"ГОГОЛЕВСКОЕ" В ПЬЕСЕ А. В. ВАМПИЛОВА "ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ АНЕКДОТЫ"

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 24 ноября 2007

Все обман, все мечта, все не то, чем кажется!

Н. В. Гоголь 1

Сочетание комизма и драматизма, психологической и сюжетной коллизий, которое было присуще драматургии Гоголя, Тургенева, а затем Чехова, усвоил один из самых ярких современных драматургов. В последнее время интерес к творчеству А. В. Вампилова в значительной мере возрос. В его пьесах явно присутствует стилистическое и сюжетное сходство с драматургией XIX века, прежде всего Чехова, Гоголя, Тургенева и Сухово-Кобылина.

Однако речь идет не о подражании Вампилова-драматурга классикам. Его талант как художника с самого начала не ограничивался незрелыми повторениями творческих опытов его предшественников. Писатель сохранил свою самобытность во всем, в том числе и в художественных принципах.

Исследование драматургии Вампилова в целом не является задачей настоящей статьи. Данный анализ включает некоторые наблюдения над сюжетными и композиционными чертами гоголевских комедийных приемов, воплощенными в произведении Вампилова, окрашенном глубокими философскими раздумьями. Речь идет об одной из ранних пьес драматурга "Провинциальные анекдоты" (1968). Эта пьеса состоит из двух одноактных пьес: "История с метранпажем" и "Двадцать минут с ангелом".

Пьеса "Провинциальные анекдоты" возбуждает особый интерес в связи с эстетикой абсурда. Сам эпиграф к пьесе ("Кто что ни говори, а подобные происшествия бывают на свете, - редко, но бывают. Н. В. Гоголь ") 2 свидетельствует о бесспорном восприятии Вампиловым художественных концепций Гоголя. Гоголевские слова в качестве эпиграфа подчеркивают, на что именно у Гоголя обратил внимание автор этой пьесы. С нашей точки зрения, в основе замысла пьесы Вампилова лежит эстетика абсурда, воплощенная в "Ревизоре", "Женитьбе", "Носе", "Мертвых душах".

В этой связи не менее характерен подзаголовок пьесы Вампилова, определяющий жанр произведения, - "трагикомическое представление". Пьеса содержит довольно много фарсовых и водевильных приемов. Особенность жанрового слияния отмечена и в "Женитьбе", обнаруживающей признаки "трагикомедии".

"Ревизор" назван Гоголем "комедией в пяти действиях", а в "Женитьбе" существует подзаголовок "совершенно невероятное событие в двух действиях" без указания жанра. Долгое колебание комедиографа в процессе переработки пьесы и вечная неудовлетворенность своим творением, может быть, в известной степени объясняются жанровой неопределенностью пьесы. Сам Гоголь, по-видимому, сознавал, что "Женитьба" не будет традиционной комедией.

В "Женитьбе" нет фантастического, нет и ничего необычного, по сравнению с повестями "Портрет", "Нос", "Шинель", "Записки сумасшедшего" и др. Но вопреки этому Гоголь назвал ее "совершенно невероятным событием". Почему же? Одним из ответов на этот вопрос является то, что "Женитьба" построена на принципах эстетики абсурда.

Обратимся к другой особенности драматургии абсурда, связывающей пьесу Вампилова с поэтикой гоголевских комедий. Местом действия двух вампиловских "анекдо-


--------------------------------------------------------------------------------

1 Гоголь Н. В. Полн. собр. соч. М., 1938. Т. III. С. 45. Далее ссылки на это издание даются в тексте с указанием тома (римской цифрой) и страницы (арабской цифрой).

2 Вампилов А. В. Избранное. М., 1999. С. 259. Далее ссылки на это издание даются в тексте с указанием страницы.

стр. 187


--------------------------------------------------------------------------------

тов" ("История с метранпажем" и "Двадцать минут с ангелом") является провинциальная гостиница "Тайга". 3

Гостиница представляет собой особое пространство - ограниченное, случайное и временное. Однако вампиловская гостиница в то же время бескрайнее пространство, чем объясняется и ее название "Тайга". Парадоксальное сочетание замкнутости и ограниченности с открытостью и бесконечностью в определении пространства тесно связано с временной особенностью пьесы - сосуществованием вечности с временностью.

Известно, что в мире гоголевских комедий отдаленное пространство (от которого "хоть три года скачи, ни до какого государства не доедешь") - "без конца". В "Женитьбе" довольно смелый прыжок Подколесина (опасающегося потерять свободу) из дома невесты перед самой свадьбой лишь переместил его в прежнюю комнату, на тот же диван - в другое замкнутое пространство.

При этом представим себе комнату каждого из героев комедии "Женитьба". Нетрудно догадаться, что, после того как убежал Подколесин, Агафья Тихоновна опять, сидя за столом со своей тетушкой и раскладывая на картах пасьянс, гадает о своей девичьей судьбе. Яичница и Жевакин, как и прежде, остались в "смертельно скучном" положении, им снова придется коротать время в одиночестве при дождливой погоде. Анучкин же, виня своего отца, "мерзавца", не выучившего его французскому языку, мечтает о невесте, говорящей на этом "образованном" языке.

Эти комнаты как будто напоминают отдельные номера гостиницы. Герои случайно в какой-то момент встретились в одном номере (в доме невесты). Казалось бы, что во время общения они нашли между собой общий язык и у них возник общий интерес - женитьба. Однако их общение оказалось мнимым и невозможным. Ненадолго собравшиеся гости разошлись по домам.

Заметим, что в "Игроках" Гоголя пространство гостиницы в качестве места действия комедии составляет одну из главных особенностей структуры пьесы. Случайно оказавшийся в городском трактире Ихарев встретился с другими игроками, с соседями по гостинице. В финале пьесы, после того как поспешно ушли эти "добрые" соседи, Ихарев потерпел горькое поражение, на которое "жаловаться даже не может".

Таким образом, в комедиях Гоголя индивидуальный мир каждого из героев часто представляется как особое разделенное пространство, аналогичное номеру гостиницы. Действие пьесы развивается в "общем месте", в столкновении ее персонажей друг с другом. Но развязка комедии возвращает все события к началу, к тому, с чего завязывалась пьеса. Не менее важно, что при этом время действия как бы останавливается.

Но следует заметить, что подобная структура пространства и времени вовсе не означает ни абстрактности, ни случайности художественного мира Гоголя. Как известно, мир героев гоголевских комедий правдоподобен и ощутим в бытовых и реалистических описаниях. Авторская идея превращает случайное и конкретное во всеобщее и злободневное. То же самое можно сказать о пьесе Вампилова.

В этой связи обратим внимание на поэтику анекдота как литературного жанра. Почему Вампилов-драматург назвал свою пьесу "анекдотами"? Анекдотичность присуща и творчеству Гоголя, в том числе его драматургии. Современная Гоголю критика использовала анекдотичность в его пьесах как одно из главных доказательств низкой художественности и неправдоподобия гоголевских комедий, связывая эту особенность с фарсом и водевилем. Однако анекдотичность, безусловно, сама по себе не относится к низшей категории художественности в литературе. Напомним, что в основе гоголевских произведений: "Ревизора", "Шинели" и "Мертвых душ" - лежат анекдоты.

Кроме того, каждая отдельная сцена в "Женитьбе" также довольно анекдотична. В частности, известно, что в процессе движения от "Женихов" к "Женитьбе" два


--------------------------------------------------------------------------------

3 Провинциальная гостиница, выбранная в качестве места действия, напоминает гоголевский "город N", где разворачиваются события "Ревизора".

стр. 188


--------------------------------------------------------------------------------

главных героя, Подколесин и Кочкарев, появились в поздней редакции комедии. Таким образом, первая сцена в доме Подколесина написана позже, чем остальные сцены, в которых происходят встречи невесты с женихами.

Театровед Н. Д. Волков определяет композиционную особенность "Женитьбы" как "пьесы двух комедийных систем, сцепленных между собой чисто механически". 4 Другими словами, сцена в доме Подколесина, включенная позже, и сцены в доме невесты, присутствующие в "Женихах", представляются как самостоятельные картины.

Исследователь пишет: "Ведь совершенно очевидно, что нет никакой органической связи между Подколесиным и Агафьей Тихоновной, что они друг для друга - чистая случайность". 5 Хотя эти суждения Н. Д. Волкова слишком однозначны и ограниченны ("механически", "чистая случайность"), тем не менее справедливость его замечания о композиционной "двойственности" пьесы очевидна. Подобный структурный характер "Женитьбы" связывает комедию с анекдотичностью. 6

Эта проблема весьма существенна для раскрытия поэтики драматургии и Гоголя, и Вампилова. Ибо структура произведений Гоголя, основанная на анекдотичности, составляет фундамент двух одноактных пьес Вампилова из "Провинциальных анекдотов".

Обратимся к одному из новых исследований анекдота как жанра, к работе Е. Курганова. 7 Выявляя соотношение анекдота с другими литературными жанрами, исследователь усматривает суть поэтической специфики анекдота в связи с фольклором и с высокохудожественной литературой. При этом он рассматривает его как самостоятельный жанр. Одной из главных сущностей анекдота является то, что он сводит к неожиданному остроумному концу краткое повествование.

Известно, что анекдот очень часто невероятен, странен и порой даже фантастичен, но в то же время он не лишен достоверности, и этим анекдот отличается от сказки. Кроме того, анекдот вовсе не является юмористическим жанром. По своей природе он содержит элементы абсурдности и парадоксальности. "Очень часто, - пишет Е. Курганов, - при всей своей остроте и пикантности, анекдот повествует о диком, страшном, не укладывающемся в рамки обычной логики, но по-своему характерном, имеющем определенное внутреннее оправдание". 8 Все это, на наш взгляд, в определенной мере объясняет трагикомизм пьес Гоголя и Вампилова.

В мире абсурда сосуществуют комизм и трагизм, смешное и страшное. Можно найти и анекдот, основанный на чисто комической ситуации, но все-таки главное в нем не комизм, а историко-бытовой колорит, своеобразная точность, психологическая достоверность. Также важно, что трагичен не сам анекдот, а трагична история, в нем отраженная. По нашему мнению, этот взгляд исследователя на анекдот и его отношение к жизни (как объекту изображения) не противоречит природе комедий Гоголя и пьес-анекдотов Вампилова, в которых присутствуют и смех, и грусть.

Исследователи драматургии Вампилова рассматривали анекдотичность в пьесе писателя и в сатирическом контексте. 9 Учитывая историко-литературные обстоятельства вампиловского времени (1960-1970-е годы), можно сказать, что сарказм и насмешка драматурга по поводу равнодушия, несправедливости бюрократической системы, не-


--------------------------------------------------------------------------------

4 Волков Н. Д. От "Женихов" к "Женитьбе" // Театральные вечера. М., 1966. С. 441.

5 Там же.

6 В "Ревизоре" проблема анекдотичности связана скорее с источником сюжета комедии. Кроме того, вся комедия составляет один анекдот. Конец ее, как всегда в анекдоте, неожидан. "Женитьба" состоит из нескольких отдельных анекдотов - характеристики каждого из женихов, их диалоги с невестой, происходящее вокруг Подколесина и происходящее вокруг невесты. При этом еще раз подчеркнем, что сценическое представление "Женитьбы" гораздо труднее, чем "Ревизора", созданного из анекдота.

7 Курганов Е. Анекдот как жанр. СПб., 1997.

8 Там же. С.26.

9 См.: Стрельцова Е. И. Плен утиной охоты. Иркутск, 1998. С. 127.

стр. 189


--------------------------------------------------------------------------------

доверия к доброжелательности и т. п. потребовали адекватной литературной формы - жанра анекдота. Также в свое время было и с Гоголем.

Справедливости ради заметим, что как у Гоголя, так и у Вампилова анекдотичность в их пьесах не мешала созданию целостного художественного мира, а, скорее, содействовала ему. Анализ структуры пространства и времени в пьесе Гоголя подтверждает случайность анекдотической ситуации. Вместе с тем у Гоголя эта "случайность" превращалась в универсальное и вечное. Это наблюдение вполне применимо и к пьесам Вампилова.

Гоголь писал по поводу "Мертвых душ": "Роман не берет всю жизнь, но знаменательное происшествие в жизни, такое, которое заставило обнаружиться в блестящем виде жизнь, не смотря на условленное пространство" (VIII, 482). Может быть, для Гоголя анекдот и явился "блестящим видом жизни"?

В гоголеведении отмечена проблема обобщения случайного и анекдотического. В контексте теории реалистического гротеска этот вопрос затронут Ю. В. Манном. Одним из признаков гротеска является стремление к "крайнему обобщению". И это "подведение итогов" гротеска становится предельным заострением, нарушением привычных связей. 10

На этом основании исследователь относит к "гротескным" произведениям Гоголя, например, "Нос", "Невский проспект". С нашей точки зрения, комедии писателя "Ревизор" и "Женитьба" и вампиловские "Провинциальные анекдоты" также отличаются гротескностью. Эти комедии "сконцентрированы на одном, исключительном, анекдотическом случае". В них также господствует "пафос случая", стремление привлечь внимание к "странному факту", к какому-то "уклонению природы" от нормы.

Наблюдение Ю. В. Манна о парадоксальности случайного и в то же время бесконечного мира Гоголя вполне применимо и к поэтическому миру пьесы Вампилова. В пьесах этих писателей удивительно тонко сочетаются бытовое, реальное с большим обобщением, требующим раздумий читателя, зрителя.

Вернемся к пьесе Вампилова. В "Истории с метранпажем" жанровое смешение (трагикомедия) также основано на природе гоголевского смеха. Проявляется это жанровое сочетание в композиционных особенностях. Дело в том, что сюжет этой пьесы, подобно гоголевскому "Ревизору", построен на "недоразумении", послужившем главной причиной неприятностей всех чиновников маленького городка. 11 Напомним, что этот прием комического осуществляется почти во всех диалогах героев гоголевских комедий как "разговор глухих".

Все события "Истории" Вампилова также происходят из-за недоразумения и "взаимонепонимания" друг друга. На этот раз причина недоразумения как основная пружина возникновения "странных" событий пьесы заключается в одном "нелепом" слове - "метранпаж". Точнее, это слово служило лишь поводом для всех абсурдных ночных происшествий в провинциальной гостинице "Тайга". На самом деле сущностная причина кроется в ином, в замкнутости мира каждого из героев пьесы.

Действие пьесы начинается следующим образом. В номере Потапова сломался радиоприемник как раз во время ночного репортажа об очень интересном для него футбольном матче. Взволнованный Потапов в великой досаде, ничего не соображая, врывается в соседний номер Виктории. Она разрешает ему побыть в ее номере и дослушать передачу по радио. При этом администратор гостиницы Калошин, застав их


--------------------------------------------------------------------------------

10 См.: Манн Ю. В. Реализм Гоголя и проблемы гротеска. Автореф. дисс. ... докт. филол. наук. М., 1972. С. 9.

11 Не менее интересны некоторые детали этой пьесы. Во-первых, место действия - "номер провинциальной гостиницы", что свидетельствует о непосредственной связи пьесы с "Ревизором" Гоголя. Во-вторых, само название ("Провинциальные анекдоты") невольно ассоциируется с многочисленными отрицательными откликами современной Гоголю критики, которая отнесла "Ревизора" к анекдоту провинциального городка, а "Женитьбу" - к фарсу с "малороссийской сатирой".

стр. 190


--------------------------------------------------------------------------------

вдвоем, приказывает Потапову вернуться в свой номер. К тому же Калошин обвиняет их в аморальном поведении. В связи с этим между Калошиным и Потаповым возникает большой скандал, дошедший почти до драки. В результате чего Потапов, не видя за собой никакой вины, куда-то уходит.

Потапов в "Истории" Вампилова, приехавший из Москвы, ассоциативно напоминает гоголевского Хлестакова, приехавшего из столичного Петербурга. Никому не известное название его профессии "метранпаж" возбудило страх, "отуманивший глаза" (по выражению Гоголя) Калошина. Но в отличие от гоголевского "мнимого ревизора", слова которого "вылетают совершенно неожиданно", вампиловский Потапов фактически вовсе не участвует в "попутанном чертом" происшествии. Даже слово "метранпаж", которое вызывает большие сомнения у Калошина ("в царское время при дворе чего-то такое было, а? Было?" - с. 268), произнесено не им. Таким образом, вампиловское "совершенно невероятное событие" является более необъяснимым. Здесь вполне уместны слова А. Белого о Гоголе: висит какой-то "сумеречный туман над текстом".

Если Калошин был бы в состоянии выслушать объяснение Потапова и Виктории, по какой причине они оказались в одном номере в полночь при первой встрече, он бы эту "кашу не заварил". После ухода Потапова Калошин торжествует свою победу над "донжуаном" и даже начинает проповедовать мораль Виктории. Однако Калошина скоро охватывает чувство страха, когда он узнает, что Потапов приехал из Москвы. Его беспокоит, а "вдруг" Потапов начальник? Когда же стало известно, что этот незнакомец зарегистрирован как "метранпаж", его беспокойство чрезвычайно усиливается. Разные страшные варианты сущности этого слова (либо человек "из ОБХСС", либо "депутат") доводят его до крайнего отчаяния и растерянности.

Разберем один немаловажный вопрос: откуда такой огромный страх? С одной стороны, как сам Калошин признался перед смертью (как он думал), он испытывал страх по отношению к "начальнику", т. е. к выше стоящему по иерархической чиновничьей лестнице: "Начальства я, Боря, всегда боялся... Ничего на свете не боялся, кроме начальства" (с. 287). На первый взгляд, эта реплика высказана лишь обиженным человеком, чувствующим себя жертвой несправедливого бюрократического режима.

Однако она не раскрывает все причины его страха. Дальше он добавляет: "Больше скажу: я так его боялся, что, когда сделался начальником, я самого себя стал бояться" (там же). Эта боязнь, доходившая почти до абсурда, возникает не просто перед начальством, мучившим его душевно и физически. Он же, будучи сам начальником, боялся начальства - боялся зла, несправедливости, бесчеловечности, от которых "ничего доброго, под суд не отдать".

Калошин знал, что символизирует слово "начальство". Его страх возник от "знания". При этом ощутимо сходство гоголевской и вампиловской "сатиры". В комически- трагическом мире этих двух драматургов смеются "над собой" и боятся своего собственного "я".

С другой стороны, страх Калошина возникает из-за невежества: "Как был невежа, так невежей и помираю" (с. 286). 12 "Неизвестность" во многих случаях приводит человека в состояние страха или беспокойства, о чем давно свидетельствуют психологические теории. Слово "метранпаж" страшно Калошину, потому что ему неизвестен его смысл. Точнее говоря, страшит героя его собственное представление о "метранпаже", в чьих силах, "может быть", наказать его.

В гоголевских комедиях и вампиловской пьесе страх перед "неизвестностью" или тем, что "может быть" (одна из основных сюжетных пружин в пьесах), как правило,


--------------------------------------------------------------------------------

12 Эта реплика Калошина обнаруживает другое сходство героя с действующими лицами "Женитьбы" и "Игроков". Вампиловский персонаж так же, как и Кочкарев, и Ихарев, не раскаивается в своей настоящей вине (т. е. невежливости, пренебрежении к людям и т. п.), а лишь жалеет о том, что он не знал, что метранпаж - это наборщик.

стр. 191


--------------------------------------------------------------------------------

воплощается комическим образом. В "Женитьбе" страх помешал Подколесину решиться на женитьбу. Парадоксально, что именно этот страх перед "неизвестностью" заставил его прыгнуть в окно. Подколесин боится потерять свободу. Ему странно: "все был неженатый, а теперь вдруг - женатый".

Своеобразная логика "вдруг", управляющая всем абсурдным миром гоголевских героев, создает безмотивные поступки действующих лиц (например, вмешательство Кочкарева) или порождает страх перед неизвестностью.

Напомним, как построены диалоги вампиловских персонажей:

Калошин (живо). Откуда?

Виктория. Из Москвы.

Калошин (тень сомнения). То есть как - из Москвы?

(...)

Виктория. (...) (злорадно). А вдруг начальник?

Калошин. Он?.. Ерунда. Учителишка или около того.

Виктория. А вдруг?

Калошин (забеспокоился). Чего "вдруг"? Какое "вдруг"?.. (с. 267).

Проследим тонкую психологическую перемену в Калошине во время этого диалога с Викторией. Слово "вдруг" произнесено Викторией, очевидно, со зла, с намерением устрашить Калошина. Ее попытка удалась, так как у Калошина "тень сомнения" превращается в беспокойство. Это состояние усиливается повторением им слова "вдруг".

Боязнь Калошина сходна с чувством страха городничего перед "инкогнито" в "Ревизоре" Гоголя. Мы знаем, что если городничий был бы "безгрешным" чиновником, он бы не боялся приезда ревизора. Напомним, что при первой встрече с Хлестаковым городничий сразу же успокоился по поводу своей судьбы в качестве "градоначальника" после того, как почувствовал нечестность "мнимого ревизора". Городничий говорит: "( в сторону ). Ну слава богу! деньги взял. Дело, кажется, пойдет теперь на лад" (IV, 34).

Страх городничего (как и боязнь Калошина в "Истории") не возник бы, если бы он не совершил "грешков" (взяточничество, безделье, казнокрадство и т. п.). И он сам знал об этом. Готовясь к встрече с Хлестаковым, городничий говорит: "...грешен, во многом грешен".

В "Истории" шумные и безумные события вокруг одного слова "метранпаж", представляющего собой не звание, не чин, а профессию, развиваются нелепым и комическим образом. Невольно раскрываются отношения и между другими героями. Калошин, испуганный тем, что Потапов может быть "из газеты", чтобы избавиться от беды (наказания "метранпажем"), решил притвориться сумасшедшим и смертельно больным с помощью доктора, своего друга. Он ложится в постель Виктории и делает вид, что никого не узнает. Все усложняется и одновременно производит комический эффект, когда жена застает Калошина лежащим в номере молодой женщины.

При этом обнаруживается, что у жены Калошина есть молодой любовник - Камаев, который привык лгать. Он говорит, что метранпаж есть "большой" человек (из министерства). В конце концов становится ясно, что любовь Камаева к жене Калошина не была искренней, он вовсе не намерен жениться на ней. Камаев лжет и в любви. Подобно "любви" между Подколесиным и Агафьей Тихоновной в "Женитьбе", "любовь" в вампиловской пьесе также ложна.

Парадоксально, что в вампиловской "Истории" иллюзия супружеской измены (ошибочная уверенность жены Калошина в любовной связи ее мужа с Викторией) становится причиной обнаружения действительной измены жены Калошина с Камаевым. Их "любовный треугольник" ложен. И в "Женитьбе" Гоголя, и в "Истории" Вампилова даже любовь - мнимая.

стр. 192


--------------------------------------------------------------------------------

События как будто приобретают резкий поворот, когда у Калошина случился сердечный приступ. Снова парадокс: мнимая болезнь героя превратилась в настоящую.

"На пороге смерти" герой признает свою собственную вину, говоря: "А кто виноват?.. Метранпаж виноват? Жена новая виновата?.. Сам я виноват... Сам во всем виноват" (с. 288). Кроме того, герой вспоминает о своей "пропавшей" прошлой жизни (о первой жене, дочери, молодости) и даже "рекомендует" своей "молодой красивой жене" выйти замуж за Камаева и "жить дружно" с ним. Таким образом, "именно смерть", или "ситуация порога", заставляет Калошина "серьезно думать о жизни". 13

Однако истолкования "ситуации порога смерти" весьма спорны. Можно сказать, что она тоже "мнима". Дело в том, что "серьезность" или раскаяние Калошина также кратковременны. Узнав от доктора, что у него ничего опасного для жизни нет, Калошин сразу возвращается к своей прежней манере поведения. Но и до этого, предвидя свою близкую смерть, он не забыл посоветовать "молодому" человеку Камаеву запомнить, что метранпаж не из министерства, а из типографии, наборщик. К тому же Калошин попросил жену положить ему "небольшую могильную плиту", добавив, что "она недорого стоит". Уже придумал даже, что написать на этой плите.

Возникновение темы смерти, как правило, привносит неизбежную серьезность, человечность и трагичность в ход событий произведения. И в "Истории" Вампилова, с одной стороны, комедийная легкость обернулась драматизмом, созданным мотивом смерти. Но, с другой стороны, драматизм и "серьезность" почти трогательного изменения духовного и нравственного состояния Калошина ослабляются опять-таки комическим, шуточным колоритом, пародирующим подлинное представление о смерти. Сердечный приступ героя переключил "жанровый регистр анекдота", перенеся напряженность внешнего действия на внутреннее. 14 Показалось, что у Калошина появляется "человеческий облик". Но это "переключение" является временным и кажущимся.

Напомним, что Подколесин в "Женитьбе" Гоголя не может выйти из своего замкнутого пространства. Он всегда стоит на грани двух миров, колеблется между надеждой на счастье и страхом. Абсолютное "переключение" им не совершается. Для Подколесина, как упорно внушал ему Кочкарев, "женитьба" являлась как бы открытием "нового мира" и возможность стать "человеком с всяким сведением".

Приведем гоголевский текст:

Подколесин. Благодарю, брат. Именно, наконец, теперь только я узнал, что такое жизнь. Теперь предо мною открылся совершенно новый мир. Теперь я вот вижу, что все это движется, живет, чувствует, эдак как-то испаряется, как-то эдак, не знаешь даже сам, что делается. А прежде я ничего этого не видел, не понимал, то есть просто был лишенный всякого сведения человек, не рассуждал, не углублялся и жил вот, как и всякий другой человек живет (V, 58).

Гоголевскому Подколесину "именно женитьба" как будто открывала новую жизнь, а Калошину Вампилова - "именно смерть". Но это "открытие" не имело большой силы для этих героев. Оно было, по существу, миражным.

Состояние колебания Подколесина между "двумя мирами" сконцентрированно выражено в его последнем монологе. В одном из миров Подколесин становится "государем" этого мира. "Холостой век" сравнивается им со "слепотой": "Если бы я был где-нибудь государь, я бы дал повеление жениться всем, решительно всем, чтобы у меня в государстве не было ни одного холостого человека! (...) через несколько минут - и уже будешь женат. Вдруг вкусишь блаженство, какое, точно, бывает только разве в сказках, которого просто даже не выразишь" (V, 58).


--------------------------------------------------------------------------------

13 Подробнее об этом см.: Гушанская Е. А. Александр Вампилов. Л., 1990. С. 170; Стрельцова Е. И. Ситуация порога в пьесах А. Вампилова // Байкал. 1981. N 1. С. 115.

14 См.: Махова М. С. Феномен Александра Вампилова. М., 1999. С. 79-80.

стр. 193


--------------------------------------------------------------------------------

Но другой мир "страшен": "Однако ж что ни говори, а как-то даже делается страшно, как хорошенько подумаешь об этом. На всю жизнь, на весь век, как бы то ни было, связать себя и уж после ни отговорки, ни раскаянья, ничего, ничего - все кончено, все сделано" (V, 58-59).

"Женитьба" Гоголя кончается прыжком жениха. Выбор сделан. Подколесину не удалось "быть человеком". Он остался "пленником" прежнего мира.

Обратимся к финалу "Истории" Вампилова:

Калошин. (...) (Энергично). К черту гостиницу! Я начинаю новую жизнь. Завтра же ухожу на кинохронику.

Виктория. Нет, я больше не могу!

Занавес (с. 291).

Вампиловский герой также, и даже "энергично", заявляет о желании начать "новую жизнь". Но, с нашей точки зрения, решение Калошина перейти на "культурную" кинохронику не означает нравственного возрождения героя, как полагали многие исследователи драматургии А. Вампилова. 15 Это подтверждается его предыдущей грубой репликой: "К черту гостиницу!" Ему просто обидно и стыдно за свое невежество (не знает, что такое "метранпаж"), явившееся в конце концов единственной причиной всех сумасшедших событий, которые он сам породил, К тому же смерть отступила. Вместе с тем отошла острая необходимость "серьезно думать о жизни". Все эти крайне напряженные психологические повороты в короткое время заставляют его, однако, изменить что-то. Но ему не под силу принять настоящее решение. Он только собирается приобрести более "культурную" профессию.

Не менее любопытна и реакция Виктории на события: "Нет, я больше не могу!" Эта реплика оказывается последней в пьесе. Виктория является как будто самым положительным героем в "Истории" в привычном смысле. Она добродушна, разумна и словно выполняет роль резонера. Как это ни странно, этот образ не привлекал почти никакого внимания исследователей.

Нам уже известно, что в трагичной ситуации, основанной на "разговоре глухих", женщина часто является носителем "безошибочной интуиции". 16 Но женские образы Гоголя не выполняют этой функции.

Виктория в "Истории" Вампилова постоянно произносит слова: "...я не могу". По мере того как события становятся все более нелепыми, маловероятными, она произносит их все чаще. Таким образом, последняя реплика ее, и последняя в пьесе в целом: "Нет, я больше не могу!", носит глубокий смысл, усиливаемый повторением. Именно эти слова Виктории акцентируют нелепость и абсурдность происходящего между всеми действующими лицами пьесы. Только она (за исключением Потапова, почти не участвующего в главном событии) говорит "нормально", с общепринятой логикой, в отличие от остальных персонажей, олицетворяющих "разговор глухих", не понимающих друг друга.

Как известно, подобная маловероятная история производит на читателей или зрителей скорее всего комическое впечатление. Но одному из ее участников (Виктории) нестерпимо душно и тяжело. Судя по всему, последняя реплика героини дает нам право полагать, что намерение Калошина начать "новую жизнь" не является признаком глубокой нравственности или духовности героя. Таким образом, в вампиловском анекдоте так же, как и у Гоголя, нет зримого торжества истины.

Не менее интересно и другое наблюдение. Главное действие пьесы развивалось и подошло к концу без присутствия Потапова, чья профессия послужила причиной су-


--------------------------------------------------------------------------------

15 Например, см.: Махова М. С. Драматургия А. Вампилова. Традиции и новаторство. Автореф. дисс. ... канд. филол. наук. М., 1991. С. 9.

16 См.: Эткинд Е. Г. "Внутренний человек" и внешняя речь. Очерки психопоэтики русской литературы XVIII- XIX веков. М., 1999. С. 117.

стр. 194


--------------------------------------------------------------------------------

масшедшего события. В финале Потапов (все это время слушавший передачу футбольной игры по радио где-то в другом месте) появляется и сообщает радостное известие:

"Можете меня поздравить. Они выиграли... А что тут у вас происходит?" (с. 291).

Подобный неожиданный и непредсказуемый конец оправдывается жанровой особенностью анекдота, о чем речь шла выше. В поэтике анекдота это называется "законом пуанты" 17 - "пересечение" отдельных и несоединимых событий осуществляется в финале пьесы. Притом это финальное столкновение является не случайным, для него нужна внутренняя мотивировка. Постановка подобной внутренней мотивировки позволяет зрителям или читателям испытывать определенное психологическое состояние. Бергсон назвал это состояние источником комизма. 18

При этом весьма характерно, что в комедиях Гоголя "победа" положительного начала, оптимизма, преодолевающего пустоту, страсть и абсурдность, бессмыслицу, всегда скрыта, оставляя решение сути проблематики вне художественного мира. По сравнению с гоголевскими комедиями, в драматургии Вампилова "ангел" олицетворяется, воплощается в реальном образе. Имеется в виду Хомутов, герой "Двадцати минут с ангелом" - второго анекдота из "Провинциальных анекдотов" Вампилова.

Проблематика отчуждения людей и недоверия друг к другу обострена в нелепой и трагической ситуации "Двадцати...". Два приятеля, шофер Анчугин и экспедитор Угаров, проснувшись после выпивки в одном из номеров той же гостиницы "Тайга", пришли в отчаяние, узнав, что у них нет даже трех рублей. Когда их попытки взять взаймы у соседей по номеру оказались тщетными, Анчугин решил пошутить - он кричит в окно: "Люди добрые! Помогите!"; "Граждане! Кто даст взаймы сто рублей?" (с. 300). Люди на улице смеются, и его приятель Угаров смеется.

Но произошло что-то странное, неожиданное, невероятное. Агроном Хомутов входит и, к великому удивлению двух приятелей, предлагает им сто рублей. При этом обратим внимание на мотив "окна". И в "Женитьбе" Гоголя, и в "Двадцати минутах с ангелом" Вампилова окно символизирует выход из какой-то ситуации. В гоголевской комедии за окном находились мир абсурда, вечная пустота. А в пьесе Вампилова крики героя из окна принесли положительный результат. "Ангел" пришел на помощь. В этой связи заметим: несмотря не некоторое сходство двух вампиловских анекдотов (абсурдность и нелепость происходящего), второй анекдот "Двадцать минут с ангелом" сильно отличается от "Истории с метранпажем" тем, что авторский идеал воплощен в самом художественном пространстве пьесы.

Но двум героям "Двадцати..." щедрое предложение Хомутова кажется шуткой и издевательством. Анчугин и Угаров никак не могут найти "повода" для такой доброты незнакомца, который "ни с того ни с сего достает пачку ассигнаций". По их мысли, доброта без ясной причины, точнее, без каких-либо личных интересов, вообще не может существовать. В этом и заключается трагизм второго анекдота Вампилова. И этот трагизм в пьесе переплетается с комизмом. Напомним другого персонажа пьесы - Васюту (коридорная гостиницы). Она прокомментировала "событие" со ста рублями одним словом: "Глупости", за что и получила комплимент: "Вы - умная женщина".

Два героя, которым не удалось выяснить "личные интересы" Хомутова, кроме его слов "от души", "даю бескорыстно", начинают подозревать его в краже денег, затем в том, что, может, он "из милиции", "из органов". Действие достигает кульминации,


--------------------------------------------------------------------------------

17 См.: Курганов Е. Указ. соч. С. 30.

18 Философ справедливо заметил, что один из двух различных смыслов, принадлежащих положению "недоразумения" или "qui pro quo", воспринимается действующими лицами, а другой - зрителями. Первый смысл характеризуется "возможным", а второй "действительным". При этом комедиограф позволяет зрителям осознать действительно все происходящие события, но каждый персонаж комедии ограничен только сведениями об одной стороне события. Двусмысленность разговора героев "забавляет" нас колебанием между смыслом "возможного" положения и смыслом "действительного". См.: Бергсон А. Смех. М., 1992. С. 64-65.

стр. 195


--------------------------------------------------------------------------------

когда они связывают Хомутову руки. Трагизм недоверия к существованию бескорыстной доброты подчеркивается следующим диалогом, похожим на допрос обвиняемого:

Анчугин. (...) Скажи-ка, деньжата ворованные, верно?

Угаров. Ну украл, ну что особенного, подумаешь - редкость.

Анчугин (с надеждой). Украл?

Хомутов (обозлился). Да! Да! Да! Украл! Это вас устраивает? Украл! Это вы понимаете! (с.306).

Драматизм и парадоксальность этой сцены усиливают серьезность проблемы обособления людей, привыкших к равнодушию и безучастию к чужой беде. В результате этого у людей формируется такая логика, какую демонстрирует Анчугин, который спрашивает "с надеждой": "Украл?" Для него естественнее и по-человечески понятно считать, что деньги ворованные, чем верить, что перед ним сидит "настоящий ангел". Подобное негативное мировоззрение отражено в иронической реплике его приятеля Угарова: "...может, мы жизни не понимаем?" На это Васюта, "умная женщина", отвечает: "Да он (Хомутов. - К.Ы.К. ), поди, пьяный" (с. 308).

Заметим, что "неизвестность", которая напугала Калошина, героя "Истории с метранпажем", до сердечного приступа, приводит в смущение и действующих лиц "Двадцати минут с ангелом", создает ситуацию недоразумения. Процитируем диалоги между соседями двух приятелей по номеру:

Базильский (Хомутову). Подарить этим молодцам сто рублей?.. Загадочно.

Угаров. То-то и дело, что загадочно.

Ступак (Базилъскому). Ну это вы напрасно. Что тут таинственного? Жулик. Жулик, и только.

Фаина (мужу). Зачем же ты так? Ведь неизвестно...

Ступак (перебивает). Что неизвестно? Неизвестны мотивы, недаром же он их скрывает (...) Словом, жулик (с. 309).

"Загадочность" мотива поступка "ангела" заставила одного из героев, Базильского, прийти к выводу, что Хомутов сумасшедший. Ибо "ангел" не может жить "в этом городе", где "никто, кроме старух и вундеркиндов, не посещает концертов. А интеллигентные люди, вместо того чтобы заботиться о культуре, пьют водку и стараются во что бы то ни стало удивить белый свет". Базильский упрекает Хомутова: "Зачем вы это делаете? Для чего? Этим самым вы развращаете публику, понимаете вы это?.. Нет, не верю я в вашу доброту! Это чертовщина какая-то - наверняка!" (с. 310).

В вампиловском "городе" доброта "ангела" "развращает" людей, она есть "чертовщина". Издевательская риторическая реплика Васюты в адрес Хомутова является окончательной приметой мироустройства "этого города": "Да откуда ты такой красивый? Уж не ангел ли ты небесный, прости меня, господи" (там же). Она обращается к Господу, в то же время, очевидно, не веря в него.

Нелепое и абсурдное событие вокруг "ангела", спустившегося в провинциальную гостиницу, становится более реальным, близким к действительности, когда Хомутов, которому не удалось доказать свое бескорыстие, наконец раскрывает свою трагичную и печальную "тайну", "истинную причину" своей щедрости. Три дня назад герой похоронил мать, которую он шесть лет не посещал, которой он ни разу не помог. Все это время он собирался отправить ей эти сто рублей. Теперь, когда это уже невозможно осуществить, он решил отдать их первому, кто в них нуждается.

Один из исследователей творчества Вампилова считает эту историю Хомутова придуманной им, чтобы разрешить безвыходную ситуацию: Хомутов не агроном, а "ангел", "сфера идеального", поэтому нельзя принять героя за реальность. 19 Однако, с нашей точки зрения, подобный взгляд противоречит, прежде всего, присущей этой


--------------------------------------------------------------------------------

19 См.: Сушков Б. Ф. Александр Вампилов. М., 1989. С. 72.

стр. 196


--------------------------------------------------------------------------------

пьесе Вампилова близости к жанру анекдота, отличному от сказок и чистой фантазии, и более существенному - художественному замыслу драматурга.

Кажется не очень важным, придумал ли Хомутов историю о своей матери. Важно, что он не "ангел", а лишь агроном. Главная идея пьесы заключается в том, что агроном может быть "ангелом". Для того чтобы быть им, необязательно спуститься на землю с неба. Человек, которому порой не "хватает чувства любви, сыновьего долга", вполне может стать "ангелом". В этом заключаются особенности "реализма" и "сатиры" драматургии Вампилова. Все это очень близко гоголевской художественной манере. Ведь у Гоголя истина и доброта кроются в самом заурядном явлении жизни.

Вернемся к пьесе Вампилова. Развязкой пьесы опять послужила тема смерти, смерти матери Хомутова. На этот раз тема смерти действительно возвратила героям человечность, понимание друг друга. Герои просят прощение у Хомутова. Следует отметить, что непонимание героев столь сильно, что разрушить его может только мотив смерти.

Однако было бы и чрезмерным упрощением полагать, что истинная причина доброты Хомутова есть его желание искупить свою вину перед матерью. Это слишком ограничивает смысл развязки пьесы. Анчугин говорит, что Хомутов нам - "мораль" (с. 308). Может быть, это так. Но это еще не все. Гораздо важнее то, что в финале все герои пьесы приходят к взаимопониманию. А ведь только так можно преодолеть абсурдность мира.

В финале пьесы действующие лица начинают вместе пить вино, затем Анчугин запел. Угаров присоединился к приятелю, скрипач Базильский "вдруг" подыграл им на скрипке: "Глухой неведомой тайго-о-ю (...) Сибирской дальней стороной Бежал бродяга с Сахали-и-ина Звериной узкою тропой..." (с. 314-315).

Невольно возникает ассоциация с финалом пьесы "Разговор на большой дороге" Тургенева. Напомним, что три героя тургеневской пьесы поют песню "В темном лесе", окрашенную гротескной тональностью. Песня исполняется с перерывами, "высочайшим фальцетом". 20 А вампиловские герои поют: "бас, тенор и скрипка". Драматург заканчивает пьесу этими словами, создающими, на первый взгляд, идеальную гармонию. Однако, судя по атмосфере финала, в частности по содержанию песни, трудно сказать, что "Двадцать минут с ангелом" кончается абсолютным благополучием. Эта сцена производит скорее впечатление пустоты, суеты ("Глухой неведомой тайгою"), одиночества ("бродяга") и т. п.

В "Истории с метранпажем" Вампилов завершил пьесу явно гоголевским финалом, оставив его открытым. В пьесе "Двадцать минут с ангелом", казалось бы, финал иной. Но, по- видимому, эта пьеса также остается открытой по-своему, по- вампиловски. В ней лишь намечена возможная надежда на "истинную гармонию".

В драматургии Гоголя смех был единственно честным, благородным лицом. В творчестве Вампилова персонажем становится ангел. Очевидно, что вера Гоголя в силу смеха унаследована Вампиловым.

Подводя итоги нашего краткого анализа, еще раз подчеркнем, что пьесы Гоголя и Вампилова абсолютно индивидуальны и своеобычны. Творчество этих двух драматургов сближают гуманистические идеи, вера в добро и возможность преодоления нелепости и абсурдности реальной жизни. Оба художника мастерски усвоили все ценное из наследия своих предшественников, отказавшись от традиционного и привычного.


--------------------------------------------------------------------------------

20 См.: Тургенев И. С. Полн. собр. соч. и писем: В 28 т. Соч.: В 15 т. Т. III. M.; Л., 1962. С. 221.

стр. 197


--------------------------------------------------------------------------------

Проницательный взгляд на действительность позволил им создать оригинальные художественные образы, в которых воплощалось все низкое, мелкое. При этом стилистика этих образов оставалась комической и алогичной, грустной и даже трагичной. Естественно, Гоголь и Вампилов - драматурги разных эпох. Однако исследование особенностей драматургической поэтики этих писателей вполне закономерно, даже если учесть некоторую гипотетичность сделанных в статье наблюдений и выводов.

стр. 198


Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

"ГОГОЛЕВСКОЕ" В ПЬЕСЕ А. В. ВАМПИЛОВА "ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ АНЕКДОТЫ" // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 24 ноября 2007. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1195909911&archive=1195938592 (дата обращения: 15.11.2018).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии