ГРИБОЕДОВ В ГЕРМАНИИ

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 19 февраля 2008
ИСТОЧНИК: http://portalus.ru (c)


© Г. А. ТИМЕ

найти другие работы автора

В 2003 году в Стокгольме увидело свет объемное исследование Герберта Лембке1 о рецепции комедии А. С. Грибоедова "Горе от ума" в Германии XIX-XX веков. Книга написана на немецком языке, и большая ее часть посвящена проблемам перевода знаменитой русской комедии на немецкий язык. Ведь, как известно, судьба ее в Германии, как, впрочем, и в других европейских странах, оказалась далеко не простой. Если в России ей суждено было стать поистине произведением на все времена, половина которого, по словам А. С. Пушкина, "вошла в пословицу", то в Германии знали о ней, как правило, только специалисты. Театральных постановок было мало, шли они обычно недолго и без особого успеха у зрителей. Этот любопытный феномен автор книги правомерно связывает с проблемами перевода, поэтапно восстанавливая историю вопроса.

Г. Лембке выделяет несколько периодов: отдельно рассматриваются первая и вторая трети XIX века; вторая половина XIX века; конец XIX века и начало XX столетия (до 1917 года); 1918 - 1945 годы; время после второй мировой войны и до современности. Следует особо отметить, что автор не ограничивается только историей переводов, но в каждом случае обращается к откликам на них в прессе Германии и других стран, к трудам славистов, внесших несомненный вклад в понимание русской комедии. Его внимание привлекают и издания "Горя от ума" на русском языке, появившиеся в немецкоязычных странах (они тоже служили несомненным подспорьем для переводчиков).

Особый интерес автора вызывает изучение самих переводов. Им посвящены отдельные главы, рассматривающие переводы с 1831-го по 1988 год с точки зрения сравнительно-исторического анализа. Здесь Г. Лембке во многом опирается на теоретические труды, посвященные искусству перевода, следуя, в частности, тезису И. Леви о необходимости множества переводов одного и того же текста для постепенного прояснения его смысла и образности, а также положениям К. Дедециуса, много занимавшегося переводами со славянских языков. Последнему принадлежит мысль о разных уровнях переводческого мастерства, проявляющегося в собственно переводах, переложениях и подражаниях, причем художественность напрямую связывается им с точностью.

По причинам цензурного характера комедия Грибоедова "Горе от ума" впервые увидела свет на немецком языке. Это случилось в городе Ревеле (ныне Таллинн) в 1831 году, в то время как по-русски она была напечатана только в 1833 году. Первым ее переводчиком стал К. фон Кнорринг, по происхождению балтийский немец. Это обстоятельство обусловило как положительные, так и отрицательные предпосылки качества перевода. С одной стороны, фон Кнорринг лучше понимал русскую жизнь и имел более широкую языковую практику, нежели среднестатистический переводчик, но с другой стороны, по всей видимости, не всегда умел воспользоваться своими преимуществами, стремясь к максимально точной передаче и смысла, и художественного своеобразия произведения. Так или иначе, но немецкие читатели комедии "Горе от ума" в переводе фон Кнорринга порой даже предполагали, что переводчик не совсем "в ладах" с немецким языком; об этом упоминалось и в немецких рецензиях.

Перевод фон Кнорринга и теперь считается не только первой публикацией текста комедии Грибоедова, но и первым ее перево-


--------------------------------------------------------------------------------

Lembcke Herbert. A. S. Griboedov in Deutschland. Studie zur Rezeption A. S. Griboedovs und der Ubersetzung seiner Komodie "Gore ot uma" in Deutschland im 19. und 20. Jahrhundert. Stockholm, 2003. 489 S.

1 Об авторе этой книги следует сказать особо. Труд Г. Лембке о Грибоедове стал поистине делом и увлечением почти всей его жизни. Эмигрировав в 1949 году из ГДР в Швецию уже взрослым человеком, он учился в Стокгольме торговому делу, работал в качестве коммивояжера. Только в начале 1980-х годов он начал изучать русистику в Стокгольмском университете, в начале 1990-х годов стажировался в университете Симферополя (Украина), где окончательно и бесповоротно утвердился в выборе предмета своего изучения. Вернувшись в Стокгольм, Лембке продолжил изучение русистики и германистики, а в конце 1990-х - начале 2000-х годов прошел необходимые курсы обучения в университетах Ростока и Грейфсвальда (Германия), где и завершил свою работу.

стр. 221


--------------------------------------------------------------------------------

дом на иностранный язык. В том же 1831 году появился еще один немецкий перевод, выполненный актером Л. Шнейдером, оставшийся, впрочем, почти незамеченным. В своем исследовании Г. Лембке вполне обоснованно уделяет переводу фон Кнорринга особое внимание. Его изучение основывается на сопоставительном анализе 156 рукописей, с которыми он имел возможность ознакомиться в архивах Российской национальной библиотеки и Пушкинского Дома. Тщательно проделанная работа позволила исследователю установить, что перевод фон Кнорринга базировался не на Музейном автографе, а на компиляции текстов двух манускриптов: Жандровской рукописи и Булгаринского списка. По мнению исследователя, именно первый немецкий перевод впервые представил полный текст комедии, а не ее сокращенный вариант, как это считалось долгое время (с. 392).

Упомянутые выше обстоятельства навсегда связали комедию Грибоедова с Германией. Под понятием "Германия" Г. Лембке имеет в виду "немецкоязычное пространство" в целом. Начало немецкой рецепции комедии "Горе от ума" относится к еще более раннему периоду: первое упоминание о ней появилось летом 1825 года в лейпцигской газете "Zeitung fur die elegante Welt", а в 1833 году Лексикон Брокгауза ("Brockhaus Conversations-Lexikon") посвятил А. С. Грибоедову целую статью.

По мнению Г. Лембке, именно первый перевод фон Кнорринга, а также более поздние, выполненные доктором Бертрамом (1853), А. Лютером (1922), И. Гюнтером (1947- 1948) и Кр. Фогель (1972), оказали влияние на художественное восприятие немцев, ибо чаще других использовались как основы театральных сценариев. Всего со времени создания комедии появилось десять немецких переводов, среди которых один неполный.

При обращении к театральной статистике обнаруживается, что подавляющее большинство постановок грибоедовской комедии было осуществлено в XX веке. Как правило, сценарии базировались на переводах XX века, особенно часто на переводе А. Лютера: 25 раз комедия шла в Бургтеатре Вены (1946), 29 - в театре Лейпцига (1947), более 13 раз в Немецком театре Геттингена (1965) (с. 154). Однако нельзя не согласиться с Г. Лембке, когда он утверждает, что именно в XIX веке, в частности фон Кноррингом, были заложены основы немецкой рецепции творчества Грибоедова; немецкая публика постепенно знакомилась с его комедией, получая о ней более полное представление. Это обстоятельство во многом предопределило впоследствии ее больший, нежели прежде, успех.

Кроме четырех указанных переводов более пристальное внимание исследователя привлекают еще по крайней мере три: О. Эллиссена (1899), В. Добберта (1956), Р. Бэхтольда (1988). Соответствующие фрагменты семи указанных переводных текстов анализируются и сравниваются автором, который стремится показать их близость или отклонение от оригинала. Особое внимание при этом обращается на адекватность передачи идиоматических и фразеологических речевых оборотов, пословиц, поговорок и других сложных языковых конструкций. При этом наглядно выясняются следующие обстоятельства: понял ли переводчик текст, в какой мере верно его понимание, удалось ли ему найти равноценное выражение для передачи смысла. Ведь иногда те или иные сложные обороты речи передавались неверно или буквально, что искажало их смысл, или же опускались вовсе.

Однако возникновение перечисленных проблем в той или иной степени неизбежно при работе над переводом любого художественного текста. Что касается комедии Грибоедова "Горе от ума", то здесь сложность перевода в первую очередь была связана с необыкновенной идиоматической насыщенностью авторского текста и сильной локализацией бытового пространства и действия. Реалии московской жизни описываемого Грибоедовым периода, ее известные истории, анекдоты, намеки, шутки часто ставили перед переводчиком почти невыполнимую задачу.

Следует отметить, что избранный Г. Лембке метод сравнительного изучения переводов "Горя от ума" был предвосхищен в 1977 году советским ученым Н. Л. Шадриным, который также обратил особо пристальное внимание на переводы идиоматических конструкций, "идиотизмов", как их называли в XIX веке.2 Г. Лембке упоминает эту статью, сборник, в котором она была помещена (с. 419), однако подробно к ней не обращается. А ведь именно в статье Шадрина указывается на присущее стилю Грибоедова употребление фразеологических единиц в "иных формальных связях", что было особенно характерно для московской речевой манеры начала XIX века. Так, выражение Скалозуба "хохол закрутить" невозможно перевести на другой язык, не зная, что в свое время оно означало "пустить сплетню". Практически в любом немецком переводе речь, конечно, пойдет о том, как герой причесывается, прихорашивается, поправляет волосы и т. п. Или более широко известное и, казалось бы, простое выражение "запрятать в желтый дом". Переводчики или передавали его буквально, не донося до читателя смысл высказывания, или же, как например И. Гюнтер, прямо писали "сумасшедший дом", точно сохраняя смысл, но теряя образность. Именно между смыслом и обра-


--------------------------------------------------------------------------------

2 Речь идет о статье Н. Л. Шадрина "Идиоматика "Горя от ума" в западноевропейских переводах" // А. С. Грибоедов. Творчество. Биография. Традиции / Под ред. С. А. Фомичева. Л. 1977. С. 164 - 191.

стр. 222


--------------------------------------------------------------------------------

зом нередко и возникал тот самый зазор, преодолеть который без потерь было зачастую затруднительно, а то и совсем невозможно.

Подобный пример приводит Г. Лембке, обращаясь к идиоме "сердце не на месте", которая была переведена разными переводчиками в разное время следующим образом: "ее (бедное) сердце не на месте" ("Es ist ihr armes Herz nicht an der rechten Stelle"; "Das Herz steht nicht an rechter Stelle"; фон Кнорринг - 1831; Бертрам - 1853);3 "Как сильно бьется сердце" ("Wie mir das Herz schlagt"; Шнейдер - 1831); "Я все еще дрожу от ужаса" ("Ich zittre noch vor Schreck"; Фогель - 1972); "Я не могу прийти в себя" ("Ich kann mich noch nicht wieder finden"; Бэхтольд - 1988). Такой сравнительный анализ наглядно демонстрирует, что более поздние переводы свободнее отходят от оригинала в стремлении точно передать смысл высказывания. Следует заметить, что среди других переводчиков, вовсе оставивших сложный речевой оборот без перевода, только один Эллиссон работал в XIX веке. Остальные переводы, сделанные Лютером, Гюнтером и Доббертом, относятся к XX веку. Это явно демонстрирует стремление более поздних переводчиков в первую очередь к понятности текста для современного читателя, а не к передаче художественного образа и впечатления.

Не менее пристальное внимание Г. Лембке уделяет переводу авторских ремарок. И это вполне обоснованно. Ведь от того, как герой целует руку героине - "нежно", "горячо" или "страстно", - зависит не только настрой происходящего на сцене, но и характеристика героев, их взаимоотношений, развитие интриги. Характерно, что ремарки опускались переводчиками не менее часто, нежели неудобные реплики.

Из таких, казалось бы, мелочей перевода и состоял новый, немецкий образ комедии Грибоедова, который не всегда был понятен немецкому читателю или зрителю. Наибольший успех у него, как уже упоминалось, имел перевод А. Лютера, вероятно потому, что сам Лютер был славистом-исследователем и комментатором текста, что не преминуло сказаться на его переводческом толковании произведения. Ведь средний читатель или зритель, как правило, имел слабое представление о России, которую пресса нередко представляла как "варварскую" страну. Не очень ему была понятна и суть интриги - слишком внутри-русской и одновременно почти лишенной внешних примет национального колорита. Г. Лембке сравнивает "Горе от ума" с гоголевским "Ревизором", имевшим у немцев несравнимо больший успех.

Комедия Грибоедова не отвечала и принятым в Европе требованиям к комедийному жанру. В этом отношении автор рассматриваемой монографии вполне логично предлагает обозначить жанр "Горя от ума" как трагикомедию. Ведь интрига в произведении Грибоедова обозначается не сразу, находится не в центре произведения, которое к тому же не имеет счастливого завершения. С точки зрения привычных канонов жанра оставалось не вполне ясным и значение любовного треугольника Молчалин-Софья-Чацкий. Здесь большую роль приобретало толкование не только образов, но и "говорящих" фамилий. Так, образ Чацкого в немецком восприятии уже XIX века претерпел эволюцию от бездельника, пустослова и даже "предателя" своего сословия до выдающегося его представителя, отличающегося образованностью, честностью и бесстрашием. Во времена ГДР Чацкий, по понятным причинам, и вовсе приобрел репутацию ниспровергателя отжившего строя и бесстрашного революционера-декабриста (с. 151).

Что касается Молчалина, за которого "говорит" уже его фамилия, то его несклонность в определенных летах и чинах "свое суждение иметь" воспринималась средним немцем не совсем так, как хотелось бы русскому автору. Заметим, что В. Г. Белинский в рецензии 1838 года на перевод "Краткой истории Франции" Ж. Мишле охарактеризовал "молчалинский" тип людей, "живущих по преданию и рассуждающих по авторитету", следующим образом: "Такие люди в Германии называются филистерами" 4 . Аналогичная ситуация возникала и в отношении образов Фамусова и Скалозуба, которых нередко воспринимали в качестве едва ли не положительных героев, отстаивающих порядок и традиционные государственные устои.

Таким образом, на пути переводчиков грибоедовской комедии то и дело вставали, говоря современным языком, проблемы ментальности, а не только вопросы языковых соответствий. Ведь, как известно, "русская идея" тяготеет к крайностям, в то время как немецкая, по словам Т. Манна, является бюргерской и представляет собой "идею середины" ("Любек как форма народной жизни"). Глубокое изучение этих вопросов, разумеется, не входит в задачу автора книги "А. С. Грибоедов в Германии", однако и он, приходя к выводу о принципиальной непереводимости многих афоризмов "Горя от ума" (а их современной критикой фиксируется в комедии более 160!), прибегает к известному изречению: "Что русскому здорово, то немцу смерть" (с. 398). Такой вывод еще раз подчер-


--------------------------------------------------------------------------------

3 Даже такой, наиболее близкий к оригиналу, перевод приобретал неожиданные нюансы. В немецком тексте, в связи с необходимостью употребления слова recht, которое значит одновременно "правый" и "правильный" и закономерно отсутствует в русском оригинале, в лучшем случае можно усмотреть игру слов, но не смыслов, как это было у Грибоедова.

4 См.: Коваленко С. А. Крылатые строки русской поэзии. М., 1989. С. 122.

стр. 223


--------------------------------------------------------------------------------

кивает существенное различие особенностей смеховой культуры в России и в Германии.

По всей видимости, совокупность всех изложенных причин и обусловила то обстоятельство, что произведение Грибоедова весьма мало повлияло на немецкую литературу. Указывая на это, Г. Лембке подчеркивает довольно сильное воздействие, оказанное на нее творчеством не только уже упоминавшегося Н. В. Гоголя, но и Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого, А. П. Чехова и многих других русских классиков. Это действительно любопытно, особенно если учесть, что произведения самих русских классиков часто изобилуют скрытыми и явными цитатами из "Горя от ума". Не меньший интерес в этом отношении представляет, например, восприятие Достоевским образа Чацкого как романтика, тесно связанного с Европой. В "Зимних заметках о летних впечатлениях" 1863 года (ср. слова Чацкого "певец зимой погоды летней") Достоевский писал о герое Грибоедова как о человеке, во второй половине XIX века бесполезном, но "ужасно полезном" в свое время: "Чацкий - это совершенно особый тип нашей русской Европы, это тип милый, восторженный, страдающий, взывающий и к России, и к почве, а между тем все-таки уехавший опять в Европу, когда надо было сыскать, где оскорбленному есть чувству уголок". 5

Обозначенная Достоевским и, на первый взгляд, неожиданная связь Чацкого с Европой, где ему, как оказалось, также не суждено быть понятым, примечательным образом проявилась в немецком восприятии комедии Грибоедова. Дело в том, что немецкая славистика по преимуществу придерживается мнения, что "Горе от ума" произведение романтическое. В частности, Р. Лауэр в своей новой "Истории русской литературы" (2000) характеризует комедию как переходное произведение на пути от классической к романтической парадигме. Вместе с тем вслед за Н. Г. Чернышевским он видит в Чацком, которого во многом воспринимает как alter ego автора, первого героя в череде "лишних людей" русской литературы. Из этого можно сделать вывод, что немецкий славист, подобно Достоевскому, представляет этого героя более как достояние истории, нежели современности; начало же реализма в русской литературе он относит к 1840-м годам. Г. Лембке, напротив, считает появление "Горя от ума" Грибоедова, как, впрочем, и пушкинского "Евгения Онегина", поворотом к реалистическому направлению, в чем находит единомышленников среди российских исследователей (А. Л. Гришунин).

Обсуждение вопросов, возникающих при чтении книги о Грибоедове в Германии, можно продолжать бесконечно. Ведь это первое столь объемное и многоаспектное исследование на данную тему. Здесь многое делается впервые: соединяются теоретические, исторические, переводческие, сценические, публицистические, научные аспекты; даются биографические данные обо всех наиболее известных переводчиках комедии "Горе от ума"; предлагается подробный сравнительный анализ нескольких немецких переводов XIX-XX веков.

Вместе с тем такое большое и многогранное исследование не может не вызвать ряд претензий, которые чаще связаны с его достоинствами, нежели с недостатками. Здесь поднимается слишком много вопросов, ответить на все практически невозможно, хотя бы в силу ограниченности объема. И все-таки хотелось бы назвать некоторые из них. Г. Лембке намечает, но почти не разрабатывает проблемы русско-немецких отношений, повлиявших на рецепцию Грибоедова; обозначает его связи с русской и немецкой литературой, но не включает "Горе от ума" в общий литературный контекст. То же можно сказать и об отношении комедии к европейскому канону - как жанровому, так и сценическому; к смеховой культуре в России и Германии и др.

Автор явно ставит перед собой иную задачу: дать наиболее исчерпывающую энциклопедическую справку на тему "А. С. Грибоедов в Германии XIX-XX веков". И в таком качестве его книга несомненно найдет своего благодарного читателя.


--------------------------------------------------------------------------------

5 Подробнее см.: Там же. С. 141 и след.

стр. 224


Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

Г. А. ТИМЕ, ГРИБОЕДОВ В ГЕРМАНИИ // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 19 февраля 2008. URL: http://www.literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1203428927&archive=1203491298 (дата обращения: 23.11.2017).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии