМОВ, О ПЕРЕВОДАХ К. БАЛЬМОНТА // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 26 февраля 2008. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1204026120&archive=1206184915 (дата обращения: 26.09.2018).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии