КОЗЬМА ТИМОШУРИН - ПРОТОТИП КОЗЬМЫ ПРУТКОВА?

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 08 декабря 2007
ИСТОЧНИК: http://portalus.ru (c)


© А. В. БЛЮМ

найти другие работы автора

Литературоведы, как известно, не пришли к окончательному решению "прутковского вопроса"; в частности, много споров велось и ведется по поводу происхождения и причин выбора имени "Козьма Прутков".1

Надо сказать, что сами создатели литературной маски, или "опекуны Пруткова", как они себя неизменно называли, - А. К. Толстой и его кузены, братья Алексей и Владимир Жемчужниковы, - немало сделали для того, чтобы окончательно запутать этот вопрос. То они вообще отказывались раскрыть причину, по которой они остановились на его имени, как, например, Алексей Жемчужников в статье 1883 года под прямым, казалось бы, названием "Происхождение псевдонима Козьма Прутков": "В выборе этого псевдонима мы руководствовались нашими особыми соображениями, ни для кого, кроме нашего семейства значения не имеющими".2 То пробовали приписать авторство служившему у Жемчужниковых "прекрасному старику", которого они очень любили, Козьме Фролову, но тот, узнав, что книга "глупая", гордо отказался.3

Нарочито затемнено даже время рождения героя. В "Приступе старика", открывающем "Гисторические материалы Федота Кузьмича Пруткова (деда)", датированном 22 июня 1780 года, он завещает их "сыну моему, Петрушке, ради душевныя пользы и научения" с условием передать "оное мое писание в необходимое употребление малому мальчишке Кузьке", т. е. своему внуку. Таким образом, Козьма Прутков должен был родиться ранее 1780 года, тогда как, согласно "Биографическим сведениям о Козьме Пруткове", родился он 11 апреля 1803 года. Наряду с другими приемами, розыгрыши и мистифицирование читающей публики, нарочитые противоречия и путаница - все это входило в правила игры, придуманной авторами.

* * *

Еще в аспирантские свои годы, занимаясь историей провинциальной литературы в России XVIII-первой половины XIX века, автору этих строк более или менее случайно удалось найти сведения о том, что в Калуге в 1847 году готовился выход поэтического сборника местного автора. В августе этого года в Московский цензурный комитет поступила рукопись некоего Козьмы Тимошурина, "жителя города Жиздры Калужской губернии". Посылая ее, он, по простоте душевной, просил комитет не только выдать цензурное разрешение, но и напечатать ее. Дозволенная рукопись, как гласило решение, "выслана начальнику губернии и передана автору".4 Книга была издана в следующем году под названием: "Разныя стихотворения Козьмы Тимошурина. Калуга, в типографии А. Краеванова, 1848". Открывался сборничек стихотворением "К Музе". Вот оно (сохраняю особенности авторского стиля и орфографии):

Воззри на меня с Трона, о Муза небесная,
Приласкай благосклонным приветом!

--------------------------------------------------------------------------------

1 Речь идет об этом во многих статьях и двух книгах, посвященных Козьме Пруткову: Берков П. Н. Козьма Прутков, директор пробирной палатки и поэт. Л., 1933; Жуков Д. Козьма Прутков и его друзья. М., 1976.

2 Новости и Биржевая газета. 1883. N 20. 22 апр. См. также: Козьма Прутков. Полн. собр. соч. Л., 1965. С. 387.

3 Берков П. Н. Указ. соч. С. 11.

4 ЦГИАМ. Ф. 31. Оп. 5. Д. 223. Л. 8.

стр. 145


--------------------------------------------------------------------------------
Пред тобой я открыл мою душу, чудесная:
Подари меня мыслью поэта!
Благослови предприятия, с Трона, прелестная!
Прийми мой сердечный тебе фимиам...
Прийми первый труд мой, поэтам известная,
Тебе - я труды и думы отдам!..
Не отринь же меня от эфирных объятий!..
О!., если вниманье твое получу:
Среди многотрудных служебных занятий,
Минуты покоя - тебе посвящу...
После трудов - отдохновеньем,
Они отрадой будут мне -
Внемли же, Муза, песнопеньям
Моим в полночной тишине!
Мне показалось, что тезка Пруткова и есть сам Прутков: он смело и с чистой совестью мог бы под ним подписаться. Особенно поразительны чуть ли не текстуальные совпадения выделенной курсивом строфы с первой же строфой стихотворения Козьмы Пруткова "Предсмертное", которое, как писали "публикаторы", "найдено недавно, при ревизии Пробирной палатки, в делах сей последней":

Вот час последних сил упадка
От органических причин...
Прости, пробирная палатка,
Где я снискал высокий чин,
Но музы не отверг объятий
Среди мне вверенных занятий.
Тогда же я обратил внимание моего учителя, профессора Бориса Яковлевича Бухштаба (1904 - 1985),.на это и многие другие совпадения: как раз в то время он готовил к изданию полное собрание сочинений Пруткова, предназначенное к изданию в Большой серии "Библиотеки поэта".5 Б. Я. Бухштаб согласился со мной, считая, что не столько совпадение имен, сколько самая стилистика и весь "пафос" стихотворения Козьмы Тимошурина могли стать одним из побудительных толчков к созданию образа Козьмы Пруткова. Любезно поблагодарив меня во вступительной статье к этому изданию, Борис Яковлевич, говоря об указанной выше схожести строк, заметил, что "тут не совпадение, а прямая реминисценция". Подкрепил он этот вывод таким важным примечанием: "В конце 1850-х - начале 1860-х годов калужским губернатором был зять и близкий друг Жемчужниковых В. А. Арцимович. В эти годы и Алексей Жемчужников жил в Калуге. Невероятно, чтобы мимо семьи Жемчужниковых прошла курьезная книга калужского чиновника, столь близкого по духу своему недавно прославившемуся тезке. Не обязано ли Козьме Тимошурину и переименование Кузьмы Пруткова в Козьму?".6

Виктор Антонович Арцимович (1820 - 1893), женатый на сестре Жемчужниковых Анне Михайловне, в 1858 - 1862 годах был калужским губернатором. Ранее, с 1854 до 1858 года, он занимал такой же пост в Тобольске, одно время у него служил там Александр Жемчужников. Создатель "Конька-Горбунка" П. П. Ершов, служивший в эти же годы директором Тобольской гимназии и внесший, надо сказать, небольшую лепту в образ Козьмы Пруткова, приняв участие в создании оперетты "Черепослов, сиречь Френолог", сказал однажды о нем: "Поверьте, если б Россия была так счастлива, что хотя бы в половине своих губерний имела Арцимо-


--------------------------------------------------------------------------------

5 Козьма Прутков. Полн. собр. соч. / Вступ. ст., подг. текста и примеч. Б. Я. Бухштаба. Л., 1965. Это издание остается и сейчас самым полным и авторитетным изданием сочинений Пруткова.

6 Там же. С. 45.

стр. 146


--------------------------------------------------------------------------------

вичей, то Щедрину пришлось бы голодать, не имея поживы для своих "Губернских очерков"".7

До него, во время издания книги Тимошурина, калужским губернатором был Н. М. Смирнов, жена которого Александра Осиповна (в девичестве Россет), автор известной литературной мистификации, "вела салон". Между прочим, его посещал А. К. Толстой, который в течение нескольких месяцев 1851 года жил в Калуге, прибыв туда в составе сенаторской ревизии. Не исключено, что уже тогда ему удалось познакомиться с книжкой жиздринского поэта, доставлявшей, надо полагать, немало веселых минут губернскому обществу. У самих же Жемчужниковых были поместья в Калужской губернии, один из братьев - Алексей, товарищ Арцимовича по Училищу правоведения, - подолгу проживал в Калуге.

Укажем еще на одно совпадение. В "Памятных книжках Калужской губернии", выходивших почти ежегодно с 1852 года, в которых печатались сведения обо всех губернских и уездных чиновниках, вплоть до самых мелких, имя Тимошурина отсутствует. Зато в разделе "Жиздринский уезд" встретилось упоминание о штаб-ротмистре, мировом посреднике Николае Лукиче Жемчужникове.8 Живя в одном небольшом уездном городе Жиздре одновременно с Тимошуриным, он, конечно, не мог не знать о такой городской достопримечательности, единственном поэте на всю Калужскую губернию.

Позднее, в конце 70-х годов, я вернулся к этой теме, запросив Калужский областной архив. Ответ пришел спустя 10(!) лет, в конце 80-х годов, когда, увы, Бориса Яковлевича уже не было в живых. Как сообщили архивисты, "сведения о Тимошурине встретились случайно при наведении другой справки". Среди бумаг губернской канцелярии они нашли "Отношение от Калужского губернатора через Жиздринское полицейское управление жиздринскому мещанину Казьме Нефедову Тимошурину (так!) от 14 июля 1875 г.". В нем говорилось, в частности: "Поданное им заявление, при сем возвращаемое за неясным изложением в нем обстоятельств и как содержащее в себе неуместные выражения, оставлено без последствий". Архивисты скопировали два отрывка из совершенно бессмысленных стихотворных посланий Тимошурина губернатору, в которых он обличал какого-то "карлала", спрашивая его: "Ты шмель иль ужасный кошмар?". Судя по всему, Тимошурин отличался весьма вздорным и склочным характером, а также неизбывной склонностью к сочинительству, которая не покинула его спустя почти 30 лет после издания его первой и единственной книжки.

Видимо, эти две его особенности и объясняют включение им в сборник стихов 1848 года весьма пространной поэмы под названием "Самоубийца". Написана она с претензией на сатирическое высмеивание и обличение местных нравов. Фигурируют в ней две некие девицы, которым не дано "выйти замуж никогда":

Они с невинностью своей
Найдут во гробе лишь червей.
Для трупа истинных друзей!
Но главная мишень его сатиры - некий местный "мильонер", "мужчина самых средних лет" (!), который

Бывает часто злобно рад,
И тут-то настоящий ад
В душе преподлой встрепенется

--------------------------------------------------------------------------------

7 Виктор Антонович Арцимович. Воспоминания. Характеристики. СПб., 1904. С. 10.

8 Возможно, он находился в каком-то родстве с братьями Жемчужниковыми, но в каком именно, установить, посмотрев различные справочники по генеалогии, не удалось. О Н. Л. Жемчужникове, кроме сведений, указанных в "Памятных книжках", ничего неизвестно, кроме того, что он написал и издал книжку: Конские ярмарки в России / Сост. Н. Л. Жемчужников. СПб., 1883. 70 с. (Приложение к Журналу коннозаводства. 1883. N 2 - 3).

стр. 147


--------------------------------------------------------------------------------
И чувства поползут как гад!
Давным-давно не видел я
Таких ужаснейших людей;
Душа пугается моя
Людей сих, точно как зверей...
"Мильонер" - настоящее исчадие ада: он постоянно нарушает пост, поставив своим "правилом жестоким употребление всего, что Богом нам воспрещено", "купается в неге золотой и закален в горне пороков", "собаку скверную ласкает, а нищим - жалко дать пятак". "Но Рок нагрянул на него": его корабль терпит бедствие, и он чудом спасается. Между прочим, в стихотворении Пруткова "Поездка в Кронштадт" с подзаголовком "Посвящается сослуживцу моему по Министерству финансов г. Бенедиктову" (как известно, В. Г. Бенедиктов был постоянной мишенью для создателей образа, написавших на него массу пародий) можно найти прямые реминисценции с этим фрагментом. Вернувшись в свой город, "мильонер" увидел свой догорающий дом. Пожар нарисован нашим автором опять-таки чуть ли не в духе апокалипсиса:

И пламень лютый пожирал
Домы с великой быстротой,
И гром в раскатах обрывался
У бездны черной и пустой,
И ужас с грохотом сливался,
И колебался шар земной...
"Мильонер" решает покончить с собой. Сцена его самоубийства достигает также вселенского масштаба:

И несчастный жилец
Жаждет жизни конец,
И схватил рукоятку кинжала...
Он добыча червям, жертва аду, зверям...
Посрамленье вселенной!..
Как и его тезка, Козьма Тимошурин склонен к морализаторству, так заканчивая свою поэму:

И так, о дети! К вам взываю,
Ведите скромно жизнь свою!
Не раздражайте, умоляю,
Небес благого Судию!
Скорейшим ставлю вам уроком
Жизнь Мильонера моего -
Он слезы исторгал потоком,
И - Рок за всех казнил его!
Страшитесь жизни Мильонера,
На свете счастие - обман
А удовольствия - химера...
Легко убедиться, что все это - "прутковщина" чистой воды.

Итак, не только вполне вероятная возможность знакомства создателей литературной маски с калужским изданием 1848 года, особенно если учесть биографические и "географические" обстоятельства, не только совпадение имен, но и ряд прямых реминисценций позволяют сделать сейчас предварительный и осторожный вывод: "Разные стихотворения Козьмы Тимошурина" могли послужить одним из импульсов к созданию образа Козьмы Пруткова.

стр. 148


Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

А. В. БЛЮМ, КОЗЬМА ТИМОШУРИН - ПРОТОТИП КОЗЬМЫ ПРУТКОВА? // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 08 декабря 2007. URL: http://www.literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1197120730&archive=1197244339 (дата обращения: 26.07.2017).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии