НЕОПУБЛИКОВАННЫЕ ПЕРЕВОДЫ НИКОЛАЯ ГУМИЛЕВА: ОТРЫВКИ ИЗ "ДОН ЖУАНА" БАЙРОНА
26 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Настоящая публикация представляет собой продолжение работы по изданию переводов Н. С. Гумилева, хранящихся в РГАЛИ.1 О том, что Гумилев переводил и редактировал переводы Байрона для издательства "Всемирная литература", специалистам известно давно. В книге Веры Лукницкой упомянуто, что в 1920 году Гумилевым были отредактированы поэмы "Гяур" (к 24 апреля) и "Дон Жуан" (часть в январе, песнь первая к 19 мая, песнь вторая к 20 июля, конец второй песни к 18 сентября).2 На то, что машинописный текст незаконченного перевода "Дон Жуана", выполненного Гумилевым, хранится в РГАЛИ, в фонде издательства "Academia", которое унаследовало издательский портфель "Всемирной литературы", указал в 1991 году М. Л. Гаспаров; он же опубликовал отрывки из неизданных переводов Н. Гумилева - Г. Адамовича и М. Кузмина.3 Об истории совместной работы двух поэтов над переводом Гаспаров сообщает: "Гумилев перевел, и неплохо, пролог и первые 42 строфы I песни. Затем, по-видимому, он передал работу Адамовичу (под своей редакцией), и Адамович, начав с 50-й строфы I песни, довел перевод до конца III песни. Дальше дело не пошло. Гумилев погиб, Адамович и Иванов эмигрировали, неизданные их переводы так и остались неизданными (...), а об изданных их переводах предпочитали не упоминать. Во "Всемирной литературе" "Дон Жуан" был переиздан в старом переводе П. Козлова; впрочем, перевод этот по сравнению с предыдущими изданиями сильно отредактирован, но кем - неизвестно".4

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


Ю. Н. ГОВОРУХА-ОТРОК И В. М. ГАРШИН
26 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Ю. Н. Говоруха-Отрок оставил нам литературно-критические труды о всех выдающихся русских писателях его времени. О Толстом, Тургеневе и Короленко он создал целые монографии, о Гончарове, Достоевском, Салтыкове-Щедрине, Островском, Некрасове опубликовал значимые статьи. Постоянно следил за творчеством Чехова, тоже опубликовал несколько статей о нем; если бы критик так рано не скончался (1896 г.), он наверняка свой комплект статей о Чехове расширил бы до целой книги. А из всех современников ему был ближе всего Гаршин, по ряду причин, о которых и пойдет речь в данной статье.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ЗНАЧЕНИЕ ЗАГЛАВНОЙ БУКВЫ В НАБОРНОЙ РУКОПИСИ РАССКАЗА "СОН СМЕШНОГО ЧЕЛОВЕКА"
26 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: ("ДНЕВНИК ПИСАТЕЛЯ" Ф. М. ДОСТОЕВСКОГО ЗА 1877 ГОД)

Текстологическое изучение наборной рукописи представляет особый интерес - именно этот вид текста составляет основу прижизненного издания любого произведения Достоевского. Стало быть, наборная рукопись - это, несомненно, один из главных и авторитетных источников при установлении так называемого канонического текста1 в научном издании. Анализ рукописного материала позволяет в ряде случаев предложить новые текстологические решения применительно к "Дневнику писателя" 1877 года.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


РАССКАЗ ФЕТА "КАЛЕНИК": ПОЭТИКА АВТОБИОГРАФИЧЕСКОГО ПОВЕСТВОВАНИЯ И ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНТЕКСТ
26 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Проза А. А. Фета сегодня известна немногим специалистам, а словосочетание "Фет-прозаик" кажется оксюмороном. Между тем проза поэта - явление самобытное, многогранное и чрезвычайно объемное. Она представлена рассказами, повестями, критическими статьями, публицистикой и мемуарами.1

Художественная проза Фета - это семь известных на сегодняшний день произведений: повести "Дядюшка и двоюродный братец" (1855) и "Семейство Гольц" (1870), рассказы "Каленик" (1854), "Первый заяц" (1871), "Не те" (1874), "Кактус" (1881) и "Вне моды" (1889). К сожалению, автографы этих произведений неизвестны (за исключением фрагмента рассказа "Семейство Гольц", хранящегося в РО ИРЛИ), а обстоятельства их создания пока мало изучены вследствие недостатка фактической документальной базы. Фетовская проза писалась на протяжении тридцати пяти лет и имела ярко выраженный автобиографический характер.2

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ТОПИКА ПАМЯТНИКА В ТВОРЧЕСТВЕ ГОГОЛЯ И ПУШКИНСКАЯ ТРАДИЦИЯ
26 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Глубина ассоциативных: планов топики памятника многообразно раскрыта в творчестве Пушкина, где она соотнесена с мотивами смерти, памяти, возмездия, прославления, империи, поэзии.1 Мотив несущей гибель статуи - один из ведущих ("Медный всадник", "Каменный гость") - Пушкин в итоге компенсирует тем, что связывает его с темой Поэта и Поэзии, Поэта и Империи. Его предсмертная ода "Памятник" - не просто подведение итогов творчества, но и - при определенных стилизаторских установках, или, точнее, благодаря этому - осознанный и в то же время в высоком смысле условный момент вступления в поэтическое и духовно-политическое бессмертие, причисления себя к когорте избранных. По словам Л. В. Пумпянского, пушкинский "Памятник" стоит в центре русской классической традиции (понятой как завершающая стадия европейской рецепции античности)2 и тем самым к нему стягиваются потаенные нити всякого поэтического самоопределения в русской литературе.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ЧЕШСКИЙ ПРЕДОК ПУШКИНА
26 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Научная литература о Пушкине необычайно обширна. Всесторонне и досконально изучены не только все его произведения, но и совершенно второстепенные факты его жизни. Даже таким вопросам, как, например, курил ли великий русский поэт, что он любил есть, как одевался и как ухаживал за ногтями, посвящены скрупулезные исследования. Ни один из его близких и дальних знакомых или родственников не избежал детективного внимания бесчисленных пушкинистов. Родословное древо поэта - по прямой и по боковым линиям - изучено до мельчайших подробностей. Но в то время как черный африканский предок Пушкина со стороны матери возбуждает неутухающий интерес ученых, древнейший предок Александра Сергеевича по мужской линии, собственно - основатель рода Пушкиных, как это ни странно, остается в тени. Уже сам автор "Онегина" знал имя своего прародителя и в двух строках стихотворения "Моя родословная" воздал должное его воинским заслугам,1 но ошибочно считал его пруссом,2 да и новейшие биографы Пушкина не внесли в этот вопрос ясности.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ЧТО ТАКОЕ ПОЭЗИЯ?
26 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Из контрастов возникает созвучие, из противоборствующих стихий состоит весь мир, - заметил я, - и... - ...поэзия, истинная поэзия, - перебил меня Маха,1 - и чем резче контрасты, в которых проявляется тайное родство, тем она оригинальнее и тем действеннее движет миром...

Карел Сабина2

Что такое поэзия? Для определения этого понятия нам следовало бы противопоставить ему то, что поэзией не является. Но сказать, что именно не является сегодня поэзией, не так-то просто.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


РОМАН ЯКОБСОН ПО-ЧЕШСКИ
26 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: 11 октября 2006 года исполнилось 110 лет со дня рождения выдающегося лингвиста и литературоведа Романа Осиповича Якобсона (1896 - 1982). Его жизнь распадается на три больших периода: русский, чешский и американский.

В Праге он оказался 10 июля 1920 года, покинув Россию в составе первой советской дипломатической миссии в Чехословакии, официально выступавшей как представительство Красного Креста. В Прагу его привело не только стремление расширить свой славистический кругозор, но и необходимость в какой-то мере обезопасить себя от Чека, которая в любой момент могла припомнить ему активную, в том числе и подпольную, деятельность в кадетской партии.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ЛИРИКА АНДРЕЯ БИТОВА: ПОЭТИКА АВТОПЕРЕВОДА
26 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: проводят иерархический принцип в порядке перечисления основных дефиниций (поэт, прозаик, драматург) творчества писателя. Так, в биографическом словаре "Русские писатели" Грибоедов Александр Сергеевич в первую очередь "драматург" и лишь затем - "поэт";1 Маяковский Владимир Владимирович просто "поэт",2 хотя пьесы, как известно, тоже писал; Бунин Иван Алексеевич - "прозаик, поэт, переводчик",3 несмотря на то что сам автор считал себя преимущественно поэтом. Андрей Битов в критических, литературоведческих работах, аннотациях и справочных изданиях обычно назван "прозаиком", реже - "писателем" ("советским",4 "современным",5 "видным",6 "известным"7). Лишь в короткой справке к последней публикации в "Новом мире" определения "прозаик, эссеист, пушкинист" дополняет осторожная формулировка "автор двух поэтических сборников",8 т. е. не поэт, конечно, но все же автор лирических произведений. Между тем первая подборка стихов А. Битова появилась 30 лет назад в ленинградском альманахе "День поэзии", отдельные поэтические тексты включались в романы и повести, а первое стихотворение автор датирует 1956 годом.9 Иными словами, Битов-поэт по крайней мере старше Битова-прозаика, но в отличие от последнего, внимания критиков и литературоведов не удостоившийся. "Конечно, стихи Битова - не отбросы, - пишет Антон Долин, - но тема, повод для описания скрытого, стыдного, ночного - и в то же время своего (не открестишься, не спрячешь). Стихи, составившие сборник, можно назвать очень неровными, но следует помнить об авторской задаче - избавиться от груза, вложить в одну книгу то, что преследовало его всю жизнь. Думается, это первая и последняя поэтическая книга Битова. Для внимательного читателя это неизбежный последний том собрания сочинений, который включает письма, наброски, неопубликованные произведения - без него не обойдешься".10

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


Г. В. ПЛЕХАНОВ В МИРОВОЗЗРЕНИИ И ТВОРЧЕСТВЕ М. М. ПРИШВИНА
26 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Европейская и отечественная революционно-социалистическая идеология оказала на М. М. Пришвина весьма значительное влияние, поэтому сам писатель вполне обоснованно называл свое образование марксистским,1 особо подчеркивая, что марксизм, из-за которого он попал в 1897 году в тюрьму, действительно стал "одним из определяющих моментов жизни".2

В настоящей статье предпринимается попытка осветить влияние на мировоззрение и творчество Пришвина некоторых социальных и эстетических идей Плеханова, сопоставляя при этом события жизни писателя с их литературной версией, а изложенные в дневниковых записях мировоззренческие оценки с их подцензурной художественной интерпретацией.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


"ЧЕЛОВЕК ЖИЗНЕННОЙ РУТИНЫ" В ПОЭЗИИ Н. А. НЕКРАСОВА
26 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: При обсуждении проблемы "человека жизненной рутины" в поэзии Н. А. Некрасова перед нами встает не одна ценностная и жизнестроительная драма небанального человека. Есть еще и недюжинный поэт с внутренней логикой своего творческого становления и эстетическими свершениями на этом пути. Неужели в творческих исканиях Некрасова вопросы "пошлости и рутины" заняли сколько-нибудь значимое место? Это представляется не только несомненным, но и проявившимся самым значительным образом.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ЖАНРОВО-СТИЛЕВЫЕ МОДЕЛИ В ПОЭМЕ Н. В. ГОГОЛЯ "МЕРТВЫЕ ДУШИ"
26 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Выяснять обстоятельства литературной биографии героев того или иного произведения - занятие, в принципе, неблагодарное. Об этом - в рамках обсуждения более широкой проблемы "влияний" - справедливо писал В. В. Виноградов: "...результат (сопоставления художественных произведений. - С. М.) в лучшем случае - дополнение к каталогу литературных соответствий. А сам этот каталог (...) выполняет функции "больничного листка" в психологии художественного творчества. В истории же литературы его роль и того меньше (...) У дверей "мастерской художника" сваливается груда "товара", из которого будто бы он "кроил" или перекраивал свои произведения".1

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


НОВОЕ О ПАЛЕЯХ (НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИЗУЧЕНИЯ ПАЛЕЙНЫХ ТЕКСТОВ)
26 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Предметом настоящей работы является Толковая Палея и памятники ее круга. Кратко напомню, о каких текстах идет речь. За вычетом Исторической Палеи, переводного памятника, не имеющего никакого отношения к оригинальным русским палеям, существует три типа палей. Первый из них представлен, в частности, списком 1406 года, изготовленным в Коломне (отчего сам тип порой называется Коломенским). Это Толковая Палея (далее ТП). Второй тип - Полная Хронографическая Палея (далее ПП) - представлен, среди прочего, списком Синодального собрания ГИМ, N 210 (по этому списку тип также называют Синодальным). Еще один палейный тип - это так называемая Краткая Хронографическая Палея (далее КП). Все три типа рассматриваются в настоящее время как отдельные памятники, но долгое время они обозначались как редакции ТП и изучались в своей совокупности.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ПОЛОЦКИЙ РИТОРИЧЕСКИЙ ТРАКТАТ XVIII ВЕКА
26 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Рецензируемая книга, изданная благодаря финансовой помощи настоятеля Индурского католического монастыря отца Ежи Карпинского в Беларуси, вышла таким крошечным тиражом, что шансов ее появления на прилавках российских книжных магазинов практически нет.

Это первое исследование о риториках на Беларуси. Книга обладает несомненной научной ценностью и представляет интерес для филологов и историков (включая студентов и преподавателей) разных специализаций: латинистов и славистов, историков русской литературы XVIII века и историков книги, историков школьного образования в России и в Европе (иезуитские школы), не говоря уже о специалистах, занимающихся изучением риторики как самостоятельной дисциплины и изучением разных риторических традиций, культурных влияний и т. д. Книга состоит из вступительной статьи, издания латинского трактата "De Arte rethorica libri quinque lectissimis veterum authorum aetatis aureae exemplis illustrati et ad usum candidatorum eloquentiae accomodati" (c. 24 - 155), вышедшего анонимно в Полоцке в конце XVIII века, его русского перевода (приведем перевод этого длинного, на старинный манер, названия полностью: "О риторическом искусстве в пяти книгах, украшенных избранными примерами античных авторов золотого века и приспособленных для кандидатов красноречия") и Комментариев. В Приложении приводятся сводные риторические таблицы из этого латинского руководства по искусству красноречия и их перевод.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ЖАННА Д'АРК И ДУХОВНЫЕ ИСКАНИЯ РУССКОГО ЗАРУБЕЖЬЯ
26 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Образ Орлеанской девы всегда был чрезвычайно притягателен для разного рода интерпретаций. По словам немецкого историка Г. Крумайха, "подлинный культ Жанны в сущности исповедовали то республиканцы, то консерваторы, то роялисты, и по ходу истории его "аннексировали", "заимствовали", "извращали"

стр. 188


--------------------------------------------------------------------------------

(...) враждующие стороны".1 Каждый автор рассматривал ее как наиболее "удобную" героиню для выражения собственных убеждений.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


НЕИЗВЕСТНЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ "ТИХОГО ДОНА"
26 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Цель моей статьи - поделиться с читателем своим взглядом на исторические источники трех мест в "Тихом Доне". В 13-й и 14-й главах 4-й части романа автор рисует портрет генерала Л. Г. Корнилова, назначенного Верховным главнокомандующим неделю тому назад, 19 июля (1 августа) 1917 года: "смуглое лицо (...) непроницаемо, азиатски бесстрастно", "монгольские с ярким блеском глаза", "маленький в защитном мундире с Георгиями", "стройный, подтянутый, маленький, с лицом монгола, генерал", "щуплый, с лицом монгола", "маленький генерал". Думается, что преобладающие в "Тихом Доне" внешние черты Корнилова Шолохов взял из двух характеристик его Донским атаманом генералом А. П. Богаевским. Первая основывается на их совместном обучении в Академии Генерального штаба в конце 1890-х годов: "Скромный и застенчивый армейский артиллерийский офицер, худощавый, небольшого роста, с монгольским лицом".1 Даже скромность и застенчивость не упустил случая отметить Шолохов. При торжественной встрече приехавшего в Москву Корнилова осыпают цветами, и он "чуть смущенным, нерешительным движением" стряхивает зацепившийся за аксельбанты цветок. Вторая характеристика отражает встречу Богаевского с Корниловым в Новочеркасске зимой 1918 года: "Главнокомандующий Добровольческой армией был одет в штатском... Маленький, тощий, с лицом монгола, плохо одетый, он не представлял собой ничего величественного и воинственного".2 Для нас тут важны внешние приметы Корнилова, которые регулярно повторяет Шолохов. Он мог бы использовать и, видимо, использовал фотографии Корнилова в книгах, но А. П. Богаевский был свидетелем-очевидцем. В 1918 году под началом Корнилова он командовал войсками Ростовского района, а в Ледяном походе - Партизанским полком.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ОБ ИСТОЧНИКАХ ДЕНДИЗМА КАК СОЦИОКУЛЬТУРНОГО МОТИВА У РУССКИХ ПИСАТЕЛЕЙ
26 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Проблема дендизма в русской культуре до сих пор остается недостаточно исследованной, в то время как анализ феномена дендизма должен способствовать воссозданию адекватной картины мира писателей, прояснению спорных моментов, связанных с литературными произведениями и их героями.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ЗАГАДКА КРЫЛОВА
26 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: В 3-м Лотмановском сборнике вновь поставлен вопрос, над разрешением которого трудится уже несколько поколений исследователей Крылова: "...как только речь заходит о бытовых чудачествах Крылова, ставших притчей во языцех и основой множества исторических анекдотов, его образ начинает как бы двоиться. В контексте расхожих представлений о невоздержанности Крылова в еде неожиданным выглядит замечание Булгарина о том, что он был "разборчивым гастрономом"; известно также, что он любил лакомиться устрицами, хотя прилюдно демонстрировал страсть к обильной и тяжелой русской кухне. (...) Из безобидных чудачеств и житейской мудрости и сложилась маска добродушного творца дидактических миниатюр. До сих пор не только в массовом сознании, но и в восприятии специалистов баснописец остается практически тем же "дедушкой" Крыловым, каким он виделся современникам. Непроницаемая литературность этого образа постепенно превратилась в подобие раковины, надежно защищающей своего хозяина и в то же время изолирующей его от внешнего мира".1 Удивительна теперь почти двухвековая устойчивость этого образа, над разгадкой которого трудились, хотя и без положительных результатов, поколения литераторов, начиная с его современников.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ХЕРАСКОВ В "МОСКОВСКОМ ЖУРНАЛЕ" КАРАМЗИНА
26 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: В. Э. Вацуро обратил внимание на интереснейшие письма Е. В. Херасковой к И. П. Тургеневу 1795 года, в которых содержится следующий отзыв о Карамзине: "Н. М. часто бывал у нас, мы с ним гораздо больше прежнего спознакомились и более узнали цену его. Без лести сказать, что он редко хороший человек во всех отношениях; мы любим его много и очень, очень много(...)".1 Как справедливо отметил В. Э. Вацуро, в отношениях с Херасковыми вполне проявилась этическая позиция Карамзина: "Разорвав идейные связи с масонскими кружками Москвы, став предметом их резкой критики, он счел необходимым почти демонстративно подчеркнуть неизменность своих личных отношений с жертвами политических преследований".2 До сих пор, однако, недостаточно изучены и личные, и творческие связи Карамзина и Хераскова.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ТАК БЫЛ ЛИ БОЛЕН Л. АНДРЕЕВ?
26 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: До сих пор помню то огромное, не лишенное страха, чувство изумления, какое испытал я при моем странном и неожиданном открытии: говоря правду, я привожу людей к ошибке и тем обманываю их; утверждая ложь, привожу их, наоборот, к истине и познанию. Тогда я еще не понимал, что неожиданно, подобно Ньютону с его знаменитым яблоком, я открыл великий закон, на котором зиждется вся история человеческой мысли, ищущей не правды, которой ей не дано знать, а правдоподобности, т. е. гармонии между видимым и мыслимым, на основании строгих законов логического мышления. И вместо того, чтобы радоваться, я в наивном, юношеском отчаянии восклицал: "Где же правда? Где же правда в этом мире призраков и лжи?"

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ОСИП МАНДЕЛЬШТАМ. О ПРИРОДЕ СЛОВА
26 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Задача критического издания прозы Мандельштама остается, несмотря на существование нескольких собраний его сочинений, реализованной в очень небольшой степени. Но и на таком фоне текст статьи "О природе слова" в посмертных изданиях представлен наименее удовлетворительно. Настоящая работа - попытка приблизиться к решению насущной задачи.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ИЗ ПРЕДЫСТОРИИ ПЕРЕЕЗДА В. В. РОЗАНОВА В ПЕТЕРБУРГ: ПИСЬМО РОЗАНОВА К Т. И. ФИЛИППОВУ
26 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Известно, как не любил Розанов свои первые петербургские годы. Уже через пять лет жизни в столице, осенью 1898 года, он написал С. Ф. Шарапову: "...я... весь свой петербургский период считаю не неверным, но литературно-бестактным.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ПОНИМАНИЕ И ПИСЬМО: ОПЫТ В. В. РОЗАНОВА
26 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Первый опыт письма В. В. Розанова - фундаментальный философский труд по систематике знания "О понимании. Опыт исследования природы, границ и внутреннего строения науки как цельного знания" (1886). Для Розанова Понимание "есть единственная деятельность разума",1 которая соединяет мыслительные формы-схемы с формами самой реальности. Восходя к первозданной природе человека, понимание несет в себе антропологическое и религиозное содержание, выявляя и делая возможным человеческое бытие. А следовательно - мысль и творчество, далеко не очевидные основания единства которых он и пытался раскрыть. Никогда более Розанов не возвращался к подобного рода экспликациям, хотя, как известно, любовно относился к своему первому детищу. По отношению ко всей его последующей литературной работе данный опыт может показаться достаточно чужеродным, однако значимо принципиальное внутреннее родство - вопрос о "присутствии целого". По образному слову А. Ремизова, это была "гимнастика, выработавшая эластичность мысли".2 Современный философ также усматривает здесь основоположения розановского письма: "Переменчивому публицисту Розанову предшествовал совершенно другой и все равно тот же самый Розанов с философией понимания - цельного, исчерпывающего, окончательно неизменного блага. Подчеркнутая розановская переменчивость кричала о том, что цельная истина непохожа на те ее фрагменты, с которыми нам обычно приходится иметь дело".3 Письмо и понимание взаимоотражены: письмо манифестирует понимание, а понимание раскрывает себя в письме - произведения выступают как сгустки смысла, очевидные в своей конкретности.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


В. В. РОЗАНОВ И ЕГО АПОКАЛИПСИС ЛИТЕРАТУРЫ
26 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Василий Васильевич Розанов любил высказываться пифически и редко утруждал себя аргументацией. Поэтому в рамках русской культуры он обладает своеобразной безместностью: писатель - не писатель, философ - не философ, литературовед - не литературовед. "Вывороченные шпалы. Шашки. Песок. Камень. Рытвины. - Что это? - ремонт мостовой? - Нет, это "Сочинения Розанова". И по железным рельсам несется уверенный трамвай".1 Точнее и не скажешь.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


ИЗ НЕИЗДАННОЙ КНИГИ Ф. Д. БАТЮШКОВА "ОКОЛО ТАЛАНТОВ": АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ ВЕСЕЛОВСКИЙ
26 февраля 2008
АННОТАЦИЯ: Публикуемый очерк Федора Дмитриевича Батюшкова (1857 - 1920), видного филолога, педагога, литературно-театрального критика и общественного деятеля, - единственный фрагмент его оставшейся неизданной книги "Около талантов",1 который был отдан им самим в печать и на появление которого он надеялся, хотя, как оказалось, тщетно. Давно задуманный и, скорее всего, уже отчасти написанный, очерк этот был завершен и приведен в пригодный для издания вид в связи с подготовкой сборника, посвященного памяти академика А. Н. Веселовского "по случаю десятилетия со дня его смерти", исполнявшегося 10 октября ст. ст. 1916 года. Однако сборник этот вышел лишь в 1921 году, и притом без раздела воспоминаний, для которого очерк предназначался; напечатать же его где-либо полностью или в сокращении попыток, кажется, не делалось ни в последующие годы, ни в наши дни, хотя он и был упомянут К. Д. Муратовой в ее обзоре архива Ф. Д. Батюшкова, хранящегося в Пушкинском Доме.2

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ


Предыдущие 10 публикаций | 1 2 3 4 | Следующие 10 публикаций


Ваши комментарии