К ИЗУЧЕНИЮ "СЕВЕРНЫХ ПРОЛОГОВ" Г. Р. ДЕРЖАВИНА

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 19 февраля 2008
ИСТОЧНИК: http://portalus.ru (c)


© А. О. ДЁМИН

найти другие работы автора

Два небольших театральных сочинения Г. Р. Державина "Пролог аллегорический на рождение в Севере Любви" и "Пролог аллегорический на рождение в Севере порфирородного отрока, почерпнутый из древнего варягорусского баснословия" (1799)1 можно объединить под рабочим названием "Северных прологов". Они лежат на периферии исследовательских интересов не только изучающих поэтическое творчество Г. Р. Державина, но и тех, кто занимается его драматическими произведениями. Действительно, эти театральные мелочи, написанные на случай и не нашедшие своевременного применения, во многом кажутся второстепенными и не заслуживающими внимания. Между тем более пристальное их рассмотрение показывает, что они находятся на пересечении нескольких важных линий державинского творчества и их изучение необходимо для понимания его логики и истории.

"Северные прологи" впервые увидели свет в 1808 году в составе четвертого тома "Сочинений" Г. Р. Державина. В примечаниях к ним автор сообщил, что первый из них написан "на случай разрешения от бремени великой княгини Елисаветы Алексеевны великою княжною Мариею Александровною", а второй, в одно время с первым, - "на случай разрешения от бремени великим князем".2 Следовательно, работу над ними нужно датировать от ноября 1798 года, когда при дворе распространилось известие о беременности великой княгини,3 до мая 1799 года, около даты рождения великой княжны Марии Александровны, 18 мая 1799 года.

Я. К. Грот указал, что по случаю рождения великой княжны Марии Александровны Г. Р. Державиным написано также стихотворение "На рождение Любви" (I, 254 - 255), напечатанное в "Анакреонтических песнях" (1804) в окружении траурных виньет.4 Крошка "Mauschen", как называла свою первую дочь великая княгиня в письмах к матери, маркграфине Баденской Амалии,5 безвременно скончалась 27 июля 1800 года. В комментарии к "Прологу аллегорическому на рождение в Севере порфирородного отрока" Я. К. Грот отметил также, что историческую и "баснословную" основу его, помимо "Зерцала российских государей" Т. С. Мальгина, "Истории" В. Н. Татищева и "Введения в историю датскую" П. -А. Малле, составляют исторические и драматические сочинения Екатерины II, и в особенности ее "Историческое представление из жизни Рюрика". На этом исследование "Северных прологов" остановилось.

Помимо прижизненного издания 1808 года и собственноручных помет Державина на его экземплярах,6 важными источниками истории текста "Северных проло-


--------------------------------------------------------------------------------

1 См.: Державин Г. Р. Сочинения / С объяснительными примечаниями Я. Грота. СПб., 1867. Т. 4. С. 25 - 46. Далее ссылки на это издание даются в тексте статьи с указанием тома (римская цифра) и страницы (арабская цифра).

2 Державин Г. Р. Сочинения. СПб., 1808. Ч. 4. С. 68, 78.

3 См.: Великий князь Николай Михайлович (Романов). Императрица Елисавета Алексеевна, супруга Императора Александра I. СПб., 1908. Т. 1. С. 256.

4 О нем см.: Державин Г. Р. Анакреонтические песни / Изд. подг. Г. П. Макогоненко, Г. Н. Ионин, Е. Н. Петрова. М., 1986. С. 26, 408.

5 См.: Великий князь Николай Михайлович (Романов). Указ. соч. С. 260, 375, 378.

6 См.: Алексеева Н. Ю., Коплан Б. И. Авторская правка Г. Р. Державина на экземплярах его "Сочинений" из собрания РГБ и БРАН // Маргиналии русских писателей XVIII века. СПб.:

стр. 135


--------------------------------------------------------------------------------

гов" являются: фрагмент наборной рукописи IV тома "Сочинений" 1808 года с поправками Державина в РНБ,7 беловая копия обеих пьес в двадцать пятом томе державинского архива в РНБ8 и черновой автограф в ИРЛИ.9 Две последние рукописи представляют более раннюю редакцию по отношению к текстам "Сочинений" 1808 года. "Пролог аллегорический на рождение в Севере порфирородного отрока" в них не разделен еще на три действия, но главное их отличие от окончательного варианта - небольшие вставки в "Прологе аллегорическом на рождение в Севере Любви", позволяющие применить его в случае рождения великого князя, равно как и в случае рождения великой княжны: "Ежели родится отрок, то юноши, а ежели дева, то девицы поднимают на руках Любовь и несут ее при повторении сего хора на олтарь, украшенный тогда же цветами, на котором и постановляют. (...) С небес спускается к Любви трофей, в котором лук, колчан и пламенник, который в руке ее зажигается. Им она касается трофея, в котором освещается вензоловое имя новорожденного или новорожденныя. (...) На олтаре является огненная надпись:

Блаженство, счастье водворится,
И именем его (ее)
Весь Север озарится".10
Таким образом, соотношение "Прологов" в замысле оказывается иным, чем в окончательном варианте. Очевидно, первоначально "Пролог на рождение в Севере порфирородного отрока" не был задуман как "мужской" вариант "Пролога на рождение в Севере Любви". Он, скорее, отражает чаяния той части русского общества, которая ожидала либерализации правительственного курса в связи с деятельностью будущего императора Александра I, о чем свидетельствуют некоторые особенности поэтики второго "Северного пролога".

Прежде всего, следует отметить ранее не упоминавшееся заимствование в нем сюжетной ситуации из стихотворения "На рождение в Севере порфирородного отрока" (1779), написанного, как известно, на рождение великого князя Александра Павловича (I, 81 - 86). Г. Н. Ионин отмечает, что работа над этим стихотворением продолжалась вплоть до 1808 года.11 Лирический сюжет его слагается из четырех аллегорических "картин": лютая зимняя стужа, знаменующая не только погодное явление, но и характер великого князя Павла Петровича; рождение младенца, вызывающее чудесную оттепель; гении, собравшиеся у колыбели с дарами, главный из которых - добродетель; и, наконец, Россия, лелеющая младенца в своих объятиях. Общее сюжетное движение - поворот от зимы к весне12 - использовано в обоих "Северных прологах", но во втором содержится также эпизод с гениями у колыбели. Духи стихий под предводительством Даж-Бога ("покровителя Севера") приносят новорожденному дары. Наконец, Даж-Бог вдыхает в грудь младенца "небесну добродетель" к всеобщему ликованию присутствующих. Сказочный мотив гениев у колыбели в форме реминисценции из стихотворения "На рождение в Севере порфирородного отрока" был повторен Державиным в оде "Каллиопе" (1792), сочиненной на случай знакомства Александра Павловича с принцессой Луизой- Марией-Августой Баден-Дурлахской, будущей великой княгиней и императрицей Елизаветой


--------------------------------------------------------------------------------

Дмитрий Буланин, 1994. (Studiorum slavicorum monumenta. T. 6). С. 52; Кочеткова Н. Д. Экземпляры "Сочинений" Державина, хранящиеся в Пушкинском Доме // Там же. С. 63.

7 РНБ. ОЛДП. F. 103/2. Л. 15 - 22 об.

8 РНБ. Ф. 247. Г. Р. Державин. Т. 25. Л. 214 - 226.

9 ИРЛИ. Ф. 96. Г. Р. Державин. Оп. 1. N 17, 18.

10 РНБ. Ф. 247. Г. Р. Державин. Т. 25. Л. 217 - 217 об.

11 Державин Г. Р. Анакреонтические песни. С. 401.

12 В письмах великая княгиня Елизавета Алексеевна отмечает холодную, ветреную и дождливую погоду, стоявшую во время ее родов (см.: Великий князь Николай Михайлович (Романов). Указ. соч. С. 352 - 353).

стр. 136


--------------------------------------------------------------------------------

Алексеевной, что было отмечено Я. К. Гротом (I, 503 - 510).13 Таким образом, приветствие рождения великого князя в 1799 году должно было стать новым, пусть и косвенным, апофеозом цесаревича Александра Павловича.

Важное место в "Прологе на рождение в Севере порфирородного отрока" занимает военная тематика, прославление ратных подвигов российских войск под командованием А. В. Суворова в Италии. В начале пролога Даж-Бог упоминает Перуна, бьющего гидр на Западе, - знамение любви Божией к Северу. Пророчество Даж-Бога о будущности новорожденного также связано с военными победами над Францией.

Упоминание легендарных военных побед Рюрика во Франции, общий "варягорусский" колорит, почерпнутый столько же из "Введения в историю датскую" П. -А. Малле, сколько из "Исторического представления из жизни Рюрика" Екатерины II, непосредственно связывают пролог с одой "На победы в Италии" (II, 270 - 275) равно как основная живописная картина: барды, воспевающие победы Суворова, и Рюрик, из небесного чертога ("Валкала") указующий на своего избранного героя. Эти совпадения позволяют предположить, что второй северный пролог создавался приблизительно в одно время с одой, т. е. в промежутке между 28 апреля 1799 года, когда были получены известия об успехах в Итальянском походе, о занятии Милана и уничтожении Цизальпинской республики, давшие импульс к написанию оды,14 и 18 мая, когда стало известно, что вместо ожидаемого великого князя на свет появилась великая княжна и что больших торжеств при разочарованном дворе не будет.

Однако удержание под спудом "Пролога аллегорического на рождение в Севере порфирородного отрока" было вызвано, вероятно, более глубокими причинами идеологического порядка. Произведение насыщено реминисценциями из державинских од Екатерининской эпохи, из собственных исторических и драматических произведений императрицы; косвенно, но вполне прозрачно прославляет одного из виднейших полководцев ее царствования, отправленного Павлом в отставку, но вызванного из деревни под давлением Австрии, наконец, ее возлюбленного внука. С ожиданием именно его царствования, а не с отдаленным воцарением безликого пока новорожденного скорее должно было быть связано чудесное "потепление" внутриполитического климата, "страх Сенским берегам" и восшествие Леля на Рюриков трон, воспетое Державиным вскоре в Александровском коронационном цикле 1801 года.

Рассмотренные особенности "Пролога аллегорического на рождение в Севере порфирородного отрока" не могли благоприятствовать его успеху при дворе в 1799 году и, думается, именно поэтому он остался неподнесенным. Возможно, по той же причине был заготовлен нейтральный в идеологическом отношении "Пролог аллегорический на рождение в Севере Любви", оставшийся неподнесенным уже из-за отсутствия торжеств по случаю рождения великой княжны Марии Александровны. От пышной варягорусской феерии, наполненной политическими пророчествами и поучениями, осталась, в конечном счете крохотная анакреонтическая безделка в окружении траурных виньет.

Итак, "Северные прологи" - веха на пути Державина от лирики к драматургии. Они являются своеобразными вольными инсценировками конкретных его стихотворений "Рождение Любви", "На рождение в Севере порфирородного отрока" и "На победы в Италии". Они также предвозвещают неудачу поэта на драматическом поприще, но не по причине художественного несовершенства, а по причине внутренней политической оппозиционности, которая впоследствии станет одной из характерных черт державинских сочинений для театра.


--------------------------------------------------------------------------------

13 Отдельное издание оды, осуществленное в 1792 году, включало в себя также "Стихи на рождение в Севере порфирородного отрока" (см.: Сводный каталог русской книги гражданской печати XVIII в. 1725 - 1800. М., 1962. Т. 1. А - И. С. 279. N 1776).

14 Она была напечатана 12 мая 1799 года (см.: Там же. С. 280. N 1782).

стр. 137


Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

А. О. ДЁМИН, К ИЗУЧЕНИЮ "СЕВЕРНЫХ ПРОЛОГОВ" Г. Р. ДЕРЖАВИНА // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 19 февраля 2008. URL: http://www.literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1203424238&archive=1203491495 (дата обращения: 19.08.2017).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии