ПЕРЕПИСКА К. Н. ЛЕОНТЬЕВА И С. Ф. ШАРАПОВА (1888-1890)

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 19 февраля 2008
ИСТОЧНИК: http://portalus.ru (c)


Обширное эпистолярное наследие К. Н. Леонтьева до сих пор полностью не собрано. Среди писем, неизвестных прежде, встречаются и короткие записки, важные лишь для уточнения какой-либо даты или факта биографии писателя, и ценнейшие с историко-культурной точки зрения тексты. Многие почитатели Леонтьева считали, что в переписке он раскрылся ярче всего. Да и сам "оптинский отшельник" в последние годы жизни неоднократно признавался, что большие письма друзьям ему писать гораздо приятнее, чем статьи "для публики" (т. е. для денег). Такие письма он мог писать несколько дней, иногда и недель, некоторые из них превращались в целые трактаты и после смерти автора были напечатаны в виде статей. Ряд публицистических произведений последних лет также представлял собой "письма" ("Национальная политика как орудие всемирной революции", "Не кстати и кстати", "Культурный идеал и племенная политика", "Кто правее?"); эти статьи вырастали из реально ведшейся переписки или разговоров.

Тематические переклички с поздней публицистикой Леонтьева читатель встретит и в публикуемой переписке Леонтьева с Сергеем Федоровичем Шараповым (1855 - 1911), публицистом, писателем, издателем и редактором нескольких периодических изданий, талантливым сельским хозяином и изобретателем. Здесь не случайно представлены не письма Леонтьева, а переписка. Как в большинстве случаев, важен именно диалог. К тому же эпистолярный собеседник Леонтьева настолько интересен как человек и настолько основательно забыт как писатель и обществен-

стр. 110


--------------------------------------------------------------------------------

ный деятель, 1 что его голос должен прозвучать полноправно, а не только в комментариях к текстам более известного современника.

Шарапов и Леонтьев принадлежат к разным поколениям (один годится другому в сыновья), они не были друзьями, они даже чужды друг другу по общим "жизненным установкам", политическим взглядам и т. д.

Несомненно, что для Леонтьева "славянофил аксаковского стиля", 2 не вполне оригинальный в исповедуемом учении, 3 мог быть интересен не как идеолог или "деятель" (надо сказать, что большинство предприятий этого деятеля терпело неудачу), но как человек с "лица необщим выраженьем", живой, страстный, прямой до резкости, увлекающийся. Ему - через общих знакомых, о чем ниже, - могли быть известны яркие детали биографии Шарапова, впрочем, целиком соответствующие ходу времени: преодоление юношеского нигилизма ("писаревщины"), 4 участие совсем молодым человеком в "болгарских событиях", опыт "народничества" - обновляющей душу работы на земле. 6

Приведем фрагмент из автобиографии Шарапова "Краткие обо мне сведения" (1901): "В 1868 году я поступил во 2-ю Моск(овскую) Военную Гимназию, которую кончил в 1872 с отличием. Поступил в Инжен(ерное) училище в Петерб(урге). Вышел по случаю болезни матери в 1874, не кончив курса. В 1875 году осенью отправился вторым по времени русским добровольцем на Балк(анский) полуостров, где, как сапер, организовал первое восстание в Боснии. Руководил военными действиями по 1 мая 1876 года. Захвачен в Загребе венгерскими властями, препровожден на место жительства в город Ясберень, затем в г. Кечкемет. Выпущен на свободу в мае 1877. Отправился в Италию, Грецию, был в Константинополе, корреспондируя в разные издания. Слушал в Париже курс земледельческой химии и работал в лаборатории Билля, как лаборант, в 1878. Осенью 1878 вернувшись домой, принялся за хозяйство в имении, основал мастерскую плугов. Выработал несколько типов крестьянского плуга для разных полос России. Мастерская имеет 16 наград, в том числе 10 первых, и орден Станисл(ава) 3-й ст(епени) "за сельскохозяйственные заслуги" (внеслужебно). Пытался разрешить вопрос о союзе барина и мужика (описано в моей книге "Пособие молодым хозяевам" 6 )" (ИРЛИ. Ф. 357. Оп. 1. Д. 132. Л. 1).

Любопытно, что Шарапов и Леонтьев отчасти земляки (по Вяземскому уезду Смоленской губернии 7 ) и к тому же - что, впрочем, было им неизвестно - находились в дальнем свойстве. Мать Шарапова - "из очень древнего рода Лыкошиных" (Там же. Л. 1), а двоюродной сестрой матери Леонтьева была смоленская помещица Меропея Ивановна Лыкошина (рожд. Лесли). Подлинно - "дворяне все родня друг другу". Леонтьевым могло быть отмечено и татарское происхождение рода Шараповых ("азиятизм"), и, с другой стороны, притяжение Сергея Федоровича к культуре


--------------------------------------------------------------------------------

1 Упоминание о нем можно встретить преимущественно в публикациях, связанных с В. В. Розановым. Как эпизодический персонаж Шарапов появляется, например, в книге В. А. Фатеева "С русской бездной в душе. Жизнеописание Василия Розанова" (СПб.; Кострома, 2002). О некотором интересе к личности Шарапова может говорить включение в энциклопедию "Русский патриотизм" (М., 2003) статьи о нем, биографическая часть коей основана, впрочем, на доступном материале некрологов.

2 Выражение Леонтьева (см.: Список сочинений К. Леонтьева с характеристикой // Русская литература. 2001. N 2. С. 158).

3 Именно так, в тональности Символа Веры, Шарапов завершил свою автобиографию: "Исповедую славянофильское учение" (ИРЛИ. Ф. 357. Оп. 5. Д. 132. Л. 2 об.).

4 Ср. в письме к И. С. Аксакову от 29 марта 1885 года: "Мне было тогда 20 лет, и я, несмотря на всю Добролюбовщину и Писаревщину, которую прошел, чувствовал в душе живой русский инстинкт" (ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 4. Д. 686. Л. 3).

5 "Вера была совсем подорвана, и только в деревне около народа я опять вылечился" (Там же. Л. 3).

6 См. прим. 4 к письму Шарапова от 20 июня 1888 года.

7 В имении в Вяземском уезде родилась мать Леонтьева Ф. П. Карабанова.

стр. 111


--------------------------------------------------------------------------------

ближайших западных соседей Руси - поляков (публицист И. Ф. Романов-Рцы в од-ном из выпусков своего "Листопада" с него рисовал образ "странствующего полонофила"). 8

Славянофильство Шарапова, повторим, казалось Леонтьеву вторичным, ученическим. Этого ученичества Шарапов, впрочем, никогда и не скрывал. В письме к И. С. Аксакову от 7 марта 1885 года он, благодаря учителя ("Вы (...) все создали во мне"), вспоминал, что пришел в его газету "Русь" "вполне легкомысленным субъектом без всяких убеждений, без всякой веры" (ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 4. Д. 686. Л. 1 об.). Даже и проработав в "Руси" несколько лет, он, например, не удосужился прочитать Хомякова и Самарина. Все это наверстывалось уже в последний год жизни Аксакова. Общение с ним сделало Шарапова готовым, по его выражению, выдержать "экзамен зрелости на русского человека" (Там же. Л. 3; письмо от 29 марта 1885 года).

В 1893 году в письме к Т. И. Филиппову Шарапов так изложил свою идейную программу: "С самого начала моих литературных работ я примкнул к славянофильской школе и старался по мере сил моих разрабатывать дальше это истинно русское и истинно православное мировоззрение. И с самого же начала, повинуясь указанию незабвенного Учителя моего, И. С. Аксакова, я работал преимущественно в области вопросов экономических, где в Славянофильском учении оставался сериозный пробел, трудами великих основоположников школы совершенно не заполненный. Мне хотелось к русскому церковному учению Хомякова, историческому И. С. Аксакова, политическому Н. Я. Данилевского прибавить русское экономическое учение. Такая попытка в области общей экономики была уже сделана покойным Н. П. Гиляровым, введшим нравственное начало как управляющий элемент экономической жизни. Я хотел идти еще дальше и показать, что есть возможность создать научную денежную систему, в основе коей лежало бы также нравственное начало* (письмо от 8 января 1893 года: ГАРФ. Ф. 1099. Ед. хр. 2883. Л. 2 - 2 об.).

Говоря в автобиографии о работе с Аксаковым, Шарапов был несколько неточен: "В ноябре 1880 принял участие в издаваемой И. С. Аксаковым газете "Русь", не бросая хозяйства. Был единственным постоянным (на жалованьи) сотрудником Аксакова до самой его кончины в январе 1886" (ИРЛИ. Ф. 357. Оп. 5. Д. 132. Л. 1 - 2 об.). Шарапов не упомянул здесь о своем уходе из "Руси" в 1884 году и об участии в 1885 году в газете "Голос Москвы", которой покровительствовал Т. И. Филиппов. Здесь Шарапов "вел всю политику", часто споря с редактором-издателем Н. В. Васильевым. В то же время он только ждал призыва от учителя, чтобы снова ринуться в "битву": "Надо запасаться силами и ждать команды. Искренно говорю Вам: стряхнул я с себя свое генеральство. В солдатстве тоже есть чудная поэзия, и я буду до поры до времени Вашим солдатом" (ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 4. Д. 686. Л. 3 об.; письмо адресовано отдыхавшему в Ялте Аксакову, речь в нем идет о возможном возвращении в редакцию "Руси").

Смерть Аксакова в январе 1886 года стала для Шарапова большим потрясением. Он мыслил себя идейным наследником своего учителя и мечтал продолжить издание "Руси". Однако эта газета не была возобновлена, и тогда Шарапов основал новое издание, задуманное им "как продолжение "Руси"" (ИРЛИ. Ф. 357. Оп. 5. Д. 132. Л. 2 об.). 9 В январе 1890 года он вспоминал, обращаясь к читателям "Русского дела": "В блестящей толпе, собравшейся некогда проводить покойного

8 См. письмо И. Ф. Романова к В. В. Розанову от 7 октября 1892 года (Лит. учеба. 2000. N 4. С. 155). Отметим, что для Леонтьева-дипломата поляки были "любимыми врагами".

9 Тема продолжения аксаковского дела звучала в речах Шарапова на похоронах Аксакова и на панихиде по случаю годовщины его смерти. Кончина в 1887 году другого наставника Шарапова, редактора-издателя "Современных известий" Н. П. Гилярова-Платонова, окончательно привела его к мысли, что он со своей газетой остался чуть не единственным хранителем славянофильского предания.

стр. 112


--------------------------------------------------------------------------------

И. С. Аксакова к месту его последнего жилища, не нашлось ни единого среди этих мудрых и сильных, кто бы решился положить на свежую могилу великого учителя нечто большее личного горя, нескольких теплых слов да венка засушенных цветов - душу свою, самого себя... Мы это сделали... (...) мы с радостью выступили в путь, не взяв на дорогу ни сумы, ни двух одежд, ни обуви, ни посоха..." 10

13 февраля 1886 года Филиппов писал Леонтьеву (письмо, которое он опасался доверить почте, было передано с возвращавшимся в Москву Шараповым): ""Руси" не будет, но Шарапову разрешается издание еженедельной газеты, и вот случай - дать исход тем идеям, которые нигде доселе, кроме "Гражданина", не находили радушного приема. Но тут надобно действовать, сколь возможно, осторожнее, с постепенностью..." (ГЛМ. Ф. 196. Оп. 1. Ед. хр. 271. Л. 34). "Голос Москвы" в это время издавался доктором медицины И. И. Зарубиным, совершенно изменившим направление газеты, и теперь Филиппов надеялся увидеть в "Русском деле" 11 издание, близкое себе и Леонтьеву по духу.

Филиппов с начала 1880-х годов пытался основать или преобразовать издание, которое стало бы выражать интересы Православной Церкви, способствуя, сколь возможно, ее освобождению от государственного пригнетения. Упомянутый здесь "Гражданин" был лишь терпимым за неимением лучшего. После ряда неудач уже в 1892 году Филиппов писал в дневнике о своих надеждах на журнал "Русское обозрение", новым редактором которого он помог стать ученику Леонтьева, филологу и поэту А. А. Александрову (1861 - 1930): "Есть надежда, что Церковь обретет наконец свой орган, который будет защищать Ее "и от князь и от народа множества" (...) кто знает? - на этот раз, б(ыть) м(ожет), и правда увидит свет, и мне на закате дней еще дано будет утешиться проповедию нашего учения" (РГИА. Ф. 728. Оп. 1. Ед. хр. 1. Л. 30, 34 - 34 об.). В случае с "Русским делом" надежды Филиппова, конечно, ни на чем не могли быть основаны: ведь для ученика Аксакова Тертий Иванович был не союзником, а представителем петербургской охранительной партии, влияние которого на "высшие сферы" полезно использовать в трудную минуту, не обязываясь из благодарности петь "с его голоса"...

Вернувшись в Москву, Шарапов узнал в Цензурном Комитете, что его цензором назначен Леонтьев. После встречи с ним (во время которой, вероятно, и было передано филипповское письмо) он пишет Филиппову:

Ваше Превосходительство Милостивый Государь Тертий Иванович!

Могу сообщить Вам, что материальная часть газеты обставлена удовлетворительно, но из-за нравственной готов бросить издание. Цензор мой Константин Николаевич. Худого я от него ничего не видал и жаловаться не на что, но каково писать что-либо, зная, что я пойду к нему на цензуру? Мысль угнетена и рука не служит. А N 1 должен быть не во вкусе N 1 Голоса Москвы! Это все меня ужасно мучает. Для образца здешней цензуры прилагаю Вашему Превосходительству гранку, зачеркнутую в Москве. В самых диких условиях могли бы, пожалуй, зачеркнуть 8 последних стихов из-за слова вождь. 12 Но зачеркивать всю?!

Во имя памяти И(вана) С(ергееви)ча я просил бы Вас показать эту гранку Феоктистову и попросить ее пропустить. Это не мне, а "Радуге"...


--------------------------------------------------------------------------------

10 Русское дело. 1889. N 8. (20 февраля 1889 - 14 января 1890). С. 1.

11 Кстати, финансировали газету фактически те же люди, что и Васильевский "Голос Москвы", - Д. И. Морозов и другие крупные московские купцы, преимущественно близкие Филиппову старообрядцы.

12 Речь идет о стихотворении Шарапова на смерть Аксакова, которое не было пропущено цензурой в журнале "Радуга", основанном в 1883 году Н. П. Гиляровым-Платоновым.

стр. 113


--------------------------------------------------------------------------------

Прошу Вас принять уверение в моем глубочайшем уважении и преданности.

Вашего Превосходительства покорный слуга С. Шарапов

Адрес мой: Бол. Дмитровка, д. Солодовникова

(ГАРФ. Ф. 1099. Д. 2883. Л. 6 - 6 об.).

Ответное письмо Филиппова обнаружено в фонде Шарапова в Государственном архиве Смоленской области. Приведем его также целиком:

Милостивый Государь Сергей Федорович!

Никтоже мудр, токмо терпеливый! На Вашем пути несомненно встретится немало препятствий, но vir in adversis cognoscitur. 13 Искусственно поддерживаемая монополия едва ли может долго продолжаться: преступное кумовство должно же когда-нибудь обличиться! В ожидании благоприятного для истинных служителей охранительных начал поворота начните, как при данных условиях сможете. Начинать по-васильевски Вам нет никакой необходимости. Он хотел пощеголять забвением обиды, нанесенной ему в омерзительной статье "Моск(овских) ведомостей"; а Вам не для чего чем-либо щеголять.

Цензура Вам еще не сделала ничего худого; очень может быть, что под цензурою Вам прилетел быть очень недолго. При хорошем подборе умственных сил Вашему изданию может предстоять прекрасная будущность.

Необходимо переждать кризис, порожденный монополиею, которая проявляет себя небывалыми гнусностями и потому становится нестерпимою. Кумовство может наконец обнаружиться, как я сказал выше.

Стихотворение, посвященное памяти Ивана Сергеевича, я лучше уж не покажу никому: ни за что не пропустят.

Искренно преданный Вам Т. Филиппов

СПб. 27 февр(аля) 1886.

(ГАСО. Ф. 121. Оп. 1. Д. 493. Л. 1 - 2).

Одновременно с письмом Филиппову Шарапов написал и начальнику Главного управления по делам печати Е. М. Феоктистову:

Ваше Превосходительство Милостивый Государь Евгений Михайлович!

Ваша любезность ко мне дает мне смелость обратиться к Вам с полной откровенностью. Материальная сторона газеты обеспечена как нельзя лучше. Три лица из Московского промышленного мира дали мне обязательство покрыть могущий получиться в 1886 году убыток в размере тысячи рублей на каждого, или 3000 р. на всех. А так как бюджет издания 7500 руб., то подобного убытка быть, очевидно, не может, а следовательно, газета обеспечена.

Зато вопрос нравственный приводит меня в ужас. Из пяти московских цензоров я не в состоянии просить ни одного. Одно очень высокопоставленное лицо 14 дало мне письмо к Леонтьеву, я был у него, имел с ним самый душевный, самый, можно


--------------------------------------------------------------------------------

13 Муж познается в противоборстве (лат.).

14 Несомненно речь идет о Т. Филиппове.

стр. 114


--------------------------------------------------------------------------------

сказать, дружеский разговор и вышел от него как приговоренный. Он считает, напр(имер), газету вообще как нечто едва-едва терпимое в путном государстве, считает всякую критику даже какой-либо частности государственной политики прямым посягательством на прерогативы Самодержавной Власти, пусть даже это будет критика вполне верноподданного. 15 Что же будет он мне пропускать?

Другие цензора... правку г. Егорова Ваше Превосходительство уже изволили видеть. Г. Назаревский считается особенно осторожным и мнительным, г. Воронич непримиримый враг славянофильства, г. Астафьев новичок... 16 Я слышал от покойного И(вана) С(ергееви)ча, что в невиннейшей статье Грота о Пушкине он нашел какой-то намек на Петра III и в этом смысле писал целый доклад.

А между тем в N 1 вся суть, весь успех издания. Этот N должен быть разослан подписчикам "Руси". На что же, кроме иронической улыбки, могу я рассчитывать с их стороны?

Я решился обратиться к Вашему Превосходительству с просьбой, исполнить которую для Вас не представит никакого затруднения. Я прошу Вас написать несколько строк Вениамину Яковлевичу Федорову 17 и просить его взять на себя цензуру "Русского Дела" или, по крайней мере, его первого номера. Для него, конечно, это составит некоторое беспокойство, но ведь, основываясь на Вашем прекрасном докладе (вечная благодарность Вам за него!) и на Вашей любезности, я думаю, что это беспокойство будет недолгое.

Позвольте же, Ваше Превосходительство, просить Вас эти несколько строк г. Федорову прислать на мое имя, чтобы с ними я мог явиться сам и присоединить и свою просьбу.

Позвольте засвидетельствовать Вам мою глубокую благодарность и искреннее уважение Вашего Превосходительства Покорный слуга С. Шарапов

Москва. Большая Дмитровка, д. Солодовникова. 18 фев(аля) 1886 г.

(ИРЛИ. 9076. Л. 1 - 2).

Если бы Шарапов и не принял мер по отстранению Леонтьева от цензурования "Русского дела", тот не мог бы долго исполнять эту обязанность. Леонтьев тяжело болел и почти не появлялся в Комитете, а в конце мая Филиппов увез его в Оптину, где писатель провел свой шестимесячный отпуск. В это время велась подготовка к его увольнению в отставку, которая и состоялась в начале февраля 1887 года.

Надо отметить, что высокое покровительство, к которому прибегнул Шарапов во время подготовки первого номера газеты, не уберегло его от цензурных кар: первая приостановка на 3 месяца последовала уже 19 декабря 1886 года. Таким образом, не могло быть издано 12 номеров в конце года и в начале следующего, срывалась подписка. Лучшие из материалов, которые не успели быть изданы в первый год выхода газеты, Шарапов включил в 1887 году в "Московский сборник".

Случилось так, что в издаваемой Шараповым газете нашли приют молодые друзья Леонтьева, участники "пятниц" профессора Катковского лицея П. Е. Астафьева. Первыми оказались Н. А. Уманов и Л. А. Денисов (с 1886 года). Затем


--------------------------------------------------------------------------------

15 Феоктистов синим карандашом написал вверху листа: "Это все измышления г. Леонтьева, но он обязан руководиться не ими, а тем, что предписывает закон" (ИРЛИ. 9076. Л. 1 об.).

16 Перечислены цензоры Московского цензурного комитета Н. В. Егоров (ум. в 1902 году), В. В. Назаревский, К. Н. Воронич (1845 - 1903) и П. Е. Астафьев (1846 - 1893).

17 В. Я. Федоров (ум. в 1897 году) - с 1885 года председатель Московского цензурного ко-

стр. 115


--------------------------------------------------------------------------------

Уманов ввел в газету А. А. Александрова. 14 октября 1887 года он писал своему другу: "...я говорил Шарапову о Вас. (...) ему нужен переводчик (...) он не будет прочь и от Ваших самостоятельных статей" (РГАЛИ. Ф. 2. Оп. 1. Ед. хр. 756. Л. I). 18

Постоянным сотрудником газеты (с первого ее номера) со студенческих лет был будущий священник Иосиф Иванович Фудель (1864 - 1918), писавший под псевдонимами и криптонимами Студент-юрист, Ф., Ф.-, Осипов, И. Ф-ель. Знаменательно, что первая его статья называлась "Аксаков и молодежь". 19 В 1888 году Фудель начал переписываться с Леонтьевым, а затем стал одним из ближайших его друзей. Кстати, интерес к молодому публицисту у Леонтьева возник после чтения его брошюры "Письма о современной молодежи и направлениях общественной мысли" (М., 1887). Эта книга выросла из статей, печатавшихся в "Русском деле". Более поздние публикации Фуделя в газете всегда обсуждались в его переписке с Леонтьевым. Письмо Фуделя о панславизме (1888) было навеяно статьей Леонтьева "Византизм и Славянство". 20 В том же году Леонтьевым в форме писем Фуделю была написана статья "Национальная политика как орудие всемирной революции".

Имя Шарапова постоянно звучало в переписке Леонтьева с его учениками, да и переписка издателя "Русского дела" с ним также была установлена благодаря одному из учеников Леонтьева, Н. А. Уманову. Поэтому подробнее остановимся сначала на "шараповской" теме в эпистолярном общении Уманова и "оптинского отшельника".

1 сентября 1887 года Уманов пишет, перебирая имена из московского газетного мира: "Шарапов? К этому у меня нет никакого доверия. Мириться же с его либерализмом тоже не могу" (ГЛМ. Ф. 196. Оп. 1. Ед. хр. 267. Л. 2 об.). В ответном письме от 12 сентября Леонтьев интересовался судьбой статьи Уманова и Денисова о своем сборнике: "Скажите, пожалоста, какая же судьба постигла (или постигнет) нашу коллективную статью; наше изложение моей книги "Вост(ок), Россия и Слав(янство)". - Книга не перестает продаваться и, я думаю, было бы несправедливо поэтому не напоминать об ней еще" (РГАЛИ. Ф. 290. Оп. 1. Ед. хр. 43. Л. 2 - 2 об.). Статья эта была написана еще зимой 1886/1887 года. 17 октября 1887 года Леонтьев упоминал в письме Филиппову об этой статье: "...он (Уманов. - О. Ф.) вместе с Денисовым (др(угой) студент из "наших" же) составили подробный отчет о моей книге "Вост(ок), Рос(сия) и Слав(янство)", который и посылал прошлой зимой в Петербург другому "консерватору" Вас(илию) Григ(орьевичу) Авсеенко, но Вас(илий) Григ(орьевич) отверг его..." (РГАЛИ. Ф. 2980. Оп. 1. Ед. хр. 1025. Л. 19).

21 октября Уманов отвечал: "Нашу статью о Византизме и Славянстве я нашел у Шарапова в целости. Он ее теперь просматривает. Я думаю, что он ее поместит. Если же нет, я бы этого очень хотел, тогда я передам ее в Московские Ведомости, теперь они для меня открыты. А может, и Владимир Андреевич (Грингмут. - О. Ф. ) не откажется приложить к ней свою руку" (ГЛМ. Ф. 196. Оп. 1. Ед. хр. 267. Л. 11).

9 ноября Леонтьев советовал Уманову в случае отказа Шарапова поговорить с Ф. Н. Бергом о помещении статьи в "Русском вестнике" (РГАЛИ. Ф. 290. Оп. 1. Ед. хр. 43. Л. 3 об. -4): "А впрочем, - я ничего не имею против того, чтоб и Шарапов ее напечатал. - Думаю только, что в конце не мешало бы прибавить две-три строчки выписки из письма А. А. Киреева (в конце того самого Московского) Сборника, который Вы же мне принесли); 21 в нашем отчете был в конце вопрос: - Сла-


--------------------------------------------------------------------------------

18 Александров позднее (1889 - 1890) писал для "Русского дела" большую статью о Леонтьеве, которую так и не успел опубликовать там.

19 Русское дело. 1886. N 1. С. 4 - 6.

20 Там же. 1888. N 29 (подпись: Осипов). Об этом Фудель писал Леонтьеву 21 июля 1888 года.

21 Речь идет о статье: Киреев А. Ответ "Заграничному Славянину" // Московский сборник / Под ред. Сергея Шарапова. М., 1887. С. 271 - 292. Впервые она была опубликована в 1886 году в "Известиях С. - Петербургского Славянского благотворительного общества". О Леонтьеве см. с. 291 - 292. "Московский сборник" был приложением к газете "Русское дело".

стр. 116


--------------------------------------------------------------------------------

вянофил ли он (т. е. Л-в) или нет? - Вот тут бы и прибавить из Киреева, что Славянофилы его своим не признают (...) Мне бы это было приятно, если бы Вы все это устроили" (Там же. Л. 4).

Уманов ответил 11 ноября: "Статью о Ваших книгах Шарапов прочитал и говорит, что он против ее помещения в "Русском Деле" ничего не имеет. Но у него есть теперь цензор и соредактор С. И. Соколов, 22 от которого зависит, как это ни досадно, окончательное решение вопроса о помещении или непомещении какой бы то ни было статьи в "Русском Деле"" (ГЛМ. Ф. 196. Оп. 1. Ед. хр. 267. Л. 14 - 14 об.). Предвидя возможный отказ, Уманов сохранял и намерение обратиться в "Московские ведомости" к В. А. Грингмуту: "1) Он сам говорил как-то в прошлом году, что надо написать отзыв о книге. 2) Он мне уже в нынешнем году предлагал написать что-нибудь в Московских ведомостях" (Там же. Л. 14 об.).

В письме от 19 ноября Уманов сообщал о том, что С. А. Петровский против помещения статьи о Леонтьеве в "Московских ведомостях", зато Шарапов "дал (...) слово напечатать статью, пропустя два номера (...) она начнется с первого декабрьского номера. (...) Он требовал сокращений, я на них не согласился. Но пришлось оставить за ним право сделать к статье примечания от Редакции. Без этого не соглашается. Выписку из Киреева я прибавил, нашел это место. (...) Шарапов предлагал было посвятить "Востоку, России и Славянству" передовую статью, в которой хотел разъяснить разницу Ваших воззрений от Славянофильских. Но я этого боюсь. - Не знаю, сумеет ли он это сделать как следует. (...) не совсем-то [он] хорошо знаком с Вашими книгами. (...) согласны ли Вы на эту передовую статью. Она могла бы заменить примечания" (Там же. Л. 19 - 20).

24 ноября Леонтьев отвечал: "О Шарапове. - Помилуйте! - что ж за беда - пусть пишет передовую статью или замечания - как хочет. - Зачем вы его стесняете. - Отчет о книге напечатать, конечно, полезно уже потому, что способствует продаже книги, а остальное как там хочет" (РГАЛИ. Ф. 290. Оп. 1. Ед. хр. 43. Л. 5).

Статья вышла в декабре с предисловием редактора. 23 23 декабря Уманов признается: "Шараповским предисловием я сначала был очень недоволен, потом (...) стал менее недоволен, но одного слова не прощаю ему до сих пор. - Где он мог найти "грязный поток"? Ведь этого не сказал даже Вестник Европы 24 " (ГЛМ. Ф. 196. Оп. 1. Ед. хр. 267. Л. 41 об.).

2 января 1888 года Александров послал Леонтьеву "20-й и соединенные 21-й и 22-й NN "Русского Дела" с продолжением и окончанием статьи" (Там же. Ед. хр. 75. Л. 18 - 18 об.). 25

Итак, имя Леонтьева не было для редактора "Русского дела" вполне чужим, не раз появлялось оно и на страницах газеты. Наконец мы подходим к моменту, когда Шарапов делает первый шаг навстречу некогда так пугавшему его бывшему цензору. Великим постом 1888 года публицист-славянофил впервые после 15-летнего перерыва (т. е. после студенческих лет) исповедался и причастился. (Этот перерыв,


--------------------------------------------------------------------------------

22 С. И. Соколов (ум. в 1912(?) году) - цензор Московского цензурного комитета.

23 Волженский П. [Денисов Л. А., Уманов Н. А.] Еще русский мыслитель (Восток, Россия и Славянство. Сборник статей К. Н. Леонтьева) // Русское дело. 1887. N 19. 5 дек. С. 12 - 13; N 20. 12 дек. С. 6 - 8; N 21 и 22. 19 - 26 дек. С. 14 - 15.

24 Речь идет о рецензии Л. С. (Л. 3. Слонимского) в "Вестнике Европы" (1885. N 12).

25 Статьей заинтересовался Л. Толстой, о чем также рассказывал Александров: "На днях я был у Л. Н. Толстого. Он читал с интересом статью о Вас в "Русском Деле" и много говорил о Вас со мной. Отзывался о Вас как о человеке "очень талантливом и милом"; говорит, что во многом с Вами сходится: согласен с Вашим пессимизмом относит(ельно) земного благоденствия и взглядом на значение религии; не согласен лишь с Вашим Византизмом и Православием; говорит, что не верит, будто я и Вы искренно можем веровать в то, что говорим" (Там же. Л. 19 об.).

стр. 117


--------------------------------------------------------------------------------

характерный для духовной ситуации в имперской России, - прелюбопытная деталь биографии "постоянного сотрудника" аксаковской газеты.) Поводом для такого чрезвычайного события, некой "встряской" послужило, как признался сам Шарапов, письмо Леонтьева Уманову, в котором, между прочим, был задан вопрос о том, говел он (Шарапов) или нет. Ответ, впрочем, и не требовался: Леонтьев (возможно, от того же Уманова или от Денисова) знал, что Шарапов, "как слышно, в церковь никогда не поспевает и даже на Страстной ест мясо" (письмо Филиппову от 17 октября 1887 года; РГАЛИ. Ф. 2980. Оп. 1. Ед. хр. 1025. Л. 19).

В 1890 году в статье "Добрые вести" Леонтьев, не называя имен, рассказал об этом эпизоде: "Один публицист из дворянского рода, человек тоже средних лет, способный и увлекающийся, давно уже писал пламенные статьи в духе славянофильства и Православия; сам же до запрошлого года не только не соблюдал постов и в церкви редко бывал, но даже пятнадцать лет подряд не говел. Один из его знакомых вздумал показать ему письмо постороннего лица. В этом письме шла речь о вере вообще и, между прочим, и о нем самом, об этом публицисте. Он пишет статьи в защиту Православия, - это, конечно, хорошо (говорилось в письме); это гораздо лучше, чем писать в ином духе. Но сам-то он православен ли? Ведь он, я знаю, поступает так-то и так-то (как выше сказано). Не подражай ему. Прежде же чем учить других, учитесь сами быть православным и т. д. Нескромность знакомого, решившегося без спроса показать писателю это чужое письмо, сделала пользу. Славянофил принял все это умно и добросовестно. Сознался в своей вине, говел, исповедовался весьма серьезно у одного из лучших столичных священников и после этого даже обращался письменно к старцам с вопросами по своим семейным делам". 26

В известных нам письмах Леонтьева к Уманову подобного прямого вопроса об исполнении Шараповым "христианского долга" (как выражались в те времена) мы не находим, нет сведений и о каком-либо утраченном письме. Нельзя исключать другого предположения: Уманов мог показать Шарапову фрагмент из большого письма, написанного Леонтьевым в марте 1888 года. Впоследствии о. Иосиф Фудель опубликовал его в виде статьи под названием "О вере, молитве, о немощах духовенства и о самом себе". 27 Человека, стоявшего еще даже не "около церковных стен", но много пишущего о Православии, могло задеть место, касающееся одного из постоянных сотрудников "Русского дела". Вопрос о нем Шарапов мог отнести и к себе.

"Пусть-ка дворяне и вообще люди молодые прежде вот на этом поприще испытают себя - на поприще Христианского само -спасения; само -исправления, само -подчинения даже и плохому духовенству. - А потом уж народ учить... Благородны мысли Фуделя, напр(имер), и книжка его очень симпатична. - Но - содержит ли он сам посты? - Слушается ли Церкви? - Если нет и если при этом он покоен совестью, - то Боже избави нас от таких народных учителей! Пусть лучше народ - грамоте не знает вовсе, чем видеть такие примеры в учителе. - А притворяться только для народа - куда ж тогда мы денем ту искренность, которой они (юноши) так гордятся?

Рачинский 28 постится; Катков и Аксаков - постились. - Вл. Соловьев постится. - И я пощусь (...) Едва теперь ноги таскаю, а уж не оскоромлюсь (Разве - в дороге, да и то не Велик(им) Постом; а многие считающие себя Православными) ведь в Страстную даже не могут без мяса продышать).

Уж не внешность ли это одна!..


--------------------------------------------------------------------------------

26 Леонтьев К. Н. Восток, Россия и Славянство. М., 1996. С. 591 - 592.

27 Леонтьев К. О вере, молитве, о немощах духовенства и о самом себе (студенту Московского университета) / Сообщ. и примеч. прот. И. Фуделя // Богословский вестник. 1914. Т. 1. N 3. Отд. I. С. 225 - 237. Далее цитируется по автографу.

28 С. А. Рачинский (1833 - 1902).

стр. 118


--------------------------------------------------------------------------------

Нет - не внешность одна, - а душевный и телесный подвиг. - Душевный в том, что я насильно, но с радостью исполняю предписание Соборов. - Телесный, конечно, в том, что постное редко кто любит, и многие от него (в начале особенно) отвыкши даже болеют. - Какая же тут внешность? Внешность - от внутреннего побуждения любви к исполнению заповедей Церкви. - "Вера без дел - мертва". - Но дела не в одной милостыни, как многие думают, и в любви к ближнему. - Они и в любви к Богу.

Земное же, доступное нам, выражение любви к Богу есть любовь к его заповедям. - Бог, Христос, Св(ято)Отеческая Церковь. - Кто любит высшего, тот ему повинуется и противу вкусов своих. Повинуюсь Св(ято)отеческому учению; повинуюсь Христу; повинуюсь Христу; - повинуюсь Богу...

Ясно, - надо поститься, надо читать и насильно и сухо молитвы, надо говеть и т. д." (РГАЛИ. Ф. 2980. Оп. 1. Ед. хр. 1021. Л. 7 - 8).

Помимо великопостных мотивов поводом к началу эпистолярного общения стало появление в начале апреля первых глав статьи Леонтьева "Владимир Соловьев против Данилевского" 29 - ответа на статью "Россия и Европа". Полемике с Вл. С. Соловьевым в "Русском деле" отводилось много места. С ним Шарапов спорил в передовых статьях (1888. N 7. 30 С. 5 - 6; N 11. 12 марта. С. 1 - 3; N 14. 2 апр. С. 1 - 3; N 24. 11 июня. С. 2), неоднократно помещал посвященные Соловьеву "письма в редакцию" И. Ф. Романова-Рцы (1886. N 32. С. 7 - 9), А. А. Киреева (1886. N 34 и 35. С. 4 - 5; 1888. N 22. С. 1 - 6) и др. Две статьи о Соловьеве написал для "Русского дела" Н. А. Уманов. 31 Не могла газета не откликнуться и на леонтьевское "возражение Соловьеву". 22 апреля 1888 года в рубрике "Чужие мысли и недомыслия" обильно цитировалась статья "Владимир Соловьев против Данилевского". 32 На следующий день Шарапов и написал Леонтьеву. 33


--------------------------------------------------------------------------------

29 Гражданин. 1888. N 99. 8 апр. С. 3. N 102; 11 апр. С. 4. N 105; 14 апр. С. 4 и т. д.

30 Отметим, что с упоминания этой передовой (с ошибочным отнесением к шестому номеру газеты) Леонтьев начал статью "Владимир Соловьев против Данилевского" (см.: Леонтьев К. Н. Восток, Россия и Славянство. С. 466).

31 Н. У-в. Голос из молодого поколения. По поводу последней статьи В. С. Соловьева "Догматическое развитие церкви в связи с вопросом о соединении церквей" // Русское дело. 1886. N 32. С. 9 - 10; Уманов Н. Pia desideria Вл. Соловьева. (Письмо к редактору "Русского дела") // Русское дело. 1888. N 45. С. 5 - 6.

32 Русское дело. 1888. N 17. С. 22 - 23. 26 апреля Уманов писал Леонтьеву: "В Русском Деле прочитал я выписки из Ваших возражений Вл. Соловьеву; жалею очень, что не могу прочесть всех статей полностию. - Негде достать, т. к. розничная продажа Гражданина запрещена. - Все больше и больше я начинаю интересоваться Вл. Соловьевым, все больше и больше очаровываюсь его умом и уменьем писать, но никак не могу вселить в себя доверия к нему (...) с жадностью перечитываю его прежние сочинения и только мучаюсь, читая их, - досадую на свое бессилие возразить ему подробно на все его софизмы" (ГЛМ. Ф. 196. Оп. 1. Ед. хр. 268. Л. 4 об. -5).

33 О своем тяжелом духовном состоянии того времени и о своем обращении к Леонтьеву Шарапов вспоминал в декабре 1891 года: "Не дай Бог никому тех часов, тех ночей без сна, тех снов наяву, какие я испытывал в то время. Вот когда я всей душой пережил смерть в таком невыносимо реальном виде, что иногда физически чувствовал, как она подходит... Я просыпался и с жгучей тоской пытался молиться тому Богу, Которого украли у меня мои "просветители" юных дней и Которого не в силах были вернуть мне даже Аксаков и Хомяков. Тонкая нить, связывающая непосредственно душу каждого верующего с Божеством, была у меня перерезана. Я верил умом, я был убежденный православный, я изучал богословские и церковные вопросы и уже выступал, хоть и робко, на борьбу за Церковь, а Бога живого сердце не чувствовало, молиться я не умел. Помню, я написал отчаянное письмо Леонтьеву и как был счастлив, получив его ответ: "Не унывайте, молитва придет. Молитесь об одном: верю, Господи, помози моему неверию. Сердце холодно, а вы все-таки молитесь и повторяйте эту молитву. Поверьте, что иначе кончиться не может: ваше сердце почувствует Бога". Наконец Бог умилостивился надо мной. Молитва явилась и вместе с ней исчезла тоска, начал рассеиваться душивший меня туман..." (Шарапов С. Сочинения. СПб., 1892. Кн. 1. С. XII).

стр. 119


--------------------------------------------------------------------------------

Письмо от Шарапова было для Леонтьева дорого. 29 апреля он рассказывал об этом письме Филиппову как о важном событии: "От С. Ф. Шарапова получил на днях письмо, в котором он выражает свое удовольствие по поводу моих Солов(ьеву) возражений, но находит, что я еще слишком ценю его! Понимаете - это его искусственный Аксаковский тон ("Папежский дух", "Туфля" и т. д.)- Он, конечно, во многом притворщик и, будучи по натуре человеком скорее практическим и хитрым, находит, видимо, выгодным представляться пламенным идеалистом Аксаковского стиля, но пренебрегать им не следует по многим причинам, между прочим потому, что он охотно дает в "Русском Деле" пристанище всей "моей" молодежи - Александрову, Уманову и тому Фуделю, 34 который издал этой зимой весьма талантливую брошюру о "Русской молодежи" в духе Достоевского, а теперь вступил со мною в переписку и желает стать даже и формально Православным" (РГАЛИ. Ф. 2980. Оп. 1. Ед. хр. 1025. Л. 41).

После начала переписки отношения двух писателей настолько "потеплели", что Леонтьев, мечтавший завершить работу "Судьбы Славянофильства" (!), даже предполагал возможным попросить у Шарапова книг К. С. Аксакова и И. В. Киреевского, о чем писал 12 мая Александрову: "...попытайтесь попросить и того и другого (особ(енно) К. С. Аксак(ова)) у Серг(ея) Федор(овича) Шарапова для меня на два месяца или на три с прилагаемой распиской. - Может быть, доверится; я на книги честен; не зачитаю; особенно редкую и хозяину Славянофилу необходимую" (РГАЛИ. Ф. 2. Оп. 1. Ед. хр. 669. Л. 51). 35 Судя по тому, что расписка сохранилась у Александрова, Шарапов просьбу выполнить не мог.

Еще в первом письме Шарапов просил у Леонтьева статьи для своей газеты. Летом Леонтьев начал для него статью об Австрии ("В защиту Австрии"). "Австрия" - это не просто "надпись на обложке" рукописи, хранящейся в ГЛМ (как полагал Г. Б. Кремнев, опубликовавший совершенно самостоятельные, по- видимому, наброски статьи для "Русского дела" как "фрагменты чернового автографа" девятой главы "Национальной политики..." 36 ), это обозначение темы отдельной работы.

Исследователь, возможно, доверился записи Г. В. Постникова, предположившего в 1920-х годах, что фрагменты "Австрия" относятся также к черновику - только не "Национальной политики...", а ее продолжения, статьи "Плоды национальных движений...". Эти фрагменты, кроме того, должны быть расположены в ином порядке, чем это сделано Г. Б. Кремневым. В восьмом томе Полного собрания сочинений и писем Леонтьева они предстанут в следующем виде: фрагмент, получивший у Кремнева условный второй номер, 37 станет первым, соответственно первый - вторым, третий и четвертый останутся на прежних местах.

Когда же именно была написана статья? Шарапов ждал ее, как следует из его письма, до 20 июня. Очевидно, Леонтьев решил передать ее редактору "Русского дела" через Александрова (в то время сотрудника этой газеты). "Буду ждать Вас около 15 июня", - писал он 4 июня Александрову. 38 Следующее письмо написано


--------------------------------------------------------------------------------

34 "А тут же, кстати, начинала осуществляться самая смелая и пламенная моя мечта: вокруг "Русского Дела" уже сплачивалась группа молодежи, не оттуда, не из аксаковского кружка перешедшая, но самим "Русским Делом" вызванная (...) Я говорю про Ф*. А* и У*, студентов, которые первые свои слабые попытки принесли в "Русское Дело" и которые здесь, у меня на глазах выросли в крупных и талантливых писателей и мыслителей. Ради них, в которых я видел зерно будущего возрождения славянофильской школы, я должен был взвесить и расценить весь свой духовный инвентарь" (Шарапов С. Сочинения. Кн. 1. С. XIII-XIV).

35 Расписка: Там же. Л. 53. С неточностями опубликовано: Александров А. I. Памяти К. Н. Леонтьева. И. Письма Леонтьева к Александрову. Пг., 1915. С. 42. Далее сокращенно: Александров.

36 Леонтьев К. Восток, Россия и Славянство. С. 733 - 737. Над статьей "Национальная политика как орудие всемирной революции" Леонтьев работал в сентябре-октябре 1888 года. Незавершенная девятая глава также впервые опубликована Г. Б. Кремневым.

37 Там же. С. 734 - 735.

38 Александров. С. 43.

стр. 120


--------------------------------------------------------------------------------

уже через некоторое время после отъезда гостя, 30 июля (ответ на письмо Александрова от 23 июля из Сушнева). В нем говорится: "Ничего не пишу для печати; никак не сберусь. Не хочется*. 39

Значит, статья могла быть написана в июне и, скорее всего, до приезда Александрова (когда к Леонтьеву приезжали особенно дорогие ему гости, работа, естественно, прерывалась). А о том, что работа не ограничилась только написанием сохранившихся четырех черновых фрагментов, свидетельствуют шараповские письма 1889 года. 40

Мысли об Австрии постоянны в летних письмах Леонтьева 1888 года. Например, 1 июля он писал К. А. Губастову: "Пророчу давно: с Германией войны у нас, вероятно, не будет; - а в последнюю минуту состоится взаимное предательство союзников на растерзание: - т. е. бедной Австрии (которую я все-таки жалею, хотя и нахожу необходимым изгнать ее с Балканск(ого) полуост(рова)) и отвратительной Франции со всеми ее Сади-Говно и К°. - Дай Бог" (РГАЛИ. Ф. 290. Оп. 1. Ед. хр. 28. Л. 170 об.).

В конце 1888 года "Русское дело" для Леонтьева - единственная часто поминающая его газета. 22 декабря он писал об этом Губастову: "Только московская моя молодежь старается (3 - 4 человека), что может, там и сям придирается к случаю, чтобы помянуть мое имя с большой похвалой; и то все в одной только газете - "Русское Дело" Шарапова. - И кстати сказать, в ней же некий Аристов (мне неизвестный) написал все это о "честолюбии", старчестве и т. д. в истинно бешеной статье. 41 - (Она, впрочем, не только не огорчила меня, а скорее утешила; - все-таки "реклама"!) Что касается до редакт(ора) "Русского Дела", то он печатает такие противоречивые вещи нарочно для того, чтобы придать своей газете больше жизни. - Я и не гневаюсь; а очень им доволен. - Пускай себе" (РГАЛИ. Ф. 290. Оп. 1. Ед. хр. 28. Л. 177 об. -178). 42

В "Русском деле" должно было печататься письмо Леонтьева к А. А. Фету по поводу его юбилея - "Не кстати и кстати". 43 Но после седьмого номера газета была приостановлена на шесть месяцев (как писал Шарапов, "за упорную борьбу против проекта земских начальников и нового земского положения": ИРЛИ. Ф. 357. Оп. 5.' Д. 132. Л. 2 об.) и стала выходить только в 1890 году.

О закрытии "Русского дела" Шарапов писал Леонтьеву 26 февраля 1889 года. Еще не получив это письмо, Леонтьев уже узнал грустную новость из письма Александрова от 22 февраля: "Статья Ваша и Фету и мне очень понравилась, и я, по просьбе Фета, отвез ее к Шарапову. Тот был ей очень рад и с удовольствием готовился ее печатать... Как вдруг неожиданное обстоятельство перевернуло все вверх дном: "Русское Дело" приостановлено на шесть месяцев! И я теперь жду Вашего указания, как мне поступить с Вашей статьей" (ГЛМ. Ф. 196. Оп. 1. Ед. хр. 76. Л. 3). 26 февраля Леонтьев отвечал, советуя послать статью в "Гражданин". 44


--------------------------------------------------------------------------------

39 Там же. С. 45.

40 Многое могло быть прояснено предыдущим письмом Александрова, которое не было получено Леонтьевым. О пропавшем письме Александров упоминал 23 июля (ГЛМ. Ф. 196. Оп. 1. Ед. хр. 75. Л. 25 об.).

41 См. прим. 14 к письму Леонтьева от 4 мая 1888 года.

42 Ср. в письме Т. И. Филиппову от 4 октября 1888 года: "Всех лучше Шарапов: он во многом не согласен со мною, но чаще других поминает обо мне" (РГАЛИ. Ф. 2980. Оп. 1. Ед. хр. 1025. Л. 46).

43 См. письмо Александрову от 11 февраля 1889 года (Александров. С. 59). В "Русском деле" было опубликовано стихотворение Александрова "А. А. Фету" (1888. N 11. С. 10) и несколько материалов о юбилее Фета (например, речь Шарапова на обеде в честь юбиляра: 1889. N 5. С. 1).

44 Письмо Александрову от 26 февраля 1889 года (Александров. С. 61). 15 марта он просил Александрова вернуть письмо (С. 64), а 17 марта сообщал о том, что передумал и просил ускорить публикацию письма "Не кстати и кстати" в "Гражданине" (С. 64). Александров 20 марта писал Леонтьеву о том, что письмом к Фету "очень заинтересовался Грингмут", отказавшийся тем не менее печатать его в "Московских ведомостях" (ГЛМ. Ф. 196. Оп. 1. Ед. хр. 76. Л. 4).

стр. 121


--------------------------------------------------------------------------------

Из письма Александрова от 20 марта мы узнаем, что Шарапов не оставлял намерения опубликовать статью Леонтьева: "Шарапов просил было меня приберечь Вашу статью ему для предполагаемого "Моск(овского) Сборн(ика)", но, по-видимому, сборник этот едва ли когда осуществится или, по крайней мере, очень не скоро (...) Поэтому я отправил Вашу статью в "Гражданин"" (Там же. Л. 4 - 4 об.).

Мы видим, что в это время Леонтьев предпочитал шараповскую газету "Гражданину", к которому прибегнул в случае неудачи. Тот же случай повторился и со статьей "Славянофильство теории и славянофильство жизни", начатой в марте 1890 года.

Публикуемая переписка ценна во многих отношениях. Это и памятник истории позднего славянофильства, и любопытное свидетельство духовных поисков яркого "восьмидесятника", каким был Шарапов. Для литературоведов особый интерес могут представлять последние два письма Леонтьева, посвященные разбору неоконченного романа Шарапова "Чего не делать?", само название которого звучит как реплика в сторону Чернышевского. Эти письма, тесно связанные с программной леонтьевской статьей "Анализ, стиль и веяние", дают представление о критической строгости Леонтьева-читателя и в то же время о его беспристрастном отношении к собеседнику-оппоненту (высокая оценка Шарапова как публициста).

Письма Леонтьева печатаются по автографам (Государственный архив Смоленской области. 45 Ф. 121. Д. 285), письма Шарапова - также по автографам (ГЛМ. Ф. 196. Оп. 1. Ед. хр. 281; РГАЛИ. Ф. 290. Оп. 2. Ед. хр. 66 - открытое письмо от 23 июня 1890 года). Возможно, письмо Шарапова (осень 1890 года) и несколько писем Леонтьева (июнь 1888 года, 1889 год) утрачены.

В статье "Вместо предисловия" к первой книге своих "Сочинений", написанной в декабре 1891 года, Шарапов приводил строки из неизвестного нам леонтьевского письма - ответа на его вопрос: "зачем я работаю, зачем горит во мне неутомимая жажда писать, говорить, издавать? Вообще, к чему вся эта публицистическая деятельность?", не лучше ли "уединиться в себе и воспитывать свою душу к смерти"? В пересказе Шарапова ответ Леонтьева был следующим: "Эта жажда, - писал он, - не от вас. Она идет свыше и вы в ней не властны. Зачем ее тушить? Работайте, как работали: служа другим душам, вы будете прежде всего спасать свою. Не сходите лишь с пути правды и веры". 46

Шарапов - Леонтьеву

23 апр(еля) 88. Христос воскресе, добрейший Константин Николаевич!

Пишу к Вам потому, что Вы заинтересовались моей душой. Я сегодня отговел. Ах, хорошо! Я даже не думал, чтоб так хорошо стало! Спасибо и Вам отчасти. Я мысленно перед исповедью попросил и у Вас прощение. Я грешен перед Вами тем, что Вас не знаю. Грех поправлю, узнаю Вас. Господи, как пусто, мерзко кругом, как лениво движется все и притом к скверному, глупому, после которого нельзя и представить что будет. Нас тина засасывает. Соловьев, словно гробовщик, заступом постукивает. 1 Что, Вы очень на меня сердитесь? 2 А я к Вам. Мой Рцы бить Соловьева отказался. 3 Я чувствую, что слишком слаб. А бить нужно во имя малых, которые жестоко соблазняются. 4 "Россия и Европа" произвели ужасное впечатление. Вы


--------------------------------------------------------------------------------

45 Приносим благодарность директору архива Н. Г. Емельяновой, приславшей ксерокопии этих писем для публикации.

46 Шарапов С. Сочинения. Кн. 1. С. XII-XIII.

стр. 122


--------------------------------------------------------------------------------

этого не знаете? Вы очень ошибаетесь, находя там много, за что благодарить. 5 Рационализм сплошной, аналитический нож. Кто в Россию не верит, тот и в Бога не верит. Не принимайте это за кощунство. Это лишь масштаб. Бога ради, напишите мне кратко, афоризмами или намеками, что Вы думаете? Я пойму связь мыслей. Пространно пишите юнцам, но не откажите дать мне самый цвет Вашей мысли. А если для печати, еще лучше. 6

Желаю Вам радостей душевных и здоровья.

Ваш С. Шарапов

-----

1 Подразумевается направленная против Н. Я. Данилевского и Н. Н. Страхова статья В. С. Соловьева "Россия и Европа" (Вестник Европы. 1888. N 2, 4). До этой статьи Шарапов, знакомый с Соловьевым еще по аксаковской "Руси", относился к нему не так резко. В "Московский сборник" он включил статью Соловьева "Что требуется от русской партии?" (М., 1887. С. 46 - 53).

2 "Сердиться" Леонтьев мог на язвительные комментарии редактора "Русского дела" к выпискам из статьи "Владимир Соловьев против Данилевского" (1888. N 17. С. 22 - 23. Напомним, Шарапов писал письмо на другой день по выходе этого номера газеты, значит, Леонтьев получил и его, и газету в одно время). Могла огорчить Леонтьева и публикация в шараповском "Московском сборнике" писем И. С. Аксакова к В. Ф. Пуцыковичу, в двух из которых шла речь о "Варшавском дневнике" и о его ведущем сотруднике; правда, редактор заменил фамилию звездочками (К. Н. Л***). В одном из писем Леонтьев был назван "фанатиком-фанариотом" (Московский сборник. М., 1887. С. 41).

3 Рцы (псевдоним Ивана Федоровича Романова; 1858 - 1913) опубликовал до этого статью о Соловьеве (Рцы [Романов И. Ф.]. Еще одно слово... (Письмо к редактору "Русского дела") // Русское дело. 1886. N 32. С. 7 - 9).

4 Аллюзия на: Мф. 18: 6; Мк. 9: 42.

5 Имеется в виду, вероятно, фрагмент в первой части статьи "Владимир Соловьев против Данилевского": "Что касается меня лично, то я нахожу, что и в настоящем даже проповедь г. Соловьева скорее полезна, чем вредна. Она полезна двояко: во-первых, общехристианским мистицизмом своим; во-вторых, той потребностью ясной дисциплины духовной, которая видна всюду в его возвышенных трудах" (Леонтьев К. Н. Восток, Россия и Славянство. М., 1996. С. 467).

6 Шарапов постоянно печатал в газете письма своих корреспондентов (многие статьи имеют подзаголовок "Письмо к редактору "Русского дела""). В 1890 году была даже заведена рубрика "Письмовник": "Отчего бы в самом деле не пользоваться от времени до времени отрывками из нашей частной переписки? Отводим этому предмету особую рубрику "Письмовник"" (Русское дело. 1890. N 2. С. 10). В виде афоризмов была построена статья Шарапова "Некоторые общие места, к прискорбию, иногда позабываемые" (1887. N 19. С. 4 - 5). Возможно, именно Шарапов навел Леонтьева на мысль "писать афоризмами". Ср. в письме последнего к Т. И. Филиппову от 10 января 1890 года: "Я, напр(имер), взял теперь обыкновение записывать разные афоризмы, которые мне приходят на ум в более досужные дни (...) Эти афоризмы можно бы от времени до времени соединять и собирать в виде "Записок Отшельника", но признаться, и тут задуматься надо. Некоторые из них просто ужасны, а между тем я иначе уже мыслить не умею. Все они, напр(имер), дышут глубокой ненавистью к чистой этике; удобно ли это печатать вообще?" (РГАЛИ. Ф. 2980. Оп. 1. Ед. хр. 1025. Л. 69).

Леонтьев - Шарапову

4 мая; 88; Оптика Пустынь

Дорогой Сергей Федорович, вчера я получил Ваше огромное Я 1 и теперь могу отвечать без опасений попасть впросак.

Вы хотите афоризмов; - но каких? Я не знаю. - О России, о Славянофильстве или о душе! - Письмо Ваше не ясно. - Вы пишете еще, что хотите меня короче узнать. - Благодарю Вас; - но которого меня вы хотите узнать: писателя или самого Оптинского жителя? - Писатель - перед Вами в своих книгах и статьях. - Лично же Оптинский житель стал стар; болен, дышит на ладан и уж вовсе не интересен. - Может быть, и был когда-то - позанимательнее, а теперь в нем мало живого осталось. - Долгие болезни хоть кого прежде срока состареют. - Что же Вам еще сказать? - Вот если бы Вы сами сюда приехали летом, - вместо того, чтобы летать все

стр. 123


--------------------------------------------------------------------------------

в эту заграницу, то лично Вы бы мною попользовались для души вашей; для того эгоистического Православия, которое и есть настоящее;* - ибо, насколько я понимаю учение Церкви (и Западной и Восточной, в этом случае все равно) - это учение требует, чтобы альтруизм не был бы сам себе целью; - (добродетель практическая, твердая доброта, сострадание, справедливость - может быть делом и турка, и язычника, и даже атеиста; в этом не надо себя искусственно обманывать, как делают многие, желая основать Христианство прямо на альтруизме). - Альтруизм Христианский настоящий должен быть прежде всего средством для спасения собственной души за гробом. 2

При этой постановке - все дело ясно, и сама счастливо одаренная, добрая, благородная натура становится лишь одним из Божиих даров; и ею нечего, значит, гордиться. 3 - Хорошая душа - это не от нас; это - талант; - а нам остаются только благоприобретенные на нее проценты; - да и то без помощи Бо'жией решительно дня одного не проживешь без греха и хотя бы небольшого проступка. - Я родился и рос ребенком добрым; но пока с 20 и до 40 лет я не был Христианином, а каким-то эстетиком-деистом - я делал множество несправедливостей, о которых я теперь ежедневно с большой скорбью вспоминаю; - почитавши аскетических авторов и поучившись у афонских и оптинских монахов в течение целых 17 лет, - я вижу, что хотя порывы моей прежней неровной и порывистой доброты с годами ослабли, но зато я стал справедливее и гораздо покойнее прежнего. - Мое мнение такое, что "нынешний" именно человек не может стать истинным Христианином по вере без помощи монахов. - В "миру" нынче истинное-то, душеспасительное Христианство до того не понято и забыто, что необходимо влияние аскетическое даже и для того только, чтобы стать на средний путь средней набожности. - Надо искусственно приучить себя к непривычному порядку мыслей. - Кстати сказать, я лично мало знал И. С. Аксакова; 4 и думаю, что он был благороднейший человек, но было что- то в его мнениях более утилитарное и своевольное - чего я ни у отца Амвросия, ни у отца Иеронима Афонского 5 не находил. - А по личному характеру и они оба чрезвычайно самостоятельные люди.

Лично - нужно приступать к жизни: "со страхом Божиим и верой©" 6 - А не с благосклонностью к "национальной религии"... Откровенно скажу Вам - это никуда не годится! А вас, уж извините, - я считаю стоящим еще превесело и препокойно на этой ступени - милой и кривой. - Идите выше. - Просите Бога, чтобы он дал Вам личную, мужицкую, бабью веру. - Бойтесь Страшного суда; бойтесь даже без крайности "оскоромиться" в пост - и тогда вам станет все ясно и Вы опять и к народу этому пресловутому сойдете уже по ступеням твердым. И он вас поймет; побейте лучше, если нужно, какого-нибудь дурака, пьяницу или дерзкого; это ему полезно и Вам грех не велик, если разумно; били и Св. отцы... - а если вы даже слугу Вашего сбиваете с пути повиновения Церкви тем, что при нем едите Постом скоромное, то берегитесь Суда Божия... Это про такие поступки сказано, "что Жернов на шею да утопить!" 7

"Национальная" религия - тоже никуда не годится; - это хорошо только как переходящая ступень мышления для постепенно обращающегося человека. - Бог и я - как говорят монахи; - а остальное "Все (и национальное, и гуманность) приложится Вам". 8 - Вообразим себе, что 30 милльон(ов) русских мужиков перейдут в штундизм, напр(имер), так и мне туда же за ними, болванами, идти?

Чорт бы их взял совсем, мерзавцов - в таком случае! Я же предпочел бы уж лучше к Папе идти - чем в эту моральную штунду!.. Католицизм вера все-таки, с непрерванной нитью Апостольской благодати; имеет все 7 Таинств; - Иерархию, иконы и т. д. - Отношение сердца к Католицизму - есть прекрасное мерило для распознания в человеке русском рода его веры. - Настоящее лично-религиозное


--------------------------------------------------------------------------------

* Попользовались бы не от меня, грешного, конечно, а от монахов, от отца Амвросия.

стр. 124


--------------------------------------------------------------------------------

чувство предпочтет Папу даже и весьма национальному нашему староверчеству уже потому, что оно не имеет правильного, исходящего непрерывно от Апостолов Священства. - Предпочтет не в патриотическом смысле, а в смысле личной душеспасительности.

Православие же ложное, не верующее лично ни в ад, ни в рай, ни в посты, ни в таинства, ни в монашество, - восхищается нашей Церковью с какой-то бескорыстно культурной целью. - "Народ", "сущность русского духа" и т. д.

Очень может быть, что я ошибаюсь, но боюсь за Вас, что Вы пока еще таковы. - Хоть бы эта мысль - "кто в Россию не верит - не верит в Бога!" - Подумайте, и Вы сами сознаетесь, что это и не мысль, а слова без мысли.* - Церковь приглашает нас верить в Бога для спасения души. - А вера в Россию в этом смысле не может быть обязательна. - Лично спасти свою душу Христианской жизнию можно и не веруя вовсе в будущность России. - Турки верят и в Бога, и в Россию. - Они верят, что Россия очень сильна, очень достойна уважения, и даже верят, что только Россия одна может Турцию окончательно покорить. - Любовь и Вера - разница. - Эстетически турки даже любят Россию; - им нравится наша воинственность, наше послушание властям. - Они находят нас даже очень религиозными. - Но к Богу они, ведь, не по-русски относятся?

Я же, напр(имер), человек русский и лично верующий (не по-турецки) - хотя, как Вам известно из моих сочинений, в Россию тоже верую; но иногда - сильно колеблюсь в этой национальной вере при виде нашей отвратительной столичной, по-европейски все еще одетой толпы; - при встречах с представителями "интеллигенции" нашей (даже и Славянофильского лагеря; слишком и от их образа личной жизни Европой буржуазной обыкновенной пахнет); - при виде всех этих телеграфов и желез(ных) дорог... Не настолько же мы как раз обособились, чтобы в течение ста- 2-хсот лет завоевать всю Зап(адную) Европу и больше ничего. - Македония] 9

Нет - это вы оставьте - Бог и Россия! - Это большая разница! - Да и, простите, едва ли Вы серьезно и сами это думаете.

Если даже мы и избранный Богом народ, то были избранными и евреи в свое время, Византийцы в свое; однако - их царства пали и не восстанут. Падем и мы (напр(имер), солдат хотят кормить постным; отлично; а Велик(им) Пост(ом) гвардейские офицеры с участием лиц Царек (ой) фамилии на полковых праздниках едят рябчиков и ростбифы. - Это начало конца; если не образумятся; - образумиться же невозможно, если не будут образованные люди внутренне бояться греха). Да, впрочем, это все так ясно, так грубо даже, что мне и стыдно писать все это Вам.

К Соловьеву Вы несправедливы. - Во-1-х, и он по-своему в Россию верит; он считает, что ее призвание есть соединение Церквей и только.

Во-вторых - его основания теократии, его объяснения Ветхого Завета - гениальны! 10 Это великий человек. - Не знаю, как другие - а на меня ни Аксаков, ни Катков не производили и тени того впечатления, которое производит на меня Соловьев. - Тех двух признавать я нередко усиливался; - я беспрестанно чувствовал (уж не прогневайтесь), что я больше их понимаю. - Аксаков нравился мне лично; - Катков лично был мне противен; - в сочинениях Аксак(ова) мне нравилась больше всего его потребность культурной независимости; в статьях Каткова - практическая простота и прямота его Государственных советов. - (Напр(имер), лучше было бы оригинальное и твердое провинциальное самоуправление, чем разросшийся паук бюрократии; но демократическая либеральность хуже, гораздо хуже этого паука со здоровой палкой в руке и на кислую "интеллигенцию", и на слишком звероподобного "богоносца" нашего - (которого я, впрочем, ужасно люблю за цветную рубашку


--------------------------------------------------------------------------------

* Влияние Аксакова Вам вредно; вы человек, видимо, практический; а придерживаетесь его часто туманного идеализма из любви к нему, и еще из партийных соображений. - На что это?

стр. 125


--------------------------------------------------------------------------------

и за то, что он совсем не похож на Сади-Карно, Брайта и Шульца- Делича 11 и К°; - но я знаю, что он и "богоносцем" перестанет быть, если не будет в тисках Государственного "аскетизма"; так думают и самые добрые из Оптинских старцев 12 )...).

Что касается до Вл. Соловьева, то он и лично до того благороден, умен, добр и привлекателен, и как мыслитель до того высок, что я с трудом отстаиваю себя от его обаянияЁ - Афоризмов - извините, не вышло; а вышло, что Бог на сердце положил.

Теперь - мне нужно за многое благодарить Вас. - Во-1-х, за присылку "Рус(ского) Д(ела)". Оно доставляет мне большое удовольствие. - Потом за ваше любезное печатание объявлений о моей книге. 13 - Еще - за Ваше доброе и откровенное письмо. - Пожалуй, даже и за нападки то Аристова, то кого-то еще, 14 - не могу согласиться во всем с этими более пламенными, чем умными и толковыми зоилами моими; - но ведь и брань - даровая реклама. - И если человек находит распространение своих идей полезным, то он должен и подобную рекламу находить нелишней, между прочим.

Написать что-нибудь для "Русск(ого) Дела" - я и сам хотел не раз. - Не хотите ли, напр(имер), такую статью:

Позволительно ли желать войны? 15

(Ответ: конечно, позволительно; и тут нечего Христианство путать, как у нас сдуру повадились.)

Или статью ("horrible dictu!" 16 ). В защиту Австрии. 17 - С предоставлением редактору права возражения.

Сущность - та, что воевать с Австрией полезно; победить, разгромить, проучить - отнять Боснию и Герцег(овину) - необходимо. Но надо сохранить ее до тех пор, пока у нас Редакторы и Офицеры не будут Вел(иким) Постом есть говядину и рябчиков. - А то к своей слишком "европейской" размазне этой прибавить еще несколько милльонов еще более западных либералов - это беда! - Рано.

Надо самим стать опять погуще... А не станем - так и пропадем лет через сто: или сольемся воедино с общеевропейской республикой, или будет Китайское нашествие; - весьма, конечно, бесцеремонное; китайцы - люди серьезные, они на "наших европейцев" не похожи! - К тому времени чему - нужно для всеразрушения обучаться. От души желаю последнего подлецам и дуракам потомкам нашим, если они хороших надежд не оправдают.

Ответьте на вопросы о статьях. - Мещер(ский) мне платит 12 к. за строку; 18 если Вы нуждаетесь - могу уступить. - Я жадности не люблю; но терять время даром тоже не имею права, по личным обстоятельствам.

Очень рад, что Вы хорошо причастились. - Помоги Вам Бог!

Но какое влияние я мог на это иметь - не догадываюсь. - И почему Вы говорите, что я "позаботился о душе Вашей" - тоже не знаю. - Подозреваю кой-что; - но высказать моего подозрения не могу.

Вам приличнее в подобном случае - быть откровенным.

Будьте здоровы.

Ваш искренний К. Н. Леонтьев

-----

1 В письме Шарапова слово "Я" ("Я чувствую, что слишком слаб") было подчеркнуто и написано крупно. Не понятно, однако, почему "получил вчера" - ведь еще 29 апреля Леонтьев написал Филиппову, что получил письмо "на днях".

2 Ср. в письме к В. В. Розанову от 13 апреля 1891 года: "Христианство личное есть прежде всего трансцендентный (не земной, загробный) эгоизм. - Альтруизм же сам собою "приложится"" (Русский вестник. 1903. N 4. С. 644).

3 Ср. в книге "Отец Климент Зедергольм...": "Все наши добрые качества (...) суть не что иное, как дары Божий. (...) все невольно хорошее в нас, все естественно доброе есть дар благодати для облегчения борьбы" (Леонтьев К. Н. Восток, Россия и Славянство. С. 186).

стр. 126


--------------------------------------------------------------------------------

4 С И. С. Аксаковым Леонтьев познакомился в 1840-х годах в Калуге, встретился с ним в Крыму в сентябре 1856 года, возобновил знакомство в сентябре 1874 года в Москве.

5 Св. преп. Амвросий Оптинский (1812 - 1891; в миру Александр Михайлович Гренков). Иероним (Соломенцев; 1803 - 1885) - иеросхимонах, духовник Афонского Пантелеймоновского монастыря. См. о нем: [Иероним (Сабельников), иеромон.] Великая стража. Жизнь и труды блаженной памяти афонских старцев иеросхимонаха Иеронима и схиархимандрита Макария: В 3 кн. Кн. 1. Иеросхимонах Иероним, старец-духовник Русского на Афоне Свято-Пантелиимонова монастыря. М., 2000.

6 Цитируется возглас диакона перед причащением мирян: "Со страхом Божиим и верою приступите".

7 Мф. 18: 6.

8 Парафраз Мф. 6: 33. "Бог и я" - ср. в письме к Н. Уманову от 22 сентября 1889 года: "Бог и я, как говорят монахи: а потом польза других; - она при вере и молитве сама собой выйдет" (РГАЛИ. Ф. 290. Оп. 1. Ед. хр. 43. Л. 19).

9 О "македонском" типе государства и о "македонском" варианте будущности России см. в V главе статьи "Владимир Соловьев против Данилевского" (1888). Для Леонтьева "Македония" ("Македонские царства") - это образец смешения, государство без культурной самобытности, "без особой, без поражающей ум государственной системы* (Леонтьев К. Н. Восток, Россия и Славянство. С. 481). Ср. в черновом варианте XIII главы: "Рим ли мы новый, или бесцветная Македония?* (Там же. С. 731).

10 "История и будущность теократии" (1887). Ср.: в адресованной о. И. Фуделю заметке "Разные стороны учения Влад. Соловьева..." (1891) Леонтьев писал: "Объясне(ния) Ветхого Завета. - Удивительно хороши. - Гениальны! О согласии же с учением Св. Отцов - не берусь судить. - В Оптиной - судьи - не внимательны и спросить не у кого... Мнения высших богословов не знаю" (РГАЛИ. Ф. 290. Оп. 2. Ед. хр. 28. Л. 1; оп.: К. Н. Леонтьев: pro et contra. Кн. 1. СПб., 1995. С. 440). В статье "Владимир Соловьев против Данилевского" Леонтьев упоминает "своеобразное освещение всем известных фактов Священной и церковной истории" (Леонтьев К. Н. Восток, Россия и Славянство. С. 467 - 468).

11 Мари Франсуа Сади Карно (1837 - 1894) - президент Франции с 1887 года; Джон Брайт (1811 - 1889) - английский либеральный государственный деятель; Франц Герман Шульце-Делич (1808 - 1883) - немецкий экономист и политический деятель.

12 27 мая 1891 года Леонтьев писал В. В. Розанову: "От. Амвросий говорит часто, что там, где нет "страха Божия", и страх человеческий очень полезен" (Русский вестник. 1903. N 5. С. 165). Ср. в статье "Над могилой Пазухина" (1890): "Чтобы русскому народу действительно пребыть надолго тем народом "богоносцем", от которого ждал так много наш пламенный народолюбец Достоевский, - он должен быть ограничен, привинчен, отечески и совестливо стеснен. (...) Иначе, через каких-нибудь полвека, не более, он из народа "богоносца" станет мало-помалу, и сам того не замечая, "народом-богоборцем", и даже скорее всякого другого народа, быть может" (Леонтьев К. Н. Восток, Россия и Славянство. С. 684).

13 30 марта 1888 года Леонтьев писал А. Александрову: "Со стороны Шарапова очень любезно печатать объявления о моей книге gratis и даже без всякой просьбы с моей стороны. - Пожалоста, не забудьте поблагодарить его" (РГАЛИ. Ф. 2. Оп. 1. Ед. хр. 669. Л. 42 об.; см. также: Александров. С. 37). 4 апреля Н. Уманов писал Леонтьеву: "Шарапов обещался сам, без моей просьбы, печатать объявления о Вашей книге. В 2-х номерах уже напечатаны" (ГЛМ. Ф. 196. Оп. 1. Ед. хр. 268. Л. 4 об.). Последние объявления о сборнике "Восток, Россия и Славянство" были напечатаны в "Русском деле" в 1890 году.

14 Речь идет о статье: Аристов П. Г. Леонтьев и его гадания. (По прочтении статьи "Еще русский мыслитель") // Русское дело. 1888. N 2. С. 14 - 15 (отклик на статью "Еще русский мыслитель", см. прим. 23 во вступительной статье). См. также во вступительной статье цитату из письма К. А. Губастову от 22 декабря 1888 года. Статью Аристова Леонтьев долго не мог забыть (см., например, письмо О. А. Новиковой от 30 мая 1889 года). 18 апреля 1888 года Леонтьев писал Александрову: "Между прочим, если знаете, что это за Аристов, который постоянно так раздражается против меня в "Русск(ом) Деле"; - я об нем не слыхивал. - Должно быть - это он же написал под буквами М. А. новые нападки на меня по поводу моих воспоминаний о Тургеневе? - Что- то нескладно, а горячо" (РГАЛИ. Ф. 2. Оп. 1. Ед. хр. 669. Л. 45 об.; ср.: Александров. С. 39). Павел Иванович Аристов - публицист, поэт, сотрудник "Русского дела" и позднее "Благовеста". Криптоним "М. А." принадлежал журналистке и переводчице Анне Михайловне Гальперсон (?- 1903). Леонтьев имеет в виду ее статью "Новости литературы. (Русский вестник, февраль и март 1888 г.)", где говорилось: "Воспоминания эти очень интересны как страница из жизни человека, у которого здоровая (?) голова борется с больными нервами. (...) Пред нами один из героев Достоевского, рассказывающий о себе" (Русское дело. 1888. N 16. 16 апр. С. 14 - 15). См. об А. М. Гальперсон: Шарапов С. Непознанный гений. М., 1903. С. 96 - 99.

15 Ср. с передовой "Варшавского дневника" "Россия и Австрия" (Леонтьев К. Н. Восток, Россия и Славянство. С. 231). 2 марта 1888 года Леонтьев заканчивал письмо Александрову словами: "Война - у нас непременно будет; - только едва ли с Германией; а с Австрией навер-

стр. 127


--------------------------------------------------------------------------------

ное и... вероятно, и с бедной Турцией" (РГАЛИ. Ф. 2. Оп. 1. Ед. хр. 669. Л. 41). Однако в конце мая он писал К. А. Губастову: "Войны этим летом, я думаю, не будет ни у нас с Австрией, ни у немцов с Францией? - (На будущий год - вероятно, все разразится!)* (РГАЛИ. Ф. 290. Оп. 1. Ед. хр. 28. Л. 162). Ср. в письме кн. Е. А. Гагариной от 22 мая: "...Только большая война или, вернее, целый период очень трудных, но победоносных войн - может занять и отрезвить лет на 25 - 50 наше общество. - Надо взять Босфор и Дарданеллы; и готовиться после этого к ряду войн уже не с Австрией, или Германией, или с одной Францией, как бывало прежде, а с целой Европой, несколько более противу прежнего согласной. - Согласие это возможно только на почве республиканской и нигилистической" (РГАЛИ. Ф. 290. Оп. 1. Ед. хр. 26. Л. 3 - 3 об.).

16 страшно сказать! (лат.).

17 См. во вступительной статье.

18 С осени 1887 года Леонтьев был сотрудником еженедельного "Гражданина". О переговорах по поводу оплаты его труда он неоднократно писал Т. И. Филиппову.

Шарапов - Леонтьеву

Москва 6/V

[6 мая 1888 г.]

Дорогой Константин Николаевич!

Спасибо на добром, хорошем письме. Дороги такие письма. Жалею, что не могу писать подробно - ведь моя жизнь каторга! Буду краток. Кто не верит в Россию, не верит в Бога. Это отчасти lapsus linguae 1 (я когда пишу частное письмо, редко могу сдержаться от преувеличения или излишнего размаха), отчасти мысль верная. Я хотел сказать, что ищу здесь мерки чисто внешней, быстрой. Бывает у Русского вера в Бога и без России, но это редко и вера холодная. Чаще так: не верит в Россию, так и знайте, что нигилист. Ваша правда. Эта фраза очень поспешна. Но забудьте о ней.

Мысли Ваши об Австрии и необходимости ее сохранения вполне разделяю и охотно напечатаю. Я недавно начал Богу молиться, но постного еще не ем, хотя знаю, что его нужно есть, знаю, что грех есть рябчиков в пост. Погодите. Буду есть. Но Вашу мысль отлично понимаю, хотя, по всей вероятности, буду возражать, ибо Вы впадете сейчас же в крайность. Но я ужасно хочу choc des opinions 2 с Вами. О войне тоже. Пишите, как хотите: все до строки напечатаю. А вот я о чем хотел Вас попросить. Теперь нужно и время говорить о связи между самодержавием и самоуправлением. Здесь мы резко расходимся. Тем лучше. Вы за самодержавие. Я за самодержавие в государственной жизни (в общем) и за самоуправление в местной жизни. 3 Для Вас становой помазанник (немножко!), 4 для меня профанация самодержавия и гибель принципа. Ну, словом, ясно. Помните, что говорил Аксаков. Дадим друг другу возможность высказаться. Это нужно в виду дела о земском начальнике. 5 Затем гонорар. Неужели Мещерский платит 12 коп.? Да у него денег нет! Или, может быть, обещает только? Вы смотрите. Я ужасно бедствую. Хотя и есть деньги на издание, но мошна, из которой оные черпаются, страшно туга, и гонорары я плачу с великим трудом. Да разве Вы не согласитесь уступить? Сравнительно с 12 коп. я даже не знаю, что и предложить? Во всяком случае, не жмите бедного "Р(усского) Д(ела)". Это я Вам не Лазаря пою, а серьезно. Я должен выманивать деньги с большими унижениями. Это хуже иногда, чем свои тратить.

Я писал, что Вам обязан отчасти тем, что поговел, не говея перед этим 15 лет. Вы удивлены? Видите ли: раз Уманов показал мне Ваше письмо, где есть вопрос - говел ли я? Меня это навело на раздумье. Отчего человек чужой душой интересуется? Но, кроме Вас, поговеть меня умоляла одна особа, которую я очень люблю и которая глубоко и наивно, чисто по-детски (а ведь это самое лучшее?) верит. Пошел я

стр. 128


--------------------------------------------------------------------------------

к Иванцову. 6 Вот в первый раз увидал властного священника! Был же мне нагоняй!

Хочу у Вас попросить одного разъяснения. Я живу с женщиной замужней, сам не женат. Любим друг друга очень, жизнь довольно христианская (она очень верующая и вера довольно действенная). Муж ее жив, но жить ей с ним было нельзя, не жила с ним уже 9 лет до связи со мной. Прожили мы год, как ангелы, мирно, тихо, благородно. Говеет она. Священник очень либерально разрешает ей жить со мной и дальше. Говею я. Иванцов тоже говорит: это грех, но уж пусть будет, ибо без него еще больший разврат мог бы быть. Таким образом, грех, который мы делаем сознательно, как бы благословляется. Нарушение закона брака Церковь может простить тогда, когда он не повторяется или когда человек хоть в ту минуту (при покаянии) решается его не повторять. Но как быть здесь: я говорю: я делаю и буду делать грех. Священник говорит: нужды ради, и делай, и дает мне отпущение грехов. Возможен ли здесь такой компромисс? И если невозможен, то что должен я делать, чтобы помириться не с моей совестью, а с моим разумом, который находит противоречие и протестует. (Совесть молчит, ибо наша жизнь чистая и честная.) Как Вы на это взглянете?

Искренно Вам преданный С. Шарапов

-----

1 обмолвка (лат.).

2 столкновения мнений (фр.).

3 Позднее Шарапов написал книгу "Самодержание и самоуправление" (Берлин, 1899. Изд. 2-е, испр., 1903, было запрещено). 3-е изд.: Самодержавие и самоуправление. Опыт русской политической программы. М., 1905.

4 Леонтьев неоднократно писал о необходимости страха и почитания всех представителей власти. Шарапов, возможно, вспоминает слова, сказанные Леонтьевым в беседе с ним. Ср.: в книге "Самодержавие и самоуправление" Шарапов писал о консервативной партии: "Царская самодержавная власть подлежит ли дроблению и делению, или нет? (...) Покойный К. Н. Леонтьев отвечал категорически: "урядник есть тоже немножко помазанник Божий" и этим ставил вопрос на совершенно определенную почву. Устранялись всякие компромиссы и недоразумения и ответ на вопрос формулировался так: да, Царская самодержавная власть делима и дробима" (М., 1905. С. 2).

5 "Русское дело" неоднократно выступало против сословных реформ Д. А. Толстого, в частности против установления новой должности земского начальника, что привело в феврале 1889 года к приостановке газеты. В статье "Преобразования в земстве" Шарапов писал: "Я принимал более горячее, чем благоразумное участие в шедшей тогда борьбе. "Русское дело" представляло маленький редут, откуда неустанно палили по опасному, в наших глазах антирусскому и антиисторическому, течению ваш покорный слуга и земцы- практики (...) битва нами проиграна, разговоры кончены" (Благовест. Вып. 4. 1890. 1 окт. С. 113). Статья, подводившая итоги борьбы с новым земским положением (установленным 12 июня 1890 года), завершалась словами: "В новом земском положении сказалась замечательная логика и последовательность петербургского периода русской истории. Земская реформа и земские начальники - последнее слово того направления, которое открыто Петром, продолжено Екатериною и Александром I, развито и упорядочено Николаем, несколько поколеблено Александром II и окончательно завершено в наши дни. Девиз этого направления: все в государстве, чрез государство и ради государства" (Благовест. Вып. 5. 15 окт. С. 147). См. также прим. 16 к письму Леонтьева от 3 июля 1890 года.

6 Александр Михайлович Иванцов-Платонов (1835 - 1894), протоиерей, доктор богословия, профессор церковной истории Московского университета (с 1872 года), известный проповедник. В 1863 - 1890 годах служил в церкви 3*го Московского Александровского военного училища, где был законоучителем. Шарапов обратился к нему как к духовнику покойного И. С. Аксакова (см.: Корсунский Ив. Протоиерей А. М. Иванцов-Платонов // Богословский вестник. 1894. N 12. С. 527).

стр. 129


--------------------------------------------------------------------------------

4

Леонтьев - Шарапову

18 мая; 1888 г.; Опт(ина) Пустынь

На ваш главный вопрос, дорогой Сергей Федорович (о незаконном сожительстве с любимой женщиной), я не мог позволить себе ответить сам без благословения отца Амвросия; - ибо это не общетеоретический вопрос, а прямо вопрос той практической духовной казуистики, которые решать может, без греха, только человек истинно духовной жизни или, по крайней мере, духовного сана. - Я же ни то, ни другое. - Поэтому я прочел конец Вашего письма нашему старцу и получил следующий ответ: "надо оставить эту женщину; наградить ее, если она бедна, чтобы она не бедствовала, искать себе невесту и жениться. - Если же привязанность препятствует этому, то надо усердно молиться Богу о том, чтобы Он развязал эту связь так или иначе. - При усердной молитве и чувство мало-помалу пройдет или обстоятельства изменятся".

Ничего больше он не сказал. - Да и сказать больше нечего о подобном деле с точки зрения духовной. - От себя позволю себе прибавить еще, что по духу Церкви (насколько я в силах понять) мне кажется - верность заповеди и таинству важна, а не женщине. 1 - Поэтому-то верность требуется в браке; а не верность в сердечном чувстве. - Это может по нашему романтическому (все-таки) воспитанию казаться и несколько сухим. Но что же делать! - Я нахожу, что совсем не полезно "подкрашивать" Христианство все одним розовым цветом, как это любят делать многие в наше время, не будучи в состоянии примириться с некоторыми чертами его суровой прямоты. 2 Мало ли что сухо иногда! Иногда причащаешься усталый, недоспавши, с равнодушием, даже не без раздражения. - Очень сухо. - Но причащаться надо. И тот, кто, расстроившись этим сознанием своей сухости, уйдет из Церкви, не причастившись, и отложит опять говение до другого времени, в ожидании более идеального, умиленного состояния - согрешит гораздо больше, чем спроста причастившись в этом состоянии сухости. - Духовные радости не от нас; они утешение Божие за сухое понуждение наше. 3

Впрочем, у кого есть вера и страх греха, тот совершенно сухому чувству вполне никогда и не поддается в этом случае; а будут у него и умилительные движения (о которых и Вы писали в 1-м письме Вашем). - Так я сам учился, прежде всего на Афоне в 71 - 72 году, и мне было сначала очень трудно к этому привыкнуть. - Но желал привыкнуть и привык!

Сам я какой же советчик и какой я старец - да еще 35-летнему человеку; - мне не только смешно, но даже и страшно было бы, если бы меня кто-нибудь счел за настоящего руководителя. - У меня что есть? - У меня есть, конечно, вера (благодарю Бога и монахов за это приобретение); есть некоторый опыт личной христианской внутренней борьбы, да и то не высшего духовного порядка, а низшего житейского (вроде того - грех или не грех - печатать эту статью? Или поступить сурово или нет с этим человеком?.. Есть или не есть рыбу в такой-то день и т. п.); - и есть... нельзя даже сказать начитанность, а некоторое давнее уже знакомство с аскетическими писателями (Иоан(ном) Лествич(ником), Варсаноф(ием) Великим, Аввой Дорофеем, Исаак(ом) Сирийским и т. д.). 4 - Вот и все.

Разумеется, когда видишь, что люди совсем отбились от мистических основ Христианства и все видят в нем только то, что относится к земной морали - поневоле позволишь себе иногда поделиться и своим несовершенным знанием и результатами своего крайне грешного и ничтожного опыта. - Ибо все относительно; - на безлюдьи и Фома, даже и не считая себя "дворянином", - поневоле иногда решится взять на себя и дворянскую роль! - Напр(имер), как юношам не открыть глаза на то, что Христианство Достоевского одно лишь младенческое "млеко", а не настоя-

стр. 130


--------------------------------------------------------------------------------

щая пища. - Что читать его не только приятно, но и очень полезно, но только для первого шага на добром пути. 5 - И т. п.

Вы же сами, Сергей Федорович, должны все это знать, и даже практиковать лично (по мере сил), раз Вы являетесь публичным защитником Церкви. - Да и кроме того, около Вас есть в Москве такие столпы, как От(ец) Иванцов-Платонов. 6 Он все Вам лучше меня объяснит и, имея счастье быть иереем, может поэтому благодатнее (мистичнее) на Вас действовать, чем я. - Слышал я стороной, что он монахов не любит; но если это правда, то одна личная немощь или одна ошибка других сил и достоинств не исключает. - Эта немощь, если она у него и есть, есть недостаток сословный, от которого очень трудно избавиться. - Напр(имер), может ли родовитый, настоящий дворянин не уважать и не любить дуэли? Нет - он, и считая ее грехом, будет больше ее уважать, чем жалобу мировому за пощечину? - Есть три степени: 1) подставить щеку; 2) дуэль; 3) по-русски самого вздуть ловко; а мировой - это и не Христианство, и не рыцарство, и не удаль, а говенное хамство.

Всем этим я не хочу сказать, что я тягощусь Вашими религиозными мне вопросами. - Избави меня Боже! Тягощусь, правда, но не телесно или умственно, а только чисто с духовной точки зрения. - Без фразы (прошу вас мне верить) - по недостоинству. - Сам очень слабо живу; - слава Богу, что хоть не блудно, положим; - но лениво; - мало-молитвенно; слишком покойно, слишком по-стариковски приятно, и одним себя поддерживаю в этой ленивой распущенности - тем, что дивлюсь беспрестанно, за что и как это Господь меня так хорошо и приятно под конец жизни здесь устроил, приютил и утешил! - И вы бы удивились, если бы я Вам подробно указал, сколькие мои желания (средние - не высокие, не душеспасительные особо, и не особо греховные) - Бог исполнил. - Вот, будучи "взыскан" (как говорили в старину) столькими милостями Божиими не по заслугам (искренность моя - тоже не заслуга, не подвиг сухого принуждения; а тоже дар Божией - "натура"); - вы поймете, что я немного и пугаюсь иногда "учить"...

Особенно людей зрелых. - Юноши, которые под руку попадутся, - другое дело. - Тут просто и не удержишься, зная, сколько теперь у них лже-пастырей, влиятельных и усердных во лжи - духовной...

Самому мне учить Вас едва ли по силам; но если что нужно, я всегда с радостью буду посредником между Вами и Отц(ом) Амвросием. От. Амвросий одарен чем-то таким, что когда его послушаешься в первое время и с большой неохотой, то после непременно будешь рад, что понудил себя послушаться его.

По опыту (и тяжелому в свое время) - знаю! Если у Вас нет моей веры к нему (у многих еще в 10 раз большая, чем у меня) - то хоть в течение месяца (положим) помолитесь каждый день хоть раз; - чтобы Бог послал Вам веру в его слова, и вера будет.

Это я имею право советывать.

-----

Теперь о делах совсем уж мирских и практических. - Вы ошибаетесь насчет Мещерского. - Он не "обещает" по 12 к. с(еребром), а платит очень аккуратно; - он мне с осени переплатил уже около 1000 рублей сер(ебром), хотя я, Вы знаете - немного печатаю.

Если Ваши дела так плохи, как Вы пишете, то я и не буду с Вас требовать так много; - ну хоть по 6 коп. - Как можно прижимать! Во-1-х, я не очень верю, чтобы Вы особенно нуждались в моих статьях. - Я не популярный, не распространенный в имени писатель. - Мое имя Вам ни одного подписчика не прибавит. - А, во-2-х, прижимать - по-торговому - в литературе - по-моему - самое презренное дело; - которое я ненавижу - Если, по обстоятельствам, - не можешь уступить - не пиши совсем тому, кто не при деньгах. - Я же, слава Богу, теперь и даром могу изредка что- нибудь написать; - разумеется - не надо и ре-

стр. 131


--------------------------------------------------------------------------------

дактору злоупотреблять этим простодушием автора. - Всякий автор будет даже и по-христиански прав, если возьмет с человека, имеющего возможность вести журнал, ну - хоть 25 р. с; всякий автор может сделать на эти деньги и добро людям более нуждающимся, чем редактор (разъезжающий даже и по БухарестамЁ 7 ). - Прочел Ваше воззвание о больном екс-редакторе; - но желал бы знать его имя? &

-----

О социальных вопросах я решительно отказываюсь в частных письмах писать. - Это не то, что вопросы о грехах и т. п. - На последние не ответить, как умеешь, или не спросить у старца, коли не берешься сам, - пожалуй, что и грех, человеку, крестящему лоб; - ну, а насчет политики какой же долг? Лучше для печати дрямо это писать; - не терять времени. - Впрочем - кратко скажу, что деспотическую бюрократию и очень деятельную полицию я считаю сам только необходимым злом там, где сословный строй разрушен. - Самоуправление же не потому хорошо, что оно всегда будто бы больше удовлетворяет местное население (это еще очень сомнительно), - а потому, что чем сложнее устройство социальное, тем богаче содержание жизни. - Замечательно, что эстетика социальная всегда солидарна с хорошей политикой. 9 - Чем красивее, тем и практичнее. - А "за ушами", так и быть, - "пусть то у того, то у другого трещит" - от этой сложности. - Я очень любил бы и земство наше, если бы нашлась бы возможность придать ему в новой форме б(олее) или м(енее) аристократический характер (вопреки - привычным и сбивчивым фразам стар(ых) Славянофилов о том, что только на Западе слово аристократизм имеет смысл; это натяжка). - Вот учреждение Предводителя я ужасно люблю! - Вся задача должна быть в том, чтобы было как можно меньше равенства, как можно меньше бесполезного движения и как можно больше веры и хлеба насущного. - Жаль, что благожелательные статьи вашего Толстого 10 (не графа 11 ) написаны невразумительно; - я их местами не понимаю. - А дух мне нравится.

Ваш К. Леонтьев

-----

1 В статье "Добрые вести" Леонтьев писал: "Брак есть духовное таинство, а не достижение сердечного идеала" (Леонтьев К. Н. Восток, Россия и Славянство. С. 599). Ср. в письме к Филиппову от 27 апреля 1889 года: "Обстоятельства мои сложились так, что и я живу чем-то вроде семейной жизни, но что ж мне делать - семья никогда моим идеалом (даже и хорошая) для меня самогоне была! С тех пор как я стал веровать, я стал смотреть на семью как на своего рода аскетическое учреждение, которому по страху Божию надо подчиняться и только" (РГАЛИ. Ф..2980. Оп. 1. Ед. хр. 1025. Л. 59 - 60). Ср. в письме к А. Александрову от 7 октября 1888 года: "Я браков в нашем среднем состоянии вообще не люблю по вкусу и полагаю, что без "блуда" могли бы многие люди долго жить, если бы боролись. Смотреть весело я могу только или на очень богатую, или на крестьянскую и мещанскую свадьбу в деревне или в маленьком городе. Остальное, среднее, по-моему, мрачно!" (Александров. С. 51).

2 Ср. с предисловием к брошюре "Наши новые христиане" (Леонтьев К. Н. Восток, Россия и Славянство. С. 719).

3 Ср. в книге "Отец Климент Зедергольм...": "Такая приятная молитва есть дар, награда, милость" (Леонтьев К. Н. Восток, Россия и Славянство. С. 186).

4 Святые отцы VI-VII веков, на которых Леонтьев неоднократно ссылался в своих статьях и письмах. В основном он пользовался переводами, изданными Оптиной Пустынью.

5 Ср. в письме к А. Александрову от 24 июля 1887 года (Александров. С. 9). См. также: Фетисенко О. Л. К истории восприятия Пушкинской речи (Достоевский в неизданной переписке К. Н. Леонтьева и Т. И. Филиппова)//Достоевский. Материалы и исследования. Вып. 16. СПб., 2001. С. 330 - 342).

6 См. прим. 6 к письму Шарапова от 6 мая 1888 года.

7 Имеется в виду поездка Шарапова в Румынию в 1887 году (см.: Шарапов С. Сочинения. Кн. 2. С. 287 - 293).

8 Шарапов организовал сбор денег для отправки в деревню больного чахоткой "бывшего редактора одного из распространенных журналов" (От редактора // Русское дело. 1888. N 20. 14 мая. С. 1), имя которого нам установить не удалось. Деньги передавались больному Александровым (см.: Там же. N 22. 28 мая. С. I).

9 Ср. в статье "Два графа: Алексей Вронский и Лев Толстой" (1888).

стр. 132


--------------------------------------------------------------------------------

10 В 1888 году в "Русском деле" печаталась статья придворного врача и публициста Константина Константиновича Толстого (1842 - 1913) "Основы аристократизма. (Этюды господствующего мировоззрения)" (N 1. С. 4 - 5; N 2. С. 4 - 5; N 10. С. 2 - 4; N 15. С. 4 - 6; N 19. С. 4). К. Толстой жил в Петербурге, в 1884 - 1885 годах переписывался с И. С. Аксаковым (ИРЛИ. Ф. 3. Оп. 4. Д. 607; черновики ответов Аксакова: Там же. Оп. 2. Д. 58). Его "Этюды господствующего мировоззрения" писались для "Руси", но в этой газете в 1884 году было опубликовано лишь начало цикла. Статья "Свобода и власть", написанная еще в 1884 году, была опубликована в "Русском деле" и приложении к нему (Московский сборник. М., 1887. С. 161 - 162; Русское дело. 1887. N 9. С. 3 - 4; N 10. С. 4 - 5; N 11. С. 4 - 6). См. также: Толстой К. Все о том же. (По поводу статей гг. Данилевского и Гилярова-Платонова о нигилизме) // Русское дело. 1887. N 4. С. 2 - 4.

11 Вероятно, в отличие от "автора" сословной реформы гр. Д. А. Толстого.

5

Шарапов - Леонтьеву

Сосновка 20/VI 1888.

Дорогой Константин Николаевич!

Пожалуйста, не объясняйте моего молчания ничем иным, кроме глубокого отвращения к перу и чернилам летом, когда все кругом живет, когда работаешь работу настоящую и сверх того еще обязан работою срочной. Да кроме того, Ваше письмо такого содержания, что его нужно переварить. В самом деле, дилемма такая: с одной стороны, ясное и бесспорное веление Церкви, с другой - вся сумма обстоятельств, при которых я этого веления послушаться не могу. Знаю, что это грех и боюсь греха, но поступить, как надлежит, не могу. Силы воли нет, и, наконец, я вижу, что, если я поступлю, как нужно, я сделаю величайшую подлость и даже не в гражданском (дворянском, как говорят о разных вещах) смысле только, но и в более общем. Привязанность с той стороны настолько велика, что разрушить связь нельзя. Женщина пожертвовала всем для нее дорогим, решившись жить со мной открыто, т. е. у меня. Мы дальние родственники, поэтому я называю ее двоюродной сестрой, но хотя возразить не смеет никто, однако смысл-то всем понятен. "Если ты меня бросишь, я этого не переживу". Позвольте Вас просить на минуту поверить чуткости моего сердца и принять эти слова буквально, а не в виде обычных женских угроз. Я утверждаю, что она это сделает, и ставлю Вам вопросы так: Кто будет в этом виноват? Я, потому что я, может быть, по легкомыслию или по страсти устроил эту связь, привязал женщину к себе, возбудил такое чувство, с которым борьба невозможна, словом, принял на себя ответственность за душу человека. Спрашиваю Вас теперь и прошу Вас этот вопрос передать старцу: из двух грехов который больше, погубить ли душу человека (предполагая, что это случится наверно), или нарушить таинство брака, имея при этом в виду, что муж данной особы может умереть и освободить ее? По-моему, выход из такой дилеммы единственный: творить грех меньший, сознавать этот грех, сознавать, что от него нельзя отрешиться, и просить, чтобы Бог простил и поправил. Вы знаете, какая тяжелая кара заключается в самом грехе. Идти постоянно против закона, против общества, страдать этим и казниться, кроме того, сознанием, что если будет ребенок, то он будет незаконный! Все это и кроме сознания греха чрезвычайно мучительно. Я же, кроме того, как устроитель всего, беру грех двойной на свою душу.

Вот что можно пока сказать по моему мучительному вопросу. Перейду к другому. Я ждал все от вас обещанной статьи насчет Австрии и приготовился сделать возражение. Вышло бы вроде спора с Рцы. 1 Пожалуйста, пришлите.

Каков Вильгельм? 2 Вот молодцы. Они загнали нас действительно в трущобу. Теперь - или воевать, или руки целовать. Я страстно хочу войны, чтобы смылась в

стр. 133


--------------------------------------------------------------------------------

подъеме духа вся опаскудившая нас гниль. Читали ли вы "Р(усское) Д(ело)"? Что Вы никогда не скажете ни слова по моим там стараниям. Неужели все там так гладко, что Вас не зацепило? Это было бы обидно. Верно ли я сказал о Фридрихе и о речи Вильгельма? 3

Крепко жму Вашу руку и прошу не забывать меня от времени до времени. А что у Вас там не пошли бы мои плуги? 4 Ваш С. Шарапов.

-----

1 Вероятно, подразумеваются "возражения" Шарапова на две статьи И. Ф. Романова-Рцы "Черновые наброски" и "Шаг вперед" (Русское дело. 1888. N 21. 21 мая. С. 1 - 3): передовые от 5 и 11 июня (N 23. С. 1 - 3; N 24. С. 1 - 2). В первой из них Леонтьева могла привлечь уверенность Шарапова в неизбежности войны Европы и России: "Драться нам непременно придется, не теперь, так в будущем году, не в будущем, так в следующем и т. д., причем, чем дальше отодвинется война, тем она будет ужаснее..." (N 23. С. 1); "России предстоит дилемма: или оставить национальную политику, признать себя и Славянство этнографическим материалом, как то рекомендует, например. Вл. С. Соловьев, и тогда мир между нею и Европою немедленно восстановится. Или продолжать национальную политику (...) и ждать грозного нашествия" (Там же. С. 2 - 3).

2 Вильгельм II Гогенцоллерн (1859 - 1941), германский император (1888 - 1918). Речь идет о его тронной речи, постулировавшей, в частности, союз Германии и Австрии. Эту речь Шарапов сравнил с "победным гимном" (см. прим. 3). Об императоре Вильгельме Шарапов неоднократно писал и позднее. См., например: Шарапов С. К нарвскому свиданию // Славянские известия. 1890. N 33. 19 авг. С. 593 - 595.

3 Речь идет о некрологе императора Фридриха III (Русское дело. 1888. N 23. 5 июня. С. 1) и о передовой 18 июня, посвященной тронной речи Вильгельма II (Русское дело. 1888. N 25. 18 июня. С. 1). Основная мысль некролога императора, правившего всего 99 дней: "Немцы не были достойны своего великого человека-императора".

4 Хорошо поставленная Сосновская мастерская плугов и других сельскохозяйственных орудий составляла важнейший источник существования для Шарапова. См. книги Шарапова: 1) Сообщение о плугах, изготовляемых в (...) Сосновской мастерской (М., 1885); 2) Пособие молодым хозяевам при устройстве их хозяйств на новых началах (СПб., 1895); 3) Крестьянский плуг (СПб., 1896); 4) Пахота в высочайшем Его Императорского Величества присутствии (М., 1903).

6

Шарапов - Леонтьеву

[Без даты, 1888 г.]

Сию минуту, садясь на поезд, получил Ваше письмо и ужасно вознегодовал на Вас. Вы могли не поверить мне, но зачем же Вы не поверили старцу? Ведь он Вам сказал, чтоб я искал невесту. Ergo, я не могу быть женат. И действительно, я не женат и никогда женат не был. Да и для чего, открывая Вам свою душу, стал бы я это скрывать?

Впрочем, вознегодовал я на то, собственно, что Вы исписали два листа на один холостой выстрел и нужного осталось только на 1 лист, за который сердечное, глубокое спасибо. 1

Не обижайте Вы моих чехов, сербов, словаков и т. д. 2 Я лично был в Праге, Вене etc и могу засвидетельствовать, что наш союз скрепит наши культурные силы, а не ослабит их. Францию выдавать Бисмарку нельзя. Там за мерзавцами есть фон удивительной веры ЁЁ духовной дисциплины. В нем для Франции спасение и вот вам: она не выдержала 13 лет парламентаризма - слишком много жизни в народе.

А Австрию разрушить! Она заест восточную культуру и славян - она родоначальница фрачников.

Ужасно негодовал на Вас за папу - старца !!! Господи! Да что же общего между условным покаянием у иезуита и нашим покаянием у старца? Вы удивительно подкупаетесь внешней стройностью. Да ведь это же мерзость католическая организация! Да ведь самый пьяный и развратный поп завиднее наилучшего ксендза, которого в обман своей Церкви поощряют свыше к разврату и который живет с кухар-

стр. 134


--------------------------------------------------------------------------------

кой, самым спокойным образом находя оправдание, что зато он в вере тверд. И этот мошенник исповедует.

Наш поп пьяница и подлец, смотрите - даже проповеди перестали говорить (что уж тут! Куда мне свинье!), а там?!! Все политика, внешний папский авторитет и ничего для бедного Бога, которого сознательно надувают...

Жму Вашу руку и крепко благодарю за труд писания ко мне. Ваш С. Ш.

-----

1 Речь идет, вероятно, о статье об Австрии.

2 Ср. в набросках статьи: "У австрийских славян все главные их черты отрицательные" (Леонтьев К. Н. Восток, Россия и Славянство. С. 734).

7

Шарапов - Леонтьеву

26/II 89 1

Спасибо, дорогой Константин Николаевич, за память. Сокрушаюсь несказанно, что Ваша статья попала в убитое "Р(усское) Дело". 2

Ах, чорт бы взял тех урядников, которые узурпируют по Вашей теории роль помазанников Божиих. 3 Можно быть суровым, но быть глупым - чорт знает что! Бить Р(усское) Дело и плодить Пастуховых!! 4 Нет, тут конституции запросишь и во всяком случае выругаешь тех, кто совсем не умеет распознавать людей.

Жму Вашу руку. Желаю мира и здоровья. Ваш С. Шарапов.

-----

1 Написано на обороте визитной карточки.

2 Речь идет о статье "Не кстати и кстати" (см. вступительную статью). В автобиографии Шарапов писал: "В 1888 году получил 2 предостережения, в феврале 1889 за упорную борьбу против проекта земских начальников и нового земского положения газета получила 3-е пред (остережение) и была на 6 м(еся)цев закрыта. Попытался возобновить в 1890, но, благодаря прим(ечанию) к 144 ст(атье), газета не выдержала и в 1891 году была объявлена прекратившеюся" (ИРЛИ. Ф. 357. Оп. 5. Ед. хр. 132. Л. 2 об.).

3 См. прим. 4 к письму Шарапова от б мая 1888 года.

4 Николай Иванович Пастухов (1822 - 1911) - редактор- издатель газеты "Московский листок" (фактическим редактором гааеты был Ф. К. Иванов), один из родоначальников русской "бульварной печати". См. о нем: Щетинин Б. А., кн. Легендарный издатель. (Памяти Н. И. Пастухова) // Исторический вестник. 1911. N 9. С. 1038 - 1043.

8

Шарапов - Леонтьеву

[8 февраля 1890 г.]

Сосновка II/8 90.

Спасибо на памяти и на хорошем, ободряющем слове, дорогой Константин Николаевич! Я пережил чудный момент в жизни. После моего вопля в N 8 1 я получил целую охабку писем, да таких, что, не будь я скромен, совсем бы возгордился. Господи, как нужны, как дороги искренние сердечные отношения среди этой растлевающей всепошлости! Я почти не пишу к Вам и от Вас не получаю ничего, но странно! Я ужасно часто вижу Вас перед собою и стараюсь в Вас проникнуть. Некогда писать, а то бы написал том. Не знаю, удастся ли написать по поводу Вашей последней брошюры "Национализм, как орудие..." 2 Да у меня и нет ее под руками. Я купил экземпляр и послал Рцы, чтобы он Вас разнес, но когда дождусь - не знаю. 3 Наши отношения сильно натянуты. Какой это деспот! Кажется, Вам отвечал сладенький славянофил для дам - Mr Kireeff? 4 He читал. Пришлите мне, если есть, брошюру,

стр. 135


--------------------------------------------------------------------------------

я отвечу что смогу и предложу Вам: дорогой К. Н., нельзя ли Вам написать о современном движении в России, или вообще о чем хотите несколько коротеньких личных мне писем, конечно, для печати? 5 Я бы поместил, понятно, все, что только пропустит цензор Трескин 6 (это Вам-то, бывшему цензору говорю!), и тут же сделал бы все возражения, вызывая Вас на новые разъяснения. Это было бы Вам легче, чем писать статью, и чем короче, тем лучше. Вы ведь легко пишете. Пожертвуйте часок времени для поддержки дела. О гонораре ни полслова. Меня Дав(ыд) Морозов обобрал: он отказался от договора и зажилил все подписные деньги. 7 Издаю почти ради Христа, сам живу в деревне, голодаю.

Желаю Вам духовных радостей (переплыть море - помните Вашу чудную, дивную Пасху на Афоне? 8 Кстати: я там был 10 дней в этом году, но писать ничего не буду. 9 Афон надо не видеть, а пережить, а я не успел).

Вам искренне преданный С. Шарапов

-----

1 Восьмой номер "Русского дела" вышел в 1890 году с датой: 20 февраля 1889 - 14 января 1890 года. Речь идет об обращении к читателям "От редактора", в котором Шарапов просил прощения у "читателей и подписчиков" "за столь значительное опоздание выходом газеты по истечении срока ее приостановки": "Наше оправдание единственно в том, что до самого последнего времени мы и сами не знали, удастся ли нам побороть те тяжкие денежные условия, в которых (...) не по нашей вине очутилась газета". Сообщив об убыточности "предприятия", редактор задавал вопросы: "Какая цель истощать себя в труде столь тяжелом и неблагодарном? (...) Нужны ли мы кому? (...) Приобрели ли мы хоть сотню друзей между нашими читателями, для которых бы газета, нами издаваемая, сделалась потребностью? " (1889. N 8. С. 1).

2 Брошюра "Национальная политика как орудие всемирной революции" была издана И. И. Кристи в феврале 1889 года. Своевременному отзыву на нее помешала приостановка "Русского дела". Еще до выхода брошюры ученики Леонтьева откликнулись на газетную публикацию статьи "Национальная политика..." (Гражданин, 1888). 24 февраля 1889 года И. Фудель писал Леонтьеву: "В самом начале января месяца я написал статью об этих Ваших письмах ко мне и отдал ее Шарапову. Он почему-то счел нужным откладывать печатание ее, несмотря на мои частые просьбы и напоминания. И теперь наконец Русское Дело закрыто! Ну не fatum ли это? Уманов тоже прислал было от себя статью о Ваших письмах и тоже неудача" (РГАЛИ. Ф. 2980. Оп. 1. Ед. хр. 1037. Л. 2). Свою статью Фудель передал в "Московские ведомости", где она была напечатана с большим опозданием (Фудель И. И. К вопросу о "национальном". Самообман и ошибки // Московские ведомости. 1890. N 293. 23 окт. С. 2 - 3). 28 февраля 1890 года Леонтьев писал о. И. Фуделю: "Не хотите ли строго востребовать от предателя Гр(ингму)та вашу статью о Национальной) Пол(итике) и отдать даром Шар(апо)ву? - У него денег нет; а в статьях он нуждается. - (Ведь "Русск(ое) Д(ело)" возобновилось.) Он пишет мне, что желал бы иметь разбор моей "Нац(иональной) Пол(итики)". - Не знаю, подойдет ли к его духу. - Впрочем, он неразборчив и противоречие допускает охотно" (РГАЛИ. Ф. 290. Оп. 1. Ед. хр. 100).

3 И. Ф. Романов-Рцы относился к Леонтьеву резко негативно и не написал о нем, хотя и начал (возможно, именно в 1890 году по просьбе Шарапова) статью "Декоративный консерватизм", упомянутую в его письме к В. В. Розанову от 31 января 1892 года (Лит. учеба. 2000. Кн. 4. С. 120). В письме к Розанову, написанном незадолго до смерти Леонтьева (29 - 30 сентября 1891 года), Романов вспоминал о надписи, сделанной им на "одной его брошюре", присланной "приятелем": "...он обладает почти всею истиною, но это маленькое ничтожное "почти" отравляет все, что у него есть истинного" (Там же. С. 115). Несомненно речь идет о брошюре "Национальная политика...", присланной для разбора Шараповым.

4 Речь идет о статье А. А. Киреева "Народная политика как основа порядка. (Ответ г. Леонтьеву)" (Славянские известия. 1889. N 28, 29), напечатанной и в виде брошюры (СПб., 1889). Леонтьев ожидал отзыва Киреева и еще до появления его по-своему объяснял в письме к сестре Киреева, О. А. Новиковой, "неудобства", мешающие оппоненту возражать: "Во-1-х, возражать мне умному и добросовестному умом Славянофилу - очень трудно. - За меня очевидные факты, и всякий видит, что я жажду настоящего, культурного славяноособыя и только указываю на те условия, которые для этого опасны и невыгодны... Во-2-х, чтобы считать себя вправе возражать мне основательно, нельзя довольствоваться брошюрой - "Национ(альная) политика", а надо перечесть внимательно 2-ю мою статью в "Гражд(анине)" (не изданную отдельно) - "Плоды национальных движений на Православном Востоке". (...) И потом (...) мне почему-то кажется - брат- то ваш именно чувствует больше других, что я прав. (...) Он не из тех, должно быть, людей, которым ничего не стоит думать одно, а писать другое. - Согласиться со мной, оправдать, расхвалить меня ему решительно неловко из-за Панславистического

стр. 136


--------------------------------------------------------------------------------

"оппортюнизма" (ведь большинство людей, - согласитесь, все-таки скорее глупо, чем умно; похвали мои отрицания - дураки, имя же им легион, закричат "Киреев от Слав(янской) партии отступился", а он не так, как я; он партии держится). - А возражать-то (серьезному и искреннему человеку, признающему учение Хомякова и Данилевского) - возражать-то нечего...* (РГБ. Ф. 126. К. 3323. Ед. хр. 22. Л. 16 об.; см.: Лит. учеба. 1996. Кн. 3. С. 144). 17 августа 1889 года Леонтьев писал К. А. Губастову: "А. А. Киреев (знаете?) напечатал очень слабое мне возражение" (РГАЛИ. Ф. 290. Оп. 1. Ед. хр. 28. Л. 203 об.). Ср. в письме Т. И. Филиппову от 25 августа 1889 года: "Читали ли Вы брошюру А. А. Киреева "Народная политика как основа порядка. Ответ г. Леонтьеву". Как слабо! Но хоть и за то спасибо, что возражает* (ГАРФ. Ф. 1099. Оп. 1. Ед. хр. 2084. Л. 2 об.). 28 августа он советовал А. Александрову купить эту брошюру (РГАЛИ. Ф. 2. Оп. 1. Ед. хр. 669. Л. 87).

5 Ответом на это предложение стала статья "Славянофильство теории и славянофильство жизни", начатая в марте 1890 года в виде письма к Шарапову. 1 июня Леонтьев послал отрывок из нее Фуделю. См. также прим. 15 к письму Леонтьева от 3 июля 1890 года.

6 Н. А. Трескин (1838 - 1894) - педагог, детский писатель, цензор Московского цензурного комитета.

7 Давыд Иванович Морозов (?-1896) - московский купец-старообрядец, финансировавший несколько изданий, в том числе и "Русское дело". Не называя имени мецената, Шарапов писал о скандале в обращении к подписчикам "Русского дела" (1890. N 7, 8). См. также прим. 1 к письму Шарапова от 23 июня 1890 года.

8 Шарапов цитирует очерк Леонтьева "Пасха на Афонской горе" (1882). Источник цитаты у Леонтьева - стихира на стиховне вечерни Сырной недели (Прощеного Воскресения) "Возсия благодать Твоя, Господи..." ("Яко да преплывше поста великую пучину...").

9 Шарапов в 1890 году все-таки описал свою поездку на Афон, которая состоялась в июле 1889 года (Шарапов С. Десять дней на Афоне // Шарапов С. Сочинения. Кн. 2. С. 82 - 156; впервые: Сын отечества. 1890. N 193, 196, 200, 203, 207, 213, 216, 220, 227, 232, 236, 240. 21 июля-8 сентября). В главе V он также цитирует очерк Леонтьева "Пасха на Афонской горе" (Сочинения. Кн. 2. С. 105). Шарапов не сообщил Леонтьеву, что оказался в Св.- Пантелеймоновском монастыре 19 июля, в день смерти его настоятеля, архимандрита Макария (Сушкина), одного из афонских духовников Константина Николаевича (см. его "Воспоминание о схиархимандрите Макарии...", 1889), присутствовал на панихидах по нему и на его отпевании (см. также: Шарапов С. Сочинения. Кн. 1. С. 51). Во время отпевания он получил экземпляр литографированного завещания старца Макария, которое и опубликовал впоследствии со своим предисловием (Благовест. Вып. 2. 1890. 1 сент. С. 33 - 36). Эта публикация была известна Леонтьеву, получавшему журнал.

9

Шарапов - Леонтьеву

23/VI 90.

Мое "Р(усское) Д(ело)" окончательно погибло, 1 дорогой Константин Николаевич, и я, кажется, перебираюсь в Петроград. Буду работать в "Минуте" и "Славянских) Изв(естиях)". 2 Надеюсь тогда благородно и с полным уважением полемизировать с Вами. Вы ужасно будите мысль и вызываете на ответ.

Пожалуйста, Вы ведь читали начало моего романа. 3 Скажите по совести и прямо - художник я или нет? Если да, ударюсь в это дело, если нет, останусь публицистом. 4 Сильно утешит меня Ваше мнение то или другое, все равно.

Преданный Вам

С. Шарапов Мой адрес: почт(овая) ст(анция) Рославец, Смолен(ской) губ.

-----

1 N 11 был запрещен. Последний (12) номер вышел с датой "1 апреля-21 августа 1890 г.". Причиной закрытия газеты были не только цензурные притеснения, но и сильнейшие финансовые затруднения, вызванные тем, что Д. И. Морозов отказался вкладывать деньги в газету, оказавшуюся убыточным предприятием, и забрал средства, собранные подпиской. В восьмом номере Шарапов обратился к читателям с просьбой до 1 мая ответить на вопрос: нужна ли им газета, смогут ли они ее поддержать? Ответить было нужно хотя бы коротко, открыткой: "да" или "нет". Из 1200 подписчиков 267 ответили "да", 180 из них написали редактору письма. Однако средств на издание не было. В открытом письме А. В. Васильеву (см. о нем прим. 4 к

стр. 137


--------------------------------------------------------------------------------

ПИСЬМУ Леонтьева ОТ 5 ноября 1890 года) Шарапов рассказывал: "Еще не выждав назначенного срока (1 мая), я должен был приостановить "Русское Дело", ибо вышло одно печальное недоразумение из тех, о коих рассказывается в "Русской старине" лет через 25 после происшедшего. Кроме того, я до такой степени был нравственно измучен, так надорвался нервами на работе, что эта невольная приостановка издания на 10 нумере была своего рода освобождением меня от истинной каторги. Два месяца нужно было ждать, пока окончится это "недоразумение", и кончилось оно тем, что после 10 я мог выпустить сразу 12 нумер" (Благовест. Вып. 9. 1890. 15 дек. С. 268).

2 "Минута" - ежедневная газета, выходившая в Петербурге в 1880 - 1890 годах, в 1890 году ее издателем стал А. А. Пороховщиков, а редактором - Д. А. Покровский, в том же году газета стала называться "Русская жизнь" (выходила до 1895 года). Одной из первых публикаций Шарапова в "Минуте" была статья "По поводу греко-болгарской церковной распри" (1890. 27 июля; см.: Шарапов С. Сочинения. Кн. 1. С. 48 - 51). "Почтенный автор" статьи в 206 номере "Гражданина", с которым он полемизирует здесь, - это, возможно, Т. И. Филиппов. "Славянскими известиями" с 1889 года назывались "Известия Санкт-Петербургского Славянского благотворительного общества", редактором журнала был В. В. Комаров; Шарапов стал одним из активных сотрудников этого издания, о Леонтьеве здесь он не писал (возможно, эта тема не была приемлемой для редактора), объектом полемики осенью 1890 года для него являлся С. С. Татищев. В 1890 году Шарапов сотрудничал также в газете Комарова "Свет" (см., например, N 239, 244, 249). Другим прибежищем Шарапова стал в то время журнал "Благовест" (см. прим. 4 к письму Леонтьева от 5 ноября 1890 года); его рассылали подписчикам закрытого "Русского дела". Шарапов в письмах к неофициальному редактору "Благовеста" декларировал идейное родство двух изданий (Вып. 1. 1890. 15 авг. С. 19 - 22. Вып. 9. 15 дек. С. 268 - 269).

3 Шарапов Сергей. Чего не делать? Роман в двух частях // Русское дело. 1890. N 1 - 12. Было опубликовано 13 глав первой части романа.

4 Вопреки совету Леонтьева, Шарапов не остался только публицистом: он написал несколько романов ("Кружным путем", "Через полвека"), "политических фантазий" (самая известная - "Диктатор", 1907), драматических сочинений, издал под своей редакцией сборник переводов "Восточные цветы" (М., 1893). В роман "Кружным путем" (впервые опубликован в "Русском обозрении" в 1894 году; отд. изд.: 1897; 2-е, перераб.: 1901) в переработанном (не без воздействия советов Леонтьева) виде вошел роман "Чего не делать?", публикация которого в 1890 году была прервана закрытием "Русского дела".

10

Леонтьев - Шарапову

3 июля; 1890 г.: Опт(ина) П(устынь)

Я, дорогой С(ергей) Ф(едорови)ч, не мог за разными делами и препятствиями ответить раньше на Ваше открытое письмо от 23 июня. - Теперь же с удовольствием и прямотою отвечу на Ваш главный вопрос: художник ли Вы или нет?

По моему мнению: "Нет!" - Я сужу только по двум Вашим произведениям: по последней (кажется - оборвавшейся вместе с закрытием "Р(усского) Д(ела)") вашей повести "Чего не надо делать?", 1 за которой по занимательности завязки я следил с интересом, и по одной "обличительной" комедии, которая несколько лет тому назад печаталась в "Р(усском) Д(еле)". 2 - Ни заглавия ее не помню, ни даже и тени содержания ее не знаю. - Ибо я с 1-х строк - с отвращением бросил ее, по глубокой ненависти моей к обличительной литературе вообще (Я даже и "Ревизор" терпеть не могу, хотя, конечно, понимаю его достоинства). 3 - Замечу, кстати, что я хотя жил весьма разнообразной жизнью, - но нигде и никогда не видал такого круга людей, который сплошь и со всех сторон заслуживал бы "обличения". - Я прожил, например, в тесном общении с военными докторами, смотрителями гошпиталей, коммисарами, козацкими офицерами и т. п. во время Крымской войны (сам служа младшим ординатором от 54 до 57 года); они все почти были казнокрады, мошенники и взяточники, но они были "живые" люди, и гражданские пороки их были весьма различного размера, и в личных сношениях многие из них проявляли при случае очень хорошие свойства, доброту, прямоту, дружественность, даже чест-

стр. 138


--------------------------------------------------------------------------------

ность в специальном каком-нибудь направлении. 4 - И сверх того - многие из них были искренними патриотами. - Вот почему я не люблю "гражд(анских)" обличений и Вам не советую этим избитым и изношенным родом заниматься...

Лучше писать серьезные обличения в виде статей. - Что касается до Вашей любовной повести, то я читал ее с интересом в том смысле, в каком читают очень неопытные в литературе барышни и вообще читатели попроще: "Чем кончится? Сделается она его любовницей? Что сделает муж?" И т. д. Но ведь вы сами знаете, что возбуждать такого рода интерес - еще не особенно лестно с точки зрения настоящей художественной критики?.. - Старинные вещи, напр(имер), давно известные нам со стороны главного хода действия, не могут нас в этом смысле ("Что будет дальше?") интересовать; однако они доставляют нам эстет(ическое) наслаждение. - Я вот здесь - в уединении моем перечел и Илиаду (Гнедича), и Дон-Кихота, и кой-что Жуковского (Ундину), - и др(угие) вещи. 5 - Но как перечел? - То там, то здесь, - но всякий раз с удовольствием и пользой.

Стоит ли писать такие повести, которые никто не захочет во второй раз и видеть? И которые даже и в 1-й раз - только дочтут, но особенно не похвалят. - Не знаю, почему (простите!) мне все кажется, что этот роман в вагоне 6 - нечто из вашей собственной жизни. - Это не беда; - само по себе, что взято прямо с жизни; - но беда в том, что в жизни, наверное, все это происходило несколько иначе; т. е, что на поэзию любви в действительной жизни - все это как-то не похоже... "Федот - да не тот!"

Потом, местами язык нехорош, манера слишком отзывается общепринятой и затасканной у нас манерой, и бес(ц)ветно, и некрасиво. - Потом с "любовными сладостями разными" надо обращаться осторожнее: поменьше меду - будет чище и лучше...

"Ученых" таких "по трафаретке" - непременно "сухой" и весь в книгах, 7 мы в последнее время в русских повестях встречали достаточно. - Во-1-х, не все "ученые" специалисты одинаково сухи; есть и кутилы оригиналь(ные), и вертопрахи даже в своем роде (живой пример П(етр) Евг(еньевич) Астафьев). 8

"Грацию" вашей героини вы изобразить не сумели; - читателю она вовсе не нравится - опытный читатель думает про себя: "верно, в жизни она была не совсем такая; лучше". - "Не все умеют наблюдать то, что видят-", сказал кто-то из французов. - А Достоевский верно говорит, что "ив самом умении наблюдать есть уже художеств(енное) творчество"... 9

Не достаточно ли с Вас этого ряда порицаний?

Теперь буду хвалить Вас как публициста. - Передовые статьи Ваши по форме, по языку, простому, чистому, благородному - были положительно хороши. - Заметна и большая гибкость ума; очень много теплоты и чувства; одним словом, средствами с этой стороны Вы владеете вполне. - Что касается до содержания или до направления Вашего, то это дело Ваше, а не мое. - И тут именно мне-то советовать не приходится! Я говорю именно - мне, потому что Вы хотя и говорите, что я "бужу" мысль и что у меня "великий" ум (хотя и взбалмошный), но этот "великий" ум "будит" Вашу мысль непременно для "возражений"; и не только для той "благородной полемики", которую Вы собираетесь вести в "Минуте" и "Славянских) Извест(иях)", но и для допущения на стр(аницы) "Р(усского) Д(ела)" таких бранных и оскорбительных (по намерениям, по крайней мере) статей, как статья г. Аристова 10 (помните - конечно? - Другие больше меня были ею возмущены в Москве; я только удивился, как это Вы неразборчивы на матерьял!). - Вот если бы я видел, что я "бужу" Ваш ум для строгой проверки "старого" Славянофильства, которым я сам долго дышал, пока не увидал его слабые стороны (непонимание революционерства и европеизма славян; пристрастие к бессословному смешению; туманность идеи "Земства" какого-то; оттенки слишком либеральные в Православии и т. п.), если бы я видел, что хотите вникнуть серьезно и без предвзятой мысли в то,

стр. 139


--------------------------------------------------------------------------------

почему я "вышел" из Славянофильства, 11 подвергнуть все это изучению и той действительно серьезной критике, которая готова одно признать, другое отвергнуть, и то и другое - без ослепления и придирок, - то я мог бы поговорить с Вами пространно и о направлении Ваших будущих статей. - Но вы обещаете прямо полемизировать против того, к кому обращаетесь охотно за советами. - Полемизировать - наверное, и не потрудившись вникнуть в основания сборника "Восток, Р(оссия) и Сл(авянство)". 12 Признайтесь - что Вы еще не занялись им так, чтобы строгая совесть была удовлетворена. - А просто: старо-Славянофильская дорожка протоптана крепко, товарищей на ней много... Большая часть доводов готова и публике уже достаточно привычна; поэтому - гораздо легче и выгоднее составлять себе имя нападками на людей, стоящих особняком (Вл. Соловьева, Л(еонтье)ва), 13 чем трудиться над оправданием хоть некоторой части их учения (напр(имер), у Соловьева развитие догмата 14 )...

Вот почему, признавая Вас весьма хорошим публицистом по средствам и советуя предпочесть политику романам, - я по вопросу о содержании и духе вашей публицистики - соваться в советники Вам не считаю себя "компетентным".

Желаю Вам здоровья и успеха. - Хорошо то, что в вас много жизни и чувства. - А мысли у добросовестных людей меняются.

Ваш К. Леонтьев

P. S. Совсем забыл. - Весной, не ожидая еще соверш(енного) прекращения "Р(усского) Д(ела)", я начал было для Вас ряд статей под заглавием "Славянофильство теории и Славянофильство жизни". 15 - В том смысле, что Гр(аф) Дм(итрий) Андр(еевич) Толстой, наприм(ер), учреждением ) Земск(их) Нач(альников) и вообще намерениями восстановить "наследственное чиновничество" (Н. П. Акс(аков) 16 ) более Славянофил на деле, чем Акс(аков); обособляет строй наш от общедемократического западного. 17 - И т. п. ...

Написал статьи 4; так и остались. - Может быть, и соберусь окончить для "Гражд(анина)" когда-нибудь. - Хотя, по правде сказать, наскучит, наконец, писать "по воде". 18 - Возражать все готовы; - а кто сочувствует?

Сколько там ни говори о "самобытности" 19 и т. п. - Надо же для кого-нибудь писать? Да и, наконец, поневоле кончишь тем, что усомнишься в своей правоте. - Значит - не нужно© - Значит - по ложной дороге пошел!

-----

1 См. прим. 3 к письму Шарапова от 23 июня 1890 года.

2 Ястреб и вороны. Комедия в четырех действиях С. Федоровича // Русское дело. 1887. N 1 - 16.

3 В статье "Два графа: Алексей Вронский и Лев Толстой" Леонтьев назвал "Ревизора" "серым" (Леонтьев К. Н. Восток, Россия и Славянство. С. 464).

4 Ср. в очерках "Сдача Керчи в 55 году": "Я (...) начинал почти любить даже и взяточников, сослуживцев моих, которые ничего "тонкого" и "возвышенного" не знают и знать не хотят!.. На радостях я находил в них много "человеческого" и ничуть не враждовал с ними..." (Леонтьев К. Н. Собр. соч. М., 1913. Т. IX. С. 189).

5 Об "Илиаде" в переводе Н. И. Гнедича Леонтьев писал в воспоминаниях о И. С. Тургеневе; "Ундина" была одним из любимых им произведений В. А. Жуковского (ср.: Леонтьев К. Н. ПССиП: В 12 т. СПб., 2000. Т. 1. С. 488; СПб., 2003. Т. 5. С. 27, 379).

6 Действие происходит в поезде Брестской железной дороги. Леонтьев, возможно, не без основания предполагал, что Шарапов описывал происшествие из собственной жизни (главный герой романа, как и автор, - помещик Вяземского уезда Смоленской губернии).

7 Один из героев романа "Чего не делать?" - варшавский профессор Александр Львович Мятлев, муж главной героини.

8 Петр Евгеньевич Астафьев (1846 - 1893) - философ, публицист; сослуживец Леонтьева по Цензурному Комитету. Астафьев изредка печатался в "Русском деле".

9 Источник не установлен.

10 См. прим. 14 к письму от 4 мая 1888 года.

11 Ср. в письме о. И. Фуделю от 18 июня 1890 года: "Не знают, в какую "клетку" меня поместить? - В Славянофильскую не помещаюсь; в Катковскую не влезаю; в либеральную - конечно - нельзя... за Вл. Соловьевым в Рим не хочу лететь..." (РГАЛИ. Ф. 2980. Оп. 1. Ед. хр. 1026).

стр. 140


--------------------------------------------------------------------------------

12 Речь идет о двухтомном собрании статей "Восток, Россия и Славянство" (М., 1885 - 1886).

13 Об этом писал о. И. Фудель: Преемство от "отцов". (Письмо к кормчему "Благовеста") // Благовест. Вып. 5. 1890. 15 окт. С. 157 - 158.

14 Леонтьев высоко ценил статью В. Соловьева "Догматическое развитие Церкви в связи с вопросом о соединении Церквей", впервые опубликованную в "Православном обозрении" (отд. оттиск: М., 1886) и ставшую затем вступлением к запрещенной в России книге "История и будущность теократии" (1887). Ср. о теории "развития Церкви" в заметке "Разные стороны учения Влад. Соловьева...": "Весьма верно и неоспоримо..." (К. Н. Леонтьев: pro et contra. Кн. 1. С. 440. См. также "Владимир Соловьев против Данилевского", гл. I). Н. А. Уманов посвятил этой работе Соловьева статью (Н. У-в. Голос из молодого поколения. (По поводу последней статьи В. С. Соловьева "Догматическое развитие Церкви в связи с вопросом о соединении Церквей") // Русское дело. 1886. N 32. С. 9 - 10).

15 25 марта 1890 года Леонтьев сообщал А. Александрову: "Теперь пишу "Славянофильство теории и Славянофильство жизни"* (Александров. С. 91). 1 июня он послал отрывок из статьи о. И. Фуделю. В декабре Леонтьев предлагал эту статью кн. Д. Н. Цертелеву для "Русского обозрения", однако опубликована она была в "Гражданине" (1891. N 99, 100).

16 Николай Петрович Аксаков (1848 - 1909) - публицист, литературный критик, писатель славянофильского направления; Леонтьев вспоминает его выражение "наследственное чиновничество" из приведшей к приостановке "Русского дела" статьи о земских начальниках, направленной против сословной реформы гр. Д. А. Толстого (без названия, вошла в передовую от 11 февраля; Русское дело. 1889. N 6. С. 1 - 4). См.: Распоряжение министра Внутренних Дел. 20 февраля 1889 года // Русское дело. 1889. N 8. С. 1. Леонтьев писал об этой статье Н. П. Аксакова в "Славянофильстве теории..." (Леонтьев К. Н. Восток, Россия и Славянство. С. 687).

17 27 апреля 1889 года, незадолго до смерти Д. А. Толстого, Леонтьев писал Филиппову: "Меня очень пугает возобновление болезни гр. Д. А. Толстого (...) Страшно за будущность сословных реформ без него. Я с патриотической точки зрения - возлагаю на них большие надежды и даже признаюсь, что у меня сложилась такая мысль или, вернее, полу-мысль, полу- чувство: возрождение сословной неравноправности в России, присоединение (более или менее скорое) Царьграда и осуществление на Босфоре того, что Победоносцев зовет моей мечтой (т. е. централизации церковного управления), и сохранение общинного владения землей у крестьян (...) эти три основы (конечно, при самодержавии) (...) суть мерила того, имеет ли Россия особую от Запада будущность, или она только лет на сто, не более, помоложе Франции и пойдет позднее туда же, т. е. к чорту... (в нигилистическую республику, например). Кто может заменить гр. Толстого для этой цели - не знаю! И очень горюю..." (РГАЛИ. Ф. 2980. Оп. 1. Ед. хр. 1025. Л. 57 - 58).

18 Ср. в письме к Филиппову от 4 октября 1888 года: "Перемены к лучшему мало. Все продолжаешь писать как будто бы по воде. Не заметно следов* (РГАЛИ. Ф. 2980. Оп. 1. Ед. хр. 1025. Л. 43).

19 Когда в 1880-х годах Леонтьева хвалили, то хвалили преимущественно за "самобытность" и оригинальность. Ср. в письме к А. Александрову от 14 ноября 1889 года: ""оригинальность" (это ведь тоже порицание)" (Александров. С. 80). См. также письмо к В. В. Розанову от 24 - 27 мая 1891 года (Русский вестник. 1903. N 5. С. 167).

11

Леонтьев - Шарапову

5 ноября; 90 г.; Опт(ина) П(устынъ)

Многоуважаемый Сергей Федорович! Хотя я уже и прежде, по прочтении Вашей повести в "Русс(ком) Д(еле)", писал вам, что нахожу ее очень слабой, - но, чтобы исполнить ваше желание, перечел ее еще и второй раз и начал было отмечать все то, что мне не нравится в "стиле" и вроде наблюдения; но скоро оставил это и дочел уже почти без пометок. - Бросил я эти заметки и вычеркивания по двум причинам; во-1-х, потому, что с 3-й же страницы прекратилось (слава Богу!) это истинно ужасающее своей рутиной "наблюдение нравов", т. е. "жирный", "сопит", "наступил сосед на ногу", "господин", "господин" - и т. д. 1

И начался более простой и более сердечный рассказ о любовном приключении. - Это хорошая сторона дела, заставившая меня бросить карандаш. - Но есть этому и другой повод, не слишком для вас утешительный. - Я перестал потому еще

стр. 141


--------------------------------------------------------------------------------

вычеркивать отдельные слова, что мне захотелось все сначала до конца перечеркнуть.

Если бы вам было 18 - 20 лет, то подобная повесть могла бы еще заставить задуматься критика и сказать: "а может быть, и разовьется талант". - Но ведь вам далеко за 30; - а ни тени самобытности, ни тени творчества, ни малейшего уменья растрогать читателя! - Конечно, читателю хочется узнать, почему это так случилось? И чем все это кончится? - И только. - Но ведь это еще не признак таланта. - Я вам уже писал и еще раз пишу, что если бы человек описал бы это просто как воспоминание о том, что с ним самим случилось, то непременно повеяло бы жизнью (хоть так веет жизнью всегда от самых кратких газетных анекдотов и сообщений о разных приключениях). - Но в вашей повести нет ни простоты и скрытой теплоты рассказа о действительной жизни, ни глубины настоящего творчества; а есть то, что можно назвать "сочинительством". - Чувствуется, что автор насквозь пропитан чужими повестями и не умеет писать по- своему, а непременно так, как пишут другие литераторы...

Все эти беспрестанные возгласы: "Саша!", "Петя"... и т. д. ... С эстетической стороны для меня все это истинно ужасно! Да и могли ли вы ожидать от меня другого суждения после той статьи моей (Ан(ализ), ст(иль) и веяние 2 ), которая вам так, вы говорите, понравилась? - Если я решился высказать публично такие строгие требования от Толст(ого), Тург(енева) и т. п., то чего же вы, с вашим несомненно большим умом, могли ожидать от меня по отношению к вашей бездарной повести?!

Бросьте, бросьте это! "Оставьте - всякую надежду!" 3 Оставайтесь публицистом. - Даже и в том решительно устарелом аксаковском костюме, в котором вы привыкли (к сожалению) пред нами являться, вы все-таки будете больше на своем месте, чем в области чистого искусства. - Вы знаете, что я Панславизму не сочувствую; и нахожу его скорее подражанием Европе (Италии, Германии и т. п.), чем своеобразной русской и истинно национальной идеей. - По-моему - без Панславизма - Славизма (т. е. своеобразия) будет больше.

Новейшие (т. е. влачащиеся по старой Хомяковско-Аксаковской дороге) Славянофилы совершенно упускают из виду возможное своеобразие и гонятся (как этот несносный мечтатель Н. П. Аксаков) за миражем, который есть отражение вовсе не старины, а самоновейшей либеральной Европы. - Аф. Васильев уверяет, будто мы должны любить всех славян, как братьев, - и т. д. 4

Какая натяжка! Какая приторная ложь! За что? - Зато, что их "интеллигенция" две капли воды европейская?

Все это так! Все это (по-моему - ведь вы моего мнения спрашиваете?), все это наивная ошибка или фраза привычной лжи. - Но эта ошибка и эта ложь имеют, вероятно, будущность. - Увы! Не "о правде" только "живо будет человечество", 5 но и ложью, и ошибками оно движется! - Ваше Славянофильство либерально; оно приближает нас к самоновейшему Западу. - Ибо всякий либерализм есть революция, разрушение оков и стеснений; так что если социализму, напр(имер), суждено устроиться (в это я верю), то он благоустройство и, быть может, великую прочность свою купит ценою нового рабства людей. - (См. Грядущее рабство Г. Спенсера). 6

А до этого перелома, до нового рабского подчинения лиц учреждениям, - все будет, вопреки нашей реакции, идти к разрушению, по либеральному пути. - И либеральный Панславизм - такой же революционный путь.

Я ненавижу этот путь и считаю и грехом, и глупостью на нем служить... Я с удовольствием вспоминаю слова Ионина (Посланника) у меня в доме, в 82-м- 83? году. 7 - Он сказал тогда Хитрову, 8 Астафьеву и мне: "Древний Римлянин времен упадка видел, что близится торжество Христианства; но он ненавидел и презирал его и служить ему не хотел, - но держался за то, что ему было дорого; - так и

стр. 142


--------------------------------------------------------------------------------

я; я верю в торжество нигилизма; - но я люблю наше старое - и буду служить ему..." - Это старое - о котором он говорил, гораздо больше похоже на реальное Николаевское старое, чем на фразы Н. П. Аксакова и на требования Аф. Васильева; - и ближайшее будущее все- таки лет на 20 - 25 принадлежит не вашей партии, а нам с Иониным, т. е. реакции. - Иначе - Россия рухнет!

Все это так; - но ведь я становлюсь, советуя, на ваше место (т. е. предполагаю, что вы нашей точки зрения вместить не в силах; испорчены Аксаковщиной) и, становясь на ваше место, - говорю: - для Вас, в ваших личных интересах - советую лучше заниматься Панславизмом, даже и архи-либеральным Панславизмом (который, благодаря пошлости людской вообще, а русской в особенности, может иметь будущность), чем повестями, в которых нет ни красоты, ни идеи, ни симпатичности.

А, разумеется, по-моему-то, лучше всего будет, если Вы публично покаетесь в заблуждениях ваших, перейдете в наш лагерь и начнете смело, прямо и честно служить реакции на стр(аницах) Русск(ого) Вест(ника), Русск(ого) Обозрения и даже "Гражданина"... 9

Конечно - это лучше всего; - но... И т. д. ... И т. д. ...

Вы пишете, что Побед(оносцев) "сократил" "Благовест"? - Что это значит? - Совсем запретил? Думаю, что так, потому что его мне перестали что-то высылать. 10 - Жаль все-таки. - Я не находил его особенно уж вредным. - Можно бы возражать ему не без пользы.

Напишите, что Вы теперь думаете с собой делать?

И что это Вам за охота зависеть матерьяльно от одной литературы? - Из этого редко бывает толк.

Надо просто поступить на службу - Государству. 11 - Если место будет хорошее и деятельное - это непременно и вас видоизменит. - Мне очень жаль, что ваши несомненные дарования; и энергия тратятся на какое-то метание и на какой-то шум без содержания...

В заключение всего скажут - что относись вы лично к религии посерьезнее (т. е. имей вы действительную веру и страх Божий) - то и практичнее бы в жизни стали бы скоро.

По опыту это знаю.

Но, разумеется, нужно Православие Филаретовское (без лакрицы), а не Хомяковское (с лакрицей; вроде того, "что Христианин утратил под влиянием Византийства всякое представление о настоящем Христ(ианском) Государстве". 12 - Это лакрица, от которой меня рвет).

А что Карно летом собирается в Россию 13 - это все-таки хорошо; - можно и "хаму" воздать всякие овации; лишь бы Царьград был наш. - "Цель оправдывает средства!"

А взявши, разумеется, надо повернуться к французам спиной. - Нечего - их, каналий, - тогда щадить!..

Ну, прощайте; - вместе с вашими "наклейками" пошлю вам исправленные оттиски моей статьи. 14

Адресую пока все в Петербург.

Ваш К. Леонтьев

-----

1 Цитируется первая глава романа "Чего не делать?".

2 "Анализ, стиль и веяние. По поводу романов гр. Толстого" (Русский вестник. 1890. N 6 - 8).

3 Цитата из "Божественной комедии" Данте.

4 Афанасий Васильевич Васильев (1851 - 1929) - публицист, общественный деятель, секретарь Славянского благотворительного общества; в 1890 - 1891 годах - неофициальный редактор панславистского по направлению журнала "Благовест", выходившего в 1890 - 1894 годах. Выпуск I вышел 15 августа 1890 года; официальным редактором, называвшимся здесь

стр. 143


--------------------------------------------------------------------------------

"кормчим", был Ф. В. Четыркин, издательницей - А. В. Васильева, жена руководителя и идеолога журнала. Леонтьев, вероятно, имеет в виду программную статью А. В. Васильева "Запросы и стремления славянофильства" (Благовест. 1890. Вып. 1 - 5). 19 октября 1890 года он писал О. А. Новиковой: "Читаете ли вы "Благовест"? Мне его высылают даром; вероятно, по желанию Шарапова, который ко мне благоволит. - Не знаю, как Вас, а меня этот бешеный Панславистический вой - раздражает" (РГБ. Ф. 126. К. 3323. Д. 22. Л. 22 об.). Ср. в письме Александрову от 26 октября 1890 года: "Получаете ли Вы либерально-панславистический "Вой" под именем "Благовеста""! И сами приглашены ли в нем участвовать? Не брезгайте, но и не уступайте. Фудель уже печатает там, и сразу сказал им, что настоящие продолжатели славянофильства - Вл. Соловьев и я. Да еще и очень резко. Они приглашают его доказать это" (Александров. С. 110). О "Благовесте" Леонтьев также писал о. И. Фуделю 24 октября 1890 года.

5 Мф. 4 : 4; Лк. 4 : 4.

6 "Грядущее рабство" - русский перевод книги английского философа и социолога Герберта Спенсера (1820 - 1903) "The man versus the state" ("Человек против государства", 1884). Леонтьев часто ссылался на эту брошюру в своих статьях, большей частью - в оставшихся незавершенными ("Средний европеец как идеал и орудие всемирного разрушения", черновые варианты статьи "Владимир Соловьев против Данилевского", "Культурный идеал и племенная политика" и др.). См. также письмо к А. Александрову от 3 мая 1890 года (Александров. С. 94 - 95).

7 Александр Семенович Ионин (1837 - 1900) - дипломат. Леонтьев вспоминает разговор, происходивший в октябре 1882 года на свадьбе его слуги Н. С. Орлова. Ионин пожертвовал деньги на приданое, упомянутые ниже М. А. Хитрово и П. Е. Астафьев были в числе гостей; об этом Леонтьев писал К. А. Губастову 1 января 1883 года.

8 Михаил Александрович Хитрово (1837 - 1896) - дипломат, поэт; друг Леонтьева.

9 В "Гражданине" Шарапов позднее опубликовал под псевдонимом "Н. Гвоздев" 14 писем, вошедших в книгу "По русским хозяйствам" (СПб., 1893) (псевдоним раскрыт в его письме к Т. И. Филиппову от 8 января 1893 года).

10 "Благовест" продолжал издаваться регулярно (раз в две недели). Ср. с сожалением о "притихшем" "Благовесте" в статье "Славянофильство теории и Славянофильство жизни" (Леонтьев К. Н. Восток, Россия и Славянство. С. 689).

11 Шарапов поступил на службу к Т. И. Филиппову в Государственный Контроль, но вскоре перешел в другое ведомство. "С июля 1890 был зачислен в Государственный) Контроль, где только числился, но с 9 апреля поступил в Министерство Финансов, где работал по реформе Гос(ударственного) Банка и в нескольких важных комиссиях. С августа 1894 перешел в М(инистерство) Земледелия. Состоял членом Экспедиции Министра на Кавказ, участвовал в Кавказ(ской) Комиссии, был членом 1-й сессии Сел(ьско)хоз(яйственного) Совета. Вышел в отставку 1 июня 1895 года" (Автобиография//ИРЛИ. Ф. 357. Оп. 1. Д. 132. Л. 2 об.). В письме к Филиппову от 8 января 1893 года Шарапов просил место инспектора сельского хозяйства в Министерстве государственных имуществ (ГАРФ. Ф. 1099. Ед. хр. 2883. Л. 3).

12 Источник цитаты не установлен. О "филаретовском" и "хомяковском" Православии Леонтьев как раз в 1890 году писал в незавершенной статье "Кто правее? Письма к Владимиру Сергеевичу Соловьеву". "Хомяковское Православие" он называл "смягченным" и "видоизмененным" (Леонтьев К. Н. Восток, Россия и Славянство. С. 665).

13 В русских и французских газетах осенью 1890 года обсуждался вопрос о возможном приезде президента Карно (см. прим. 11 к письму Леонтьева от 4 мая 1888 года) на открытие Французской выставки в Москве. Затруднение заключалось в том, что российский император не мог бы отдать ему визит, а самому президенту законы не разрешали покидать французской территории.

14 Несомненно речь идет о статье "Анализ, стиль и веяние". Исправленные оттиски из "Русского вестника" Леонтьев осенью 1890 года подарил нескольким людям (см.: Русская литература. 2002. N 4. С. 161). Один из таких оттисков, подаренный в 1891 году Д. В. Аверкиеву, хранился в ИРЛИ, а затем был передан в Государственный музей Л. Н. Толстого (Ф. 65 (302). Оп. 5. Д. 96).

стр. 144


Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

ПЕРЕПИСКА К. Н. ЛЕОНТЬЕВА И С. Ф. ШАРАПОВА (1888-1890) // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 19 февраля 2008. URL: http://www.literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1203423589&archive=1203491495 (дата обращения: 18.10.2017).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии