ЗАМЕТКИ О ЦЕРКОВНОЙ КРИТИКЕ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX-НАЧАЛА XX ВЕКА

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 24 ноября 2007

В последнее время наблюдается возрастание интереса представителей разных наук к проблемам православия. Однако до сих пор основной акцент в работах делается на изучении особенностей восприятия православия прихожанами, чаще всего крестьянами. Священник же как духовный руководитель прихода еще не привлек к себе должного исследовательского внимания.

Роль сельского пастыря - духовного наставника крестьянства - становится особенно важной и ответственной после отмены крепостного права. Именно священник - по сути своей хранитель и проповедник нравственных основ православия - на самых значимых этапах крестьянской жизни участвовал в ней в качестве советчика, помощника, утешителя паствы в целом и каждого прихожанина в отдельности, был наиболее близок к деревенскому населению. Близость этих двух сословий объясняется и тем, что духовенство из-за своей материальной необеспеченности было вынуждено заниматься всеми видами деревенских работ, да и домашний быт большинства пастырей, по крайней мере до последней трети XIX века, мало чем отличался от крестьянского.

Существует множество различных источников для изучения взаимоотношений пастыря и паствы, в том числе - беллетристика, в которой отражалась жизнь духовенства. Образ священника в литературе - это отдельная, емкая литературоведческая тема, ждущая своего исследователя. Нас же интересует определенный ее аспект: трактовка роли священника в жизни крестьян 1 писателями и церковной критикой второй половины XIX-начала XX века. Последняя мгновенно реагировала на творчество всех писателей, как известных, так второстепенных и третьестепенных, если только в их произведениях затрагивались вопросы, связанные с религией, со служителями церкви. В данной статье рассмотрены романы, повести, рассказы разных литераторов, независимо от качества и от степени их таланта, - главным образом, выходцев из духовной среды, - и многочисленные рецензии, обзоры из церковной журналистики. Необходимо отметить, что, за редким исключением, церковные критики оставляли в стороне художественные достоинства произведений. Их прежде всего интересовало: отношение автора к вере, церкви, к духовенству; насколько изображенный тип священнослужителя соответствовал действительности; каков, по представлению писателя и, следовательно, какой- то части светского общества, идеал пастырского служения; какие черты образа священника литература одобряет, какие осуждает. Одной из главных задач пореформенной духовной критики было ознакомление духовенства с новинками беллетристики. С этой задачей церковная пе-


--------------------------------------------------------------------------------

1 Данная проблема, наряду с другими, все рассматриваемые десятилетия являлась предметом острой полемики между светской и духовной публицистикой.

стр. 32


--------------------------------------------------------------------------------

риодика справилась, о чем свидетельствует то, что рецензентами были не только постоянные авторы, например Н. Калинников, С. Кохомский, Н. Колосов и др., но и большое количество священников нежурналистов. Можно констатировать, что с 1860-х годов духовенство все активнее читает светскую литературу, точнее, светскую периодику, в которой первоначально печатались все литературные новинки.

За долгие годы существования раздела рецензий в церковных журналах и газетах (с 1850-х годов до 1917) накопился огромный, совершенно не исследованный материал на тему: "Образ священника в литературе глазами церковной критики". В нем существуют два тесно взаимосвязанных аспекта: 1) священник как один из литературных персонажей и 2) священник как представитель одного из сословий. Внимание рецензентов концентрируется на различных типах священников, которые обычно оцениваются ими полярно: как положительные или отрицательные. 2 По общему мнению критиков, вторые превалируют; к тому же писатели создают утрированный, подчас вульгарно-искаженный образ священника, подрывая к нему уважение читателей, не знающих духовенство непосредственно. "Беллетристика изображает нередко типы духовенства, - но какие типы! Это не образы живых (...) людей, а карикатуры чудовищно-уродливые, слишком мало имеющие общего с действительностью". 3

Отрицательный образ священника в произведениях очерченного периода появился не случайно. Еще с петровских времен, когда государство подчинило себе церковь, в светском обществе, приобщившемся к западной культуре, стало утверждаться безверие и негативное отношение к православному духовенству. В середине XIX века были обнародованы два противоположных взгляда на духовное сословие и завязалась полемика в светской и церковной печати, привлекая внимание к духовенству как сословию, его месту и роли в жизни русского общества. "Выбранные места из переписки с друзьями" (1847) Н. В. Гоголя содержат размышления о русской церкви - восторженный гимн русскому духовенству. 4 Устами В. Г. Белинского светская критика резко осудила книгу Гоголя. По мнению Белинского, "гнусное" русское духовенство "никогда ничем не было, кроме как слугою и рабом светской власти", оно "находится во всеобщем презрении у русского общества и русского народа". И далее еще резче: "...не есть ли поп на Руси, для всех русских, представитель обжорства, скупости, низкопоклонничества, бесстыдства?" 5

Импульсом к продолжению дискуссии в следующих десятилетиях стал выход двух книг церковных публицистов: И. С. Беллюстина "Описание сельского духовенства" (Paris, 1858) и Д. И. Ростиславова "О православном белом и черном духовенстве" (Leipzig, 1866. Т. 1-2).

В 1870-х годах профессор Петербургской духовной академии Н. И. Барсов выразил полное несогласие с точкой зрения В. Г. Белинского, достаточно ве-


--------------------------------------------------------------------------------

2 Священник Н. А. Колосов в статье "Типы православного духовенства в русской светской литературе 1901-1902 гг." (отд. оттиск. М., 1903) выделяет еще промежуточный тип священников, "которых нельзя назвать ни положительными, ни отрицательными" (с. 25). Далее критик перечисляет подобных пастырей из произведений С. Я. Елпатьевского, А. А. Измайлова, О. Н. Ольнема (В. Н. Цеховская). Впрочем, их много и в рассказах С. Н. Елеонского, С. И. Гусева-Оренбургского и других писателей.

3 Барсов Н.И. Типы духовенства в нашей беллетристике // Исторические, критические и полемические опыты Николая Барсова. СПб., 1879. С. 326. Похожую точку зрения высказал священник М. Степанов спустя почти сорок лет в книге: Религия русских писателей. Вып. 1. Религия А. П. Чехова. Саратов, 1913. С. 4.

4 Гоголь Н. В. Духовная проза. М., 1992. С. 70-74.

5 Белинский В. Г. (Письмо к Н. В. Гоголю от 15 июля н.с. 1847 г. город Зальцбрунн)// Белинский В. Г. Собр. соч.: В 10 т. М., 1982. Т. 8. С. 284.

стр. 33


--------------------------------------------------------------------------------

сомо аргументируя ее: "Сказать, что русское духовенство никогда ничем не было, значит, зачеркнуть не только всю нашу церковную историю, но историю нашего образования и литературы до Петра и целую половину нашей гражданской истории". 6

Н. И. Барсов утверждал, что многое переменилось за 25 лет в жизни русского общества и народа, церкви и духовенства: произошли существенные изменения к лучшему. Однако, как констатировал критик, в литературе по-прежнему остались два отношения к священнику: "...одна часть нашего общества и наш народ (...) относятся к духовенству с полным благодушием, не заявляют никаких претензий по отношению к нему, ничего от него не требуют, как только требоисправлений и благочестивых нравоучений; а (...) другая, более развитая часть нашего общества (...) относится к духовенству с теми же чувствами, какие (...) изобразил Белинский". 7

Эти два отношения (с разной степенью талантливости) ярко представлены в литературе второй половины XIX-начала XX века. Перед нами - широкая панорама разных, непохожих друг на друга, представителей духовного сословия: "пастырь добрый" (идеальный батюшка), священник- идеалист 8 и т. д. Одновременно возникают и непривлекательные, иногда резко отрицательные персонажи: поп-пьяница, поп-кляузник, священник-наемник, т. е. служитель церкви, формально, бездушно исполняющий свои обязанности, равнодушный к прихожанам, поп-стяжатель, поп-притеснитель. Среди последних о. Андрей (старший) в повести О. Забытого (Г. И. Недетовского) "Велено приискивать". 9 Для него приход исключительно источник дохода, а прихожане - "окаянный народ", который надо "держать в ежовых рукавицах". Подобных батюшек в народе называли "обиралами".

В повести С. И. Гусева-Оренбургского "Страна отцов" приводится разговор контрастно мыслящих священников. Один искренне любит мужиков, считает, что они "народ теплый". Другой видит в них разбойников, для которых "страх нужен... С мужиком фамильярничать не годится, он тебе живо на шею сядет, ежели его не постращать". 10 Колоритен о. Роман из рассказа С. Н. Елеонского "Неизреченный свет". 11 Он поучает своего зятя, молодого священника, как вести себя с мужиком, почему надо торговаться и брать деньги еще до свершения требы, что начинать собирать ругу 12 следует с богатых, а обход прочих оставить на следующий день. Желая убедить зятя в своей правоте, о. Роман ссылается на Н. А. Некрасова: "Не брать, так нечем жить". Именно в этом он видит смысл отношения священника к приходу и советует зятю отмаливать у Бога грехи, а на людской суд не обращать внимания.

Приведенные примеры затрагивают в общем-то очень важную сторону жизни русского духовенства, а именно - его материальную зависимость от прихожан. В поэме "Кому на Руси жить хорошо" Н. А. Некрасов с болью рассказывает о посещении батюшкой бедной крестьянской семьи "в тот час, как ей приходится кормильца потерять":

Напутствуешь усопшего

И поддержать в оставшихся


--------------------------------------------------------------------------------

6 Барсов Н. И. Указ. соч. С. 323.

7 Там же. С. 325.

8 В статье рассматриваются преимущественно эти два положительных типа священников.

9 Забытый О. Ведено приискивать // Вестник Европы. 1877. Кн. 9-11.

10 Гусев-Оренбургский С. И. Страна отцов // Знание. СПб., 1904. Кн. 4. С. 59.

11 Елеонский С. Н. Неизреченный свет // Елеонский С. Н. Рассказы. СПб., 1903. С. 1-104.

12 "Руга - годичное содержание попу и причту от прихода, деньгами, хлебом и припасами, по уговору или по положенью" (Даль Вл. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1982. Т. 4. С. 108).

стр. 34


--------------------------------------------------------------------------------

По мере сил стараешься

Дух бодр! А тут к тебе

Старуха, мать покойника,

Глядь, тянется с костлявою

Мозолистой рукой.

Душа переворотится,

Как звякнут в этой рученьке

Два медных пятака!

Конечно, дело чистое -

За требу воздаяние;

Не брать, так нечем жить.

Да слово утешения

Замрет на языке,

И словно как обиженный

Уйдешь домой...

Комментируя эти строки, Н. И. Барсов отметил, что для сельского пастыря его обязанности трудны не столько внешней, материальной стороной, сколько нравственными, душевными муками.

С полным основанием можно утверждать, что это не идеализация сельского священника и не надуманный образ. Положительные типы духовенства были широко представлены в публикациях второй половины XIX-начала XX века. Однако критики, как церковные, так и светские, уделяя большее внимание не им, а отрицательным персонажам, выступали с резкими нападками в адрес тех писателей, которые их создавали. "Теплого отношения к духовенству в художественной русской литературе вообще нет", - утверждал один из церковных публицистов. 13 Подобное мнение преобладало и в начале XX века. Священник П. Юденич заявлял, что все писатели изображают духовенство с отрицательной стороны, 14 о карикатурности образа служителей церкви, свойственной большинству авторов, писал священник М. Степанов. 15

"Пастырь добрый" (идеальный батюшка)

Изучение нами литературного материала позволяет сделать вывод, что в литературе тех лет было создано множество образов "добрых пастырей". В этой галерее образов и "добрейший человек" о. Сергей, истово служащий в церкви, говорящий проповеди, приспособленные к простонародной аудитории, любящий часами разговаривать на разные темы со старушками, для которых он единственный собеседник. 16 Это и молодой священник, наставляющий своего друга, выпускника семинарии, как следует благоговейно и без спешки служить в храме, как надо себя вести во время обхода паствы, чтобы прихожане видели в своем батюшке не человека, пришедшего взять деньги за требу, а божьего посланника, несущего в каждый дом утешение, радость, мир и божье благословение. 17 Это и о. Власий, оставляющий дома умираю-


--------------------------------------------------------------------------------

13 Попов А. Типы духовенства в русской художественной литературе за последнее двенадцатилетие. Казань, 1884. С. 122.

14 Юденич П. Как современные писатели изображают духовенство // Пензенск. епарх. ведом. 1911. Ч. неофиц. N 21. С. 831.

15 Степанов М. Указ. соч. С. 4.

16 Мамин-Сибиряк Д. Н. Три конца. Уральская летопись // Мамин-Сибиряк Д. Н. Собр. соч.: В 10 т. М., 1958. Т. 7. С. 310.

17 Малеонский М. Монашеские деньги в прок не пошли (Повесть из быта духовенства). 2-е изд. Тула, 1885. С. 147-148.

стр. 35


--------------------------------------------------------------------------------

щую любимую жену, чтобы исполнить свой священнический долг: соборовать больного. Когда он возвращается домой, его жена уже умерла. 18 Это и о. Михаил, неутомимый труженик и как пастырь, и как отец-кормилец большого дружного семейства. Терпя нужду, он не соглашается ради материальных выгод оставить свою паству и перейти в другой приход. 19 Это и бескорыстный, открытый и простой о. Георгий, ставший подлинным духовным наставником своего прихода. 20 Хорошие священники, способные постоять за веру и за каждого прихожанина, изображены в произведениях ряда других писателей, вышедших из духовной среды: О. Забытого (Г. И. Недетовского), С. Я. Елпатьевского, С. Н. Елеонского, С. И. Гусева-Оренбургского (о них речь пойдет далее), И. К. Потапенко.

Один из церковных критиков в своей обстоятельной работе об образе священника в литературе констатировал, что разные типы положительных батюшек "в сущности - вариации, с более или менее резкими оттенками, одной и той же идеи пастырского служения, одного и того же пастырского идеала, который общество, взятое в его целом, и народная масса сохраняют в своем сознании и жизни. Разница между этими типами обусловливается разностью той внешней обстановки, среди которой тот и другой автор поставил своих героев, и большей или меньшей глубиной и широтой авторского замысла и его выполнения". 21

В одном из малоизвестных произведений С. Долгиной (С. Н. Мунт) "Тернистый путь" 22 главным героем является бедный сельский священник о. Павел Покровский, служащий в "умеренном приходе". Церковной земли здесь не существовало, поэтому о. Павел вынужден жить исключительно ругой, получая с крестьян натурой: хлебом, зерном, овощами, холстом и т. д. "Но в ружных взносах, - пишет автор, - не было ничего определенного: законность руги хотя и признается всеми, но только в теории; на практике же руга плохо выплачивается, и не иначе, как с вымогательства духовных. Священнику приходилось самому собирать ее по крестьянским домам, по десяти раз приставать к каждому мужику, то из-за пуда сена, то из-за мерки картофеля; просить, хитрить, кланяться, унижаться, и в конце концов получать в виде милостыни то, что ему следовало по праву". 23 Но о. Павел был человеком совестливым и не способным на попрошайничество. Видя мужицкую нужду, он не мог притеснять их, а потому жил очень бедно. Окружающее о. Павла духовенство, более состоятельное, считало его чудаком, а жена обвиняла его в полном обнищании семьи. 24


--------------------------------------------------------------------------------

18 Измайлов А. А. Ночь // Измайлов А. Черный ворон. 2-е изд. СПб., 1903. С. 20-33.

19 Соловьев-Несмелое Н.А. Будет и преизбудет // На трудовом пути. Сб. в честь Д. И. Тихомирова. М., 1902. С. 712-763.

20 Кумов Р. Отец Георгий (Очерк одной жизни) // Изв. по СПб-й епархии, издаваемые при журнале "Отдых христианина". 1906. N 16-24.

21 Типы пастыря церкви в произведениях наших светских беллетристов // Руководство для сельских пастырей (далее: РДСП). 1892. Т. 1. N 9. С. 257.

22 Долгина С. Тернистый путь // Век. 1883. Сент. - окт.; Ноябрь- дек.

23 Церковные журналы и газеты второй половины XIX века были переполнены заметками о том, что почти повсеместно не претворялись в жизнь даже принятые на мирских сходах приговоры об установлении определенной таксы за требы или о выделении жалованья духовенству (см.: Церковный вестник. 1875. N 35. С. 17-18; 1878. N 36. С. 1-3; 1880. N 43. С. 1-3 и т.д.).

24 Тема семейной жизни русского духовенства, значительная и не раз освещавшаяся в церковной публицистике (см., например, целый ряд статей в журнале "Руководство для сельских пастырей"), нами не затрагивается. Отметим лишь то, что для успешной деятельности на своем поприще священник должен был иметь верного и надежного союзника в лице супруги, других членов семьи. Это было особенно важно, учитывая обычное духовное одиночество священника в своем приходе.

стр. 36


--------------------------------------------------------------------------------

Автор повести явно симпатизирует своему герою: "...о. Павел был вообще "добрый пастырь": он с благоговением относился к своему высокому призванию и врачевал не только нравственные немощи, но и физические болезни своих прихожан: никому никогда не отказывал в совете и посильной помощи". Другим его любимым делом было составление проповедей, которые он произносил почти каждое воскресенье и непременно в каждый большой праздник. Хотя о. Павел не особенно ученый священник, но он - "человек искренний и добрый христианин, а кроме того, как нельзя лучше знал русского мужика, что и делало его в той среде проповедником незаменимым". В своих проповедях он выступал против пьянства, воровства, дурного обращения с женами. Но однажды он был неправильно понят богатым прихожанином, написавшим на священника донос архиерею. Над о. Павлом "наряжено было следствие". В конечном итоге он, против своего желания, был переведен в другой приход. После этой драмы жизнь героя пошла и того хуже.

Упомянутый нами А. Попов признает, что "о. Павел представляет из себя личность живую и симпатичную", что он "не забывает своих пастырских обязанностей", несмотря на все свои житейские невзгоды, что "о. Павел - идеалист по душе, и этот идеализм освежает его". Однако критик упрекает автора в том, что "в повести деятельность о. Павла поставлена на второй план, а выдвинуты вперед его невзгоды, что показан не вообще путь его пастырской жизни, а только тернии пути". 25 Данный упрек был распространен в обзорах и рецензиях духовной периодики тех лет, единодушно считавшей, что художественная литература игнорирует многие существенные черты быта духовенства. Мало внимания уделяется описанию забот пастыря о своей пастве, влиянию на прихожан, а именно этим вернее всего оценивается священнический труд. Практически не отражена внутренняя духовная жизнь священника. Эти утверждения свидетельствуют о том, что церковные критики тех лет, уверенные, что светский писатель не может объективно изобразить жизнь духовенства, так как не знает ее изнутри, с предубеждением относились к той литературе, где речь шла об их сословии.

Исключением для них являлись лишь немногие произведения, среди которых в первую очередь назывался роман Н. С. Лескова "Соборяне". Созданный писателем образ протопопа Савелия Туберозова наиболее соответствует образу идеального пастыря. Именно он открывает лесковскую галерею праведников. "Нет ни одного типа из духовенства, - утверждает А. Попов, - глубже, симпатичнее, беспристрастнее и рельефнее о. Савелия Туберозова, главного из героев старогородской хроники". 26 Другой критик тонко отмечает, что в этом живом и глубоко церковном типе "сосредоточены все те оригинальные особенности, которые выработаны многовековою обособленностью нашего духовенства, поставленного между вечными и неизменными церковными началами и случайными, нередко противоположными требованиями времени, общества и отдельных лиц". 27

О судьбе о. Савелия читатель узнает из его дневника - "демикотоновой книги", в который записывались важнейшие происшествия личной жизни протопопа.

Немало невзгод пришлось перенести герою на своем веку, одна из них - из-за церковного собеседования, которое он считал своим долгом. В проповедях, отзываясь на все нужды паствы, о. Савелий с назидательными целями


--------------------------------------------------------------------------------

25 Попов А. Указ. соч. С. 76-77.

26 Там же. С. 5.

27 Типы пастыря церкви... // РДСП. 1893. Т. 1. N 9. С. 262.

стр. 37


--------------------------------------------------------------------------------

обращался к фактам и событиям, известным его слушателям. Нашлись жалобщики, и вскоре "за проповедь с указанием на живое лицо" о. Туберозов был вызван в консисторию для объяснений. Наказанием ему было назначение цензора всех его проповедей, причем навязан был человек, по выражению о. Савелия, "скорбноглавый". "Я не могу с холодностию бесстрастною совершать дело проповеди, - пишет о. Савелий в своем дневнике. - Я ощущаю порой нечто на меня сходящее, когда любимый дар мой ищет действия; мною тогда овладевает некое, позволю себе сказать, священное беспокойство; душа трепещет и горит, и слово падает из уст, как угль горящий. Нет, тогда в душе моей есть свой закон цензуры!.. Я из-под неволи не проповедник". 28

Следует отметить, что такая страстная вера в силу слова, обращенного к пастве, и полная отдача любимому делу, неприятие никакой другой цензуры, кроме внутренней, - качество истинного проповедника, которое можно выразить только в художественном тексте, ибо даже по текстам проповедей трудно представить, как они создавались, произносились и как воспринимались верующими.

О. Савелий не мог относиться "с холодностию бесстрастною" не только к проповеди, но вообще ко всем своим обязанностям. Как пастырь церкви он считал необходимым заступаться за всех обиженных. Так, защищая законное право крестьян не работать по воскресным и праздничным дням, протопоп из-за доноса губернатора архиерею лишается благочиния. О. Туберозов, пишет критик, "везде и всюду одинаково верен себе и последователен. Живой, умный, образованный, деятельный, он имеет прямую и честную душу, способную на все лучшие проявления человеческой природы - на радости и скорби, на благородный гнев и умиление. Будучи по природе своей энергичным, о. Савелий отдается своему труду весь, но никогда не считает своего дела великим". 29 О. Туберозов - пример служителя церкви с высоким чувством долга. Замечая, что вера в Христа падает, что "в необходимость просвещенного человека вменяется безверие, издевка над родиной, в оценке людей, небрежение о святыне семейных уз" (с. 203), о. Савелий считал, что теперь особенно нужны люди дела, которые были бы готовы пострадать за него. И он сам был именно человеком дела: "Береженых и без меня много, а я должен свой долг исполнять". "Вообще жизнь о. Савелия была обильна и радостью и горем. И в светлые минуты жизни, и в невеселые о. Туберозов одинаково симпатичен. Человек добродушный в высшей степени, он, тем не менее, когда нужно было, являлся человеком с характером и громадной силой воли. Что казалось справедливым о. Савелию, за то он держался крепко. Исполнение пастырского долга о. Савелий считал настоящей священною обязанностью, (...) не допускал уступок и сделок ни при каких условиях, хотя бы ему приходилось испытывать массу неприятностей из-за своей настойчивости. Поставив себе известную цель, о. Савелий преследовал ее упрямо, смело и сдавался своим противникам только после непосильной борьбы". 30 В этой борьбе и заключается весь смысл жизни и деятельности о. Туберозова, цель его пастырского служения церкви и обществу. Возникает вопрос: откуда или в чем черпал он силы для своего противоборства? Ответить на данный вопрос может человек глубокой церковности, которым, на наш взгляд, является уже не раз упомянутый автор статьи "Типы пастыря церкви...". В ней он пишет: "В основе всей деятельности этого трагического


--------------------------------------------------------------------------------

28 Лесков Н. С. Соборяне. Хроника // Лесков Н. С. Собр. соч.: В 6 т. М.. 1973. Т. 2. С. 42. Далее ссылки в тексте.

29 Типы пастыря церкви... // РДСП. 1893. Т. 1. N 9. С. 262.

30 Попов А. Указ. соч. С. 15.

стр. 38


--------------------------------------------------------------------------------

борца-пастыря лежит крепкая убежденность и высокое сознание им своего пастырского сана, с одной стороны, и духовные потребности общественной жизни данной минуты, - с другой. Как пастырь и служитель обществу, о. Савелий смотрит на все текущие события и существующие отношения со своей неизменной церковно-консервативной точки зрения, и как судит, так и действует. Но этот консерватизм о. Туберозова не был консерватизмом ослепленного фанатика или консерватизмом ex officio (по обязанности. - А. Р.): он является в жизни и деятельности о. Савелия следствием осмысленного и ясного понимания себя, своего положения и служения и текущей действительности, результатом глубокого проникновения опытного и умного старца в причины и следствия настроений церковно-общественной жизни, которой он отнюдь не мог сочувствовать". По мнению критика, о. Савелий "явился пастырем законником, самоотверженным до мученичества". 31 В конце хроники Н. С. Лескова есть слова: "Жизнь кончилась, и начинается житие" (с. 236). Еще раз слово "житие" писатель использует в момент смерти протопопа. Таким образом, отношение Лескова к своему герою как святому мученику полностью совпадает с мнением о нем церковного критика.

В "Соборянах" есть другой "пастырь добрый", который во многом является противоположностью о. Савелию: о. Захария Бенефактов. Этот, со смиренной кротостью, священник - не борец; его назначение другое: он молитвенник, ходатайствующий за человеческие грехи перед Богом. Так же как о. Савелий, о. Захария высоко ценит, глубоко почитает свой сан, благоговеет перед служением Богу. У постели умирающего протопопа о. Захария приобретает "сверхъестественную силу, возвышающую его до уровня непреклонных и могучих духом проповедников любви и правды", настойчиво требуя от умирающего евангельского прощения своих врагов. В момент предсмертной исповеди о. Савелия о. Захария "не поступился ни йотой из того, что по сану и долгу своему он считал себя нравственно обязанным защищать и требовать, несмотря на свою любовь, уважение и сожаление к невинно страдавшему всю жизнь и теперь под эпитимией умиравшему пред ним старцу Савелию". 32 Положительно оценивая о. Захарию, критик делает заключение еще об одном, уникальном в литературе, типе идеального пастыря, в котором гармонически совмещается евангельское смирение с пастырской непреклонностью в утверждении любви к ближнему.

Характеристика образов о. Туберозова и о. Бенефактова, данная церковной критикой, относится не только к городским идеальным служителям церкви, но является также объективной характеристикой идеальных сельских пастырей, которые несомненно существовали не только в литературе, а и в жизни. 33

"Из образованных классов на Руси сельское духовенство - единственное сословие, поставленное непосредственно, лицом к лицу, с народом". 34 Эта близость священника и прихожан особенно ярко проявляется в художественных описаниях, запечатлевших эпизоды внецерковного общения народа и духовенства в календарных, семейных и хозяйственных обрядах.

С. Я. Елпатьевский в семейной хронике "Крутые горы", 35 основанной на личных воспоминаниях, показывает идеальный образ своего деда, о. Лукь-


--------------------------------------------------------------------------------

31 Типы пастыря церкви... // РДСП. 1893. Т. 1. N 9. С. 264; Т. 2. N 21. С. 95.

32 Там же. Т. 1. N 9. С. 260 и 261.

33 См. материалы из периодического издания "Жизнеописания отечественных подвижников благочестия XVIII и XIX вв.". Об этом же свидетельствуют многочисленные статьи, заметки, очерки, письма, дневники, мемуары, опубликованные в светской и духовной периодике.

34 Барсов Н. И. Указ. соч. С. 325.

35 Елпатьевский С. Я. Крутые горы (Рассказы о прошлом). М., 1963. С. 92-105.

стр. 39


--------------------------------------------------------------------------------

яна, из поколения "старых" священников, столь близких к прихожанам. Он добрый и приветливый человек, к которому всегда можно прийти домой и попросить совета по любому случаю. О. Лукьян также принадлежит к числу "пастырей добрых". Находясь уже за штатом, священник продолжает благотворно влиять на окружающих своей простотой, обусловленной "кровным родством с крестьянством не по плоти только, но и по духу". На всю округу батюшка славился умением изгонять бесов, и к нему отовсюду везли "одержимых" баб. Необычайно экспрессивно описывает Елпатьевский, со слов односельчанина, сцену крестного хода на поля во время засухи. Когда к концу молебна пошел дождь, сельчане упали на колени и "завопили все - и мужики, и бабы, и дети малые. Дедушка твой тоже молитву читать не может, сам плачет в три ручья". Этот момент приобщения людей к чуду, к Богу, удивительного духовного единения пастыря с паствой, надолго остается в благодарной человеческой памяти. Не случайно, что о давнишнем эпизоде рассказывает мальчику, герою воспоминаний, крестьянин-старик. Дождь спас урожай, и весь приход молился за своего батюшку. В других же местах засуха погубила все, и тогда о. Лукьян собрал сход, на котором попросил поблагодарить Бога, а поскольку урожай - Божий, сказал он, его необходимо не продавать, а направить на Божьи дела. Крестьяне помогли своим зерном голодающим соседям.

Когда о. Лукьян умер, в его похоронах участвовал весь приход. Среди крестьян в течение долгого времени распространялся слух о том, что после придания тела священника земле в небо взвился белый голубь. Вскоре на эту могилу стали приводить для исцеления одержимых, здесь служили молебны. Прихожане видели в о. Лукьяне своего заступника перед Божьим престолом.

"От образа о. Лукьяна веет какой-то сказочностью, а ведь это образ, выхваченный из жизни", - писал критик, 36 назвавший это произведение С. Я. Елпатьевского, соединившего "с художественною правдою правду бытовую, (...) памятником классической литературы о духовенстве". 37

Долгие годы в светской и церковной публицистике велась острая полемика вокруг вопроса, нужна ли сельскому духовенству земля. Одни считали, что занятия сельскохозяйственными работами отвлекают клир от его прямых обязанностей. Они предлагали материально обеспечить причт за счет правительства или прихода, а землю изъять. Другие полагали, что лишение духовенства земли нарушит его единение с народом. Эту точку зрения выразил С. Н. Елеонский в рассказе "На поповом дворе", где он противопоставляет о. Петра благочинному о. Владимиру. О. Петр думает о том, что ему, как и его предкам из духовной среды, нельзя не работать на земле. Если отнять землю у духовенства, то это будет "полная погибель, потеря внутреннего смысла целого сословия: будут попы чиновники, может быть ученые, образованные и вдобавок чистенькие, элегантные форсуны, но совершенные невежды в понимании мужика". 38 Не может о. Владимир так отслужить молебен о дожде, как о. Петр, стоя на коленях и рыдая вместе с крестьянами. Потому что о. Петр вымаливает у Бога дождя и на свое поле, потому что засуха для него столь же губительна, как и для каждого из его прихожан. Именно в этот момент общей молитвы о. Петр ощущает особую внутреннюю связь с сельчанами, он действительно выступает в роли посредника между


--------------------------------------------------------------------------------

36 Капралов Евг. (священник). Духовенство в современной беллетристике // РДСП. 1905. Т. 2. N 26. С. 230. Статья эта публиковалась еще в N 27 и 33.

37 Там же. N 33. С. 415 и 418.

38 Елеонский С. Н. Рассказы. С. 140.

стр. 40


--------------------------------------------------------------------------------

Богом и паствой. Эта связь отчетливо ощущается и во время молебна при первом выгоне домашнего скота на луга, молебна от моровой язвы, когда священник чувствует такую же беззащитность перед большой бедой, что и его прихожане. Эта же связь наблюдается и в храме во время проповеди, которую о. Петр всегда говорил экспромтом и вдохновенно. Постороннему слушателю подобная проповедь не могла показаться стройной, но крестьяне слушали ее со слезами. Нельзя не отметить, что о воздействии слова проповедника на паству писалось крайне редко, этого рода "информация" почти не встречается нигде, за исключением, может быть, мемуаров.

Кроме молений о дожде, которым крестьяне придавали огромное значение, так как засуха грозила голодом, падежом скота, эпидемиями, пожарами, существовали и другие виды внехрамовых молебнов, игравшие большую роль в жизни русской деревни. 39 Сопровождаемые крестными ходами, они устраивались то по инициативе всей общины, то по побуждению отдельных прихожан. Молебны и крестные ходы со святынями и к святыням, также привлекавшие внимание многих писателей, во-первых, служили наглядным проявлением народной веры в силу молитвы, креста, кропления святой водой, во-вторых, поднимали авторитет священника в глазах паствы.

Важным способом общения священника с прихожанами был христославный обход причта на Рождество, Крещение, Пасху и престольный праздник. Посещение священником с причетниками всех без исключения прихожан, по своей сути, должно было превратить каждый дом, подворье на какое-то время в храм, привнести в них Божью благодать, атмосферу духовного празднества. Именно рождественским славлением попытался побороть неприязнь к себе в селе герой рассказа С.И. Гусева-Оренбургского "Курычанские прихожане". Не принимаемый в дома, новый священник, дабы тронуть "упорные души", исполняет перед окнами каждой избы рождественские песнопения. 40

В создании праздничной атмосферы решающую роль играла личность священника. Однако в силу разных причин торжественный обход мог превратиться в один из видов сбора сезонной руги, с неизбежными препирательствами вокруг ее размера между священником и хозяином дома. Не случайно И. С. Беллюстин еще в 1850-е годы настаивал на прекращении славления. Чуть позже на страницах церковной периодики возникла полемика между защитниками и противниками праздничных обходов, при этом первые, признавая изменение исконного смысла обряда, призывали вернуться к нему. Молодые, начинающие служить священники стыдились ходить по домам своих прихожан в большие праздники. Недаром многие писатели негативно отражали данный обряд в своих произведениях. Например, герой бытовой хроники Ф. Ливанова молодой священник о. Алмазов, чтобы не унижать своего сана и не слышать оскорблений, решает на время, до переустройства прихода, прекратить славление. При этом он делает исключение для дьякона и псаломщика, живущих за счет собранного. 41

Светская литература содержала и другие сведения этнографического характера из жизни сельского священнослужителя. Так, А. Н. Звездин приводит исчерпывающе полные данные о видах сборов по приходу, совершаемых


--------------------------------------------------------------------------------

39 Громыко М. М., Буганов А. В. О воззрениях русского народа. М., 2000. С. 21-53; Громыко М. М. Службы вне храма // Православная жизнь русских крестьян XIX-XX веков. Итоги этнографических исследований. М., 2001. С. 103-124; Тулъцева Л.А. Престольный праздник в картине мира (мироколице) православного крестьянина // Там же. С. 124-167.

40 Гусев-Оренбургский С. И. Курычанские прихожане // Гусев С. И. Поли. собр. соч. СПб., 1914. Т. 10. С. 61, 63-66.

41 Жизнь сельского священника. Бытовая хроника из жизни русского духовенства в трех частях. Сочинение Ф. В. Ливанова. М., 1877. С. 130.

стр. 41


--------------------------------------------------------------------------------

духовенством, включая в их число и славление. 42 Он же подробнейшим образом описывает свадьбу будущего священника, которая почти ничем не отличается от свадьбы крестьянской, описывает требы: "банную" молитву над родильницей, произносимую в бане, крестины, соборование умирающего. Любопытны приметы, бытовавшие в духовной среде: теща спрашивает у вернувшегося домой зятя, какая была у него первая в жизни треба. Узнав, что тот отпевал покойника, она не сомневается, что это - к несчастью; надо бы начать свою службу с крестин. Согласно приметам важно знать, кого первым окрестит священник: если мальчика, значит, его собственное супружеское счастье будет полным.

Приведенные примеры - лишь часть обширного литературного материала, который дает достоверное представление о контакте пастыря с паствой вне храма, подтверждая и дополняя документальные свидетельства.

Говоря об образе идеального священника в литературе, необходимо обратить внимание на то, что он не всегда был жизненно правдив, а подчас являлся надуманным, умозрительным, даже тогда, когда авторы имели прямое отношение к духовной среде. Примером могут служить "Жизнь сельского священника" Ф. В. Ливанова и "На действительной службе" И. К. Потапенко. 43 Оба произведения получили заслуженную негативную оценку со стороны церковной критики, считавшей, что внутренний мир и деятельность их героев (о. Александра Алмазова и о. Кирилла Обновленского) не имеют ничего общего с истинно пастырской жизнью.

Ф. В. Ливанов рисует молодого священника, выпускника академии, который очень быстро заслужил себе репутацию передового представителя своего сословия, был избран гласным земства, а через два года - благочинным и получил различные награды. Он открыл в селе больницу, аптеку, школу; способствовал нравственному перерождению почти всех своих прихожан. О. Алмазов "не прибегнул к сухой схоластике проповедей обыкновенных, - пишет Ливанов, - а прямо ударил в жизнь современную", призывая людей к высокой нравственности и истинной вере в Бога. Сам Алмазов считает себя "новым" священником, идущим по "новой" дороге.

Особенно резкой была критика образа о. Александра Алмазова в рецензии А. В. Вадковского. 44 По его мнению, герой хроники - не будущий идеальный пастырь, а легкомысленный мечтатель, не понимающий самого смысла священничества: он считает, что надо "дать довольство" прихожанам, а потом "исправить пороки". Подобная программа, по Вадковскому, более характерна для некоего социалиста, а не для идеального героя, ибо, с точки зрения христианства, источник человеческого счастья внутри самого человека, а не вне его. Также отрицательно о произведении Ф. В. Ливанова высказался Н. С. Лесков: это - "не хроника", а "утопия". Он оценивал о. Алмазова, "оригинального новатора сельского прихода", как тенденциозную карикатуру. 45 Через 15 лет эту же мысль развил один из церковных критиков: "Вообще "хроника" Ливанова - это, если можно так выразиться, карикатура в хорошую сторону на духовенство и, как всякая карикатура, она говорит о том, чего собственно нет и быть не может. Это - плод преувеличений, ис-


--------------------------------------------------------------------------------

42 Звездин А. Н. Непокладные люди. Повесть-биография из жизни православного духовенства. [Б. м.], 1904. С. 260-266.

43 Потапенко И. К. На действительной службе. Повесть // Потапенко И. К. Соч. СПб., [б.г.]. Т. 2.

44 Вадковский А. В. Жизнь сельского священника. Бытовая хроника из жизни русского духовенства Ф. В. Ливанова // Православный собеседник. 1878. Ч. 1. Янв. С. 92-132.

45 Лесков Н.С. Карикатурный идеал. Утопия из церковно- бытовой жизни // Лесков Н. С. Собр. соч.: В 11 т. М., 1958. Т. 10. С. 220.

стр. 42


--------------------------------------------------------------------------------

кажений, вообще фантастической идеализации пасторской деятельности по личному усмотрению автора - не более". 46

Другим примером такого своеобразного понимания писателем пасторского служения является для того же критика повесть И. К. Потапенко. Ее главный герой, Кирилл Обновленский, выпускник духовной академии, отказавшись от блестящей карьеры, твердо решил стать сельским священником и посвятить всего себя мужику, "меньшому брату". Однако на практике о. Кирилл поступает не как истинный служитель церкви, а как энтузиаст-фанатик, проводящий в жизнь народническую идею, "в связи с которой находятся все его мысли, все его поведение. Мотивы его служения поэтому совершено не пастырские. Его любовь к бедноте, к деревне, к "мужичкам" не имеет никакой религиозной опоры, религиозного характера". 47 О. Кирилл не относится с должным благоговением к служению в храме, считает ненужным говорить в нем проповеди. Для воздействия на прихожан он использует мирские беседы, не имеющие ничего общего с наставничеством духовного отца. Его нецерковность чувствуют даже окружающие: "Зачем вы носите рясу! Ведь вы не веруете! Снимите ее!" В ответ о. Кирилл откровенно признается: "Эта одежда служит мне проводником", чтобы... "дойти до сердца этих людей". Данные слова - ключ к пониманию смысла повести. Любовь о. Кирилла, по мнению критика, "не имеет ничего общего с любовью истинного пастыря к своей пастве. Последний любит ее потому, что любит Бога и Христа Спасителя, а не по отвлеченному принципу любви". Поэтому возникшая между священником и прихожанами связь, описанная Потапенко, "не есть тот духовный союз пастыря с пасомыми, который устанавливается между ними в благодати хиротонии".

В самом названии повести "На действительной службе", в фамилии героя - Обновленский содержится указание на тенденциозность произведения. Писатель считает, что деятельность о. Кирилла - это та идеальная "служба", которая должна принести пользу обществу. Нескрываемая, более того, подчеркнутая нецерковность священнослужителя не случайна: Потапенко пытался создать образ нового типа священника - "пастыря-народника", отвечающего настроению большей части общества того периода. И это ему удалось, судя по восторженным откликам светской публицистики. Церковной же критикой образ о. Кирилла, совершенно не соответствующий евангельскому понятию "пастырь добрый", был справедливо отвергнут.

"Старые" и "молодые" священники ("отцы и дети")

"В составе теперешнего духовенства два поколения - отцы и дети представляют резкие особенности с внешней и внутренней стороны", - писал церковный критик, рассматривая повесть О. Забытого (Г. И. Недетовского) "Ведено приискивать". 48 По мнению рецензента, очень меткая и удачная характеристика старого и молодого поколений, данная автором, отражает сложные процессы, происходившие в то время в духовном сословии. Писатель противопоставляет "старых" и "молодых", подчеркивая консерватизм первых и стремление вторых либеральничать, подражать светскому обществу в образе жизни, манерах, одежде, обстановке. В повести О. Забытого колоритно описаны представители двух поколений духовенства - отца и сына,


--------------------------------------------------------------------------------

46 Типы пастыря церкви... // РДСП. 1892. Т. 3. N 52. С. 435.

47 Там же. 1893. Т. 1. N3. С. 75.

48 Старые и молодые священники // Там же. 1877. Т. 3. N 44. С. 296.

стр. 43


--------------------------------------------------------------------------------

образы которых не вызывают симпатию читателей. В свое время повесть приобрела известность потому, что ее молодой герой - "совершенно новый тип в нашей литературе и весьма интересное явление в нашей жизни". Семинарист новой формации, заурядный представитель поколения, "умственный и нравственный склад которого выражает нечто среднее между нигилизмом и практическим "себе на уме" - этот семинарист, вступающий в роль пастыря, - подчеркивается в рецензии, - заслуживает внимания". 49

Примечательно негативное отношение автора к своему герою, которому он дает такую характеристику: "Серьезной подготовленности - ни к чему, убеждений - никаких, взгляд на жизнь - верх легкомыслия, понятие о себе - самое высокое, - вот добродетели, с какими Андрей Андреич выступил из школы в жизнь". 50 Комментируя эту повесть в журнале "Руководство для сельских пастырей" и развивая мысль, высказанную рецензентом светского журнала, критик делает следующий вывод: "Таковы типы молодых священников последнего времени, вышедших из наших духовных семинарий в переходный момент их существования, когда старые порядки утратили свою силу и значение, а новые, получившие свое практическое значение с введением нового устава духовно-учебных заведений, еще не привились". 51 Далее он выражает надежду на то, что положение несомненно изменится к лучшему и тогда "появится новый тип священников, новейших, которые не будут уже служить предметом осмеяния", они будут хорошо подготовлены и теоретически и практически. Именно о таком типе: о "новейшем священнике", вобравшем в себя лучшие качества представителей духовенства различных поколений, рассказывает Г. И. Недетовский (О. Забытый) в одном из своих малоизвестных очерков "Из наблюдений сельского священника над своими прихожанами". 52 Здесь же писателем высказана очень важная мысль о том, что "разграничение отличительных свойств священников старых, новых и новейших в действительности не всегда представляется столь резким. На деле бывает, что старые деятели проникаются молодым духом и, наоборот, новые попадают в ряды старых".

Убедительной иллюстрацией к проблеме взаимоотношения "старых" и "молодых" священников являются образы о. Андроника и о. Георгия в очерке Д.Н. Мамина-Сибиряка "Авва". 53 Существенное различие пронизывает характеристику этих двух людей, начиная с их портретов. "Поп Андроник был невысок ростом, коренаст и плечист; его сильную, на диво сколоченную фигуру портил только большой живот (...) О. Георгий был еще юноша, лет двадцати пяти, не больше, с бледным красивым лицом и окладистой русой бородкой (...) Голос у о. Георгия был мягкий, не то, что хриплая, перепитая октава о. Андроника (...) Когда поп Андроник начинал громкогласно хохотать (...) он превращался в оригинального и добродушного человека (...) А посмеяться поп Андроник любил и смеялся мастерски, так что, глядя на него, самому хотелось тоже хохотать" (с. 57). Если о. Андроник на первый взгляд казался человеком суровым, грубоватым, то о. Георгий "первое впечатление произвел самое подкупающее, только выражение бледного лица было неподвижно, улыбка неестественно ласкова, и взгляд больших глаз холоден" (с. 66).


--------------------------------------------------------------------------------

49 А. Новый тип в нашей беллетристике // Русский вестник. 1877. Т. 132. Ноябрь. С. 398.

50 Забытый О. Ведено приискивать // Вестник Европы. 1877. Кн. 9. С. 63.

51 Старые и молодые священники. С. 300.

52 РДСП. 1889. Т. 3. N 50. С. 459-468; N 52. С. 538-544; 1890. Т. 1. N 3. С. 84-89; N 4. С.105-116.

53 Мамин-Сибиряк Д. Я. Авва// Мамин-Сибиряк Д. Н. Собр. соч.: В 10 т. Т. 6. С. 44-94. Далее ссылки в тексте.

стр. 44


--------------------------------------------------------------------------------

О. Андроник - истинно русский человек: то хитрый, то наивный, то добрый, то скупой. Он не скрывает своих недостатков и не выставляет напоказ свои добродетели. О. Георгий - молодой священник из "новых", с которым о. Андроник не ужился, так как они резко расходились во всем: и в поведении, и в отношении к прихожанам, и даже во взглядах на задачи пастырства. О. Андроник дает своему противнику меткие характеристики, раскрывающие натуру о. Георгия: "поп с оттенком", "проворный человек... хоть ни с чем пирог", "ума настоящего мало, а хитрости пропасть", "ласковый такой, обходительный, а сам веревки из всех вьет". Невзлюбив о. Андроника, о. Георгий решает выжить его и добивается этого самыми неблаговидными способами, которые психологически убивают старика священника и в конце концов приводят его к гибели. Между тем о. Андроник не только отстаивал свою правоту, защищал свое достоинство, но в то же время жалел этого Егорку: "...больно уж в нем ехидства много, а сам пуст" (с. 93).

Автор, а вслед за ним читатель явно симпатизируют о. Андронику, а не о. Георгию, который "меньше всего походил на русского попа", а все его манеры, одежда, разговоры свидетельствовали о его "несомненной принадлежности к новому типу батюшек" (с. 66). Он и проповеди произносит, и мужикам книги читает, и с раскольниками беседует; хочет заниматься общественными делами, школой, земством. Не сочувствуя своему герою, писатель устами сельского учителя обвиняет о. Георгия в том, что такие, как он, новые священники, все хотят постепенно забрать в свои руки и стать ближе "к образованным и зажиточным классам", что "они совсем разойдутся с народом, которому, главным образом, и должны были бы служить" (с. 76).

Отрицательное отношение к подобным "новым" священникам критика объясняет тем, что их появление грозит потерей духовенством его былой самобытности и своеобразия. "Осуждая за это "новое" поколение, литература в то же время идеализирует, в защиту этой самобытности и своеобразности, не только лучшие его (духовенства. - А. Р.) стороны, но даже подчас и худшие". 54 В качестве примера такой идеализации называется очерк Мамина-Сибиряка, в котором писатель не показывает о. Андроника на его церковном поприще, а рисует этот образ только в мирских сценах.

Процитированное высказывание из работы "Типы пастыря..." не является выражением мнения духовной критики в целом, но его можно считать весьма объективным не только по отношению к литературе, но и по отношению к самой церковной критике.

Пастырь-идеалист

Образ молодого священника, стремящегося существенно изменить к лучшему церковную и мирскую жизнь прихода, часто встречается в литературе. Подобные иереи неизбежно терпят крах на своем поприще, а дальнейшая их судьба различна. Так, о. Филипп из повести Ближнева (псевдоним В. А. Райского или П. А. Лачиновой) 55 "Семейство Снежиных" - человек с возвышенными, благородными чувствами, с сознанием своего священного призвания. Он активно занимается пастырской деятельностью, искренне желает сблизиться с прихожанами, воздействовать на их нравы, искоренить суеверия и предрассудки. Когда же из задуманного ничего не получается, его юношеский задор постепенно остывает, идеальные устремления под влиянием небла-


--------------------------------------------------------------------------------

54 Типы пастыря церкви... // РДСП. 1892. Т. 3. N 52. С. 434.

55 Ближнее. Семейство Снежиных // Вестник Европы. 1871. Кн. 9-12.

стр. 45


--------------------------------------------------------------------------------

гоприятных условий жизни сменяются обычной рутиной и апатией. О. Василиск, герой одного из рассказов С. Н. Елеонского, 56 ради служения народу отказывается от духовной академии. В глухом деревенском приходе устраивает школу, проводит вечерние собеседования и воскресные чтения, создает общество трезвости, открывает чайную и читальню. Однако совершенно ничего не меняется в образе жизни крестьян, они так же грубы, невежественны, пьянство среди них не уменьшается, преступность только растет, как и число заболеваний. Главное же заключается в том, что о. Василиску не удалось ограничить влияние местного богача-мироеда, который не только подчинил себе весь приход, но постоянно вмешивается в церковные дела, практически имея власть даже над настоятелем храма. Промучившись в селе пять лет, о. Василиск переезжает на место второго священника в город.

Основной причиной неудач молодых священнослужителей в их деятельности является незнание ими крестьянской жизни, психологии деревенских людей. Отсюда - разрыв между идеалом и жизнью, разобщенность с паствой, не свойственная старому батюшке, который разделял с прихожанами все тяготы и невзгоды сельского труда и быта. Как отмечалось в церковной публицистике того периода, молодые священники "слишком идеально смотрят на жизнь, они склонны к излишней уверенности в своих силах, а иногда могут увлекаться воззрениями, не соответствующими званию истинного пастыря Христова и Церкви". 57 Такие священники способны не только отменить традиционное вознаграждение прихожанами причта за требоисправления, но и нарушить инструкцию для иереев. Например, о. Николай из рассказа С. И. Гусева-Оренбургского "Идеалист" 58 ничего не берет за требы, довольствуясь добровольными приношениями. Он же, вопреки консисторским указам, раздает попечительские деньги терпящим нужду крестьянам, венчает чужеприходные браки. Несмотря на все нарекания от благочинного, епархиального начальства, предостережения отца-священника, о. Николай продолжает сознательно претворять в жизнь свое понимание цели священнического служения. В результате, в качестве наказания, он, несломленный, переводится в другой приход.

Трагична судьба другого пастыря, воплощавшего в течение всей жизни свои юношеские идеалы, не расходившиеся с задачами истинного служения Богу, Церкви и людям. О. Александр из рассказа Р. Кумова 59 говорит, что приехал в село с мечтой сделать прихожан мыслящими, добрыми, счастливыми. Он делал для этого все, что было в его силах, но прошла жизнь, а люди остались такими же темными, грубыми, невежественными. Деревня опустошила о. Александра, оставив в нем лишь тоску, бессилие и усталость. По его словам, пастырство - это тяжелая одежда, с годами грозящая раздавить надевшего ее. Он уверен, что один священник не способен победить деревенскую грубость, тупость, косность. Р. Кумов убедительно передает трагичность отчуждения пастыря от паствы, его духовное одиночество. 60


--------------------------------------------------------------------------------

56 Елеонский С. Н. Под опекой // Елеонский С. Н. Рассказы. СПб., 1911. Т. 2. С. 237-301.

57 Н.Д. Молодые и старые священники // РДСП. 1885. Т. 1. N 10. С. 262.

58 Гусев-Оренбургский С. И. Идеалист // Гусев-Оренбургский С. И. Рассказы. СПб., 1906. С.278-316.

59 Кумов Р. В гостях у батюшки // Отдых христианина. 1907. Апр. С. 91-118.

60 Е. Матаковский в своей восторженной рецензии на рассказ ("Наше духовенство в изображении современной художественной литературы" // Церковно-общественная жизнь. 1907. N 43. С. 1339-1342) называет его одним из лучших произведений о духовенстве. Матаковский, а это, как уже отмечалось, было нехарактерно для церковной критики, обращает внимание на художественные достоинства рассказа, находит в нем нечто чеховское "в трактовке сюжета, в самой манере письма" (с. 1342).

стр. 46


--------------------------------------------------------------------------------

Отмеченное нами в художественных произведениях противостояние молодых и старых служителей церкви подтверждается многочисленными статьями публицистического характера. Автор одной из них 61 пишет, что молодые священники, обычно более образованные, чем старые, по-другому понимают свои пастырские обязанности. Старые же, "нередко и сами сознающие себя отсталыми", относятся к молодым с недоверием, считают их увлекающимися "современными воззрениями, господствующими в светском обществе". По их мнению, молодые часто отступают от веками сложившегося образа жизни пастыря и его деятельности. Такова почва водораздела между двумя генерациями служителей церкви. Публицист, опираясь на реальные факты, говорит о том же, что нашло свое полное отражение в рассказах и повестях тех лет.

Для нас же не менее значим тот факт, что в литературе был создан евангельский образ доброго пастыря, т. е. священника, который сознавал свою важную миссию и делал все, чтобы исполнить свой долг. Им мог быть и старый священник (о. Туберозов, о. Андроник, о. Петр 62 ), и молодой, такой как о. Николай, о. Сергей, о. Александр или бесстрашный батюшка, герой уже упоминавшегося рассказа С. И. Гусева-Оренбургского "Курычанские прихожане". В нем писатель, несомненно использовавший личные наблюдения из почти шестилетней службы в деревенском приходе, делает акцент на подвижничестве священнической деятельности, евангельском терпении, способности выдержать любые испытания ради исполнения своей задачи. Показательно, что Гусев-Оренбургский затронул важную тему несправедливого отношения прихожан к своему пастырю (она же присутствует и в рассказе Р. Кумова). Тема эта неразрывно связана с другой - альтруизмом настоящего священника. О том, насколько трудно, сложно и напряженно пастырское служение, красноречиво и убедительно говорит один из литературных героев: "...священник есть бессменный часовой во все 365 дней года. Ни тебе развлечься в разговоре веселом, ни тебе похохотать на просторе. Каждую минуту днем и ночью, в грозу и в непогоду жди, даже среди службы церковной, жди кого-нибудь... Эх, вы не знаете, чего стоит священствовать, чего стоит свобода, хоть в сутки на час. Я не говорю уже о страданиях совести, ответственности за приход перед судом Божьим". 63

Созданный литературой второй половины XIX-начала XX века образ сельского священника - это емкий образ, позволяющий зримо представить его взаимоотношения с паствой, влияние на жизнь прихожан, значение авторитета пастыря в сельском приходе, а также его отношения с высшей духовной и светской властью и т. д. Литература и церковная критика дают нам представление о нелегкой жизни самого священника, о его состоянии нравственного одиночества в высокой и трудной пастырской деятельности.

Хотя критика чаще всего указывала, что светский писатель не знает жизни духовенства, многое не понимает в его задачах, а своим необъективным изображением духовных лиц принижает их роль в обществе, эта точка зрения справедлива лишь относительно конкретных произведений с их упрощенческим негативизмом, но не литературы названного периода в целом. И дело не в том, что традиции православной этики воспрещают мирянам судить о недостатках священников. Здесь сказывалась необъективность, а подчас явная тенденциозность позиции критиков. Но было немало тех, кто отдавал должное авторам художественных произведений о служителях церкви.


--------------------------------------------------------------------------------

61 Н .Д. Молодые и старые священники. С. 261-265.

62 Елеонский С. Н. На поповом дворе // Елеонский С. Н. Рассказы. С. 105-169.

63 Попов А. Указ. соч. С. 134.

стр. 47


--------------------------------------------------------------------------------

Так, например, один из них писал, что Елеонский, создавая бытовые картинки из жизни сельского духовенства, сумел "довольно красочно и правдиво подчеркнуть" некоторые стороны жизни клира, поставил вопросы, которые заставляют читателя задуматься. 64 Другой находил, что для ряда авторов "понятно все богатство и разнообразие явлений данной стороны жизни, а не только отдельные достоинства и недостатки". 65

Рассматривая литературные типы священников, как положительные, так и отрицательные, критик, обладавший тонким аналитическим мышлением, пришел к такому существенному заключению: "Обобщая теперь все индивидуальные (по литературе) черты и качества "мирского" пастыря, характеризующие его воззрения, предмет и круг деятельности, мы получаем один коллективный, если можно так выразиться, тип пастыря в художественных произведениях, образ жизни и образ мыслей этого пастыря (...) иной, чем у окружающих его лиц или целого общества, среди которого он появляется и действует, будет ли то простой деревенский народ, городское общество или великосветская среда. В основе такого обособления пастыря лежит церковно- религиозный христианский принцип, церковность, в самом широком смысле этого слова, которую, по сану и служению своему, пастырь старается проводить в жизнь окружающих, своих пасомых". 66

Положение духовенства как сословия

Как уже отмечалось, священник был духовно обособлен вследствие своей особой миссии. Кроме того, его материальная необеспеченность ставила церковнослужителя в унизительное положение, придавая этой обособленности еще и социальный характер.

Яркой иллюстрацией забитости и нищеты сельского пастыря явился рассказ Чехова "Кошмар", который получил широкий отклик в журнальной критике, 67 а это свидетельствовало о социальной остроте изображенной писателем ситуации. По общему признанию, 68 автор с глубоким сочувствием изобразил подавленного и униженного нуждой молодого сельского священника. В рассказе слышен "голос Ф. М. Достоевского с его любовью к "униженным и оскорбленным"". 69 По словам М. Степанова, автора упомянутой выше работы "Религия А. П. Чехова", сельские священники изображены у него "с теми атрибутами, с какими мы встречаем их и в настоящее время. За редкими исключениями, подавляющая масса сельских священников - бедняки до последней степени, до нищеты. В то же время они забиты, запуганы до того, что не могут свободно и слова вымолвить" (с. 42). М. Степанов, будучи духовным лицом, полностью доверял писателю, ибо Чехов "близко знал православную церковь", был "хорошо знаком с духовной и церковной средой", "получил религиозное воспитание в семье, был верующим человеком" (с. 4-6). Поэтому не случайно, что Чехов уделял большое внимание духовному сословию: в его произведениях - 38 служителей церкви, из


--------------------------------------------------------------------------------

64 И. Б. Духовенство в произведениях С. Елеонского // Странник. 1913. Дек. С. 757-766.

65 Степанов М. Указ. соч. С. 56.

66 Типы пастыря церкви... // РДСП. 1893. Т. 2. N 32. С. 390.

67 См.: Чехов А. П. Поли. собр. соч.: ВЗОт. М., 1984. Т. 5. С. 620- 621.

68 Резко отзывался об этом рассказе лишь священник С. Брояковский, считавший его карикатурой, подрывающей авторитет духовенства (Брояковский С. Духовенство в произведениях А. Чехова // РДСП. 1903. Т. 3. N 44. С. 241-252).

69 Пактовский Ф. Е. Современное общество в произведениях А. П. Чехова. Казань, 1901. С. 18-21.

стр. 48


--------------------------------------------------------------------------------

них - 11 священников. Чехов никогда не был жесток и груб в описании людей, носящих рясу. У него есть отрицательные типы, но они описаны "без всяких резких красок, без ругани и презрения" (с. 12). Исследователь был убежден, что по произведениям А. П. Чехова можно рассмотреть, "каковы преобладающие типы современного русского духовенства, что в современном духовенстве есть хорошего и что дурного" (с. 4).

Неприглядные условия существования служителей церкви постоянно привлекали внимание многих писателей, духовных деятелей, церковных и светских публицистов. Это был "больной вопрос" общественной жизни на протяжении всего XIX и в начале XX века. Как известно, жалованья духовенству до 1820-х годов не полагалось вообще, а в дальнейшем выплачивалось в мизерных размерах. Прожить на него, как правило, большой семье священника было невозможно. Священнослужители, о чем уже сказано выше, вынуждены были жить на вознаграждения от требоисправлений и сезонными поборами с прихожан. Материальный недостаток побуждал священников принимать те или иные меры к увеличению своих жалких средств, подчас заставлял идти на шаги не совсем благовидные. Самолюбие пастыря постоянно ущемлялось. Во время сборов он был вынужден терпеть недружелюбные, резкие высказывания в свой адрес тех прихожан, которые считали его труд легким по сравнению со своим. "Духовным деньги достаются горлом, а народу горбом", - говорили в народе. Такое несправедливое отношение к труду священника не могло не вызвать законный протест церковных публицистов. "Он заслуживает не укоризны, а сожаления и сочувствия, - писал один из них. - Хорошо еще, что и при таких безотрадных условиях духовенство согревало и согревает своею животворною деятельностью вверяемую ему паству; спасибо "сеятелю на ниве народной" и за то, что он, при всех испытаниях судьбы, не теряет бодрости духа и делает, что может, осуществляя, по мере сил, святой завет о любви и попечении о "малых сих"". 70

Кроме материальной нужды в числе жизненных испытаний, выпавших на долю духовенства, следует назвать и общественную неприязнь к этому сословию, возникшую в эпоху Петра, когда церковь была подчинена государству, и усилившуюся впоследствии. Бесправность, малообеспеченность священнослужителей вызывали к ним презрение дворянства. Существует множество свидетельств о том, что помещики вплоть до отмены крепостного права фактически не отличали священников от своих крепостных. С годами у сельских батюшек появился рефлекторный страх перед всеми мирскими лицами, 71 кто обладал хотя бы минимальными признаками власти: не только перед барами, но и перед управляющими имениями, приставами, земскими чиновниками, писарями, старшинами волости и т. д. Бояться следовало и тех прихожан, которые могли сделать с клиром все, что хотели, из- за своих больших денег: кулаков-мироедов, лавочников, хозяев кабаков. Не всегда складывались отношения внутри причта, здесь следовало опасаться доносов. Духовенство не вызывало симпатии и доверия в светском обществе, которое, будучи ориентированным на западноевропейский образ жизни, западные идеи, считало, что православие ограничивает свободу человека. Положение священнослужителей осложнялось обособленностью этого сословия, его кастовой замкнутостью, возникшими вследствие политики государства. Несмотря на то что при осуществлении реформ 1860-х годов правительство было заинтересовано


--------------------------------------------------------------------------------

70 А. К. Наше духовенство в современной литературе // Орловск. епарх. ведом. 1904. Отдел неофиц. N 22. С. 534-535.

71 Оставляем за рамками статьи полнейшую зависимость рядового, приходского духовенства от своих благочинных, епархиального начальства.

стр. 49


--------------------------------------------------------------------------------

в повышении авторитета служителей церкви, чтобы использовать их для решения важных задач, стоящих перед страной, однако правовое, социальное, нравственное и материальное положение данного сословия оставалось далеко не удовлетворительным. Но и при всех этих неблагоприятных условиях священник должен был исполнять свою высокую миссию: заботиться о религиозном просвещении прихожан, о приобщении их к высшей вере, препятствовать падению нравов, бороться с предрассудками и суевериями, с расколом, с сектантством. Вся его жизнь должна была служить примером для паствы, утверждением христианских истин. Вся его деятельность должна была быть направлена на духовное воспитание, возрождение нравственного здоровья людей, независимо от их образованности и культуры.

Подводя итог рассуждениям о духовенстве как сословии, можно процитировать слова священника Е. Капралова: "Целое столетие стоит он (сельский священник. - А. Р.) забытый среди быстро изменяющейся (...) общественной жизни; обездоленный материально, полупрезираемый классом образованных, не знающий милостивой поддержки с той стороны, где по праву мог бы рассчитывать на внимательное сочувствие, защиту и сердечную братскую помощь; одинокий со своим горем, изнемогающий под бременем великой нравственной ответственности, связанной с его священным саном". 72

В заключение нужно сказать следующее. С 1860-х годов "духовенство вошло в литературу, появился целый новый жанр", 73 который привлек самое пристальное внимание как духовной, так и светской критики. Первая отстаивала свое представление об истинном пастыре, отмечая евангельские черты в одних литературных образах и их отсутствие в других. Церковная критика в целом глубоко и всесторонне осмысляла взгляд литературы на служителей церкви, а это, в свою очередь, позволяло "трезво оценивать духовно-нравственное состояние общества". 74 Интерес к этой проблеме и острый полемический тон ее обсуждения на страницах периодики не могли не оказать воздействия на духовенство. "Публицистика активно будила его дремавшие и до поры подавленные силы. Все чаще стал появляться приходской священник нового типа, искавший новых путей пастырского служения и ревностно трудившийся над обустройством приходской жизни". 75 Все это должно было способствовать росту авторитета духовенства как одного из деятельных сословий общества, которому во все времена была предназначена роль духовного руководителя в христианской религизно-нравственной жизни народа.


--------------------------------------------------------------------------------

- 72 Капралов Евг. Указ. соч. С. 257.

73 Смолич И. История русской церкви. 1700-1917. М., 1996. Ч. I. С. 375.

74 Дмитриев А. П. Тема "Православие и русская литература" в публикациях последних лет // Русская литература. 1995. N 1. С. 269.

75 Смолич И. Указ. соч. С. 376.

стр. 50


Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

ЗАМЕТКИ О ЦЕРКОВНОЙ КРИТИКЕ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX-НАЧАЛА XX ВЕКА // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 24 ноября 2007. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1195911153&archive=1195938592 (дата обращения: 21.07.2018).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии